Канон. Автор-исполнитель Виталий Тихоненков. Ч. 1

31 октября 2015 г.

Аудио
Скачать .mp3
В новом выпуске программы «Канон» ведущий Александр Крузе познакомит зрителей с автором-исполнителем Виталием Тихоненковым. Виталий расскажет о своем детстве, о тернистом пути к вере и о помощи Николая Чудотворца. Также в рамках программы прозвучат две песни Виталия Тихоненкова.

– Сегодня мы пообщаемся с талантливым автором-исполнителем Виталием Тихоненковым.

Автор-исполнитель Виталий Тихоненков родился в 1962 году в польском городе Легница в семье военного. В связи со службой отца в детстве Виталий с родителями, братом и сестрой часто переезжали в разные города и республики, поэтому школу Виталий окончил уже в Узбекистане. Сочинять стихи Виталий Тихоненков начал еще в школьные годы. Позже, освоив гитару, писал уже и мелодии к своим текстам. Все творческие начинания поддерживала мама, которая сама была певицей. Помимо этого Виталий активно занимался различными видами спорта, что способствовало выбору дальнейшего учебного заведения. В 1984 году Виталий окончил Узбекский государственный институт физической культуры, затем два года отслужил в Вооруженных силах СССР и в 1986 году, работая спортивным корреспондентом, заочно поступил в Ташкентский государственный университет на факультет журналистики. В 90-е годы занимался бизнесом, а в 2005 году переехал со своей семьей в Москву. Весь своей творческий багаж Виталий копил десятки лет, и в итоге только в 2010 году вышел дебютный альбом «Не сомневайся». В 2014 году вышел второй диск – «Наши ангелы». Виталий – активный участник проекта «Общее дело. Возрождение деревянных храмов Севера», и именно с началом экспедиции в рамках проекта «Общее дело» началась концертная деятельность Виталия Тихоненкова. Когда игумен Феодосий (Курицын) услышал диск Виталия, то предложил выступить и организовал серию концертов. Виталий женат, есть дочь и сын.

– В начале нашей программы я хотел бы по традиции задать Вам вопрос о детстве, о той среде, в которой Вы воспитывались, и о Вашем музыкальном пути.

– Родился я в Польше, в семье молодого офицера, много переезжали, в школу я пошел уже на Украине, а заканчивал в Узбекистане. Отец всю жизнь был связан с армейским спортом (начальник физподготовки и спорта подразделений), старший брат – мастер спорта по дзюдо, поэтому спорт в моей жизни играл большую роль: я много занимался в разных секциях. С другой стороны, мама – человек очень творческий. Когда она в юности жила в Риге, участвовала в конкурсе и победила. Ее без экзаменов взяли в консерваторию: у нее от природы оперный голос. Но вышла замуж за офицера, и, естественно, творческая карьера не сложилась, поэтому она всегда очень поддерживала любые мои творческие начинания. А стихи я начал писать достаточно рано, еще в школе понял, что у меня получаются рифмы, и нашел для себя такую лазейку: все сочинения стал писать в стихах, а это стопроцентно 5 баллов, даже выигрывал олимпиады с этими своими сочинениями. В то время парень с гитарой – это центр внимания во дворе. Я быстренько научился играть на гитаре и стал писать песни – с тех пор играю, сочиняю.

– Первый Ваш диск вышел в середине 2000-х?

– В 2010 году, потому что я не занимался этим профессионально, писал для близкого круга, может быть, не был готов к такой степени открытости. Потом друзья сказали: «Давай сделаем аранжировку, будет неплохо». Попробовали пару песен – пошло, решили диск выпустить. Вышел диск – друзьям понравился, но он, опять же, был для внутреннего пользования, в основном дарил его друзьям.

– Музыка не являлась Вашей основной профессией?

– Нет, часто говорю, что творчество и спорт – это как два начала: мужское и женское, мама и папа. До сих пор все это в моей жизни играет большую роль, потому что музыка вообще создает какое-то определенное отношение и сопровождает все важные события в моей жизни. Был долгий период, когда я не брал в руки гитару и не писал, но в 2013 году начал работать над новым диском: наверное, это связано с какими-то внутренними переменами. Я очень поздно крестился, в 2000 году, мне тогда было 38 лет, и к вере пришел поздно, естественно, через скорби. Когда у нас все замечательно, мы об этом не задумываемся.

– Вообще у нас в стране, в связи с тем что для Русской Православной Церкви были трагические события в XX веке, практически в каждой семье есть своя история восстановления веры либо ее приобретения. Расскажите Вашу историю воцерковления.

– Если совсем просто, то было все замечательно: потерял «берега» и, слава Богу, попал в ситуацию, когда стал задумываться не только о материальном, когда понял, что имеет значение, как ты зарабатываешь деньги, как ты живешь, понял, что за все придется отвечать, и был поставлен перед жестким выбором (не хочется сейчас подробно об этом вспоминать), но как-то четко и ясно меня сразу направили.

– У Вас была еще интересная история самого крещения…

– Меня вообще Господь как бы за ухо все время вел, я такой не очень послушный. Был конец 90-х, 2000-е года, я уже пришел к вере, четко знал, что Господь есть, но не крестился, лукавый меня все водил. В моем бизнесе сложилась безнадежная ситуация, нужно было решить один вопрос, который реально был не решаем, на мой взгляд. Я набрался наглости и говорю: «Господи, помоги мне это все сделать, честно – пойду и покрещусь». Прости меня, Господи, за такую дерзость. И, честно, без всяких усилий с моей стороны всё сложилось: и люди всё сделали так, как надо, и сказали так, как надо. Я обрадовался, забыл обо всех своих обещаниях. Жизнь в шоколаде, и как-то еду на машине, а машина вдруг глохнет ни с того ни с сего. Голову поворачиваю – Успенский собор (это в Ташкенте было), и прямо напротив – двери в крестильную.

В то время не нужно было огласительных бесед, можно было прийти в определенное время и креститься. Я смотрю на эти двери, храм: день именно тот, когда крестят, через две-три минуты должен быть обряд, и я понимаю, что если я сейчас проигнорирую… это был знак. Я пулей вылетаю из машины, покупаю крестик, захожу – и начинается обряд. Этот момент я настолько помню и чувствую до сих пор! Я точно знаю, что Дух Святой сошел на меня, потому что такое ощущение было внутреннее! Батюшка говорил тогда, что теперь наша душа чистая, как снежное поле. Я ощущал эту белизну, и мне стало страшно, чтобы не наследить сейчас, потому что я понимал, что не смогу сразу, сходу жить правильно, без греха. И этот страх (как бы все это не испоганить) до сих пор у меня внутри. Это было событием.

– Очень хорошо, что Вы в осознанном возрасте все это испытали.

– Я сел и поехал, машина сразу завелась.

– Сегодня у Вас в руках гитара, Вы центр нашего сегодняшнего внимания. Не могу не попросить исполнить какую-нибудь свою песню.

– Я исполню песню, которая называется «Спаси и сохрани».

Звучит песня «Спаси и сохрани».

– Большое спасибо. Видите, Господь все-таки подает нам знаки, и, возможно, наши покойные родственники на небесах молятся за нас, поэтому многие из нас приходят к вере: если не пришли в молодости, то приходят в осознанном возрасте. Может быть, так было и в Вашем случае.

– Я уверен в этом. Наверняка кто-то молится, потому что всю жизнь я как-то так прожил, ощущая чьи-то молитвы. Я родился 19 декабря, на зимнего Николу, и отец – Николай Николаевич, я просто убежден, что Николай Чудотворец – мой заступник по жизни.

– У моей супруги тоже день рождения 19 декабря, я у нее спрашиваю: «Маша, ты чувствуешь покровительство святителя Николая?» Она говорит: «Ты знаешь, я всегда чувствую тепло Николая Чудотворца».

– У меня интересно бывает: всегда какие-то важные события или вести случаются через Николая. Подходит человек, его Николаем зовут – все ясно. У меня есть товарищ, Николай Волков, по Божьему Промыслу сыгравший в моей жизни очень большую роль: он воцерковленный человек, не то, что я, и он как-то так ненавязчиво меня приобщал.

– Расскажите, Вы ведь осуществили свою мечту: побывали в итальянском городе Бари, на земле, где находятся мощи святителя Николая.

– Я как раз ездил по делам и вернулся в Москву, и у меня был перерыв в несколько дней. Думал, чем эти дни занять, и вдруг раздается звонок: Николай Волков звонит и предлагает поехать в Бари. Я спрашиваю: «Когда?» Отвечает: «Завтра-послезавтра». Я говорю, что у меня нет Шенгенской визы, а он: «С Божьей помощью сделаем». Я не планировал ничего, да и денег не было. Говорю: «Ну поехали». Я вообще скорый на подъем и путешественник по натуре. Не помню, в какое православное туристическое агентство мы пришли, они нам буквально в два дня сделали эту визу, откуда-то пришли деньги, я уже не помню откуда, и мы улетели экспромтом.

Поездка получилась замечательной. Во-первых, у нас в группе оказался замечательный батюшка, мы сейчас дружим, это отец Олег, он из-под Мурома, в Карачарово служит. Везде, где мы были, он служил, получилось очень духовно насыщенно. Я просто не ожидал: там столько святынь! Мы в Альфе были (там столько святых мощей!) и в самой базилике в Бари. Я не знаю, как это передать словами, когда взрослый человек стоит и ни с того ни с сего слезы льются. Мы там подготовились, причастились. Как раз накануне праздника (это был май месяц) поднимали мощи, и мы приложились. Как будто святитель Николай позвал меня, и я приехал. Там я узнал: как ни странно, в Италии провели Корецкий крестный ход, который проводится здесь у нас (от Вятки в сторону реки Великой): несколько дней там люди идут, достаточно длинный путь с палатками. Я приехал, узнал про этот ход, меня это зацепило, и говорю жене с дочкой: «А что, с рюкзаками на природу слабо?» – и отправились. Это тоже было событие в моей жизни: такой мощный духовный заряд и подъем мы там получили! Говорят, крестный ход – это поход воинства Христова. Так все и было. Я первый раз увидел столько православных людей вместе: от горизонта до горизонта нескончаемая людская река идет и не кончается: Русь православная, с хоругвями, с молитвами, очень много молодежи (для меня тогда это было удивительно). Обычно телевизор смотришь: молодежь или пиво пьет, или в кабаках тусуется, а тут вот она, молодежь, вот где Русь.

Такими вот маленькими этапами я все больше и больше приобщался, и появлялось уже внутреннее желание и в храм чаще прийти, и читать святых отцов. Вообще появилась жажда духовной пищи. Сразу после крещения авансов от Господа было очень много, аж жутко иногда становилось: ничем не заслужил и понимал, что надо чем-то ответить.

В связи с этим вспомнил сейчас фильм, который, наверное, многие видели, – «Крестный отец», там в третьей части герой Аль Пачино приходит и беседует с епископом, и в конце беседы епископ ему говорит: «А не хотите исповедаться?» Дон Корлеоне отвечает, что не видит в этом смысла и особой пользы, а епископ говорит ему в ответ: «Я знаю Вас как человека практичного. Что Вы теряете?» И на меня эта фраза произвела впечатление. Господь знает, что мы немощны, не требует от нас героических усилий, а какие-то мелочи, которые нам ничего не стоит сделать… Но мы этим можем спасти свою бессмертную душу. В наш практический век я тоже поначалу пришел к вере из корыстных побуждений, если так можно сказать, потому что я хотел, чтобы все было хорошо с моими детьми и близкими, со мной. И, если говорить языком того времени, круче Бога никого нет, зачем мне размениваться по мелочам, и я выбрал для себя это направление, а потом возникла уже какая-то потребность.

Транслируется видеоклип песни Виталия Тихоненкова «В тесноте промятых кресел».

 

Автор и ведущий: Александр Крузе
Расшифровка: Елена Кузоро

Показать еще

Время эфира программы

  • Суббота, 25 августа: 12:05
  • Воскресенье, 26 августа: 03:00
  • Понедельник, 27 августа: 05:30

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы