Хранители памяти. Музей истории Санкт-Петербургской епархии. Часть 3

12 июня 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
Мы продолжаем серию выпусков из Музея истории Санкт-Петербургской епархии. О екатерининском периоде истории епархии и времени правления Павла I, о строительстве Митрополичьего корпуса и подлинных предметах минувших веков, представленных в первом зале, рассказывает хранитель музея Ольга Ивановна Ходаковская.

– Здравствуйте, дорогие телезрители! В эфире передача «Хранители памяти». Мы находимся в епархиальном музее Санкт-Петербурга и продолжаем рассказ о его экспозиции, посвященной истории Санкт-Петербургской епархии.

Ольга Ивановна Ходаковская, хранитель и экскурсовод Музея истории Санкт-Петербургской епархии:

– Екатерининский период в жизни нашей епархии отмечен строительством Троицкого собора в Александро-Невской лавре и величественных соборов в Ямбурге (ныне город Кингисепп), в Сергиевой пустыни. В ту же эпоху, в 1793 году, было издано «Добротолюбие». Епархия приобрела практически те границы, которые она имеет сейчас, и совпала с границами Санкт-Петербургской губернии. По указу императора Павла I были созданы так называемые орденские храмы: при храмах столицы появились орденские организации, и орденские знаки были установлены на фасадах некоторых храмов – на Князь-Владимирском соборе и на Троицком соборе Александро-Невской лавры.

Здесь мы также видим документы, относящиеся к управлению епархией в эпоху Екатерины и в эпоху Павла. Конечно, стенд посвящен также и выдающемуся деятелю той эпохи митрополиту Гавриилу (Петрову). Это первый архиерей на петербургской кафедре в сане митрополита.

Следующий стенд посвящен строительству Митрополичьего корпуса, в котором мы находимся. Это очень интересная история. Если посмотреть на гравюры с видами Александро-Невского монастыря 1723 года или 1748 года, мы увидим завершенное каре, но фактически завершения этого не было, и с западной стороны монастыря была лишь легкая ограда. Корпус стал строиться только после того, как неудачный собор Швердтфегера – он здесь изображен на гравюре с видом монастыря – дал трещину и его разобрали. И в 1756 году из этого материала начали возводить Митрополичий корпус, завершая монастырское каре.

Вот здесь на стенде вы можете увидеть этапы строительства этого здания. Его архитектором был Михаил Расторгуев, о котором мало что известно. Здание было построено в классическом барочном стиле, с утяжеленным центром, с крыльями, уходящими в обе стороны, с флигелями, которые соединялись с этими крыльями. В центре находится собственно Митрополичий дом, а крылья и флигели – это уже служебные постройки. В одной из них мы находимся сейчас – это монастырская трапезная, как я уже говорила.

Первым насельником митрополичьих покоев стал архиепископ Гавриил (Кременецкий), который переехал сюда в 1767 году. Последним насельником был священномученик митрополит Вениамин (Казанский). Сначала он здесь был помещен под домашний арест, а 1 июня 1922 года вышел отсюда, чтобы не вернуться уже больше никогда.

Именно Митрополичий корпус был той крышей в Петербурге, под которой находился Александр I в последний раз. То есть это был последний дом, в котором император побывал, после этого покинул Петербург и больше уже в него не вернулся. Это было 30 августа 1825 года по старому стилю, на день памяти Александра Невского. Приложившись к мощам перед отъездом в Таганрог, он решил навестить митрополита Серафима (Глаголевского), чтобы получить его благословение.

И вот он поднялся по той самой лестнице, которая находится здесь неподалеку, побывал у митрополита в гостиной, побеседовал с ним. Чтобы как-то занять государя, Серафим сказал, что есть у них старец – ведь император любил старцев. И позвали старца Алексия (Шестакова). Этот старец, в свою очередь, пригласил государя к себе в келью. Тот заглянул в келью буквально на минуту – она была на самом выходе около ворот. Но сложилась легенда, что это последнее место в Петербурге, где Александр I побывал. Все-таки последним местом был Митрополичий корпус, где он общался с митрополитом Санкт-Петербургским Серафимом.

Книга житий святых была издана при императоре Александре I, за подписью неизвестного нам монаха Соловецкого монастыря Мелетия. Вот у Бунина есть рассказ, который называется «Грамматика любви». Связь с тем, о чем я рассказываю, такова: герой бунинского рассказа, проезжая по какому-то дальнему уезду, услышал о том, что неподалеку находится имение, в котором жил странный помещик. Он очень любил свою крепостную, и когда она умерла, закрылся от мира, двадцать лет просидел в комнате, где она скончалась. Это очень поразило героя рассказа, но больше всего его поразило, когда он, приехав в эту усадьбу, увидел – ему показали потомки – шкатулку, в которой находились простые голубенькие заношенные бусы этой самой Лушки. И герой говорит, что мир для него перевернулся, что он вдруг увидел ее – и вся эта история навсегда проникла ему в сердце. Может быть, это и есть код любой музейной экспозиции, когда предмет (например, эта старинная книга с подписью неизвестного нам монаха Мелетия) неожиданно приближает к нам ту эпоху и она навсегда запечатлевается в нашем сердце.

И вот витрина, посвященная истории Митрополичьего корпуса, содержит совершенно неожиданный документ. Это подлинные бумаги XVIII века, десять лет назад их нашли рабочие на крыше одного из корпусов, на границе Митрополичьего корпуса и семинарского. Когда мне принесли этот бумажный комочек, я его развернула и увидела, что это черновики стихов, написанные на обороте проездного документа некого пономаря Иакова, который едет поступать в Санкт-Петербургскую духовную семинарию. Видимо, он потом за ненадобностью использовал этот документ, когда пришло к нему вдохновение, и он стал сочинять эти пасхальные стихи. Здесь мы имеем дело с документами, которые дают нам возможность приобщиться к этой эпохе. Они после реконструкции, каковая есть и в нашем музее, и в большинстве музеев.

Мы, конечно же, восстановили уголок семинариста. Это масляный светильничек, это чернильница конца XVIII века и жбанчик для питья – для воды или кваса, также богослужебные книги и наставления будущему священнику тех времен.

Вот в этом уголке удивительной красоты шитье также из собрания известного коллекционера митрополита Ленинградского Антония (Мельникова), скончавшегося в 1986 году. После него остались предметы его коллекции, и в числе прочих это шитье по бархату – кусок ткани от убранства архиерейского посоха. Это называется сулок, эта ткань – часть сулка. И специалисты по тканям из этнографического музея, которые видели это, отмечают удивительно тонкую работу и определяют время – примерно середина XIX века.

(Продолжение следует.)

Ведущая Елена Чач, кандидат исторических наук

Записал Игорь Лунёв

Показать еще

Время эфира программы

  • Воскресенье, 16 декабря: 10:05
  • Воскресенье, 16 декабря: 23:45
  • Вторник, 18 декабря: 13:15

Анонс ближайшего выпуска

Мы продолжаем рассказ с временной выставки «Церковь Небесная. Изображение Соборов святых в русской иконописи XVI – начала XX века», работающей сейчас в Центральном музее древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева. В этом выпуске внимание будет сосредоточено на иконах, представленным во втором зале экспозиции, посвященном Соборам русских святых.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы