Преображение (Одесса). О важности почитания святых определенного региона

18 июня 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
Беседа с протоиереем Димитрием Предеиным.

– Дорогие братья и сестры, в 3-ю Неделю по Святой Пятидесятнице Церковь чтит память Собора Одесских святых. О том, насколько важно и полезно чтить память святых отдельного региона, и пойдет речь сегодня.

– Этого требует сама логика вещей. Где еще будут чтить тех святых, что просияли в нашей земле, в нашем городе, в нашей области, как не у нас? Тем более что в лике святых Одесской земли есть местночтимые святые, которые не почитаются на общецерковном уровне. Поэтому только здесь, на своем уровне мы можем их прославлять, почитать, и вполне естественно, что мы их объединяем в Собор, сообщество по географическому признаку: если они просияли здесь, мощи многих из них находятся здесь, мы вполне вправе выделить для них особый день памяти.

– Не разделяем ли мы Небо на «своих» и «чужих», когда чтим память определенного Собора святых?

– Конечно, мы этого отнюдь не делаем: любые православные святые – это наши святые, мы ощущаем к ним любовь независимо от того, к какому народу они принадлежали и в каком веке жили. Тем не менее, если речь идет о святых нашей земли, особенно если их мощи почивают в нашем городе, то ясно, что они нам немножко ближе, ведь мы можем непосредственно прийти и помолиться перед их святыми мощами, прикоснуться к ракам, увидеть их иконы, прочитать тропари. Я считаю, что это немаловажный момент: когда можно прикоснуться к мощам святых, это очень много значит для человека, это уже более тесное общение. И я думаю, что, когда мы почитаем святых Одесской земли, это способно оживить наше почитание святых как таковое.

– Каких угодников Божьих мы причисляем к Собору Одесских святых?

– Очень разные личности к этому Собору относятся. Собор Одесских святых не такой многочисленный, как у некоторых других, более древних городов: Одесса – сравнительно молодой город, ему немногим более 220 лет, поэтому ясно, что у нас не такая большая история именно одесской святости. Тем не менее уже просияли святые новомученики, которые составляют значительную часть этого Собора, были святые в XIX столетии, когда Одесса была уже большим процветающим городом; в Собор входят некоторые святые, жившие в те времена, когда об Одессе даже речи быть не могло: например, Иоанн Сочавский – это глубокая древность, апостол Андрей Первозванный – еще более глубокая древность, когда вообще не было Русской Православной Церкви как таковой, но, поскольку они каким-то образом связаны с нашей местностью, мы их причисляем к нашему Собору святых.

– Собор возглавляет апостол Андрей Первозванный - разве он проповедовал на Одесской земле?

– Мне думается, что это вполне возможно. Есть древнее Предание, что по жребию апостолу Андрею для проповеди досталось Северное Причерноморье, он совершил длительный путь через пролив Босфор, через Черное море и даже поднялся по реке Днепр, был у Киевских гор. Если мы доверяем этому Преданию, то нет ничего нереального в том, что апостол мог остановиться в Одесской бухте (это как раз по пути) и проповедовать здесь местным жителям. То, что здесь уже были поселения греков, доказано учеными, колонии здесь появились задолго до Андрея Первозванного, и в его время, и после него здесь постоянно кто-то жил – местность очень удобная для основания города. У нас даже на Приморском бульваре есть археологические раскопки, можно через стеклянный купол посмотреть остатки древнего греческого полиса. Так что вполне реально, что апостол Андрей мог выходить на берег, где сейчас находится центр нашего города, и проповедовать местным жителям. И потому, думаю, он по праву возглавляет Собор святых нашего региона.

– Одесса – город у моря, с большими морскими связями. И, видимо, они повлияли на то, что в Соборе святых нашей земли есть два грека – патриарх Константинопольский Григорий V и мученик Иоанн Новый Сочавский. Расскажите, как они вошли в лик святых Одессы.

– В чем-то противоположные оказались у них связи с Одесским регионом. Иоанн Новый Сочавский пострадал как раз в нашем регионе, в Белгороде-Днестровском, буквально километрах в семидесяти от Одессы – там находится гробница, где он был похоронен, там есть источник, но мощей его у нас, к сожалению, давно уже нет; они находятся в Румынии, в Сочаве, поэтому он и называется Сочавским, хотя пострадал он у нас.

Что касается патриарха Григория V, то он пострадал в Стамбуле – Константинополе: в день Пасхи его повесили на Царских вратах. Тем не менее он имеет прямое отношение к нашему региону – 50 лет, с 1821 по 1871 год, его святые мощи пребывали у нас в Одессе, в Троицком соборе. Впоследствии, когда Греция получила независимость, по просьбе греческого правительства они были переправлены в Афины: все-таки это греческий святой, у которого к тому же есть даже особый статус Εθνομάρτυρας («этномартирас», греч.), что дословно означает «мученик нации»: он пострадал за независимость народа – хотя он не участвовал в восстании против турецкого владычества, тем не менее все понимали, что связи с восставшими у него есть и все делается по его благословению, и его турки за это казнили таким бесчеловечным способом.

– Интересно, что зачатки восстания были в Одессе.

– Да, Одесса была связана с этим греческим восстанием – подготовка к нему осуществлялась под патронатом российского императора, отсюда восставшие выходили, чтобы дальше действовать на территории оккупированной Турции. Кроме того, я знаю конкретные случаи, когда Григорий V совершал посмертные чудеса у нас в Одессе даже в наше время. Мне рассказывал один человек, что у него была очень опасная болезнь, ему делали операцию, и врачи сомневались, что он сможет выжить, но вдруг в операционной появился архиерей, который прикоснулся к нему и сказал, что вскоре он будет выписан, и исчез. После этого человека прооперировали, все прошло очень успешно, он действительно очень быстро выздоровел, врачи удивились, как это ситуация резко в корне изменилась. И ему было интересно, что за святитель его исцелил. Он зашел в Троицкий собор и увидел икону патриарха Григория V – до этого он даже не знал, что такой святой есть, но на иконе его узнал; и этот случай стал известен.

– Чудесный случай. Из 24 святых Одесского Собора 19 – как раз мученики. Можно ли при таком процентном соотношении считать, что Церковь на Одесской земле – Церковь-мученица?

– Думаю, что в любом церковном календаре любой епархии, любой Поместной Церкви святых мучеников большинство. В количественном отношении действительно очень много – много древних святых, а теперь еще появилось много новомучеников, поэтому их больше, чем святых любого другого лика, даже, наверное, больше, чем святых всех ликов вместе взятых: история Церкви такова – она изобилует гонениями, притеснениями и подвигами исповедничества и мученичества. Поэтому не только Одесскую епархию, а вообще Православную Церковь можно называть Церковью-мученицей, так как мученики в ней занимают лидирующее положение по количеству.

Но дело не только в количестве. Ведь есть такие святые мученики, которые являются наиболее почитаемыми святыми вообще – например, Георгий Победоносец, Димитрий Солунский, тот же Иоанн Новый Сочавский: их иконы можно найти чуть ли не в каждом доме. Это говорит, что это очень почитаемые святые, которые стяжали великое дерзновение перед Престолом Владыки Христа. Так что исключительное положение их и в Соборе Одесских святых вполне объяснимо.

– Двое из Собора Одесских святых прославлены как праведные – Иона Одесский и Феодосий Балтский. В чем их подвиг праведности? Они были пастырями с большой буквы, их служение было самоотверженным.

– То, что это выдающиеся пастыри, – факт. Хотя очень разные святые по образу жизни. Они и жили в разные времена: Феодосий Балтский – первая половина XIX столетия, а Иона Одесский – вторая половина XIX и даже уже начало XX столетия; это немножко разный менталитет. Я бы хотел отметить – об этом хорошо пишет Георгий Федотов в своей книге «Святые Древней Руси», – что этот подвиг святых иереев появляется в Русской Церкви впервые в синодальную эпоху: Древняя Русь не знает святых из белого духовенства. Почему так? Возможно, потому, что священники того времени принадлежат к такой «середине» по благочестию, среди них и не было каких-то особо выдающихся личностей, как, например, Иоанн Кронштадтский или Иона Одесский.

Поэтому то, что среди них не было канонизированных святых, ничуть не более удивительно, чем то, что не было канонизированных святых среди купцов или бояр. Действительно, это большие категории населения (можно сказать, целые классы), а канонизированных святых они не произвели. Но все-таки это были вполне устойчивые благочестивые классы русского общества. Поэтому, если мы говорим о святых синодального периода, то Феодосий Балтский – как раз исключительная личность. Помню, в свое время я был очень удивлен тем, насколько отрицательно пишет о нем в книге «Пути русского богословия» отец Георгий Флоровский – у него буквально ругательный, уничижительный отзыв о Феодосии Балтском. Но ведь Феодосий Балтский совершал чудеса уже при жизни: он при жизни обратил в православие сотни сектантов, он совершал такие исцеления, являл такую прозорливость, что люди к нему стекались чуть ли не со всей Российской империи. Так что к лику святых он причислен совершенно заслуженно.

Да, он был очень своеобразным по менталитету, у него были всякие мистические видения, но у него действительно был такой дар – мы же не говорим, что, например, Симеон Новый Богослов был в прелести; у Симеона Нового Богослова было такое восприятие жизни, в чем-то шокирующее, – бывает, читаешь некоторые места в его гимнах, понимаешь, что больше ни у кого такого не прочтешь. Так же и Феодосий Балтский – это был его путь к святости, и он святости достиг. Об отце Георгии Флоровском мы вряд ли можем такое сказать. Феодосий Балтский – подвижник, который еще до конца не оценен, его еще мало знают. Думаю, со временем он станет одним из самых почитаемых святых нашего региона и паломничеств к нему будет гораздо больше, чем сейчас.

– Интересна связь Ионы Одесского и Иоанна Кронштадтского, о которых Вы уже сказали, ведь они были современниками и даже друзьями.

– Да, это очень интересная параллель. Они между собой очень близки – много общих черт. И наверное, главная черта – это значение в их подвиге Божественной литургии: они служили буквально каждый день. Евхаристическая Чаша была центром того Божественного света, который просиял через них и всему обществу. Конечно, Иоанн Кронштадтский намного более известен, чем Иона Одесский, но, по отзывам современников, разница между ними была не такая уж и большая: Иона Одесский тоже совершал чудеса – исцелял недуги, отличался даром прозорливости, но масштаб его действий был немножко другим. Сам город Одесса – его ведь не сравнить со столицей, с Петербургом, куда из Кронштадта часто выезжал отец Иоанн. Кроме того, мне кажется, сыграла роль разница в семейном статусе: Иоанн Кронштадтский хоть и был в браке, но жил с женой как с сестрой, детей у них не было, а у Ионы Одесского было много детей.

– У всех разная судьба.

– И, мне кажется, Ионе Одесскому это было даже в чем-то препятствием духовным, его слабым местом: враг рода человеческого мстил ему постоянно за исцеление бесноватых, ему он не мог повредить – благодать священства ограждала Иону от всех бесовских нападок, но зато на его детях сатана, к сожалению, отыгрался в полной мере. Поэтому думаю, что в этом плане Иоанну Кронштадтскому было намного легче.

– Гавриил Афонский и Кукша Одесский прославлены в лике преподобных, причем оба связаны с Афоном. Есть ли здесь закономерность?

– Разумеется. Афон – это великая святыня, «монашеская республика», 1000-летняя история святости, исихазма, умного делания. Гавриил Афонский и Кукша Одесский прошли там школу, возросли духовно, сформировались как личности. Думаю, что мы смело можем поставить их обоих рядом с преподобным Силуаном Афонским. Просто так сложились обстоятельства, что о Силуане написал прекрасную книгу архимандрит Софроний (Сахаров) и так его прославил. Несомненно, это заслуженная слава, – но я думаю, что преподобный Кукша ничуть не уступает ему по масштабу духовных дарований, это великий святой прозорливец и исповедник. Но вот любопытно отметить, что Кукша Одесский был причастен к движению имяславия – его подпись стоит под документом, составленным имяславцами на Афоне; поэтому он оказался у нас в Одессе транзитом через Почаев, через Киев – его изгнали с Афона вместе с другими имяславцами.

А что касается Гавриила Афонского, то у него был другой подвиг. Он не был таким прозорливым старцем, мистиком – он был трудягой, строителем, но умел как-то это совмещать с духовной работой над собой и был настолько проникнут заботой о пользе церковной – например, построил прекрасный Ильинский собор в Одессе, – что Господь его за это прославил и нетлением мощей и дерзновением у Своего Престола.

– Особо стоит в Соборе Одесских святых яркая фигура святителя Иннокентия (Борисова) – он находится в центре, в руках держит икону Божьей Матери Касперовскую. В чем его заслуги, какие были его труды на благо Церкви в нашем регионе?

– Святитель Иннокентий – уникальная разносторонняя личность, наверное, в чем-то даже гениальная. Это был великий проповедник – «русский Златоуст», как его называли, большой церковный ученый, замечательный организатор, открывший несколько монастырей, которые до сих пор существуют. Кроме того, это был патриот нашей земли, он проявил себя во время Крымской войны. И наверное, во многом благодаря ему, его молитвам, крестным ходам вокруг Одессы наш город уцелел во время вражеской канонады и избежал высадки неприятельского десанта.

– Теперь перейдем к более новым святым, их называют новомучениками. Их большинство в Соборе Одесских Святых - два мирянина, два монаха, священник, десять епископов. По каким обвинениям проходили новомученики в органах советской власти?

– Как правило, это были ложные обвинения, они состояли в политических инсинуациях: якобы эти люди работали на иностранные разведки, вели подрывную деятельность, агитировали против советской власти. Это абсолютно не соответствовало действительности, они ничем таким не занимались. Но власти не могли сказать, что собираются их преследовать, посадить в тюрьму или, тем более, расстрелять за то, что они православные христиане, – нужно было что-то более соответствующее таким наказаниям, поэтому употреблялись все эти клеветнические изветы. Но Господь знает, что они пострадали именно за веру, поэтому мы считаем их даже не святыми страстотерпцами, а мучениками, хотя фактический состав «преступлений» – страстотерпческий.

– Большинство новомучеников архиереи – почему такое большое количество епископов было казнено?

– Я думаю, что священников казнили намного больше, но они до сих пор еще не канонизированы просто потому, что епископы всегда на виду – и жизнь их, и смерть их. Мы можем проследить вехи их пути, нам лучше известны их жития, и потому они в первую очередь причисляются к лику святых. Но вместе с тем я знаю, что священников, которых убили в Одессе за православную веру, было намного больше, чем мы видим сейчас в Соборе Одесских святых. Мне рассказывали, что на одну баржу погрузили более тридцати священнослужителей и баржу эту затопили. Так что когда-то должна дойти очередь и до них. Надо просто поднять архивные данные и выяснить имена этих священнослужителей, которые таким образом доказали свою верность Господу, – они умерли именно за Него.

– Кто из святых новомучеников близок Вам лично?

– Думаю, мне ближе всего митрополит Одесский Анатолий (Грисюк) – он был ученым, строгим монахом и деятельным архипастырем. Жаль, что ему пришлось служить на нашей кафедре в эпоху, когда вся его епархия заключалась в одном его храме, расположенном на кладбище, который одновременно был тогда и кафедральным собором. Тем не менее в тяжелейшее время он достойно исполнял свое служение. Каждый раз, когда я представляю себе, как он шел пешком по трамвайным рельсам из своей квартиры на Андреевском подворье на Привокзальной площади на 2-е Христианское кладбище, как на него смотрели все эти красноармейцы, коммунисты, какие он сносил издевки, насмешки, я понимаю, что он по-настоящему святой человек. И остается только пожалеть, что у нас нет его святых мощей.

– Храм, где он служил, находится прямо напротив следственного изолятора, где сейчас храм, посвященный ему, в том месте, где он отбывал заключение… Особо стоит фигура крымского святого XIX века, преподобномученика Парфения, игумена Кизилташского, – как он пострадал за Христа и в чем его святость проявлялась при жизни?

– Как ни странно, это довольно малоизвестный святой. По крайней мере, я редко встречаю о нем упоминания, хотя это настоящий подвижник XIX столетия. Он пострадал в 1867 году, будучи игуменом Кизилташского монастыря, посвященного святителю Стефану Сурожскому. За годы, что он был игуменом, он очень много сделал для монастыря – построил и храм, и хозяйственные здания, разводил виноградники, то есть буквально создал почти с нуля благоустроенный православный монастырь. Но смерть его какая-то непонятная – есть невыясненные подробности. Считается, что его убили татарские разбойники, и три человека были осуждены на повешение за это убийство. Но есть мнение, что процесс расследования был необъективным, то есть возможно, что на смерть осудили совсем не тех, кто был реально виновен. Кто на самом деле стоял за этим убийством, почему был убит человек, который никому плохого не сделал, а, наоборот, только облагородил участок, где находится монастырь, до сих пор неизвестно.

Но вообще тут проблемная местность. Вспомним совсем недавнюю историю – три года назад погиб игумен этого же монастыря Никон, который тоже при непонятных обстоятельствах разбился в самолете вместе с еще тремя людьми. Что-то неблагополучное есть в этом месте. Наверно, там должна быть эта святыня, но враг рода человеческого борется против нее.

– Собор Одесских святых не такой уж большой. Можно ли выделить общую черту святости во всем Соборе?

– Наверное, я бы выделил две черты – они, может быть, не такие оригинальные, их можно найти и в других Соборах святых, но у нас они прослеживаются довольно отчетливо: это желание как можно больше потрудиться для Христа и готовность пойти на добровольное страдание ради Господа. В истории одесской святости эти две черты мы видим практически повсеместно.

– Спаси Господи, отец Димитрий, за интересную, глубокую и важную для души беседу.

Ведущий священник Андрей Гавриленко

Записал Игорь Лунёв

Показать еще

Время эфира программы

  • Воскресенье, 22 июля: 00:30
  • Понедельник, 23 июля: 09:05
  • Воскресенье, 29 июля: 00:45

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы