Мысли о прекрасном. Встреча с настоятелем Богоявленского Кожеозерского монастыря иеромонахом Михеем (Разиньковым). Часть 2

3 ноября 2015 г.

Аудио
Скачать .mp3
Гость передачи - настоятель Богоявленского Кожеозерского монастыря иеромонах Михей (Разиньков). О возрождении иноческой жизни в самом труднодоступном монастыре России бывшим регентом Оптиной пустыни и Троице-Сергиевой Лавры отцом Михеем, о древнем знаменном распеве во время службы и об устроении жизни в обители рассказ в нашей передаче.

– Мы продолжаем нашу беседу с настоятелем Богоявленского Кожеозерского монастыря отцом Михеем.

– Наверное, самый правильный и естественный путь для человека, приходящего в монастырь, такой: человек ходит в храм, но душа его желает большего, чем просто приходской жизни, и происходит это не как-то искусственно (потому что, если искусственно, потом все распадется), а само собой. Когда человек приходит в монастырь, он видит немного другую жизнь, нежели на приходе, и душой и сердцем хочет остаться; ему здесь гораздо лучше, чем где бы то ни было. И человек, бывает, оставляет и работу свою любимую, и все, к чему был привязан. Как правило, так и бывает, что все это на самом деле человеку не очень-то и близко. Как в Евангелии: человек пошел, нашел сокровище на поле, все продал и купил то поле. Или про жемчужину… То есть, человек находит что-то лучшее, не то, что он придумал, а где действительно душа его.

Здесь место особое, удаленное от всего мирского, поблизости нет никаких поселков. Монастырь находится на большом удалении от мирских селений. Пустынные архангельские края! Все приходится делать самим: и пахать, и лес заготавливать, и доставлять себе пропитание – ловить рыбу (многие с удовольствием приезжают поудить), а это нелегкая работа на самом деле. Рыбу зимой надо из проруби вытащить, обработать, почистить, вовремя куда-то сложить или приготовить, а летом и сети надо почистить, распутать, закидывать и проверять постоянно, несмотря на усталость и занятость в каких-то других делах, и многое-многое другое. Самим приходится делать все, но это дает и благодать: «Даст ти Господь по сердцу твоему», потому что так и положено жить монахам – жить своим трудом.

Люди часто спрашивают: «Чем мы можем помочь?» А нужна самая разнообразная помощь: и воду принести, и в храме подмести, или ту же посуду вымыть (а все ведь знают, что в таких, не городских условиях, это сделать сложнее). Руки, они везде нужны во славу Божию и во спасение души. Мне однажды написал схиархимандрит Виталий, тбилисский старец: «Если человек побывает в монастыре, возьмет на себя труд туда доехать, тем более потрудиться, святые, которые там подвизались, будут ходатайствовать о помиловании его души до Второго Пришествия Христа». А людям, приехавшим помолиться и потрудиться в наш монастырь, в такую даль, я думаю, будет большая награда от наших преподобных Серапиона, Никодима и Авраамия Кожеезерских!

У нас нет проезжих дорог, проехать нельзя ни на каком колесном транспорте, даже на больших машинах. Ближайший населенный пункт – поселок Шомокша, в шестидесяти пяти километрах от монастыря. Зимой мы добираемся туда на снегоходах и зимой же завозим, как в старые времена, на санях (да за снегоходом) какие-то необходимые продукты, вещи, строительные материалы, посылки, которые присылают люди. Закупить все необходимое нужно и в городе, а ближайший город – Плесецк, это еще сто тридцать километров от Шомокши.

Вот привезли целую «Газель» из Москвы (раб Божий Андрей согласился помочь), и теперь предстоит самый сложный этап: весь этот груз, может, за шесть-восемь ходок на «Буране», в санях отвезти в монастырь, почти за семьдесят километров.

Продукты, которые приходится завозить, они для нас, можно сказать, деликатесы, печенье всякое или какие-то молочные продукты (у нас же из-за малочисленности коровы нет). Завозим все зимой, потому что летом много на себе не принесешь – тяжело. А добираемся летом по необходимости пешком, но не в Шомокшу, а уже в другую сторону – до ближайшего леспромхоза (по дороге это примерно тридцать километров от монастыря).

– Скажите, человек же должен быть как-то адаптирован к таким суровым испытаниям? Вам, наверное, пришлось искать способ выживания? Север – это все-таки не для слабых людей! Кроме соблюдения монашеского устава, нужно и дрова заготовить, и огороды содержать, и пашня, и сенокос, и хлеб вы сами печете! То есть весь цикл жизни человека в виде натурального хозяйства у вас присутствует полностью. Так что это, наверно, для тех, кто хочет жить такой вот натуральной жизнью.

– На самом деле тут ведь заповедь Божия выполняется – наказание за Адамово преслушание: «В поте лица твоего снеси хлеб твой». Но ничего неимоверно тяжелого я здесь не вижу, а вижу только одно – нет необходимого количества единомысленных людей. Когда они есть, помогают друг другу, то там не так уж и сложно жить. У нас совсем другой ритм жизни, всё немножко по-другому. Когда есть благословение Божие, тогда Господь и силу дает. Я только могу сказать, что если не молиться, не ходить на службы, то прожить в таком месте не сможешь. Главное и основное – это богослужение, а красоты или какие-то удовольствия – рыбалка, ягоды, травы – это все вторично. Когда люди приезжают именно за этим, они быстро уезжают. И в других местах, я думаю, то же самое. Я слышал, что и на Алтай люди едут, но не остаются там и возвращаются.

– Это больше праздное путешествие: удовлетворили любопытство – и на этом все кончилось.

– Мы совершаем службу каждый день. Сегодня, допустим, память великомученика Георгия, мы ему молимся, просим его помощи и ходатайства перед Богом и получаем благодать. Она, конечно, невидима, выражается, может быть, в том, что ты просто укрепился, в какой-то момент у тебя появились силы и ты смог что-то преодолеть. Сейчас, к большому сожалению, насколько я знаю, люди почти не читают жития святых (я не имею в виду эти сокращенные или какие-то переработанные варианты). А их надо читать! Если служба совершается каждый день – каждый день ты взываешь к святым, молишься им, вникаешь в их житие, читаешь канон каждому святому и стихиры, и если ты молишься внимательно, то, конечно, получаешь и благодать, и помощь Божию. Ты же просишь Бога: «Господи, помоги! Господи, помилуй!», и, конечно же, это все принимается. Только бы ты понимал, что и как ты делаешь! Преподобный Симеон Новый Богослов говорил о том, что нет большего греха, чем молиться Богу небрежно.

– А вот многие люди не могут стерпеть одиночества. Я общаюсь с Федором Конюховым – знаменитым путешественником, а сейчас и священником. Он говорит, что очень давно преодолел эту проблему одиночества, когда ты один и поговорить тебе не с кем… А особенно она, наверное, сильна, когда ты покинул привычный для тебя уклад жизни с определенным кругом знакомых, друзей и говоришь только с Богом и со святыми Его, а еще, может быть, с природой, которая вокруг тебя, да с редкими паломниками-гостями. Как преодолеть эту проблему, понять, что ты не одинок? То есть понять, что в плане коллектива – да, его нет, но в плане Вездесущего Бога – Он присутствует везде! Как перейти на другую стадию мироощущения одиночества? Наверное, на уровне сознания это была бы существенная ступенька.

– Опять же, все по Промыслу Божиему происходит. Очень примечательно, что сто лет назад уже было благословение преобразовать монастырь в женский (сестра Фотинья пока единственная из храма в честь преподобномучеников Вениамина и Никифора). Архимандрит Вениамин был последним настоятелем Соловецкого монастыря, духовником епархии; владыка благословил его приехать в монастырь (а уже начались предреволюционные события, которые коснулись и монастырской жизни) и преобразовать его в дальнейшем в женский. Конечно, такой цели, чтобы конкретно в этот год по чьему-то указу образовать женский монастырь, нет. Через преподобного Серафима Саровского Господь дал нам образец образования монастыря. Тогда сначала собралась община – Мельничная община, как мы знаем, причем преподобный не говорил о том, что непременно будет монастырь. Община потом уже со временем переросла в громадный монастырь. Здесь, я надеюсь, мы тоже пойдем этим правильным путем: создадим монашеское сестричество, а потом, если Бог даст, оно преобразуется в женский монастырь.

Рассказывает сестра монастыря.

Сестринская община на Кожозере начала собираться около пяти лет назад. Владыка Архангельский и Холмогорский Тихон дал благословение на то, чтобы собирать сестер на Кожозере. Это решение поддержал и нынешний правящий архиерей – митрополит Даниил. Тогда не было известно, что Господь благословил это начинание еще сто лет назад.

– В 1917 году архимандрит Вениамин (Кононов), духовник епархии, побывал в Кожеозерском монастыре и дал совет преобразовать обитель в женскую. Благословение, которое дал архимандрит Вениамин, подтвердилось в наши дни уже как благословение святого преподобномученика. Почти век спустя в обитель стали приезжать первые сестры.

Рассказывает сестра монастыря.

Сестры помогают наладить быт монастыря, несут клиросное, пономарское послушание. До их появления в обители отцу Михею часто приходилось на службах петь одному. А для него, как для регента, пение и клирос всегда были особо значимы.

– Пение – это молитва, и еще какая! То есть это передача духа. Даже когда светский человек поет «одушевленно», это красиво. А когда поют в храме, когда люди пением молятся (а это и называется молитвенным пением), тогда зажигается сердце человека, зажигается не только красотой, но и молитвой.

Рассказывает сестра монастыря.

После вечерней службы от лампадки перед храмовой иконой Божией Матери «Тихвинская» берется огонь и все насельники идут крестным ходом с пением «Богородице Дево, радуйся!». Этот крестный ход – напоминание о канавке Дивеевской обители преподобного Серафима Саровского, которого здесь особо почитают. Кожеозерский монастырь только возрождается. Это тот монастырь, который нужно созидать самому, своими молитвами и трудом. Но, как советовал отец Кирилл Павлов, лаврский духовник: «Не надо бояться скорбей и суровых условий. Любить надо скорби, а не бежать от них в более комфортные условия». А условия здесь не такие уж и суровые. Есть все необходимое для жизни: храм, двухэтажный дом, в котором можно разместить пятнадцать-двадцать человек, баня, огороды. Образ жизни в нашей обители похож на сельский быт. Просфоры для службы и хлеб печем сами в русской печи. Муку завозим по зимнему пути. В монастыре есть также запас круп и консервов. Отец Михей уверен: для того чтобы жизнь здесь наладилась, вошла в устоявшееся русло, нужно хотя бы пять-семь человек, постоянно проживающих в обители, и очень важно, чтобы это были люди одного духа, которые будут нести немощи друг друга, помогать, прощать, терпеть.

– Если взять одно полено и попытаться растопить им печку, оно не будет гореть. Даже два, хоть и очень сухих, будут гореть плохо. Но когда этих поленьев много, то тогда начинает гореть огонь и людям становится легче. Братство или сестричество должно собираться по духу. Те люди, которые не хотят или не способны друг другу помогать, прощать или хотят жить в тепличной обстановке, в этом месте просто не выживут. И не потому, что они плохие люди, а потому что вокруг необычная обстановка; в эти места должны приходить те люди, которые желают именно монастырской, общежительной, пустыннической жизни. Таких монастырей в России сейчас мало, а здесь на это явно есть благословение Божие.

Рассказывает сестра монастыря.

В монастыре несколько огородов. Выращиваем картофель, свеклу, морковь, лук, чеснок, зелень. В теплицах растут огурцы, помидоры, сладкий перец. Одна из наших паломниц, Людмила, довезла до обители и помогла посадить саженцы яблонь, сливы, вишни, рассаду клубники. Летом и ранней осенью – богатый урожай грибов и ягод. Разные годы богаты разными ягодами. Если лето раннее и теплое – много малины, в другой год – урожай клюквы или морошки. Каждый год собираем чернику. Черника, толченная с сахаром, – утешение на трапезе в постные дни. Стараемся запастись на зиму травами, прежде всего иван-чаем. Вообще Кожозеро богато разнотравьем. Часто спрашивают: «Почему не заведете пасеку?» А причина одна: не хватает людей. Август-сентябрь – грибное время. Бывает и так, что искать грибы не нужно, они растут прямо на дороге. Обычно среди паломников находится заядлый грибник, который обеспечивает монастырскую трапезу грибами, ну а если готовим запас на зиму, идем за грибами все вместе. Воду для повседневных нужд берем из озера, как и везде на севере, а питьевую – из колодца или источника, который даже зимой не замерзает. Вода в нем удивительно прозрачная и вкусная, это отмечают все, кто ее пробовал.

– Все Кожозеро состоит из таких ключей, только бьют они под водой. Казалось бы, здесь на сорок метров вокруг одни леса и болота, а тут вода фильтруется и течет уже очищенная, очень приятная на вкус, прошедшая, можно сказать, сквозь камни. Не так давно я узнал, что с местного языка слово «кожа» переводится как «камень». «Камень же бе Христос». Вот наш монастырь и основан на Камне.

Рассказывает сестра монастыря.

Люди удивляются, что в обители нет электрического освещения, Интернета, мобильной связи и других привычных миру вещей. Но зачем нести в лесную пустынь то, что мешает духовному образу жизни? Конечно, нужно находить правильную грань, чтобы не было искусственности, чтобы не превращать Церковь в музей. Потому что Церковь – это жизнь, и жизнь во Христе!

Пахать и косить приходится по старинке, но есть намерение приобрести трактор, когда позволят средства. Во время страды приходится совмещать службу и необходимые сезонные работы. Например, в начале июля идет сенокос и в это же время – основные праздники обители: 7 июля – Рождество Иоанна Крестителя, покровителя пустынножительства (в нашем монастыре был храм в его честь); 9 июля – наш престольный праздник в честь Тихвинской иконы Божией Матери; 10 июля – память преподобного Серапиона Кожеозерского, а 16 июля – преподобного Никодима.

– Люди, которые посмотрят этот фильм, могут подумать: «Все у них хорошо, такая красота вокруг». Так оно и есть, но не все понимают, что о монастыре мало кто знает. Мы очень ждем сестер, желающих монашеской жизни в таком уединенном, благодатном месте. А если придут и братья, то в удалении от монастыря будем восстанавливать Иоанно-Предтеченский скит.

На западном берегу нашего острова красивые скалы. Когда, бывает, устанешь, выйдешь сюда ягоды пособирать, рыбку половить, полюбоваться на окрестности – и на душе становится легче.

Кожеозерский монастырь по сей день остается таким местом, которое удалено на многие десятки километров от людских жилищ, нет сюда и проезжих дорог. С древних времен оно определено Самим Богом для тех, кто желает монашеского общежития. Мы молимся, чтобы Господь послал сюда в благословение людей, желающих послужить Ему в монашеском образе жизни.

Дорогие боголюбивые сестры, в чьей душе милость Божия затеплила желание послужить Господу в пустынной Кожеозерской обители! Будем рады принять Вас в устрояющуюся сестринскую общину. Монастырь также нуждается в помощи православных воцерковленных паломников, которые готовы помочь сестрам обустроиться в таком удаленном месте. Господь подает особое благословение тем, кто помогает сестрам, собранным во имя Христово!

 

Ведущий: Олег Молчанов
Расшифровка: Наталья Коваль

Показать еще

Время эфира программы

  • Воскресенье, 27 января: 02:05
  • Воскресенье, 27 января: 12:05
  • Воскресенье, 03 февраля: 02:05

Анонс ближайшего выпуска

Гость передачи - живописец Андрей Геннадьевич Подшивалов. Разговор пойдет о творческом облике художника, темах его художественного поиска и пути в искусстве. Живопись Андрея Подшивалова напоминает об исконных смыслах мироздания, духе русской земли, добре, любви и гармонии.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы