Канон. Регент Праздничного мужского хора Новоспасского монастыря города Москвы Станислав Попов. Часть 2

7 октября 2017 г.

Аудио
Скачать .mp3
Вторая часть программы с участием регента мужского хора Новоспасского монастыря Станиславом Поповым. Речь пойдет о дисциплине в коллективе и участии певчих в церковных Таинствах. Также в программе будут представлены фрагменты выступлений хора Новоспасской обители.

– Здравствуйте, дорогие телезрители! Сегодня мы продолжим беседовать с регентом Праздничного мужского хора Новоспасского монастыря Станиславом Поповым.

Станислав Попов, художественный руководитель и регент Праздничного мужского хора Московского Новоспасского монастыря, родился в Москве в 1977 году, окончил Академию хорового искусства им. Попова в классе профессора Ляшко Бориса Михайловича. В хоре Новоспасского монастыря, одного из известнейших церковно-певческих мужских коллективов России, Станислав трудится уже  много лет, однако руководство коллективом взял на себя сравнительно недавно, в 2014 году. Помимо основной богослужебной деятельности хор Новоспасского монастыря выступает с концертами как в России, так и за ее пределами. В репертуаре прославленного коллектива духовная музыка, песни военных лет, русские народные и патриотические песни. Познакомиться поближе с творчеством хора Новоспасского монастыря можно прямо сейчас, в программе «Канон».

– Станислав, Вы являетесь регентом одного из главных, одного из ведущих православных хоров России. На Ваш взгляд, в чем уникальность Вашего коллектива?

– Наверное, в звучании коллектива, в различиях отношения к произведениям, но это в данном случае касается, в первую очередь, меня, поскольку я создаю тот же образ внутри себя и предлагаю его своим певчим, которые принимают его.

– А чем звучание Вашего хора отличается от хора того же Данилова монастыря?

– Ну, это вопрос, наверное, к слушателям. Иногда мне кажется, что хоры очень похожи, поскольку традиции, которые наш коллектив и коллектив Данилова монастыря черпали, – это, в основном, традиции Троице-Сергиевой лавры. И репертуар произведений для службы, в принципе, одинаковый, может быть, за исключением того, что у Данилова монастыря больше возможностей исполнять современных композиторов, нежели у меня.

Не секрет, что при каждом ныне существующем церковном коллективе есть свой композитор, который пишет произведения, ориентируясь на состав. Как, например, Сергей Желудков, который пишет для Праздничного хора Давидовой пустыни, или Антон Висков, который пишет для хора Сретенского монастыря. К сожалению, у нас нет такого штатного композитора, который бы что-то предлагал нам.

Возможно, если  бы мы исполняли современные произведения, можно было бы найти какую-то уникальную черту хора Новоспасского монастыря. Но в основном, на мой взгляд, у нас очень широкий динамический рисунок. При свободно-массивном форте у нас очень глубокое пиано. Это мое субъективное мнение, конечно, я вижу в этом некую уникальность коллектива.

– Я думаю, что наши телезрители сейчас тоже убедятся в этом. Предлагаю вашему вниманию произведение в исполнении хора Новоспасского монастыря.

Звучит песнопение «Покаянная молитва о Руси» в исполнении хора Новоспасского монастыря.

– Станислав, Ваше личное убеждение: музыка, которую Вы исполняете, – это больше молитва или Вы относитесь к ней как к музыкальному произведению?

– Любое богослужебное произведение может быть исполнено еще и на концерте, и я вижу в этом большую разницу: исполнять произведение в ходе богослужения и выносить его на концерт. То есть во время богослужения приходится сдерживать свои эмоции...

– Чтобы не перекрыть молитвенный настрой?

– Да, не навредить молящимся своим пением. Потому что бывали такие случаи из разряда курьезных в хоре Новоспасского монастыря, когда по благословению наместника, преосвященного епископа Саввы, мы исполнили как-то Великое славословие № 2 Павла Чеснокова, которое шло вразрез с настроем и характером богослужения. Но отец Савва как-то услышал на репетициях это произведение и попросил исполнить его в конце всенощного бдения, что мы и сделали.

Но после службы ко мне подошли прихожане и сказали, что это невозможно слушать, это концертное произведение. Как мы ни старались сделать динамическую линейку чуть тише, у нас это не получилось, разумеется, потому, что это очень помпезное сочинение, музыка изнутри поджигала нас, и меня самого это тоже вдохновляло на какие-то такие динамические образы. Получили, так сказать, нагоняй от прихожан. Но мы сказали, что это благословение наместника, – нас это спасло.

– А вообще наместник часто вникает в репертуар? Консультируетесь с ним?

– Мы имеем возможность сами выбирать произведения, но часто выносим новые аранжировки в виде запричастного концерта, после исполнения которых наместник интересуется, что это было за произведение, говорит, понравилось ему или нет, исполнять это в следующий раз или отложить подальше.

– Могу заметить из личных наблюдений, что певчие на клиросе очень часто имеют некую отстраненность от богослужения. Это может проявляться в праздных разговорах, каком-то рабочем отношении к происходящему. Какая ситуация на Вашем клиросе?

– Ситуация у нас лучше средней, честно Вам скажу, поскольку в основном у всех современных певчих есть сотовая связь. Певчий на клиросе вообще подвергается искушению каждый раз, а тут еще и в руках современный гаджет. Но я знаю один случай, когда во время богослужения у одного из певчих умер близкий человек (а у певчих не было с собой сотового телефона), и он узнал об этом только после того, как приехал со службы домой. То есть он мог бы успеть попрощаться с умирающим, если бы вовремя связался со своими родственниками, если бы они ему позвонили.

Поэтому я отношусь к проблеме антидисциплины из-за средств связи так: позволяю пользоваться телефоном только тогда, когда есть какой-то неотложный вопрос по семейным делам. Тогда певчий может ко мне подойти и сказать, что ему нужно отлучиться, чтобы его решить. То есть, в принципе, как и во всех храмах, я запрещаю пользоваться телефонами на клиросе, потому что они мешают, если не сказать развращают богослужение.

– Помимо телефонов, как у Вас дисциплина в коллективе?

– Строгая дисциплина, всех  нужно держать в кулаке, но и вовремя отпускать. Но я вижу и понимаю, что начало богослужения во многом зависит от священников и меня: какой будет возглас, как мы скажем первое «аминь», так служба и пойдет. И вот нужно зарядить за секунду этой атмосферой и повести за собой. В таких случаях богослужение как бы в единой молитве на одном дыхании проносится, и у людей не возникает желания опустить руку в карман, даже если вибрирует телефон. Вижу, что рука тянется, и что-то (наверное, Господь Бог) хватает за кисть и не дает дальше искуситься певчему.

– Вы сейчас сказали: «Строго», и меня прямо в кресло вдавило, Вы вроде тихо так произнесли, но все-таки этот стержень чувствуется. И потом, можно же певчим ставить на звонок записи Новоспасского хора, тогда это будет как-то органично звучать.

– Органично – нет, если во время всенощного бдения звучит песнопение литургии или наоборот... Наверное, не стоит им это предлагать, пусть тогда будут колокола.

– Скажите, а вообще церковная жизнь, с неотъемлемыми таинствами, не проходит мимо хора? Ваш хор подходит к Чаше?

– Разумеется, все певчие принимают участие в елеопомазании, мы делимся на квартеты и спускаемся. Наш клирос находится в Преображенском соборе, на втором ярусе, и, когда начинается елеопомазание, мы группами спускаемся, и все принимают непосредственное участие в нем. Часть певчих также в разное время причащается, то есть у нас нет единого порыва, чтобы весь хор спустился на помазание или причастился, это все происходит по мере сил каждого.

– Это все индивидуально, да?

– Да.

– А Вы сказали, что неотъемлемая часть жизни хора – это концерты. Расскажите о современной концертной деятельности. Как сейчас у вас дела?

– У нас, к сожалению, очень редко происходят выступления, во многом это связано с финансовыми трудностями, которые испытывают сейчас многие коллективы, в том числе и мы. И хотя мы пользуемся поддержкой наместника монастыря, преосвященного епископа Саввы (он нам очень помогает в этом вопросе), но, к сожалению, его рвения не хватает, поскольку у него очень много забот, очень много попечений помимо хора, в том числе производить реконструкцию. Приходится самим что-то создавать, в чем-то участвовать.

Но каждый концерт – это большое событие, большой праздник, не потому, что он такой редкий, а потому, что все те образы, которые мы создаем на репетициях, должны быть утверждены именно концертом, чтобы каждый певчий, в том числе и я, получили огромное удовлетворение от своей работы. Мы не имеем возможности полностью раскрыться эмоционально во время богослужения, это для нас запрет, но мы можем это сделать на концертах, исполнив те же произведения, – они будут звучать совершенно по-иному.

– У меня сейчас родился такой вопрос. Вы говорите, что не все певчие, которые к вам обращаются, подходят по каким-то профессиональным критериям. Не было у вас мысли взрастить новое поколение, взять детей и воспитать их в этой традиции, чтобы они потом стали преемниками?

– Несколько лет назад при Праздничном хоре монастыря были курсы, на которых учились дети. Наши певчие, имеющие в том числе и педагогическое образование, принимали непосредственное участие в попытке взрастить некоторую преемственность. Из этой детской школы у нас поет один человек, который дорос и по возрасту, и по навыкам, и по голосу.

Но так произошло, к сожалению, что эта школа прекратила свое существование, и по многим причинам дети не стали продолжать заниматься. Скорее всего, по семейным, потому что ребята посещали другие кружки (спортивные, тематические, шахматные, насколько я знаю). И, к сожалению, у нас нет возможности сейчас полностью заниматься этим.

– Дай Бог, может быть, в будущем этот проект получит продолжение. Раз мы заговорили о детях, я не могу не спросить о Вашей семье, зная, что у Вас двое детей. Расскажите, пожалуйста, о них.

– Моя супруга Надежда в свое время пела в хоре Храма Христа Спасителя, тогда регентом был Николай Георгиевский. Она была канонархом хора. Сохранились некоторые записи и компакт-диски, я с удовольствием их прослушиваю, когда есть свободное время. У меня двое сыновей, старший пошел в десятый класс, младшему исполнится в октябре три года.

– А в детях проявляется музыкальная преемственность? Мама и папа поют...

– Мы пытались старшему дать музыкальные знания, в том числе и сольфеджио, но здесь у него возникли трудности. В нем я вижу себя, у меня тоже во время обучения сольфеджио были очень большие проблемы, но я себя пересилил, а он не стал.

– Может быть, просто не его.

– Мы не стали давить на это, хотя сейчас старший занимается игрой на гитаре, иногда нам напоминает, что мы как родители недожали, не заставили. Мы можем дома объяснить все что угодно по этому вопросу, но родителей не слушаются, а напрасно. А младший сейчас великолепно воспроизводит мелодии, которые ему по возрасту положено прослушивать, очень чисто, хотя и без слов, потому что он еще пока плохо разговаривает, но все это «ля-ля-ля» прекрасно звучит, у него хороший голос. Надеюсь, что пойдет по нашим стопам.

– А у Вас есть желание, чтобы дети продолжили традицию? Вы хотели бы, чтобы они стали музыкантами?

– И да, и нет.

– А почему нет?

– Я бы хотел, чтобы они имели вторую смежную профессию. Среди музыкантов и композиторов очень много было величайших хирургов, докторов. У нас даже регент Патриаршего хора Храма Христа Спасителя имеет смежную профессию.

– Врач, да.

– Мне бы хотелось, чтобы мои дети были воспитаны в таком стиле, чтобы они могли разбираться в музыке, принимать участие в пении и имели профессию, которая в другой сфере помогала бы людям, и чтобы они, может быть, в двух профессиях нашли свое призвание.

– Дай Бог Вам сил, чтобы воспитать детишек.

Звучит песнопение  «От юности моея» в исполнении хора Новоспасского монастыря.

– В заключение нашей программы обычно гости говорят напутственные слова нашим телезрителям. Прошу Вас.

– Вы знаете, я хотел бы поблагодарить Вас, Александр, за приглашение принять участие в Вашей программе и также поблагодарить зрителей программы «Канон» за то, что они регулярно ее смотрят, и пожелать им любви, Божией благодати, терпения и обратиться к ним с просьбой-призывом. Мы много говорили сейчас о том, что певческая культура находится в упадке, так все зависит от нас, давайте попробуем каждый вечер сами, в кругу семьи, в присутствии своих детей слушать какое-нибудь красивое песнопение в исполнении мужского или смешанного хора. Выбор за вами. Спасибо вам.

– Спасибо большое. Мы с телезрителями приготовили для Вас подарок. Мы хотим вручить вам образ Пресвятой Богородицы «Семистрельная». Пусть эта икона оберегает Ваш домашний очаг.

– Спаси Господи!

– Мы желаем Вам душевных и телесных сил, крепкого здоровья Вам, Вашим близким и помощи Божией в Вашем богоугодном деле. Храни Вас Господь!

– Спаси Господи, Александр.

Автор и ведущий Александр Крузе

Записала Елена Кузоро

Показать еще

Время эфира программы

  • Суббота, 23 июня: 02:05
  • Суббота, 23 июня: 12:05
  • Понедельник, 25 июня: 05:30

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы