Плод веры. Беседа с директором радио "Радонеж" Евгением Никифоровым. Часть 2

14 января 2017 г.

Аудио
Скачать .mp3
Директор радио "Радонеж" Евгений Никифоров рассказывает о наиболее востребованных радиослушателями темах, об истории становления радио "Радонеж" и перспективах его развития.

– В прошлой программе Вы замечательно рассказали про кинофестиваль «Радонеж», а сейчас мы хотели бы поговорить непосредственно о радио «Радонеж». Как оно развивается, что произошло в последние годы, какая динамика? Какие, может быть, существуют сложности?

– Когда меня спрашивают: «Какой Радонеж?», я говорю: «Всё, кроме города». Вот к городу я не имею никакого отношения. Всё остальное: паломническая служба, гимназия «Радонеж», газета «Радонеж», радио «Радонеж»… «Радонеж ТВ» у нас тоже есть, правда, это не большое телевидение, как «Союз», а интернет, где, кстати, можно будет посмотреть фильмы фестиваля.

Газета «Радонеж» перед Вами, причем со всей ответственностью говорю, что эта газета – бумажная версия радио «Радонеж», потому что мы многое распечатываем, лучшие стенограммы редактируем и превращаем в статьи. Это большой успех, потому что это чуть-чуть поправленная живая разговорная речь, в ней есть внутренний посыл, не просто письменные размышления, а нечто другое. Вот одна из степеней развития радиостанции.

Радиостанция развивается, как развиваются сейчас и все наши СМИ. Что-то умирает. Например, сейчас короткие волны умерли, их просто нет. Мало того, антенны демонтированы, провода разобраны и так далее. Очень мало осталось средневолновых радиостанций: медь сдали на вторсырье, и ничего не осталось от этого всего. Вместе с тем несколько радиостанций, в частности «Радонеж», продолжают работать. Но это большей частью для дальнобойщиков. Вот они или те, кто просто едет в машинах, и слушают в дороге радио «Орфей», «Радонеж» и «Радио России» и всё, больше там выбора нет, все ушли оттуда: это непопулярные диапазоны. Но для нас, православных, это тоже аудитория. У нас есть фаны разного порядка, в том числе очень высокого благосостояния, которые едут в свои загородные виллы и дома и слушают радиостанцию именно на средних волнах 612 кГц. Короче говоря, у нас есть своя аудитория. Кроме того, основной ресурс (тоже непопулярный) – это FM3, на самом деле это бывшие советские УКВ. На него тоже есть парк старых советских приемников, соответственно, советские люди пожилого возраста слушают нас на волне 72,92. Но появляются новые приемники, где есть эта волна и тоже есть свои фаны, потому что это все-таки FM – качество звучания там очень хорошее.

Но сейчас народ переходит в Интернет. На radonezh.ru есть кнопка «Слушать». В Москве и крупных городах, думаю, та же тенденция, сейчас всюду в квартирах поставлен wi-fi. Вы же сами знаете, что происходит: все забираются в кресла, на диваны и слушают «дзум-дзум-дзум-дзум», а кто-то слушает радио «Радонеж». Есть такая тенденция: у нас расширяется, и очень серьезно, слушательская аудитория в Интернете.

То есть радио развивается, мы работаем для своего слушателя. Появляются новые радиостанции, и мы должны понять, чем отличаемся от них, мы не должны их дублировать. Они не просто плохие или хорошие, а просто немножко на другую аудиторию. В Москве это радио «Вера»: они обращены к внешнему миру, слушателям FM-аудитории, и у них даже ритм такой, FM диктует свое. А мы «длинное» радио, можем полчаса, как, кстати, на «Союзе», поговорить о том о сем, полностью раскрыть тему. В этом наше преимущество, и я не хочу от него отказываться. Хотя у нас нет больших спонсоров, есть наша аудитория, который нас и оплачивает. То есть мы в значительной степени живем на средства наших слушателей, как и «Союз». Поэтому считаю, что мы очень точно нашли свой формат: мы обращены к Церкви, людям церковным в той или иной степени.

– Какая существует обратная связь с радиослушателями? Есть ли какие-то тематические запросы? Звонят ли, пишут, о чем с наибольшим интересом слушают?

– Я думаю, мы одно из СМИ, имеющих надежную и достаточно массовую связь со своим слушателем. Во-первых, мы работаем на всех православных выставках и ярмарках, у нас свой стенд. Люди приходят, спорят, скандалят: «Почему? А что он говорит такое, что он несет?» Все это происходит очень эмоционально. Второе, это, конечно, современное средство связи – эсэмэски. С одной стороны, через эсэмэску можно пожертвовать, с другой стороны, на номер 5522 можно написать. Эти вопросы видны сразу же, в режиме реального времени: у нас на столе стоит монитор. Причем пишут слушатели из Магадана, Владивостока, Питера, в первую очередь, конечно, из Москвы, но отовсюду, со всего крещеного мира люди присылают эсэмэски со своими вопросами. И, соответственно, пожертвования, что крайне приятно.

Спрашивают про самое разное, начиная с самых нелепых вопросов. Один батюшка, который работает у нас с самого начала, уже двадцать лет, говорит: «Нет, я не могу! Это все чистое дурачье. Ну я им двадцать лет талдычу, талдычу, они опять об этом спрашивают!» Я говорю: «Батюшка, это уже другие дураки. Поколения сменились, и людям важно узнать. Они задают вопросы, совсем уж простые для нас с Вами. Казалось бы, что на них отвечать, но нет, нужно собраться и терпеливо отвечать». Есть у нас и «высоколобые» батюшки, выдающиеся богословы, есть и «простаки», как отец Амвросий, у которого главный совет: «Делай раз, делай два, делай три, делай четыре и ничего в голову не бери». Вот такие главные послания всем звонящим. Конечно же, я утрирую. Он отвечает как старец, совершенно удивительно даже для меня, хотя я его давно знаю, с удовольствием слушаю и дивлюсь его мудрости, живой мысли, которая стоит за его ответами, и живому пониманию. Это очень важно.

На радио «Радонеж» в прямом эфире работать крайне сложно. Одно дело, когда тебе звонят и есть какой-то текст, а наши батюшки слушают не текст, а подтекст, что реально человек спрашивает, там же интонации какие-то. Кроме того, нужна просто боксерская реакция, как у отца Димитрия Смирнова. Он же «боксер»! Иногда его не любят за такую прямоту и, может быть, резкость ответов, но что ж, зато это всегда очень точно, с глубинным пастырским пониманием. Я считаю, что это один из ныне живущих старцев. Хотя он протоиерей, не монах, не какой-то горный старец, а реально живущий с нами человек святой жизни, который может дать совет своим пасомым и всем, кто по-настоящему хочет узнать, что для них спасительно.

– Если говорить более широко, не только о внутрицерковной жизни, то какие темы общественно-политической жизни и международной ситуации чаще всего обсуждаются на радио? О чем говорите?

– Да обо всем. Преимущество радиостанции в том, что она работает «с колес». Пришла повестка дня, посмотрели новости – церковные, нецерковные, интересные, которые бы задевали нашу аудиторию и к ней бы немножечко относились, об этом и говорим. По общественно-политическим темам сейчас громадное приобретение – две программы. Одну из них ведет Михаил Смолин, замдиректора Российского института стратегических исследований. Хотя программа пышно называется «Имперский клуб», она по-настоящему, общественно-политическая, аналитическая. Так как сам Михаил – человек глубокий, православный, то ответы в ней именно духовно-нравственного содержания, что нам и нужно. А вторую программу ведут два блистательных современных журналиста, которые очень известны, – это Борис Межуев и Кирилл Бенедиктов (только это наш Бенедиктов, имейте в виду). Яркие, хорошо говорящие, умнющие-преумнющие, эксперты в своей области. У них свой сайт politconservatism.ru, они профессиональные американоведы, знают, что и как происходит в этой жизни и откуда. Вот сейчас, например, всех интересует Трамп, что, зачем и как, и ответить на это очень важно.

Сергей Худиев, наш знаменитый публицист, который начал работать у нас и, слава Богу, продолжает. Но он сейчас всюду нарасхват. Правда, он «писучий» донельзя, хватает на всех. И я думаю: «Боже, Сережа, как ты умудряешься открыть оригинальную тему, и здесь интересно, и здесь интересно!» И он нигде не повторяется – такой удивительный дар. Да в Фейсбуке по три-четыре поста ежедневно выдает, и все очень содержательные, и еще отвечает своим френдам. Это то, что касается общественно-политических программ.

Кроме того, есть наши старые обозреватели, как Виктор Александрович Саулкин. Я считаю, наиболее удачны у него программы, посвященные царственным мученикам, новомученикам Российским вообще. И как он умеет рассказать и о русской иконе, о чудотворных иконах Москвы! Это же единственная паломническая поездка по Москве – «Чудотворные иконы Москвы», которую он ведет в нашей паломнической службе. Совершенно уникально, когда ты открываешь для себя Москву через ее главные святыни.

Ужанков Александр Николаевич, наш выдающийся филолог, человек академический, но так живо рассказывающий о русской литературе и о святынях. Кроме того что он один из главных специалистов по древнерусской литературе, он еще проводит – представляете, какие энтузиасты, какие потрясающие люди! – экскурсии по Москве. Летом, когда академических часов уже нет и он немножко свободнее, Александр Николаевич проводит экскурсию по Красной площади Кремля. Те, кто были, говорят: «Неужели мы здесь живем?» – вот такое совершенно замечательное впечатление. Авторов очень много, и их число каждый раз увеличивается.

– В свое время мы с Вами записывали ряд программ, где обсуждали насущные проблемы, стоявшие перед Церковью. Спустя несколько лет после тех программ что изменилось, что сейчас на повестке церковной жизни?

– Изменилось то, что не успеваешь за новостями, событиями, которые постоянно происходят в церковной жизни. Когда мы начинали, один архиерей мне сказал: «Слушайте, вы даже новостную программу делаете. А откуда новости?» Представляете! Не то чтобы их высасывали из пальца, но добыть что-то новое и сформулировать как новость было очень сложно. Сейчас не знаешь, как от них избавиться, как отсеять в этом новостном поле. То есть церковная жизнь настолько цветущая, настолько разная, так много чудеснейших православных людей работают на благо веры, Отечества, помогают нашим ближним!

Даже возвращаясь к нашему фестивалю – мы же все это фиксируем. Я вот вспоминаю фильм «Камчатские отцы». Батюшка едет к своим прихожанам на собачьей упряжке, потому что доехать ни на чем другом невозможно. Едет к малым народам – чукчам, нанайцам. Они ему так рады! Он их причащает. Раз в год только может к ним добраться. Вот человечище, и это же реальный человек! Он мог бы сказать: «Владыка, простите, но как я доеду? Нет транспорта – все». А тут сел и на собачьей упряжке поехал, потому что никакой джип туда никаким образом не пройдет. То есть жизнь нашей Церкви такая грандиозная. Вот это меня радует, впечатляет и вдохновляет.

– Что касается церковно-государственных отношений, как они изменились?

– В последний год вообще произошел какой-то переворот. Дай-то Бог, я молюсь, чтобы это были не какие-то внешние изменения. Мы видим, насколько сильно изменился вектор, просто радикально. Министры образования каждый год на Рождественском чтении столько декларировали, что думал: «Господи, вашими бы устами да мед пить», а в реальности – ничего! Семь часов «Основ православной культуры» в четвертом классе, то есть сознательно ничего. И вдруг сейчас мы видим шестьсот часов – Ольга Юрьевна пришла министром образования, – это революционное событие! Нужно понимать, что она человек глубоко церковный, понимающий, знающий, профессионал высокого уровня. Она же была завкафедрой в Академии госслужбы, то есть всё знает.

Когда Ольга Юрьевна только поступила на работу в Администрацию Президента, мы с ней встречались, тогда она еще была более доступна, потому что сейчас, при занятости министра, это очень тяжело. Она говорит:

– Я тебе очень признательна.

– А за что? – спрашиваю.

– Я почти всех своих ребят в новый аппарат набрала из выпускников твоих школ – то есть нашей православной гимназии.

Во-первых, для меня это просто елей на сердце, ясное дело.

– Они исполнительны, компетентны.

На самом деле Ольга Юрьевна не такая добрая тетя. Она большой профессионал и жесткий управленец, ей на зуб не попадай.

– Заговорили про гимназию «Радонеж». Как ситуация? Несколько лет назад Вы жаловались, что возникали сложности с государственным финансированием. Как сейчас обстоит дело?

– Ольга Юрьевна еще не добралась, в новой должности она всего лишь несколько месяцев, как Вы знаете. Ситуация такая же, то есть мы до сих пор находимся в ситуации дискриминации по религиозному признаку. Все, даже еврейские и татарские школы, получают дополнительное финансирование как школы с этнокомпонентом, а нам дают шестьдесят процентов от того, что положено, даже меньше может быть. То есть мы выкручиваемся, вертимся незнамо как. Спонсоров нет. У кого угодно они есть, а у православных школ… А ведь их на всю Москву всего двенадцать. И только семь состоявшихся школ, где с первого по одиннадцатый классы, не приходские начальные классы, а большие серьезные школы, и их очень мало.

Конечно, когда начинают говорить: «Вот эта Церковь куда-то лезет», я отвечаю: «Ребята, давайте вспомним следующее: в Татарстане всего лишь три с небольшим миллиона человек, из них больше половины русских, или, скажем, поровну. Два миллиона татар из них еще крещены. Так вот, за эти десять с небольшим лет было построено две тысячи мечетей. В двадцатимиллионной Москве, столице православного государства, первопрестольной русского народа, где кафедра Святейшего Патриарха и так далее, мы пытаемся доказать, что нам нужно хотя бы еще чуть-чуть храмов. Причем в Москве пятьсот храмов вообще, еще масса в руинах, которые Церковь восстанавливает на свои средства. Мы просим программу уже не на пятьсот храмов, как было раньше, а хотя бы на двести. И вы знаете, какое сатанинское сопротивление. Что эти люди думают? Я считаю, что они не думают, а просто живут бесовскими наваждениями, мыслями, прилогами. Но это печаль. Стоят с плакатами «Парк не попам, а людям!». Причем милые, хорошие русские лица, молодые ребята. Что они говорят, что думают? Мне непонятно. Во-первых, «попам» или «людям»: сколько попов в храме? Дай Бог один, который на износ там работает, и еще пара человек обслуги. А остальные кто? Это люди! Люди, которым это нужно.

И потом, это не заправка, не завод, не кафе с отходами, не ресторан с попойками за полночь. Что хорошего в той чудовищной среде, где вы живете, в этих безликих многоэтажках, которые даже не эконом-класса, а ниже? Вам ставят украшение. Храмы, которые в Москве строятся, – это просто шедевры современной архитектуры. Обычно это классика, отсылка к традиции, но это очень красивые строения. Ты, мамочка, идешь со своим ребеночком. Древние греки заставляли своих беременных женщин ходить по Акрополю, чтобы они наслаждались великими зданиями и скульптурами, наслаждались красотой, и тогда плод вызревает соответственный. Потому что греки понимали, что все начинается от рождения. Материнская связь – это не пуповина, а все гораздо глубже. А здесь что? Ну родишь такого «квадратного» ребеночка, что дальше? Хотя бы что-то красивое должно быть перед глазами! Я искренне не могу понять этих людей. Наверное, поеду как-нибудь, когда там будет свора, и поучаствую в ней. Я просто хочу понять их мотивацию. Если это не «запро́данцы» какие-то, как говорят украинцы, не засланцы и не ангажированные деньгами каких-то фондов (а политические силы участвуют, и «Сорос» участвует, это все понятно), то думаю, что есть и более или менее думающие люди. Вот с этими мне хотелось бы поговорить.

– В завершение нашей программы что оптимистичного, позитивного Вы могли бы пожелать нашим телезрителям?

– Телезрителям – смотреть телеканал «Союз». Серьезно, я не ради лести говорю. Потому что это как фильмы фестиваля. А вы неизбежно будете пытаться договариваться с ними, потому что там авторские права, на которых настояли американцы. Это их палка в колеса, потому что они хотят получать со своего рока-шмока, панка, рэпа и так далее, это же их затея. Там жестко, это бизнес. Даже у нас рокеры – это не бизнес, это тоже наши люди, как говорится, которые еще и творчеством занимаются. Там никакого творчества, просто бизнес. Они сделали авторские права, которые делают невозможным показ фильмов фестиваля, но мы все равно стараемся, эти фильмы все равно проникают. А они, поверьте мне, – антидепрессант. Вот посмотришь: «В Сирии взорвалось», «Опять американцы коварничают», еще что-то происходит – и выключил телевизор. «Союз» включил – «Слава Тебе, Боже наш», Церковь Божия, батюшки и так далее, поэтому это антидепрессант. И в трудную минуту, теснится ль в сердце грусть, включается радио «Радонеж» или телеканал «Союз».

– Спасибо огромное за беседу!

– Спасибо вам!

Ведущий Александр Гатилин

Записала Екатерина Самсонова

Показать еще

Время эфира программы

  • Суббота, 29 июля: 21:30
  • Понедельник, 31 июля: 02:05
  • Среда, 02 августа: 05:30

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы