Канон. Автор-исполнитель протоиерей Александр Старостенко. Часть 1

17 марта 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
"Око за око, зуб за зуб..." - таких принципов придерживался наш сегодняшний гость, пока случайно не услышал цитату из Евангелия, которая полностью перевернула его мир. Сегодня он священнослужитель и известный автор-исполнитель - протоиерей Александр Старостенко.

– Здравствуйте, дорогие телезрители! Вы смотрите еженедельную музыкальную программу «Канон», в студии Александр Крузе. Сегодня у меня в гостях автор-исполнитель, протоиерей Александр Старостенко.

Протоиерей Александр Старостенко – священнослужитель Русской Православной Церкви, автор-исполнитель православных песен. Родился на Украине, в городе Сумы, в семье офицера Военно-воздушных сил Советской армии. Пастырское служение несет с начала 90-х годов прошлого столетия. Музыкальная карьера отца Александра складывалась поэтапно. В юности он, как и многие мальчишки его поколения, пел в компаниях под гитару. Проходя службу в рядах Советской армии, начал сочинять стихи и музыку. Только спустя годы, уже будучи священником, отец Александр записал свои песни; точнее сказать, друзья заставили его записать, так как сам он смущался выносить свое творчество на широкую аудиторию. Первый альбом «Истина одна» настолько понравился слушателям, что батюшку стали приглашать на различные творческие вечера и фестивали авторской православной песни. С тех пор пасторский долг отца Александра включает в себя еще одну важную миссию: приводить людей к Богу через свою музыку и чистые песни.

Итак, поговорим обо всем подробнее прямо сейчас, в программе «Канон».

– Я вот назвал Вас автором-исполнителем и уже затем  ваш священнический сан  –протоиерей. А Вы все-таки что ставите для себя на первое место?

– Конечно, в первую очередь священство, а мое творчество – это своего рода миссионерство, проповедь музыкальным произведением.

– А как Вам удается совмещать это?

– Дело в том, что сейчас я – заштатный священник Украинской Православной Церкви Московского Патриархата, поэтому у меня есть довольно  много времени для творчества.

– Мне кажется, что пастырь, как солдат, меняет много мест службы. Расскажите о своем священническом становлении. С чего все началось?

– У меня в семье никого верующих не было, мама в то время была даже другой религии.  Меня никто не учил о Боге, я совершенно ничего не знал, был ярым атеистом. В юности у меня было агрессивное сознание того,  что Бога нет. Бабушка постоянно удивлялась, откуда у меня столько ненависти к Богу. Хотя совершенно никакого опыта у меня не было. Единственный опыт – это  школа, где учили, что Бога нет и не может быть. Это так укоренилось, что я был уверен в этом. В какой-то период, уже после армии, произошла такая ситуация: я услышал цитату из Евангелия, когда Господа нашего распинали, и меня эта фраза поразила! 

– Одна цитата Вас перевернула?

– Да, одна цитата. Вы не представляете: я, ярый атеист, пришел домой, включил телевизор – и там, в передаче, просто идет одна цитата. У меня как пелена с глаз падает. Не поверите: я встаю, машинально одеваюсь и иду в церковь. Покупаю Евангелие (в то время еще такие Евангелия продавали: жертвовали из-за границы, из Франции). Покупаю и начинаю искать в Евангелии эту цитату.

– А что за цитата, не помните?

– Меня поразило, что в момент, когда Господа распинали, Он сказал: «Отче, прости этим людям, ибо не ведают, что творят». У меня было понятие: «око за око, зуб за зуб». В прошлом я занимался спортом и понимал: тебя обидели – накажи. Таков был образ жизни. А здесь полностью меняют мое сознание. Я понимаю, что Он ни в чем не виноват, – и вдруг просит прощения у тех, которые Его убивают. Как это? У меня это был переворот и внутри, и в голове. Я всегда говорю: как пелена с глаз спала, моментально, в мгновение. Если говорят: «Покажите чудо», – вот, «чудо» перед  вами сидит. Одна фраза из Евангелия полностью поменяла мою (ярого атеиста) жизнь,  я стал в церковь ходить, молиться. Тайно. Я никому об этом, конечно, не говорил. Вот так!

– Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл недавно сказал: растет вера в технический прогресс, что в итоге приведет к расчеловечиванию и концу истории. Действительно, если посмотреть на наше поколение, много людей агностических и даже атеистических взглядов. Что должно произойти в жизни? Какой совет могли бы дать Вы как бывший атеист? 

– Я хочу сказать, что по себе знаю и лично убедился: вера ­ – это дар Бога. Если Бог не коснется, ее не будет. Ее нельзя никаким способом понять. Просто я часто встречался с людьми, которые не верят в Бога. Мы пытались беседовать, показывать фильмы, показывать  чудеса. Он смотрит на все это как-то холодно, не понимает. Я все-таки думаю и многим советую: если вы хотите, то это только молитва ко Господу: «Помоги, Господи! Просвети, Господи!» Один известный священник (имя которого сейчас точно не помню)  когда-то посоветовал одному человеку (тот говорил, что хотя и ходит в церковь, где ему хорошо, тихо и спокойно на душе, где поют, запах ладана, но веры нет): «Выйди в поле, подними голову к небу и скажи: “Господи, если есть Ты на свете, коснись верой моей души. И все, только искренне скажи. И обязательно рано или поздно придет момент, когда Он коснется твоей души”». Я считаю, что здесь поможет только молитва. У нас, если  пытаются привести к вере кого-то из близких людей, то каким-то насильным способом.

– Переубеждать не стоит?

– Да, переубеждать не стоит. От одного старца я услышал такую интересную фразу: «Не наказывай человека Богом». Я тоже, когда пришел поначалу к вере и испытал желание радости духовной, хотел со всеми поделиться и начал надоедать людям своей верой, своим понятием о вере. В результате даже те люди, которые поначалу к вере  нейтрально относились,   после моих постоянных «наездов» стали еще раздраженнее к ней относиться. Даже когда сидим смотрим телевизор – и появляется выступление батюшки, они встают и уходят. Я понял, что сделал ошибку.

У меня был духовный отец – архимандрит Ипполит (Халин), афонский старец, прозорливый, я у него окормлялся восемь лет и брал благословение на священство. Когда я поехал к нему, он мне просто говорил: «Молись за таких людей». Моя мама была не православной, а католичкой. Я с ней беседовал на эту тему: «Мама, ну как я за тебя молиться буду? Ладно, отец православный, я молюсь. А за тебя как, ты же моя мать?» Я всегда переживал и приезжал к старцу за советом, а он улыбался и говорил: «А ты молись, проси у Бога. Господь Сам найдет метод, как привести к вере». Нашел метод. Жесткий, конечно. Мою маму парализовало, она заболела. И в этот период, когда болела, она попросила меня призвать батюшку, приняла православие и ушла из жизни, можно сказать,  православным человеком.  То есть Господу ведомо о каждом. Хотя до этого у нас были споры с ней. Я все-таки убеждал, она категорично отказывалась. Но таким вот способом Господь привел к покаянию.

– А такой метод, на Ваш взгляд, не очень жестокий?

– Я не знаю, но считаю: спасение души – самое главное. Я считаю, что это не жестокий метод. По болезни бывает и хирургическое вмешательство. Где-то достаточно и таблеточки дать, витамины выпить, а кому-то надо и в операционную входить. Так уж суждено. Сам знаю по практике: многие люди, прихожане  нашей общины, которые были совершенно далеки от веры, приходили к ней именно через страдание, горе, кончину кого-то из близких.

У меня был один человек, который в 90-х годах занимался бизнесом, но как занимался? Воровал. Я столько с ним спорил! Объяснял-объяснял ему, говорил: «Ты не понимаешь, что у этого будут последствия. Нельзя таким способом, на горе других, строить себе счастье». Он никак не соглашался, в церковь очень редко приходил. А потом он встретил женщину, они создали семью, и она родила ребеночка без правой руки. Он пришел ко мне, плакал. Я ему говорю: «Теперь живи и смотри на это. Это все твои плоды, как ни грубо это сказано».   

– Простите, тоже помню слова Святейшего, который к конце прошлого года сказал, что батюшкам не нужно говорить такие слова, мол, ребенком наказывает Господь и какие-то увечья могут быть знаком Божиим.

– Нет-нет, у нас не было этого. Я ему говорил, что последствия его воровских действий и этих грехов могут быть страшными. И когда вышла такая ситуация, я не говорил, что это наказание, а просто из этого получился такой вывод.  Он сам пришел потом ко мне, понял и говорил: «Вот, Бог меня наказал».

– То есть в жизни может и не быть таких маячков, могут сразу прийти какие-то предупреждения?

– Для него маячком был я. Мы часто общались, я говорил ему: «Остановись, не делай этого». Мы с ним даже часто спорили. Он говорил: «А каким способом я тогда заработаю? Только таким». Он каялся в грехах, каялся в этом, а потом шел и продолжал то же самое. Я его предупреждал, что Господь не приемлет это, что он создает слезы и горе ближнему, нарушает главные заповеди, что последствия будут. Прошел год (или два), когда я с ним не виделся. Он приезжает ко мне со слезами, плачет и говорит, что вот такое горе: «Меня Бог наказал!» Я привожу это как один из страшных примеров. А зачем это делать? Я всегда своим прихожанам, людям говорил: «Вы поймите, Бог вас любит. Живите, рожайте детей,  стройте дома, покупайте машины, но при этом Бога не забывайте, живите в Боге.  Старайтесь исполнять заповеди, старайтесь проявлять милосердие и доброту. Вам же никто не запрещает покупать машину, строить красивый дом, покупать красивую и дорогую мебель. Если есть такая возможность, покупай это все. Но при этом надо все равно быть в Боге». Я встречал много людей, которые живут в таком достатке, о котором мечтают все. Но при этом  они в душе больше христиане, чем человек, который какой-то ущербный в жизни.

Поэтому здесь трудно сказать. Как один святой говорил: «Одно – суд человеческий, а другое – Суд Божий». Серафиму Саровскому было сказано Матерью Божьей: он из рода нашего. Он был уверен, что спасен, но умер в молитве, в покаянии. До конца, до последней минуты он молился и каялся в своих грехах. Мы не можем до конца понять, что полезного сделали. Все святые так умирают: он воскрешал мертвых, но, умирая, говорил, что не знает, угодил ли Богу вообще чем-то.

­– У нас получается удивительно глубокий разговор. Отец Александр, давайте перейдем к Вашей второй профессии. У Вас в руках инструмент, Вы известный и любимый автор-исполнитель. Что Вы исполните нам сегодня, в эти великопостные дни?

– Я хочу сказать, что мое творчество в основном направлено на покаяние. Многие даже говорят: «Батюшка, Ваше пение все слушают, и православие получается слишком печальное, грустное, слезное».  Я говорю, что пока еще не созрел для веселых песен, хотя у нас веселья очень много. Да, есть у меня песня, которую хочу исполнить. Автор этих слов Лариса Перминова, одна из моих прихожанок. Мне очень понравились эти стихи, я написал музыку. Могу сейчас ее исполнить. Песня называется «Покаяние».

(Звучит песня «Покаяние».)

– Отец Александр, спасибо Вам за эту удивительную музыку.

– Спаси Господи!

– Скажите, как эта музыка зазвучала в Вашей жизни? Вот Вы говорили, что в детстве занимались спортом, потом неожиданно для себя пришли к вере. А как Вы пришли к музыке? К такой чистой, искренней, красивой музыке?

– Мой отец был офицером-летчиком и солистом военного хора. Он часто пел песни, а я был свидетелем того, как он поет. Музыка и песни были в нашей семье постоянно. Наверное, желание петь перешло от отца, и я научился играть на гитаре.

­– И талант перешел.

– Может быть. Я начал играть на гитаре и петь те современные песни, которые пользовались спросом, пел песни Юрия Антонова. Когда пришел после армии и стал церковнослужителем, стал петь на духовную тематику. Находил стихи, сочинял музыку. Мои друзья-музыканты посоветовали выйти со своим исполнением к людям. Меня пригласили на фестиваль «Благодатное небо», который проходил в городе Киеве. Я там выступил и стал номинантом I степени, победителем этого фестиваля авторов-исполнителей своих песен. Вот с того момента познакомился со своим другом, который стал аранжировщиком. Все аранжировки, которые есть у меня в альбомах, его. Мы с ним вывели на свет уже четыре аранжировки.

­– У нас на столе представлены два альбома. Расскажите, где можно их приобрести. 

– Эти альбомы можно приобрести в Москве, в Троицком подворье, а также мои диски часто продают на православных фестивалях «Радонеж», «Артос» и других.

– Скажите, а как Вы создаете песни? Ведь Вы не просто автор песен, а автор тех произведений, которые часто становятся теми самыми «спасительными маячками» в жизни людей. На Вас лежит огромная ответственность.

– Вы знаете, темы появляются неожиданно. Встречи с людьми, даже исповедь может повлиять. Кого-то исповедовал, и меня впечатлила его жизнь, покаяние. Это все переходит в стихи, музыку. Бывает какая-то стрессовая ситуация. Как говорят талантливые певцы-исполнители, способность сочинять у них приходит в тяжелые минуты своей жизни или когда какие-то духовные перипетии. У меня та же самая ситуация. Тема песни может выйти из любой среды. Даже посмотрев какой-то фильм, который меня впечатлил, я могу написать песню. Хотя иногда бывают такие моменты, что люди приносят свои стихи, делятся, а я, если не найду в них себя, не смогу написать песню. То есть все отовсюду понемножку, отовсюду приходят темы моих песен.  Еще раз повторюсь, у меня в основном темы покаяния, есть лирические темы, о любви, о хороших отношениях друг с другом, о детях, о воспитании детей. Но основное – это покаяние.

Отец Александр, я хотел бы Вас попросить исполнить для нас что-нибудь еще, а наш диалог мы продолжим ровно через неделю.

(Звучит «Песня о милосердии».)

Ведущий  Александр Крузе

Записала Людмила Ульянова

Показать еще

Время эфира программы

  • Суббота, 28 апреля: 02:05
  • Суббота, 28 апреля: 12:05
  • Понедельник, 30 апреля: 05:30

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы