Плод веры. Председатель правления Фонда патриарха Гермогена Галина Ананьина. Часть 2

25 ноября 2017 г.

Аудио
Скачать .mp3
Историю обретения чудотворной иконы Божией Матери "Державная" рассказывает Галина Ананьина, кандидат исторических наук, председатель правления Фонда патриарха Гермогена, сопредседатель Союза православных женщин.

(Расшифровка выполнена с минимальным редактированием устной речи)

– В прошлой программе мы начали говорить о третьем памятнике, который был установлен в знаменитом Александровском саду в Кремле благодаря Вашим усилиям. До этого был установлен памятник патриарху Гермогену и был восстановлен Романовский обелиск. И Вы сказали о той значительной роли, которую сыграло Управление делами Президента по разрешению установки памятника Александру I. Расскажите, что было дальше.

– Я хочу сказать, что вообще с памятником Александру I такая же история, как и с памятником патриарху Гермогену. Наверное, могу скромно сказать, и лично мне пришлось фактически дорабатывать проекты, не исполненные в императорской России по той или иной причине. Если кто видел памятник императору Александру I, то там есть  стела, где битвы войны с Наполеоном, и есть слова с заседания Священного Синода, когда Александру I было дано имя Благословенного. И там даны слова, обратите внимание: «Поставить в первопрестольной памятник императору Александру I». Можете себе представить, когда это было? Очень давно, двести лет назад.

Были и проекты, о них практически никто не знает. Один из проектов – памятник должен был быть на территории Кремля около Арсенала. А когда были проекты Храма Христа Спасителя (вы знаете, что он строился по указу императора Александра I), по одному из проектов около Храма Христа Спасителя должен был стоять конный памятник Александру I. К сожалению, ни тот, ни другой вариант не прошел, и нашему времени выпало вот такое право, такое счастье этот проект продолжить.

Он поставлен в Среднем Александровском саду. Мы знаем, люди туда не так много ходили, только те, кто шел в Кремль, а сегодня это одно из посещаемых мест. И хочу напомнить вот что. До сих пор в некоторой литературе, в средствах массовой информации про Александровский сад говорят: то ли это в честь Александра I, то ли Александра II, то ли Александра III. Я еще раз хочу сказать: именно Александра I. Когда стала восстанавливаться Москва, он пожелал, чтобы у стен Кремля был такой сад. Поэтому первые сады назывались Кремлевскими; были сады 1821 года, 1823-го, все это было Кремлевские сады. Только в 1856 году этот сад стал называться Александровским именно по просьбе Александра II в честь императора Александра I.

То, что памятник стоит именно в Александровском саду, я думаю, это огромная дань императору за победу над Наполеоном, за Москву, за ее возрождение. Очень многое с ним связано, но иногда это уходило в тень. Даже Оружейная палата и та была создана по его указу. Манеж, которому в этом году двести лет. И я думаю, что этот памятник, конечно, заслуженно стоит в Александровском саду.

Кроме того, там мемориальный сад; пятьдесят лет могиле Неизвестного солдата... На примере Александровского сада сегодня мы видим историю «через запятую»: 1612 год – это памятник этому времени и патриарху Гермогену, 1812 год – это памятник Александру I и за ним вся эта эпоха, грот – это тоже 1812 год и, конечно, Вечный огонь – 1941-й. То есть это вообще дни воинской славы! Только мне обидно: ведь когда в дни воинской славы 23 февраля и 9 Мая идут к могиле Неизвестного солдата, фактически с такими же цветами, с такими же венками надо идти и к этим памятникам.

– В этом году мы отмечаем 100-летие трагических событий, которые происходили в 1917 году: две революции, отречение от престола императора. И как-то в тени остается такое значимое событие, как обретение иконы Божией Матери «Державная». Я знаю, что Вы много трудов и усилий посвятили тому, чтобы этот юбилей не прошел незамеченным. Почему это так значимо, на Ваш взгляд?

– Я думаю, это не просто значимо. Назовем дату – 2 марта 1917 года. Дата, к которой всегда приковано внимание, а в этом году, наверное, особенно. Это дата отречения (или, как теперь это называют, вынужденного отречения) Николая II от престола. Именно 2 марта 1917 года в селе Коломенском была явлена икона Богородицы, которую назвали «Державная».

Нашла ее вместе со священником Николаем Лихачевым в храме Вознесения Господня в Коломенском обычная крестьянка, Евдокия Адрианова из деревни Починок. Ей приснилось несколько снов, когда Богородица ей велела прийти в храм (было указано, в какой храм), найти черную икону, отмыть – и пусть молятся. Но ни первому, ни второму сну она не поверила. И уже после третьего сна они с батюшкой обошли весь большой храм. Но подобной иконы нигде не нашли. От отчаяния она уже собиралась уходить, и тогда батюшка вспоминает, что какие-то иконы есть в подклете этой церкви. Они спустились туда и стали каждую икону просматривать. Одна икона была практически черного цвета, и когда они стали протирать ее, то на ней появились зеленые разводы и красный цвет. А когда оттерли, оказалось, что это Богородица, у  Которой на руках Младенец. И Она была со скипетром и державой. Единственное, что не могло быть на такой иконе, – не могла быть держава без креста, а здесь была держава без креста. И вот обратите внимание (мы ее покажем, она здесь есть у нас на снимке журнала Московской Патриархии): на державе нет креста. Это, видимо, вот такой знак семнадцатого года, отречения Николая II, который появился еще и на этой иконе.

Естественно, такое событие и такое совпадение не могли просто так пройти, поэтому было доложено тогда еще не патриарху, а митрополиту Тихону, который приезжал туда. Была записка Священному Синоду о том, что такая икона в Коломенском появилась. Приезжали уже и новые органы после Февральской революции, тоже есть такие свидетельства, свидетельства археологического комитета. Все достоверно, слава Богу; есть в архиве. Почти сразу было написано сказание о явлении иконы как раз священником Николаем Лихачевым. И уже с участием патриарха Тихона был написан акафист Божией Матери «Державная», которым мы пользуемся до сих пор.

Что было дальше? В это тревожное время икону стали выносить крестными ходами. Одно из первых мест, куда она попала, была Марфо-Мариинская обитель; Елизавета Феодоровна ее принимала. Дальше сам патриарх служил в Богоявленском соборе, с крестными ходами. С ним все время служил владыка Нестор Камчатский, и в истории с этой иконой  Божией Матери его огромная роль. Он не просто свидетель событий расстрела Кремля, а за книгу «Расстрел Московского Кремля»  был несколько раз  арестован, как мы знаем, и книга уничтожалась. А в дальнейшем именно через него патриарх Тихон передал небольшую нательную иконочку Гермогена для генерала Дитерихса и для Марии Феодоровны Романовой, которая к ней попала, когда она уже эмигрировала из Одессы.

Икона была реставрирована. Обратите внимание, Богородица на троне, но нет ножек, к сожалению, потому что часть иконы отсырела, и было принято решение ее отпилить. Первым, кто реставрировал икону, был известный художник-реставратор Чириков. Потом он был репрессирован, расстрелян, и в КГБ есть документы: «…за реставрацию иконы Божией Матери “Державная”».

В 1926 году еще одним художником Чернышовым была написана копия этой иконы для храма святого Николая в центре Москвы, на старом Арбате. И эта икона жива до сих пор, она в храме Николы Обыденного, там подлинная икона 1926 года. Художник также был репрессирован. Казалось бы, ну икона, ну и что? А потом оказалось, что именно за эту икону. Наверное, за то, что икона с державой и со скипетром, символами власти императорской России. Очень много было репрессировано людей, икона изымалась, но тем не менее очень много списков ее осталось.

Хочу сказать об одном моменте, насколько дорога эта икона и насколько с ней связывали образ Родины. Наши эмигранты в Шавиле в 1926 году построили храм в ее честь, и эмигранты того времени ходили и молились. А в Ницце в 1934 году семья Безак и царский поэт Сергей Бехтеев также построили домовый храм «Державной». Одна икона была привезена из России, вторая была заказана во Франции. Там переиздавались акафисты, сказания, то есть эта ниточка тянулась.

Думаю, что еще одну дату того времени мы должны озвучить. Это последний Приморский Собор 1922 года. Приморский Собор от начала до конца проходил под покровом иконы Божией Матери «Державная». Перед ней молились, в последнем белом параде она фактически была подарена всему руководству. Мы помним, что это была последняя защита императорской России, возможности сохранить которую уже, видимо, не было, но тем не менее это были те люди, которые не предали императора, которые не предали царскую Россию.

–Удивительно, как быстро распространилось почитание этого образа. Вы говорите, что строились храмы на чужбине. А какие есть сведения о том, как эта икона оказалась в селе Коломенском?

– Во-первых, я не озвучила, что сам храм Вознесения Господня построен в честь рождения Иоанна Грозного, и там есть царское место, как мы знаем. У него есть второе название: «царский храм». Икона туда попала в 1812 году из Вознесенского женского монастыря во время наступления Наполеона. В записках монастыря сказано, что она была отдана на сохранение… Но есть не просто предание; наверное, такие выводы можно сделать – что сложно было, ведь мы знаем, как было и с Кремлем после 1812 года, какие реставрации были, какие были нанесены утраты… Есть такие сведения, что она просто была там забыта. Сейчас мы понимаем, что она не просто там была забыта, что именно она явится в 1917 году путеводной иконой на эти сто лет.

Хотелось бы вспомнить Петра Барановского. Думаю, все-таки из-за того, что это Коломенское и что именно Петр Барановский стал первым руководителем музеев Коломенского, эта икона была спасена. У меня такое внутреннее чувство, и я думаю, что меня многие поддержат. Она была перенесена из храма Вознесения Господня рядом в храм Георгия Победоносца в 1926 году, а в 1929 году была отправлена в государственный Исторический музей, в музейный фонд...

Но долгое время считалось (до сих пор это есть в изданиях до 1988 года), что подлинная икона не сохранена, что она потерялась и судьба ее неизвестна. И вот 1988 год открывает второе обретение – огромная дата. Это связано с владыкой Питиримом. Именно он так скромненько попросил в связи с 1000-летием христианства на Руси, которое отмечалось в 1988 году, предоставить икону «Державную» на выставку в домовый храм Иосифа Волоцкого (в Издательский отдел Патриархии). Ну, мы знаем, что такое домовый храм, и она была в алтаре, то есть особого доступа у народа не было. Есть такой факт, что приезжал и прикладывался к ней патриарх Пимен.

Она простояла там два года, и в 1990 году уже патриарх Алексий, когда начиналась новая жизнь  и были новые постановления о церковной собственности, просит передать эту икону в Коломенское. Выходит постановление о передаче этой иконы, и она передается в Коломенское. Так как храм Вознесения был тогда закрыт, она передается в Казанский храм, где находится до сих пор.

Передается она очень скромно. Сейчас готовится книга «История народного почитания», которая будет издана в издательстве Московской Патриархии, и там будет очень много того, о чем я говорю. Фактически эти документы все будут. И есть фотография, она опубликована только в журнале Московской Патриархии, как очень скромненько ее выносят из Издательского отдела. Приезжали два священника, практически без сопровождения народа, и вот ее вносят по ступеням в храм Коломенского. А 29-го, через несколько дней, уже прошел крестный ход по Коломенскому с ней, и вот здесь начинается не только ее новая жизнь, а начинается новая жизнь России.

С ней связано «второе крещение Руси» (есть такая терминология). Распадается Советский Союз. Была инициатива восстановления Храма Христа Спасителя, а с чего восстанавливается храм? С закладного камня, и он был с образом иконы Божией Матери «Державная». Каждый день читались акафисты, читались молитвы, ходили тогда еще вокруг бассейна. Ходили и отмаливали Храм Христа Спасителя, отмаливали православную Россию. Воссоздан величавый храм, и рядом очень незаметная часовенка, но, как я говорю, это «образок» на Храме Христа Спасителя и в то же время такой оберег.

Хочу сказать, что первый храм, посвященный этой иконе, был в Гдове. Фактически начинался девяностый год, когда Михаил Шиночкин приехал к отцу Николаю Гурьянову и сказал:

– Батюшка, я хочу построить храм, возродить Гдовский собор.

– Да? Назовите его храмом во имя Божией Матери «Державная».

– Батюшка, у меня и иконы нет, и денег нет.

И батюшка дал ему первые деньги и вынес икону из своего иконостаса. Он был почитателем царской семьи, и когда я первый раз у него была, то как-то подумала: все есть, а «Державной» иконы нет. Я тогда не знала, что свою икону «Державной» он отдал в этот храм, что прекрасный белый в псковском стиле Гдовский собор восстанавливался с этой иконой. Икона, слава Богу, жива до сих пор.

А дальше начинается то, что, наверное, и должно начаться. Я говорила (и в литературе об этом есть), что практически ничего не сохранилось. А потом оказалось, что к столетию этих событий так много сохранилось икон! В 1990 году здесь, в Перерве, в монастырь недалеко от Коломенского была передана огромная икона, копия того времени. Красивейшая, на лазурном фоне. Она до сих пор очень почитаема. Если кто не был, поезжайте преклонитесь! Она стала мироточить сразу. Принесла ее одна монахиня в день 15 марта, по новому стилю это день обретения.

В книге будет несколько икон, я несколько икон назову, которые Божиим Промыслом вернулись в Луганск, притом иконы практически храмовые. Икона, которая сейчас в соборе в Твери, служила дверью в хлеве. Слава Богу, она сейчас в храме. Когда ее увидел один прихожанин, он фактически выкупил ее, отмыл, принес домой, и начались (ну чудесами не назовешь, но тем не менее) тревожные сны у хозяйки, какой-то скрип. Богородица все время говорила: «Я мерзну, мерзнут ножки…» Та икону все время одеялом укутывала, потом невозможно стало. И отнесли ее в храм. Она была повреждена очень сильно, ее реставрировали, и сегодня она украшена – в ризе, бриллиантовые группы, рубины… Это то, что в свое время хотела сделать Евдокия Адрианова, но события наступили такие, что ей это не удалось. Вот тоже как бы продолжение ее судьбы. Небольшую икону вернули тоже 15 марта в храм Татианы в университете. И вот они стали возвращаться... Значит, люди все эти годы, фактически сто лет, хранили дома даже большие храмовые иконы; и маленькие тоже.

Я выкупила на аукционе образок с Гермогеном, и когда я его получила, у меня был не то что маленький, а большой шок: на той стороне была «Державная» икона. А образок такой мог появиться, естественно, только после 1917 года. Еще есть один образок того времени с этой иконой и с образом Иоанна Кронштадтского. Видимо, эти образки с Гермогеном и Иоанном Кронштадтским были как укрепление веры.

Я думаю, наша с вами картина не будет полной, если мы не скажем о больших событиях, о 90-летии и 100-летии иконы. Празднование 90-летия в честь иконы  Божией Матери «Державная» стало таким заметным, таким разительным! Именно в этот год произошло воссоединение Церквей, и когда ставился вопрос, какую икону повезти, то повезли икону «Державную». Тогда по Европе и Америке путешествовала икона «Державная», а по России полтора года шел многотысячный крестный ход «Под звездой Богородицы». Я думаю, что никто в новейшей России подобного крестного хода не вспомнит…

Хочу сказать, что столетие иконы Божией Матери «Державная» праздновалось литургией в Коломенском, ее провел Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Летом, уже 27 июля, на соборной площади перед Вознесенским собором, перед входом в подклет, где она была обнаружена, состоялась литургия, а на следующий день – большой крестный ход на улице, когда сияло солнце при многотысячной толпе людей. Вот так праздновали уже второе обретение.

Естественно, нельзя не вспомнить Псков, станцию Дно. В 2007 году там был заложен крест в память об отречении с иконой «Державной». А в этом году заложен еще один крест – в основание нового храма, посвященного императору Николаю II, и его всеми силами будут стараться открыть к столетию расстрела царской семьи.

Ведущий Александр Гатилин

Записала Екатерина Самсонова

Показать еще

Время эфира программы

  • Воскресенье, 16 декабря: 00:05
  • Вторник, 18 декабря: 09:05
  • Воскресенье, 23 декабря: 00:05

Анонс ближайшего выпуска

Нужно ли ограничивать количество детей в приемных семьях? Как правильно помогать приемным семьям? Как реформировать систему органов опеки, чтобы она помогала семьям, а не занималась только их изъятием из семей? На эти и другие вопросы отвечает директор социального центра святителя Тихона при Донском монастыре Александр Гезалов

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы