Хранители памяти. Центр традиционного искусства и ремесла России "Сень". Часть 1

16 января 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
Новый выпуск программы - из деревни Огарково Истринского района Московской области. В этом месте, куда не ходит общественный транспорт и где на берегу реки можно встретить лося или бобра, расположился Центр традиционного искусства и ремесла России "Сень". Здесь община православных ремесленников возрождает традиционные русские ремесла, а также красивое и трудоемкое церковное искусство лицевого шитья.

– Здравствуйте, дорогие телезрители! Мы находимся в деревне Огарково Истринского района Московской области. Здесь в Центре традиционного искусства и ремесла России «Сень» открыта выставка лицевого шитья «Святые лики. Обретение». Об этой выставке и в целом о лицевом шитье в нашем сегодняшнем выпуске передачи «Хранители памяти».

Александр Владимирович Билецкий, руководитель Центра традиционного искусства и ремесла России «Сень»:

– Мы находимся в деревне Огарково, которая имеет тысячелетнюю историю и находится в Подмосковье, достаточно удаленно от трасс, и у нас нет общественного транспорта. Зато у нас здесь находится православная община ремесленников, занимающихся традиционными ремеслами нашей страны, в том числе и таким ремеслом, как церковное искусство лицевого шитья. А сейчас у нас проходит выставка, посвященная столетию восстановления патриаршества, выставка работ церковного искусства лицевого шитья, связанных с этой датой. На эту выставку сейчас приезжают вышивальщицы с разных городов России и даже из других стран. Вот здесь, где мы с Вами находимся,  работает, например, Анна, она прилетела из Челябинска.

Приезжают люди, которые прониклись этим искусством и которым оно дорого. Чем дорого? И чем является наш Центр? Наше время особенное, оно замечательное, но мы все видим, с чем сталкиваемся в жизни: с тем, что очень много симуляций, очень много изображений, копий чего-то подлинного, что давно от нас ушло. Так вот, задача нашего Центра – сохранять это подлинное, то самое настоящее представление, которое было изначально. Сам Центр не является каким-то государственным учреждением, он не имеет никакого бюджета; сотрудники в центре не имеют зарплаты, у нас нет грантов, нет спонсоров – никого, кроме Самого Бога. Мы под защитой, под опекой Бога и благодаря молитвам наших духовников. А зарабатываем на жизнь, на Центр и даже на дрова своим трудом, своими работами, которые выставляются во многих странах мира, не только в России (и в России соответственно).

Приглашаем всех посетить эту выставку и соприкоснуться с тем настоящим искусством, которое у нас есть, несмотря на представление, что якобы чего-то у нас нет. Часто можно встретить представление, что в России все ездят на машинах, сделанных в других странах, носят одежду, сделанную в других странах, даже еду едят чужестранную. Так вот, если кто-то хочет попробовать нашу тыкву, нашу репу, посмотреть нашу одежду, наше искусство, – пожалуйста, все у нас есть. Правда, сейчас в лесах.

Деревня очень древняя, имеет тысячелетнюю историю. Первое письменное свидетельство – около 700 лет тому назад: при описании Звенигородского княжества была упомянута деревня Огарково. А сейчас, так уж получилось, я являюсь последним и единственным жителем этой деревни. Двадцать лет тому назад началось строительство, и каждый год что-то строится. Например, полы были покрашены в этом году, потому что все делается очень медленно, в соответствии с теми силами, которые у нас есть. Здесь нет банков, нет искушений кредитов, нет ипотек. Поэтому делаем мы, конечно, все долго, но зато без каких-то привязок, тяжелых обременений.

И здесь мы занимаемся разными традиционными видами ремесел. Это мужские – плотницкое дело (у нас артель плотников работает в традициях русского плотницкого дела топором; есть построенные ими храмы в России), печное дело, резная расписная русская резьба. Женские ремесла – начиная от изготовления традиционной одежды, традиционных костюмов и заканчивая лицевым шитьем, выставка которого здесь сейчас проходит. Лес кормит в том плане, что мы пьем свой иван-чай, и в лесу очень много полезных растений, трав. Часть растений все знают – это ягоды, грибы, которые все мы собираем. Но мало кто знает, что в лесу у нас есть много растений, которые являются натуральными красителями, и они используются в том же лицевом шитье. Шелковые нити окрашиваются натуральными красителями из тех трав, растений, коры, которые есть в нашем лесу. Можно окрашивать и грибами, и растениями, и корой, и листьями, и они дают разное сочетание красок. Эти краски не будут выцветать, а будут столетиями радовать наш взор.

Марина Владимировна Бирюкова, мастер лицевого шитья, член содружества мастеров Центра традиционного искусства и ремесла «Сень», член Союза художников России:

– Посмотрите, здесь есть светлая нитка, она выкрашена чистотелом. Для того чтобы она была белая на нашей вышивке, мы должны ее немного притенить. Если вышьем чисто белой, то вместо вышитого фрагмента у нас получится как будто бы белый лист бумаги, он будет смотреться неестественно. А если мы ее немного теплым притеним, то она будет как бы светиться изнутри. И будет хороший, красивый белый цвет. Красные нитки покрашены мареной. Синие и зеленые нитки бывают покрашены с участием вайды, это кубовые красители – сложное крашение. Так делалось и в древности. Это очень интересно, и когда начинаешь заниматься крашением, настолько увлекаешься, что ниток становится все больше и больше.

Эта замечательная ниточка, которой мы вышиваем личное, покрашена шишками ольхи; соплодиями ольхи, если правильно назвать (точно так же, как в древности). Их можно собрать самим по весне. Как только снег начинает таять, можно пойти в лес – и около рек на снегу вы увидите под ольхой маленькие шишечки. Их собирают, отваривают как чай и окрашивают в них шелковые нитки. Если хотите узнать, как красится шелк, можете спросить у своей бабушки, как она красила шерсть. Технология очень похожая, только шелковые ниточки надо красить в пасмочке покороче, иначе нитка получится длинной, а длинной ниткой вышивать нельзя. Шелк очень нежный, и если вы будете много раз проходить через ткань, он будет мохриться – и вышивка станет похожа на бархатную, а нам все-таки надо, чтобы она сияла и переливалась.

 Вот этот темный золотистый цвет – та же самая ольха плюс сернокислый цинк, такой реактив, который добавляется при полоскании окрашенной нити. Этими так называемыми квасцами надо пользоваться очень осторожно. Если вы хотите их использовать, то, конечно, надо соблюдать технику безопасности. Но любое растение красит настолько стойко, что необязательно даже применять квасцы, необязательно применять соль и уксус. Можно покрасить шелк как в чайной заварке, так и ольховыми соплодиями, и цвет будет держаться вечно, как на полотнах в музее.

Вот такие красноватые ниточки – это марена, растение южное, а у нас в России в этой полосе растет подмаренник. Корни его есть в любом поле. Их выкапывают, собирают, варят, и в них тоже красится шелк. Он получается сам по себе коричневато-бордового цвета, но если тоже использовать различные квасцы, то меняет оттенки до фиолетового и ярко-красного. Зеленоватые цвета есть в таких растениях, как цикорий или та же ольха с протравами. Можно красить и лесными грибами.

С фабрик России, делающих шелк, нитка лучше, чем немецкая. Немецкая сделана из отходов шелкового производства, она словно из ваты соткана, поэтому не переливается. А наша шелковая ниточка – это собрание маленьких паутинок шелкопряда, причем в их длину. Поэтому наши обычные нитки гораздо ближе к тем нитям, которые использовались в древности. И шитье, которое вы видите, похоже действительно на шитье ХVI века. Мы используем в работе такие же пяльца, какие изображены на старых картинах, сохранившихся во многих музеях, – это деревянная рама, на которую при помощи планок и веревочек натягивается ткань. Ткань должна быть натянута плотно, как барабан, чтобы нигде не провисала. Тогда по ней можно шить двумя руками, как мы и делаем: одна рука сверху, другая – снизу. Тогда работа шьется быстро.

Что здесь? Здесь мы видим основу, которая находится под всем фоном, тонкая льняная или хлопковая ткань. На основу пришивается наш фон из драгоценных тканей. Здесь в данном случае шелк камка: мы нашли маленький кусочек итальянского производства по старинному образцу, то есть это точно такой же шелк, какой был в ХVI веке в мастерской княгини Старицкой. И белый французский шелк – тоже нам достались маленькие кусочки от шитья покрова преподобного Сергия (нам благословил батюшка ризничный). Это тоже шелк камка из натурального шелка жаккардового переплетения, где на матовой и глянцевой поверхности появляется узор.

На таких узорных тканях в Древней Руси, а также в Византии шились лицевые вышивки. Они ничем никогда не проклеивались. Вышивка шилась настолько подробно, настолько мелкими стежками, что сама держала свою форму. Не нужно было при снятии с пялец ее  крепить – на дерево или еще как-то (что возникает при современном шитье). Потому что она прочная и в то же время струится – она и форму держит, и колышется. Такое свойство ткани и было выбрано для искусства лицевого шитья. Это неотъемлемое свойство ткани быть мягкой, быть обтекающей, струящейся. И шелковая вышивка, следуя за фалдами ткани, когда она в свободном состоянии подвешена, тоже переливается. Получается, что лики святых как будто откликаются на нашу молитву, они становятся очень теплые, очень близкие. Поэтому искусство лицевого шитья так привлекает тех, кто только начал этим заниматься, и заманивает, заманивает, чтобы продолжать, чтобы совершенствоваться, чтобы это искусство не умирало.

И когда в церкви человек подходит к этому вышитому образу – невольно проникается. Если это вышито по-настоящему, не смотришь, какими швами это вышито, видишь сразу образ и сразу ему молишься. Может быть, потом и обратишь внимание: ах, так он же вышитый, не написанный красками. А это как раз главная задача вышивки. И это достижение древнерусского лицевого шитья  – в отличие, например, от современного искусства, которое тяготеет к яркости, нарядности и изощренности каких-то приемов. Здесь все технически просто, но все целесообразно. Главная цель – это образ. Все это искусство нацелено именно на передачу святого образа.

– Дорогие телезрители, мы еще продолжим рассказ о лицевом шитье. Всего вам доброго!

Ведущая Елена Чач

Записала Елена Тимофеева

Показать еще

Время эфира программы

  • Воскресенье, 19 августа: 07:05
  • Воскресенье, 19 августа: 23:45
  • Вторник, 21 августа: 13:15

Анонс ближайшего выпуска

В новом выпуске программы - рассказ о самых древних иконах, представленных на выставке "Шедевры церковного искусства Болгарии". Эти образа, написанные в XIII-XIV веках, свидетельствуют о влиянии на болгарское искусство византийской традиции и о взаимодействии культур различных православных государств в этот период.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы