Православный взгляд на литературу

19 ноября 2014 г.

Аудио
Скачать .mp3
На вопросы телезрителей отвечает священник Владимир Райшев, клирик храма во имя святого преподобного Серафима Саровского города Екатеринбурга. Передача из Екатеринбурга.

 

- Здравствуйте, уважаемые телезрители. В эфире телеканала "Союз" программа "Беседы с батюшкой". Сегодня у нас в гостях священник Владимир Райшев, клирик храма во имя святого преподобного Серафима Саровского.

Здравствуйте, отец Владимир. Благословите наших телезрителей.

 

- Добрый вечер, Тимофей. Бог всех благословит.

 

- Тема нашей сегодняшней программы "Христианский взгляд на литературу".

Что подразумевает христианский взгляд на литературу, и чем он отличается от светского и обывательского взгляда?

 

- Литература - явление окружающего мира, и христианин должен смотреть на него, как и на все остальное, через призму Евангелия. Христианский взгляд - это взгляд через заповеди. Сложность в том, что не существует общецерковного отношения к такому явлению, как литературу. Существуют некие рекомендации относительно выбора книг, авторов, но никогда на Соборах не было благословений или запретов на какие-то определенные книги. Получается, что христианин самостоятельно вырабатывает этот взгляд, исходя из собственного опыта чтения, уровня понимания Евангелия и того, насколько определенная книга ему соответствует.

При этом надо понимать, что когда мы читаем художественную литературу, мы видим взгляд того или иного человека на тот или иной предмет. Мы можем соглашаться с ним или нет, но должны понимать, что автор в любом случае имеет на него право. Как и мы в любом случае можем подчерпнуть из него что-то полезное. Поэтому христианский взгляд на литературу - это терпеливый, смиренный и понимающий взгляд.

 

- Что мы подразумеваем под понятием "литература"? Сюда входят статьи или более серьезные произведения авторов? Что читаете лично Вы?

 

- В данном случае под "литературой" мы будем подразумевать мировую литературу в ее лучших образцах, то, что сохраняется в поколениях, цитируется последующими писателями, является золотым фондом мировой литературы.

Когда мне задают вопрос "Что Вы читаете, батюшка?", я всегда немного смущаюсь, потому что ответ батюшки невольно наводит людей на мысль о том, что надо найти и прочитать эту книгу. Должен сразу предупредить, что священники бывают разными. В данном случае перед вами книголюб, который читает если не очень много, то систематически. Соответственно, читает разные произведения, начиная с классики и заканчивая современным альтернативным андеграундом.

 

- Думаю, что многие телезрительницы почтенного возраста сейчас задумались о том, что именно обозначается понятием "альтернативный андеграунд"?

 

- Все-таки думаю, что большинство телезрителей понимают, о чем речь, но напомню, что существует литература традиционная, которую проходят в школах и университетах, и которая является основой того, что мы называем литературой. В то же время в литературе существуют различные направления, обусловленные различными историческими событиями. Когда я говорю об андеграунде, то имею в виду литературу митников - бунтарей, которые живут по каким-то своим законам. Христианину необходимо понимать, что при всей своей жесткости, эта литература тоже обладает неким духовным притяжением.

Святые отцы говорят, что при чтении любого произведения мы должны уподобляться пчелам, которые ищут мед, то есть мудрость, что-то доброе, а не мухам. Порой в книге, которая может представлять собой просто навозное поле, вдруг находишь цветочек с медом, где сокрыта важная истина, и который может усовершенствовать мировоззрение даже  христианина. Почему? Потому что автор, стоящий за гранью общечеловеческих норм, одновременно стоит на какой-то новой почве и основе, которая запросто может стать христианской. Не секрет, что для того чтобы получить одобрение общества, человек порой должен поплатиться даже святыми ценностями. В данном случае альтернативная литература имеет такую особенность, как независимость.

Среди таких независимых авторов можно назвать многих, таких как: Чак Поланик, Хантер С. Томпсон, Уильям Берроуз и так далее. Если говорить о русских авторах, то можно назвать Виктора Пелевина, который достаточно жестко, точно, информативно и даже с некоторой долей духовности говорит о разных вопросах нашего времени. Это ни в коем случае не рекомендация, но лишь иллюстрация. Чем обусловлен выбор этих авторов? Если человек интересуется мировой и современной культурой, он должен понимать, что все вокруг взаимосвязано. Когда мы читаем одну книгу, мы должны подразумевать, что в ней имеется ряд аллюзий, то есть прообразов, символов, которые автор невольно взял из прежних, более древних образцов. Например, "Божественная комедия" Данте Алигьери довольно часто фигурирует в тех или иных произведениях, не говоря уже о Шекспире. И на этой основе растет многое, в том числе авторы, которых я назвал. Образ жизни этих авторов оставляет желать лучшего, но мы должны понимать, что Господь ищет и находит всякую заблудшую овцу. Когда человек отрекается от неких общих установок, которые бывают и порочными, он может узреть истину.

Сегодня я бы хотел поговорить о классике, например, об авторе с мировой известностью - Оскаре Уайльде. Все мы знаем его гениальный роман "Потрет Дориана Грея". Сам автор говорил, что все грехи главного героя, на самом деле, вымысел читателей. Потому что если внимательно прочитать роман, мы не видим описаний грехопадений, но как бы догадываемся, додумываем их. Уайльд говорит, что мы дописываем их потому, что сами сильно испорчены. Безусловно, имя Оскара Уайльда очень противоречиво, и благодаря многим данным, слыша его, мы вспоминаем не только гениальные произведения, но вспоминаем многие эпизоды его жизни, о которых я не хочу говорить здесь.

Мы знаем о двух Уайльдах. Первый - это лондонский денди, купающийся во славе, человек, позволяющий себе абсолютно все и не задумывающийся о христианских заповедях. Второй Уайльд - тот, который прошел через тюрьму, от которого отреклась семья, дети которого уже не носят его фамилию. Общеизвестно, что за свои моральные преступления Уайльд получил срок в Редингской тюрьме, где тяжело заболел, поскольку был человеком богемы, не привыкшим к такому суровому образу жизни. Последние свои дни он доживал в очень тяжелом состоянии. Уже находясь в тюрьме, он написал ряд произведений, которые очень резко отличаются от предыдущих. Кроме того, сохранилось эпистолярное наследие, в частности письма к жене, где он проявляет себя, как чуткий, любящий муж. Там же он рассуждает о некоторых христианских моментах. Позвольте зачитать некоторые выдержки из писем Уайльда жене или друзьям: "Ложусь спать, прочитав на сон грядущий главу из святого Фомы Кемпийского. По-моему ежедневное получасовое истязание души вполне способствует благочестию".

Мы, конечно, видим в этом замечании еще некий налет сарказма, но одновременно видим факт того, что человек интересовался святыми отцами Западной Церкви. Для уровня общества того времени он интересуется весьма серьезным автором. Скорее всего, имеется в виду труд Фомы Кемпийского "Подражание Христу".

Далее в одном из дискуссионных писем по поводу церкви Уайльд пишет своей жене: "Попытайся же увидеть в Церкви не только дело рук человеческих, но немного и Божиих". Здесь мы также еще видим сарказм, но видим и здравое зерно: "попытайся увидеть Бога в тех делах, что происходят в Церкви". В данном случае он говорит о Протестантской Церкви, но мы можем перенести это и на любую другую. Люди, критикуя деятелей Церкви, порой забывают, что над всеми Господь, и всеми решениями управляют и молитва, и наитие Духа Святого.

В совершенно ином тоне написано письмо Уайльда из Редингской тюрьмы, которое называется "Тюремная исповедь". Несмотря на то, что письмо адресовано бывшему фавориту, оно является очень емким и гениальным произведением искусства, это литературно-философское творение, которое стоит прочитать каждому человеку, который считает себя образованным человеком и тем более христианином.

"На Рождество удалось достать греческое Евангелие, и теперь по утрам, покончив с уборкой камеры и вычистив посуду, я понемногу читаю Евангелие, выбирая наугад десяток-другой стихов. Начинать таким образом каждый день - чудесно".

Такое ощущение, что это писал совершенно другой человек. Человек по-иному посмотрел на то, что было перед ним всегда - на Евангелие. Он стал читать его ежедневно, и у письма совершенно иной тон.

Не буду зачитывать все письмо, оно представляет собой целую книгу, зачту лишь некоторые места:

"Если кто-то любит нас, мы должны сознавать, что совершенно недостойны этой любви. Никто не достоин того, чтобы его любили, и то, что Бог любит человека, означает, что в божественном строе идеального мира предначертано, что вечная любовь будет отдана тому, кто вовеки не будет ее достоин. Если тебе показалось, что эту мысль слишком горько выслушивать, скажем, что каждый достоин любви, кроме того, кто считает себя достойным ее".

Абсолютно православная мысль, ощущение, что автор письма читал писания святых отцов о недостоинстве человека, его падении, и при этом о величии любви Божией. И это тот самый Уайльд, который написал Дориана Грея, тот самый Уайльд, который был осужден на тюремное заключение за свое аморальное поведение.

Далее он рассуждает о Христе, например:

"Вся Его нравственность есть сострадание, именно такой ей следует быть. Если бы он сказал за всю свою жизнь только эти слова: "Прощаются ей грехи за то, что возлюбила много", то ради этого стоило умереть. Его справедливость была справедливостью поэтической, какой ей и следует быть. Нищий попадает на небо, потому что он несчастен. Не могу себе представить лучшего ответа на вопрос "За что его туда взяли?"

Работники, собиравшие виноград всего один час в вечерней прохладе, получают плату, равную с теми, кто весь день напролет трудился под палящим солнцем. Что в этом удивительного? Быть может, никто из них ничего не заслуживал или, может быть, это были разные люди. Христос терпеть не мог безжизненной, механической системы, для которой люди - неодушевленные предметы, а значит, обращаться надо со всеми одинаково, как будто один человек может быть похож на что-нибудь еще в этом целом мире. Для Него же не было правил, а были только исключения".

При этом не стоит понимать последнее выражение так, что для Христа не было никаких правил, то есть заповедей. Мы знаем, что Он пришел, чтобы до конца исполнить закон. В данном случае Уайльд выступает против фарисейского понимания духовной жизни. Из Евангелия мы знаем, как жестко и гневно Христос обличает фарисеев, но при этом прощает блудницу, делает своими учениками мытарей. Он знает, что Иуда предаст Его, и держит при Себе. Но едва заслышав о фарисеях, Христос проявляет божественный гнев. И здесь Уайльд правильно понимает евангельские моменты.

Оскар Уайльд, будучи от молодых ногтей гуманитарием и поэтической натурой, рассматривает Евангелие, как некую поэзию. Это не означает, что он сомневается в его истинности, потому что для творческого человека поэзия и есть жизнь. Стихи - форма бытия поэта. Когда Уайльд говорит о Христе, что Он поэтическая натура, это высочайшая похвала.

"Он [Христос] любил людей простых и необразованных, Он знал, что в душе невежественного человека всегда найдется место для великой идеи, но Он не выносил тупиц, в особенности тех, кого оглупило образование, людей, набитых мнениями, в которых они ничего не смыслят".

 

- Насколько это современно, ярко и интересно.

 

- Если обратите внимание, как только любой автор начинает касаться в своих рассуждениях Евангелия, он тут же становится современным, потому что Евангелие актуально для всех времен. Когда человек прикасается к вечности, он тут же становится актуальным как для времен Христа, так и для нашего суетного времени.

"То, что называется ортодоксальностью, кажется нам всего лишь необременительным, бездумным соблюдением правил, но тогда и в их руках оно превращалось в ужасную парализующую тиранию. Христос отметал ее, Он показал, что дух - единственная ценность. Он с большим удовольствием говорил им, что хотя они читают без конца Пятикнижие и книги пророков, но они не имеют о них ни малейшего представления".

Здесь Уайльд продолжает говорить о фарисеях, исказивших Библию, улавливая, что именно дух важен для человек. Это удивительно - слышать подобное из уст светского человека, жившего совершенно иными категориями. Человек рассуждал об этом уже на закате своих дней, а то, что мы слышим от человека на закате дней, и есть плод его жизни. После этого стоит задуматься, не шел ли Уайльд какой-то частью своей души всю свою жизнь ко Христу. Почему в конце ее он вдруг заговорил, как святой отец, причем даже не западный.

Этот пример я привел не просто так, но для того чтобы разрушить ложные стереотипы у многих людей. К сожалению, есть большая болезнь у неофитски православных людей, которые, заслышав, о каком-нибудь авторе начинают в буквальном смысле махать руками и говорить:

- Этот еретик, тот сатанист, другой еще кто-то.

Упомянув однажды имя Уайльда в беседе с православными людьми, я получил сильнейший отпор. Указав на грех, из-за которого он попал в Редингскую тюрьму, они считали, что читать его произведения нельзя. Однако это ложный и очень опасный путь. Как бы, выплескивая воду, не выплеснуть и ребенка. К сожалению, часто так и поступают люди, которые не хотят разобраться в предмете. Очень важно понять и глубоко проникнуть в предмет.

Немного отойду в сторону, чтобы привести небольшой пример по поводу осведомленности. Православным миссионерам, богословам, священникам часто задают вопросы о том, как они относятся к той или иной книге или фильму. Лучше сразу сказать, что Вы не читали или не смотрели, нежели отделываться какими-то общими фразами. Хочу привести пример, чтобы предупредить тех, кто будет заниматься миссионерством среди образованных, интеллигентных людей и культурной молодежи.

Происходило это около 10 лет тому  назад, и у одного лектора спросили мнение о фильме "Город грехов", достаточно известный западный фильм. И этот человек стал говорить общие вещи, стало понятно, что фильм он не смотрел. Однако когда я увидел этот фильм, то понял, почему был задан этот вопрос: один из героев был священнослужителем, кардиналом, который занимался преступлениями.  Говорить надо лишь о том, что знаешь. Если не читал какую-то книгу, надо сказать, что прочитаешь ее и выскажешь мнение о ней.

 

- Но ведь чтение литературы требует некоего фильтра, трезвого взгляда и соответствующего отношения. Читать тоже можно по-разному: читать и ничего не увидеть, читать так, что тебе будет казаться, что это истина в последней инстанции, можно прочитать и возгореться идеями, которые там описаны. Ведь трезвость ума важно сохранять даже при чтении литературы?

 

- Конечно, Вы правильно сказали: такую литературу необходимо читать с фильтром. Когда мы читаем литературу, руководствуясь каким-то интересом,  то должны понять, куда он нас ведет. Как правило, человек выбирает то, что ему близко. Редко кто начинает читать книги лишь ради их изучения. Поэтому человек должен проанализировать, почему его влечет именно к этой литературе. Почему это важно? Потому, что он возьмет из нее именно то, что его привлекает. Если он одержим каким-то пороком, он будет видеть там только порок. Если хочет заметить что-то иное, то он это и увидит.

Мне доводилось читать достаточно много подобной литературы, и бывало, что оставался душевный осадок. Как правило, причина в том, что когда мы видим искрящуюся черным юмором книгу, это говорит о глубокой депрессии автора, который ее пишет. Однажды я читал автора, который с точки зрения литературы казался мне просто гениальным, и говорил даже мудрые вещи. У него было много юмора, и видишь истоки современной культуры, ее аллюзии, прообразы. А потом, заинтересовавшись биографией понравившегося автора, вдруг узнаешь, что в конце жизни он покончил собой, и это создает некий контраст тому, что писал человек. Когда узнаешь это, начинаешь смотреть на его произведения иначе и видеть, что привело его к такому печальному концу. То есть не всякий, кто смеется, является счастливым человеком, потому что счастье находится в глубине души и не выражается в смехе и юморе, хотя порой это бывает полезно. Среди православных людей тоже бывают люди, которые через юмор могут доносить истину.

Продолжим разговор об авторах, которые затрагивают христианские темы. Кроме Оскара Уайльда, я выбрал достаточно известного сербского писателя Милорада Павича. Здесь, несмотря на то, что мы имеем дело с автором, который по вероисповеданию является даже православным и в некоторых своих книгах даже затрагивает темы из истории Афона, мы должны подойти к этому чтению очень осторожно. Это чтение для людей, которые умеют ставить фильтр и видеть то, что полезно. В любом произведении существуют разные стороны, на которых можно не акцентировать внимание. Но если у человека есть какие-то страсти, он невольно заострит на них внимание, и такое чтение будет ему неполезно.

Любой писатель по своей направленности не обязан показывать жизнь лишь в отдельных ее проявлениях, но во всей ее полноте. Жизнь, как мы знаем, бывает разная. Однако только в этой пульсации жизни можно по-настоящему увидеть принцип взаимоотношений человека и Бога, принцип синергии.

Известного многим кинорежиссера Дэвида Линча (в частности снял сериал "Твин Пикс") спросили:

- В Ваших фильмах очень много говорится о зле, поднимаются достаточно негативные темы...

На что он ответил:

- Как я могу говорить о добре и зле, если я буду снимать фильм о том, как вышивают крестиком. Невозможно говорить о таких категориях, затрагивая лишь мирные темы. И это относится к каждому автору, каким бы жестким он не казался.

Милорад Павич является прекрасным образчиком сербской литературы и достаточно оригинальным автором. В его произведениях много внутренней поэтики и отсылок к православному наследию, если читать внимательно. Однако предупреждаю, что это чтение для людей, умеющих достаточно хорошо фильтровать информацию. Первое, что хочется процитировать, рассуждения Павича о любви. В его произведениях любовь чаще всего носит плотский характер, к сожалению или к счастью. Когда мы говорим о жизни, мы не можем вырвать чувства человека из контекста. То есть в каждом человеке есть светлое чувство, но мы не можем отфильтровать его: что-то пронизано любовью, а что-то грехом в отношениях людей, это трудно разграничить.

Приведу отрывок из романа Милорада Павича, который называется "Последняя любовь в Константинополе":

"У всех нас с Богом договор: половина всего, что мы имеем, делаем, половина времени, сил, красоты, половина наших дел и путешествий - остается в нашем распоряжении, а другая половина отходит к Богу. Так и с любовью: половина нашей любви остается нам, вторая половина идет к Богу и остается там, в лучшем месте, и длится уже всегда, что бы ни случилось с нашей половиной любви здесь, среди людей".

Это очень интересное замечание, и у него много подобных реплик. Здесь очень православная позиция: мы должны отдавать Богу часть всего своего, помнить о Нем всю жизнь. Далее приведу оригинальный отрывок, который можно назвать молитвой. Если проанализировать произведения мировой литературы, можно часто встретить, как главные герои молятся. Можно составить целый литературный молитвослов по текстам этих людей, там бывают очень проникновенные вещи. Зачитаю Вам "молитву" героя Милорада Павича. Конечно, эта молитва далека от каких-либо канонов и правил, подчеркиваю, что это художественная литература.

"Прошу Тебя, Богородица Владычица, не обращай Свой взор на ее любовь и не услышь ее молитвы, и не поминай ее в молитвах Твоих. Незаметно перелети душой Твоей через все, что она соделает, ибо то, что соделает моя любовь страшно так, что я не смею решиться подумать и узнать, что же это. А если Ты позаботишься о ней, о моей любви, узнаешь все о  ней, все, что я не решаюсь узнать, если Ты помолишься за нее и ее грехи, то смогу о них узнать и я, который тебе молится. Прошу Тебя, Богородица Владычица, не обращай Свой взор на нее, мою любовь".

Мы понимаем, что это молитва грешника: речь идет о любви не вполне законной, но при этом есть искреннее упование на Богородицу, отношение к Ней, как к живому человеку. Герои книг Милорада Павича словно беседуют с духовными силами, в том числе с Богородицей и святыми. Здесь говорится о неких принципах общения человека с Богом и святыми. Порой мы молимся почти так же: понимаем, что то, о чем мы молимся, не совсем правильно, но все равно молимся и просим, чтобы Господь разъяснил нам нашу неправоту.

 

- Батюшка, к нам поступили вопросы от телезрителей. Пожалуйста, ответьте на них. Спрашивают Ваше мнение, как духовного лица, о романе Михаила Булгакова "Мастер и Маргарита"?

 

- Разумеется, я читал этот роман, поскольку он является золотым фондом не только русской, но мировой классики. О романе "Мастер и Маргарита" говорили много, поэтому не буду сильно распространяться, скажу одно: в годы публикации этого романа в Советском Союзе очень много людей пришло к Богу именно через него, потому что это был едва ли не единственный в то время роман, где напрямую говорилось о событиях Евангелия, хотя автор и воспроизводил их в своей интерпретации.

Безусловно, что это спорный роман, и о нем можно много говорить. Но  надо понять, что здесь автор выражает собственную позицию: свое понимание Евангелия, Бога и человека. Безусловно, что роман стоит прочитать всем, особенно православным христианам.

 

- Телезрительница из города Саратова спрашивает, какие произведения Вы можете посоветовать для обретения веры, смысла жизни, кроме Библии и Евангелия?

 

- Назову авторов, которые могут сподвигнуть человека к духовному развитию. Первый, кого хочется назвать, это Антон Павлович Чехов, у которого есть огромное количество рассказов на духовные темы. Не буду называть конкретные рассказы, можно взять любой сборник. Русская литература вообще сильно проникнута христианским, православным духом. В ней можно найти много чистого христианства.

Если говорить о западных писателях, надо упомянуть общеизвестного современного писателя Ричарда Баха, который написал известную книгу "Чайка по имени Джонатан Ливингстон". В образе птицы он говорил о пути души каждого человека. На самом деле, хочется посоветовать нашей телезрительнице, в каждом авторе замечать моменты, которые могут способствовать духовному росту.

 

- Вопрос о том, как относиться к литературе, где описывается различная нечистая сила?

 

- Мы только что говорили о романе "Мастер и Маргарита", на страницах которого достаточно нечистой силы. Но если бы ее не было в этом романе, то мы не поняли бы границы между добром и злом. Если автор счел нужным включить этот демонизм, значит, это имело смысл. В данном случае демонизм был использован, как противовес человеческому злу, потому что, если внимательно проанализировать роман "Мастер и Маргарита", люди в нем поступают хуже, чем бесы. По сути дела, бесы лишь подталкивают к неким действия, и люди уже сами совершают нечеловеческие, страшные поступки. У Гоголя так же есть подобные рассказы. Конечно, надо относиться к таким произведениям осторожно, и если человек впечатлительный, лучше вовсе не читать, либо подходить со строгим анализом. Однако полностью отвергать подобную литературу тоже не стоит. Даже православная агиографическая традиция пронизана рассказами о святых, которых одолевали бесы. Надо относиться с рассуждением.

 

- Расскажите, пожалуйста, о творчестве третьего автора.

 

- Этот автор известен каждому русскому читателю, поэтому скажу о нем очень кратко. О поэтах говорят стихами самих поэтов, поэтому прочитаю стихотворение известного русского поэта Сергея Есенина.

 

Шел Господь пытать людей в любови,

Выходил он нищим на кулижку.

Старый дед на пне сухом в дуброве,

Жамкал деснами зачерствелую пышку.

 

Увидал дед нищего дорогой,

На тропинке, с клюшкою железной,

И подумал: "Вишь, какой убогой,-

Знать, от голода качается, болезный".

 

Подошел Господь, скрывая скорбь и муку:

Видно, мол, сердца их не разбудишь...

И сказал старик, протягивая руку:

"На, пожуй... маленько крепче будешь".

 

Такое трогательное, глубокое стихотворение о том, как Господь ходил по русской земле и искал человеческой добродетели.

 

- Батюшка, какие самые яркие впечатления остались у Вас от прочитанных книг?

 

- Я бы хотел сказать о личных литературных открытиях, которые есть у каждого читателя. Бывает, что много слышал о каком-то авторе, а когда прочитал сам, находишься в состоянии некоего культурологического шока. Хочу сказать о немецком писателе Германе Гессе, писателе мирового масштаба. Многое в современном искусстве основано именно на идеях, который дал этот писатель. Более всего он известен, как автор гениального романа "Игра в бисер", но мое сердце задели  два его романа "Демиан" и "Степной волк". В них Гессе рассказывает об известных христианских моментах с какой-то совершенно иной стороны, проникая в психологию человека даже глубже, чем это делал Достоевский. Два этих автора довольно сильно связаны, и, разумеется, Гессе читал Достоевского: некоторые его герои даже походят на героев Достоевского. Когда я читал роман "Степной волк", то заметил, что его главный герой в чем-то сильно напоминает главного героя романа "Идиот". Только если у Достоевского герой более открыт, христианизирован, то у Гессе он более закрыт и сосредоточен на себе.

В романе "Демиан" показан альтернативный взгляд на библейские события, и, видя всю ущербность данного взгляда, понимаешь, что многим людям он мог быть присущ, задумываешься о тех ключах, которые могли бы как-то изменить эту ситуацию.

 

- Вопрос телезрителя: Каково отношение батюшки к трактовке Оскаром Уайльдом усечения главы Иоанна Крестителя в пьесе "Саломея". И какова позиция батюшки и Церкви к спектаклю, поставленному по этой пьесе Романом Виктюком, где роль Саломеи исполняет мужчина?

 

- Сразу хочу сказать, что пьесу Уайльда я читал, но спектакль Виктюка не смотрел. Дело в том, что режиссер Роман Виктюк - очень специфический театральный деятель, хотя его взгляд на искусство имеет глубокие основы.

Безусловно, что, будучи театральным произведением, пьеса "Саломея" имеет драматическую специфику, чтобы увлечь зрителя, однако говорить о том, что Церковь выражает некую позицию по поводу конкретного произведения Уайльда, говорить не приходится. В этом смысле мне понравился ответ дьякона Андрея Кураева на вопрос о том, как Церковь относится к "Гарри Поттеру":

- Церковь никак не относится к "Гарри Поттеру".

 

- В завершение нашей передачи скажите, пожалуйста, несколько слов нашим телезрителям.

 

- Чем больше познаешь мировую литературу, тем больше можно найти примеров для продолжения нашего сегодняшнего разговора. Когда прикасаешься к любому литературному продукту, понимаешь, что ключ к нему находится в Евангелии. Поэтому изучая Книгу книг, ту, которая важнее всех  на свете, любой читатель, в данном случае христианин может посмотреть на литературу глазами Христа, взять что-то полезное для себя и  не заметить что-то вредное.

 

- Большое спасибо, отец Владимир. Спасибо вам, дорогие друзья, что провели этот час с телеканалом "Союз". До свидания.

 

Ведущий: Тимофей Обухов.

Расшифровка: Юлия Подзолова.

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы