По святым местам. Музей Серафимо-Дивеевского монастыря. Часть 1

14 марта 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
Приезжая в Дивеево, паломники, может, и не сразу, но замечают небольшой голубой домик. По красоте и размаху он не сравнится ни с Троицким, ни с Преображенским собором, но и здесь есть немало святынь, которые могут о многом рассказать. Сегодня мы побываем в музее монастыря - пустыньке блаженной Паши Саровской.

Автор и ведущая программы Надежда Калинина:

– Приезжая в Дивеево, паломники, может быть, не сразу, но замечают этот небольшой голубой домик. По красоте и размаху он не сравнится ни с Троицким, ни с Преображенским соборами, но и здесь немало святынь, которые могут о многом рассказать. Сегодня мы побываем в музее монастыря – правда, не всегда это был музей.

Анна Вячеславовна Ольховацкая, экскурсовод:

– Мы с вами находимся в келье пустыньки блаженной Параскевы Ивановны Дивеевской. Само слово «пустынь» обозначает уединенное жилище, келью отшельника-подвижника. До революции в Дивеевском монастыре таких келий-пустынек было несколько. В частности, из Саровского монастыря были перевезены в Дивеево ближние и дальние пустыньки преподобного Серафима Саровского. Сохранились келья преподобной Александры-первоначальницы около Казанской церкви, пустынька блаженной Наталии Дмитриевны в конце канавки. Вся обстановка в этих кельях сохранялась такой, какой была при жизни их обитателей. Но, к сожалению, после закрытия монастыря в 1927 году большинство из этих келий-пустынек были разобраны или увезены.

До наших дней сохранилась только келья блаженной Паши Саровской. В советские годы здесь были и сберкасса, о чем прикровенно предсказывала сама блаженная, и молочная кухня, а в 2004 году домик был возвращен Дивеевскому монастырю. Первоначально здесь размещался паломнический центр, а в одной из комнат была воссоздана келья блаженной Параскевы Дивеевской. В 2010 году домик был полностью передан музею, и сейчас здесь развернута экспозиция, рассказывающая об истории Дивеевской обители от ее основания до закрытия в 1927 году.

Первый уголок посвящен духовному отцу дивеевских сестер – преподобному Серафиму Саровскому. Сохранился прижизненный портрет преподобного Серафима, который ни разу не реставрировался, можно сказать, это первообраз, ставший основой для икон батюшки Серафима. А в Троицком соборе, в частности, есть большая икона преподобного, где он изображен именно так – согбенным, в белом балахончике и с благословляющей десницей. Сохранились часть нательной рубашки старца, осколок камня, на котором он молился в лесу тысячу дней и ночей, часть кирпича от склепа преподобного Серафима, в котором он был погребен в Сарове. Этот кирпичик расписан дивеевскими сестрами. А рядом часть книги Четьи-Минеи, которая принадлежала преподобному Серафиму, со следами огня. Возможно, вы знаете, преподобный Серафим скончался стоя на коленях на молитве, и от упавшей свечи стали тлеть некоторые вещи и книги в его келье, в том числе обгорела и эта. А поверх нее старинный пожелтевший рукописный листок – предположительно на нем почерк самого преподобного Серафима Саровского.

Заботясь о Дивеевской обители, преподобный Серафим исполнял обещания, данные некогда преподобной Александре-первоначальнице. Вы видите ее старинный портрет дивеевской работы. Преподобная Александра Дивеевская (в миру Агафья Семеновна Мельгунова) по благословлению Царицы Небесной основала четвертый жребий Божьей Матери на земле – Дивеевскую обитель. Преподобный Серафим всегда очень чтил память матушки Александры, называл ее святой великой женой и предсказывал, что со временем она будет почивать в мощах. Это исполнилось уже в наши дни, в 2000 году преподобная Александра, Дивеевская первоначальница, была причислена к лику святых. Мощи ее сейчас почивают в храме Рождества Богородицы Серафимо-Дивеевского монастыря.

Рядом в витрине небольшая документальная экспозиция – рукописные листочки и тетради. После кончины преподобного Серафима дивеевские сестры чувствовали себя буквально осиротевшими. Часто по вечерам, окончив дневные труды, они собирались в одной из келий, занимались рукоделием и делились воспоминаниями о любимом старце. Впоследствии эти воспоминания были записаны и собраны в тетради, которых было несколько десятков. До наших дней сохранилось только две. Этими материалами пользовался будущий священномученик Серафим (Чичагов) при составлении летописи Дивеевского монастыря. Эта книга до настоящего времени является одним из наиболее полных источников сведений о Дивеевской обители, о преподобном Серафиме и его пророчествах.

Одним из пророчеств старца было то, что в Дивееве будет единственная в мире женская лавра. План будущей обители преподобный составил сам и подписал: «План Серафимо-Дивеевой лавры». Начертал его преподобный Серафим в своей келье в присутствии своего верного послушника и помощника Михаила Васильевича Мантурова, старшего брата преподобной Елены Дивеевской. Судьба Михаила Васильевича достаточно необычна: в молодости он тяжело заболел, так что не мог ходить, и был исцелен преподобным Серафимом. В благодарность Богу за такую милость он взял на себя особый подвиг – обет добровольной нищеты. Продал все, что имел, купил в Дивееве маленький домик для себя и жены, на оставшиеся деньги выстроил Рождественские церкви для обители и до конца жизни по мере сил продолжал заботиться о Дивееве.

Чуть выше портрет еще одного помощника преподобного Серафима в дивеевских делах – Николая Александровича Мотовилова. Судьба его похожа на судьбу Михаила Васильевича Мантурова. Тоже тяжелая болезнь в юности, тоже врачи не смогли помочь, и лишь молитвами саровского старца Николай Александрович был исцелен. Такое явное чудо изменило всю его жизнь, он стал ревностным христианином, учеником преподобного Серафима. Сам себя он называл «служка Божией Матери и Серафима». Одна из заслуг Николая Александровича Мотовилова в том, что он собирал сведения о жизни преподобного Серафима, записывал свои встречи и беседы со старцем. Во многом благодаря ему до нас дошли поучения преподобного. Самое известное из них называется «Беседа о целях христианской жизни».

Рядом на стене большой живописный портрет дивеевской работы протоиерея Василия Садовского. Это еще один духовный сын преподобного Серафима Саровского. Отец Василий происходил из священнической семьи, окончил Нижегородскую духовную семинарию и затем был направлен служить в Дивеево, сначала в приходской Казанский храм, затем его перевели в монастырь. Преподобный Серафим Саровский духовно взрастил молодого пастыря, дал ему множество наставлений о том, как следует исповедовать, окормлять духовных чад, подарил отцу Василию свои поручи и говорил: «Блюди же обитель мою. Тебе поручаю и молю: послужи ей во всю жизнь твою». И отец Василий, действительно, верно служил обители в течение 58 лет, исполняя все заветы преподобного Серафима. Сестры очень любили своего духовника, доказательство этому – этот замечательный портрет дивеевской работы, а также икона, написанная сестрами обители к 50-летию служения отца Василия Садовского. На иконе изображены его небесные покровители: преподобный Василий Исповедник и святой блаженный Никола Салос, а в подписи на иконе сестры называют отца Василия высокоуважаемым, честнейшим и добродетельнейшим старцем.

Нужно еще отметить, что до закрытия монастыря в 1927 году очень многие священники Дивеевской обители происходили именно из рода отца Василия Садовского. Это была очень уважаемая священническая династия. Двое его потомков, священники Михаил и Иаков Гусевы, ныне прославлены как новомученики Российские, они были расстреляны в Горьковской тюрьме в 1937 году. Рядом в витрине находятся некоторые вещи из дома Мотовиловых: книга, тарелочка, а также небольшой рисунок – портрет Михаила Васильевича Мантурова уже на смертном одре.

Этот уголок посвящен первой игуменье Дивеевского монастыря Марии (Ушаковой). Нужно отметить, что монастырь в Дивееве был не всегда, первоначально это была община, которой управляла старшая сестра, начальница. И только в середине XIX века Дивеевской общине был присвоен статус монастыря и была назначена первая игуменья. Ею стала монахиня Мария (Ушакова), в миру Елизавета Алексеевна. Она не была знакома с преподобным Серафимом при жизни, но читала о нем, и на 26-м году жизни по зову души молодая дворянка пришла в Дивеево. Семнадцатью годами позже Елизавета Алексеевна была пострижена в монашество с именем Мария и в 1862 году возведена в сан игуменьи. Она управляла Дивеевской обителью 42 года. Ее правление считается временем наивысшего расцвета Дивеева, прежде всего, конечно, духовного: матушка Мария во всем старалась соблюдать заповеди преподобного Серафима. При игуменье Марии (Ушаковой) монастырь достиг и определенного материального благополучия: были выстроены Троицкий собор, Трапезный храм, колокольня, игуменский корпус, жилье для духовенства монастыря. Очень возросло число насельниц. Нужно еще сказать, что преподобный Серафим при жизни говорил своему соседу по келье в Сарове: «Тогда в Дивееве устроится все как должно и будет монастырь в обители, когда игуменьей у них будет Мария, да еще и по фамилии Ушакова». То есть и это старец провидел.

Дожила матушка Мария до 1903 года, до прославления преподобного Серафима Саровского в лике святых, участвовала в Саровских торжествах, а на следующий день принимала здесь, в Дивееве, Царскую семью. Скончалась она годом позже, в 1904-м, была погребена у алтаря Троицкого собора. Сохранились некоторые личные вещи игуменьи Марии (Ушаковой): автограф ее письма, письменные принадлежности. Сохранились и вещи, принадлежавшие дивеевским сестрам. Вот на такой фисгармонии они учились нотной грамоте, пользовались таким вот пюпитром, старинными нотами, а часы на стене привезены с Московского Дивеевского подворья. Специалисты относят их ко временам Пушкина, а значит, и преподобного Серафима, потому что они были современниками.

Рядом с портретом игуменьи Марии портреты митрополита Филарета Московского и святителя Феофана Затворника. Они тоже имели определенное отношение к Дивеевской обители. Святитель Филарет не был знаком с преподобным Серафимом при жизни, но знал о нем от своего духовника архимандрита Антония (Медведева), наместника Троице-Сергиевой лавры, который начинал свой монашеский путь в Сарове и лично знал батюшку Серафима. Митрополит Филарет содействовал изданиям первого жития преподобного Серафима в 40-х годах XIX века, и когда в Дивеевской обители случались трудности, нестроения, сестры обращались к нему за помощью и, конечно, ее получали. Митрополит Филарет очень высоко отзывался о Марии (Ушаковой). Святитель Феофан Затворник в те времена был тамбовским правящим архиереем, а Дивеево относилось тогда к Тамбовской епархии. Именно святитель Феофан возводил монахиню Марию (Ушакову) в сан игуменьи Дивеевского монастыря.

Рядом в шкафчике находится фарфоровая посуда из игуменских покоев, которая принадлежала игуменье Марии (Ушаковой) и затем ее преемнице игуменье Александре (Траковской). Это фарфор знаменитых заводов братьев Кузнецовых, но предназначалась такая посуда только для торжественных случаев ­– для приема гостей, благодетелей. А сестры пользовались посудой деревянной, глиняной или керамической: они очень строго блюли свои монашеские обеты нестяжания.

Рядом полное облачение дивеевской сестры дореволюционного монастыря, оно очень похоже на современное: апостольник, клобук, ряса, четки; единственное отличие – небольшая вуаль на клобуке, закрывающая глаза, сейчас эта деталь уже отсутствует. Такое полное монашеское облачение сестры надевали только на богослужение. На послушания они одевались проще: в рубашку-свитку (которая могла быть белой или черной, в зависимости от послушания), сарафан, а голову повязывали платком. Вся одежда подлинная и тоже работы дивеевских сестер.

Рядом на столике некоторые вещи, принадлежавшие дивеевским сестрам: небольшие стеклянные бутылочки для святой воды и масла, помянники, мешочек, расписанный акварелью (ему уже более ста лет, видимо, подарок кому-то из сестер на день ангела). Чуть выше находится фотографический портрет игуменьи Марии (Ушаковой). Обратите внимание, что у матушки уже пять наградных крестов, то есть она уже много лет несет крест настоятельства. В витрине сохранившиеся личные вещи игумении Марии (Ушаковой): ее помянник, личная печать, небольшое золотое пасхальное яичко, а рядом подарки, которые сестры дарили матушке на 25-летие настоятельства: скатерть, вышитая крестиком, книга в бордовом бархате – акафист батюшке Серафиму. В те времена саровский старец еще не был прославлен, и, видимо, акафист был написан для домашнего, келейного чтения, но он очень похож на тот, которым мы пользуемся сейчас. Чайная пара и Псалтирь, которые принадлежали святителю Филарету Московскому. Рядом еще вещи дивеевских сестер: печати для просфор, открытки с видами дореволюционного Дивеевского монастыря, очки с футляром.

На стене представлено множество фотографий. Можно сказать, что в дореволюционном Дивеевском монастыре были не только очень хорошие живописная, иконописная мастерские, но и фотографическая. Фотопортреты могли заказать обеспеченные паломники на память о Дивееве. Фотографировали и сестер, воспитанниц монастырского приюта, и, конечно, вторую настоятельницу монастыря игуменью Александру (Траковскую). Она управляла обителью с 1904 года, и именно на ее долю пришлись годы революции, притеснения со стороны новой власти и закрытие монастыря в 1927 году. Одна из главных заслуг игуменьи Александры (Траковской) состоит в том, что при закрытии обители она смогла сохранить очень многие дивеевские святыни: иконы, книги, а также некоторые вещи преподобного Серафима, которые мы увидим в следующей комнате.

Надежда Калинина:

– Следующую комнату, которая представляет собой реконструкцию кельи святого Серафима Саровского, и келью блаженной Паши Саровской мы увидим в следующих выпусках программы «По святым местам».

Записала Елена Чурина

Показать еще

Время эфира программы

  • Среда, 20 июня: 07:45
  • Пятница, 22 июня: 23:45
  • Воскресенье, 24 июня: 12:45

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы