О земном и о небесном. На вопросы отвечает архиепископ Пятигорский и Черкесский Феофилакт

18 декабря 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
 – Владыка, сегодня я собрала самые интересные вопросы, которые встретились мне   в интернет-пространстве, а также что-то где-то услышала. Если Вы не против, буду задавать вопросы на самые разные темы.

– Обо всем поговорим.

– Вопрос навеян встречей с нашим гостем, который был недавно у нас в студии. Он рассказывал, что у него долго не срасталась актерская профессия с нравственными ценностями. Владыка, а есть ли профессии, которые вообще Церковью не принимаются?

– Это ремесло греха. Есть такие профессии, которые я даже, наверное, не назвал бы профессиями. Некоторые говорят: «Этот род деятельности относится к древним профессиям». Мне кажется, что само понятие «профессия» относится, прежде всего, к той деятельности, которая, во-первых, прославляет образ Божий в человеке, во-вторых, самого человека делает подобным Богу. Профессия – это то, когда соединяется человеческое и Божественное; все, что имеет в своем корне это соединение, называется профессиональной деятельностью.

Не может быть профессиональных убийц; это словосочетание совершенно искусственно притянуто к деятельности людей, которые промышляют убийством. Это разбойники! Не может быть профессиональных разбойников, профессиональных душегубов – это все то, что вне рамок нормальной жизни. Естественно, подобного рода деятельность не только не благословляется, но и порицается Церковью и именуется грехом. Такие люди не допускаются до церковного общения. Есть каноническое право, которое говорит о том, что такие люди в том числе даже отлучаются от Божественного Причащения – до тех пор, пока не исправятся. Потому что род их деятельности искажает замысел Божий о человеке.

– Интересный вопрос: почему советуют уходить от духовника, который настаивает на своем решении проблемы человека?

– Что касается отношений человека с духовником, здесь о многих вещах стоило бы сказать. Прежде всего, духовник – это не тот, который делает что-то вместо тебя, это тот, который делает вместе с тобой. Это то же самое, что учитель. Как можно определить хорошего, сильного учителя и учителя со слабой профессиональной подготовкой? По тому, как то, что дает учитель, усваивается учениками. Да, конечно, от ученика тоже многое зависит: от его усидчивости, от его талантов, развитости. Но если сам учитель развивает в своем ученике эти знания, значит, все правильно. Если этого не происходит, значит, нужно делать какой-то другой выбор.

То же самое касается духовника: если духовник в человеке развивает знание о Боге, желание к молитве, к изменению, к хорошим поступкам, если это духовничество человека не делает замкнутым, обособленным, иногда на всех обиженным, неразговорчивым, а, наоборот, делает человека открытым, свободным, радостным, то такое духовничество приносит большую пользу. Ну а если не так, значит, надо менять лечащего врача.

– А если человек без благословения не делает ничего? Любые проблемы в семье, на работе – сразу к духовнику за советом. Это не значит, что он перекладывает ответственность за свою жизнь на кого-то другого?

– Знаете, я бы хотел сказать о самом понятии «благословление», о несколько другом, правильном понимании. «Благословите что-либо сделать» – это не равносильно «разрешите». Благословить и разрешить – это разные вещи. Благословите – это значит призовите на это благословение Божие. Это значит – помолитесь вместе со мною об успехе этого дела. Это значит – разделите со мной все мои тревоги, страхи, переживания.

Например, я иду на экзамен – благословите. Это не означает «разрешите сдать хорошо». Это означает – «пройдите этот путь на экзамен со мной», в своих молитвах, в своем внутреннем сопереживании, а потом еще, может быть, в своих словах. Кстати, само слово «благословите» – это «благое слово». Это значит «дайте назидание», «дайте поручение». Вот я собрался в дорогу – благословите, то есть дайте мне карту дорожную, чтобы моя дорога была лишена опасностей и привела меня к желаемой цели.

– Почему священники не носят обручального кольца?

– Кстати сказать, эта традиция распространяется не на все церковные православные общины. Да, в России это не принято, а в некоторых других Поместных Церквах священнослужители носят обручальные кольца. Это связано с традицией нашей Церкви. Она заключается в том, что священник во время того, когда над ним совершается хиротония, венчается самой Церкви, Церковь становится его невестой. Это напоминание ему о том, что теперь он имеет брак со своей женой, но еще имеет сакральные, особого рода отношения, как священник, со всей Церковью. И в нашей традиции обручальным кольцом становится крест священнослужителя, который он носит на себе, если так можно сказать.

Я знаю развитие этой традиции в нашей практике, но если говорить о законе, то нет такого предписания, чтобы священник не носил кольца. И если матушка попросит батюшку где-то в поездке надеть это кольцо и батюшка ради любви к матушке это сделает, в этом не будет тяжкого греха.

– Но матушки носят кольцо.

– Матушки носят.

– Очень серьезный вопрос. По Вашему мнению, что значит предать самого себя?

– Это значит отчаяться. Потому что отчаяние – это тогда, когда ты перестаешь ожидать, а значит, чувствовать, быть готовым, открытым сердцем к дыханию Божьему в самом себе. Это когда ты не даешь дышать своей собственной душе. Вот это и есть предать себя.

– Следующий вопрос, наверное, вечный. В разных ипостасях мы его задавали. Почему в семейной жизни именно измена считается веским основанием для расторжения даже церковного брака?

– О таинстве Брака, о святости брака мы знаем из Священного Писания, где звучат удивительные слова: «То, что соединил Господь, человек да не разлучает. Двое одна плоть есть». Вот это таинство и единство брака заключается не только в совместном ведении хозяйства, воспитании детей, проживании на одной жилплощади, пользовании одними материальными благами, их собирательстве и так далее. Самое главное заключается в единстве, единении душ и тел. И всякий разрыв в этом, конечно же, приносит очень большую трагедию семье, особенно если он совершается из-за добровольного выбора.

Если так можно сказать, то на чистоте брака покоится присутствие благодати Божией. И когда человек оскверняет свою жизнь, оскверняет свое ложе, то, несомненно, это является препятствием к присутствию дыхания Божия. Поэтому нередко эти проблемы и эти падения становятся основанием в том числе для расторжения брака. Но речь о расторжении брака идет тогда, когда человек не кается в этом. Да, человек может упасть, может оступиться, но если он кается, тогда он еще не бес. Если он не кается и избирает жизнь в своем падении как норму для себя, тогда он подвергает громаднейшей опасности свою семью. И, скорее, брак расторгается не из-за невозможности пребывания вместе по причине того, что тот человек пал, а по причине того, что он выбрал это падение как норму жизни – и это грозит благополучию всей семьи.

– Всегда ли происходит воздаяние за зло? Тоже очень актуальный вопрос.

– Да, несомненно. Знаете, я встречал очень много людей в своей жизни, у которых принимал исповедь и которые говорили о своих проступках, о том, что они сделали нехорошего, но с этим продолжали жить. Я помню один такой диалог, я задал вопрос: «Вы, наверное, уже сумели пережить за это? Что называется, вернулось все это Вам?» На что человек ответил: «Моя жизнь сложилась достаточно спокойно и, можно сказать, хорошо, но это никогда не давало мне спокойствия внутри. Каждый раз, когда я это вспоминал, а вспоминал каждый раз, когда видел храм, во мне это вспыхивало с большей и большей силой». Несомненно, до тех пор, пока этот человек не покаялся, это продолжало жаждать отмщения, если так можно сказать. И отмщением для этого человека была его совесть, которая его укоряла и не давала ему покоя.

Когда мы говорим «воздаяние за зло» – это не означает только лишь наказание, это не означает какое-то пролитие крови и слез. Прежде всего, это означает такие условия, в которых человек начинает меняться. Отмщенное зло – это, если так можно сказать, еще и созданные условия для того, чтобы человек изменил свою жизнь, пришел к покаянию.

– Владыка, спасибо большое! Думаю, что вопросы, которые я не успела сегодня задать, мы оставим на следующий выпуск. И, может быть, у слушателей, зрителей еще возникнут вопросы, я их с удовольствием задам Вам. А пока – Ваше слово.

– Спасибо за сегодняшнюю беседу.

Дорогие братья и сестры, я хотел бы обратиться к вам, во-первых, с просьбой продолжать задавать свои вопросы и поблагодарить тех, кто эти вопросы задает посредством и наших социальных сетей, и прямого обращения в нашу редакцию. Еще я хотел бы вернуть каждого из нас в воспоминания. Помните, когда испачкаешься и идешь домой, страшно боишься – сейчас получишь. Но ведет тебя домой совсем другое чувство – ты знаешь, что дома тебя простят, и твое воздаяние – это прощение. Бог так воздает нам, если мы возвращаемся домой. Помоги Господь нам найти дорогу домой!

Ведущая Юлия Бычкова

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы