Мысли о прекрасном. Встреча с ландшафтным дизайнером Иваном Хомяковым

6 октября 2016 г.

Аудио
Скачать .mp3
Гость передачи - ландшафтный дизайнер Иван Хомяков - француз с русскими корнями. Он создает интерьеры с живыми стенами - современное направление в дизайне, в основе которого лежат принципы построения висячих садов Семирамиды в древнем государстве Вавилон. Иван Хомяков занимается вертикальным озеленением на Афоне, в Париже и Москве.

– Дорогие друзья, в нашей жизни так много прекрасного, что наша передача вряд ли претендует на то, чтобы все охватить, и мысли о прекрасном возникают всегда, везде и постоянно, не только в области духовного, изобразительного искусства. Окружающий мир – он ли не божественный? Он ли не прекрасный? Все сотворенное Господом в дни Его бытийного творения дошло и до нас.

Представляю Ивана Хомякова, моего друга, француза с русскими корнями. Парень-красавец, живет во Франции и в России. Очень часто я задумывался, что человек, претерпев грехопадение, видоизменил и сам материал благодати. Но ни животные, ни растения, ни другие творения Божьи не потеряли благодати, остались такими, какими были созданы изначально. Это благодатное присутствие в них замысла Божия. Как трава, цветы, деревья росли, так они и остались в своей неискаженной божественной сути. А человек очень далеко ушел от благодати. Ты, как человек православный, наверняка чувствуешь, когда занимаешься ландшафтным дизайном, насколько все это живое.

– Да, живое. Первое, чем я начал заниматься, – это сады на Афоне. Здесь им уделяют очень много внимания, стараются сделать их очень красивыми, потому что сад сделан для Божьей Матери.

Потом я начал учиться во Франции. Моя мама француженка. У нас во Франции сады имеют большую историю, важны для всей культуры. Любой сантиметр зелени французы пытаются оформить, чтобы было красиво. Много небольших городов, смотреть на которые было бы скучно, выделяют на растения большие средства из бюджета, чтобы людям было приятно прогуляться.

– В России тоже стали уделять этому внимание: не просто ровный газон, а ландшафтные композиции – небольшие водопады или водоемы, окаймленные разнообразными растениями, количество названий которых измеряется сотнями.

– На самом деле парки стали очень красивыми: парк имени Горького, сад «Эрмитаж». Кстати, я тоже принимал участие. Я занимаюсь вертикальным озеленением – сады на стенах. Откуда пошла эта идея? Одно из семи чудес света – вавилонские сады Семирамиды, располагавшиеся вертикально. Во Франции я познакомился с человеком, который это придумал. А поскольку мой отец русский и я хотел изучать русский язык и культуру в России, то решил открыть здесь фирму, которая озеленяла бы рестораны, гостиницы, частные дома.

– То есть это висячие сады, где используется особая конструкция?

– Это специальная конструкция, на 100 процентов натуральная и экологичная. Мы не используем никакой химии. У нас металлическая конструкция, а субстрат – мох из Чили. Цивилизация инков использовала его как антисептик, и он очень подходит для растений. Мы пробовали российский мох и мох из других стран, но он не подходит для растений по кислотности. Наш мох очень длинный – 20 см. Он держится в корзинах, как мы их называем, а внутри сажаем разные растения.

Когда мы делаем сады в интерьерах, то это комнатные растения. В Москве пошла мода на оформление летних веранд. Когда идет озеленение экстерьера, стен, то здесь сдерживает климат. Например, в Крыму, в Сочи это можно делать и, конечно, в Европе. Большие стены с цветами я делал в Греции.

– Самое приятное, что это не просто сорванные цветы или цветы, растущие на улице, а здесь устроена такая система полива, которая позволяет долго сохраняться растениям и цветам, расположенным вертикально, как французские шпалеры.

– Недавно я оформлял ресторан во Франции, и мы сажали только те растения, которые требуются на кухне: розмарин, базилик, помидоры черри. Можно их отрезать и предлагать клиентам – это удобно.

Мы живем в таком мире, когда в больших городах очень мало места. Например, террасы в Париже всего в 3-4 квадратных метра, но люди все равно их используют. Вертикальное озеленение удобно потому, что можно сразу сажать много растений.

– Возникает очень хорошая атмосфера. Это может использоваться, например, в детских учреждениях, больницах, реабилитационных центрах, где требуется психологическое восстановление организма.

– Это как живая картина.

– Да. Думаю, со временем будут не просто кадки с полузасохшими пальмами и фикусами – это уже прошлое. Сегодня нужно делать такие системы, которые являются восстанавливающими, создают эффект погружения в живую природу. Я бы, может быть, использовал еще звуковые, акустические моменты: пение птиц, шелест листвы.

– Во Франции в вертикальных садах у нас летают настоящие птицы и пчелы. Недавно мы делали интересный объект: большая стена, а в середине фонтан. То есть стена, где соединяются растения и звуки воды.

– Славянское название садовника – вертоградарь. Когда Спаситель воскрес, первым Его встретила Мария Магдалина и приняла Его за вертоградаря.

Традиция использования садового искусства в общедоступных местах как культового, так и гражданского назначения очень давняя. Даже кладбища были ухожены: разбиты тропками, посаженными кустами, цветами.

Я хотел подчеркнуть, что эта традиция идет из древности. Даже из Нового Завета мы видим, что Спаситель очень любил пребывать с апостолами в Гефсиманском саду, под оливами на Елеонской горе. Это место сохранилось до сих пор. Были встречи и в горницах, но в саду, где шелест деревьев, птицы, звезды, – все это очень близко сердцу.

– Очень много растений, связанных со Спасителем. Допустим, есть очень красивый цветок, растущий на островах и во Франции, название которого связано со Страстями Господними. В Европу его завезли испанские монахи и назвали так, поскольку его тычинки и пестик похожи на гвозди и молоток.

Недавно я сам изучал слово «вертоградарь», потому что думал о том, что должно быть какое-то старое название садовника.

– Думаю, очень важно понять и почувствовать, что и духовное, и физическое, и ощущения человека так плотно переплетены в нашей жизни, что мы не можем отделить одно от другого, потому что одно питает другое: душа – тело, тело – душу.

Расскажи о каких-нибудь необычных ситуациях, ведь бывает, что-то сложно дается, бывает, требуется вдохновение.

– Во Франции есть покровитель садовников – святой Фиакр. До сих пор есть фирмы, которые так и называются. Он жил в VI веке во Франции, это был скромный монах, который всегда работал.

– Последнее время ты провел в Греции?

– Да, хорошо поработал на Афоне. Было тяжело, потому что вечером молитва, а работа приходилась на день, когда пик солнца.

– Я знаю, что садовники – это традиция в вашей семье. Твой отец Юра передал тебе эту профессию. Он тоже большой специалист и по святыням, и по организации садового пространства. Наверное, это близкие вещи.

– Конечно, растения живые, и какое удовольствие, когда через пять лет ты видишь, как вырастают те растения, которые сажал еще ребенком.

– Какие растения используются чаще всего: цветущие или нецветущие?

– Это зависит от вкуса клиента. В России полгода проходит без растений, поэтому мы в основном сажаем цветы, которым все радуются. Когда начинаем их высаживать, то бабульки всегда подходят: «Как называется этот цветок? А можно мне один домой, ну пожалуйста». И каждый день по двадцать-тридцать человек, которые хотели бы цветы, но, когда всем раздаешь, получается, что недосаживаешь на стену.

Во Франции мы в основном делаем зеленые стены из многолетников, которые продолжают расти годами. Также очень интересна ароматика: мята, лимонные травы.

– Это очень давняя традиция. Версаль – классика садово-парковой организации пространства, здесь причудливые конфигурации кустов, выстрижка, купирование.

– У России все впереди. Надо этим заниматься. Вокруг Кремля надо сделать достойный парк.

– Традиции были разными, например, английский парк в нашем понимании более дикий, французский – более систематизированный. Под Санкт-Петербургом находится город Павловск, где как раз была традиция английского парка, более приближенного к естественной жизни.

– А Петергоф – больше французский, там как раз русский Версаль. Очень хороший парк.

– Думаю, что твой опыт уже широко применяется. Наверное, вертикальный ландшафт заказывают какие-то крупные компании, которые могут себе это позволить. Хотелось бы, чтобы это было доступно и для более широкого круга. Где-нибудь в провинции, где восемь месяцев в году зима и сложно с другими источниками культуры, эстетики, хорошо бы устраивать такие рекреации, павильоны, куда можно прийти и насладиться кусочком лета.

– В основном это проблема больших городов, где мало зелени. А в провинции уже больше леса и там требуется меньше озеленения.

– Во Франции для озеленения используются и террасы, и крыши. Думаю, что эта традиция будет постепенно приходить и к нам – конечно, приобретая свои эстетические черты.

Мне ближе природа, где в свой черед приходят весна, лето как апогей развития, осень с ее красотой увядания. Нет вечнозеленого газона. Русская душа откликается на переменчивость природы, поэтичность смены времен года.

– Вспомнил о приятеле, у которого береза прямо на крыше бани, он оставил для нее специальную дырку, собирает и пьет березовый сок. Во Франции такого нет. Мне очень понравилось, что деревья максимально сохраняют.

– У меня тоже есть знакомые, которые используют уже существующие деревья, такие атрибуты, как крынки, чугунки, плетень, как образную фольклорную конструкцию. Появляется больше пластического разнообразия, выдумки. У нас привыкли, что кто-то должен прийти и сделать, но хорошо, когда люди начинают сами проявлять творчество: сначала посадили одни растения, потом увидели где-то другие и тоже посадили себе. Существует много различных хвойных растений – не просто обычные туи, а стелящиеся, высокие, разновысотные. Игра высот всегда очень интересна, когда это не ровный газон, а пластически интересный для глаза ландшафт, с поворотами...

– …с бассейном, огородом.

– То, что является именно творческим. Поэтому для себя я отмечаю, что одно из творческих занятий нашего современника – это как раз работа с цветами, землей, ощущение сопричастности этому хрупкому миру. По сути, трава и трава, но как она иногда может радовать!

– Еще я заметил, что в России начали делать большие памятники, скульптуры, а никакого ландшафта рядом с ними не продумано. Вот этим надо заниматься.

– Думаю, что будут появляться очаги ландшафтной культуры. Дорогие друзья, разговор о живом, о природе может продолжаться бесконечно, потому что этот мир нескончаем. Природа, невзирая на то, присутствует или отсутствует в ней человек, развивается, имеет свой цвет, форму, свою жизнь, которую нельзя игнорировать. Как важно почувствовать проявления жизни в малых формах, ведь цветы, листья, птицы, маленькие насекомые – все это составляющие нашей Богом созданной жизни.

Желаю всем вам бережно относиться к окружающей нас природе, жизни, потому что она питает нашу душу.

Ведущий Олег Молчанов
Записала Ксения Сосновская

Показать еще

Время эфира программы

  • Воскресенье, 27 января: 02:05
  • Воскресенье, 27 января: 12:05
  • Воскресенье, 03 февраля: 02:05

Анонс ближайшего выпуска

Гость передачи - живописец Андрей Геннадьевич Подшивалов. Разговор пойдет о творческом облике художника, темах его художественного поиска и пути в искусстве. Живопись Андрея Подшивалова напоминает об исконных смыслах мироздания, духе русской земли, добре, любви и гармонии.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы