Хранители памяти. Музей-древлехранилище Свято-Троицкой Александро-Невской лавры. Часть 3

13 февраля 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
Мы завершаем рассказ из музея-древлехранилища Свято-Троицкой Александро-Невской лавры города Санкт-Петербурга. Особое внимание в этом выпуске будет уделено теме гонений на Церковь после революции и новомученикам, чьи имена связаны с историей лавры. Рассказывает хранитель музея Роман Сергеевич Катаев.

Елена Чач, кандидат исторических наук, автор передачи:

– Здравствуйте, дорогие телезрители! В эфире передача «Хранители памяти», и мы продолжаем серию выпусков из музея Свято-Троицкой Александро-Невской лавры.

Роман Сергеевич Катаев, хранитель музея-древлехранилища Александро-Невской лавры:

– Часть экспозиции посвящена нашему музею-древлехранилищу Александро-Невской лавры. Мы сделали тематический комплекс, изображающий способ экспонирования того времени, расположили предметы здесь так, как они располагались в дореволюционном древлехранилище. Сохранившиеся фотографии позволяют представить, каким было это древлехранилище: не было этикетажа, разделения предметов по их материалам, по хронологии, по другим характеристикам; их просто выставляли. Мы тоже не сделали никаких этикеток, потому что не про все знаем, что здесь находится.

Ряд предметов нам передали буквально перед открытием музея. Например, вериги с Оптинского подворья ­(петербургского исторического подворья Киево-Печерской лавры), о которых мы знаем только то, что они сделаны из металла и весят 2 кг 800 г. Хотя вериги и не так тяжелы, но если представим, что они носятся на голом теле, под одеждой, то мало не покажется.

В центре мы видим старинного вида сундук, а на нем представлены предметы из старообрядческой среды: митра – головной убор старообрядческого епископа, справа от нее – книга «Толкования на Евангелие» с интересными тряпичными закладками и ряд других предметов.

Все, что лавра сохраняла, накапливала, созидала в течение двух с лишним столетий, она потеряла всего лишь в течение двух десятилетий ХХ века, революционных лет. Документы, представленные в нашей экспозиции, – это копии из Российского государственного исторического архива. Один из документов, подписанный небезызвестной Александрой Коллонтай (наркомом государственного призрения), был направлен наместнику лавры епископу Прокопию (Титову), будущему священномученику, с требованием отдать все имущество монастыря в ведение указанного наркомата. Владыка Прокопий отказался, и через некоторое время в лавре произошли трагические события.

Сюда приехал отряд красноармейцев и матросов с целью захватить имущество лавры насильственным способом. Одно из дел архива «Дело о реквизиции имущества лавры» рассказывает нам об этих событиях. Когда приехали вооруженные люди, кто-то из прихожан или насельников лавры поднялся на звонницу Троицкого собора, ударил в набат, и буквально в считаное время лавра наполнилась верующими людьми, пришедшими на защиту святыни.

В это же время в монастырь, на прием к митрополиту (резиденция митрополита исторически располагается на территории Александро-Невской лавры) пришел настоятель одного из близлежащих храмов протоиерей Петр Скипетров. Он вошел в Троицкий собор лавры, приложился к мощам Александра Невского и направился в митрополичий дом. Когда он вошел в вестибюль, то увидел, что несколько женщин препятствуют солдатам войти в митрополичьи покои. Священник сделал замечание этим солдатам, за что в него выстрелили. Пуля попала в шею, священник упал и через некоторое время скончался. Он стал одной из первых жертв начавшегося террора и первым новомучеником Александро-Невской лавры.

В этот день вооруженные люди удалились с территории лавры, а на следующий день в газетах написали, что это была попытка самообороны: священник с посохом напал на солдат, и им пришлось отстреливаться. Конечно, это было не так.

Хотя на тот момент попытка реквизиции имущества лавры была остановлена, но все-таки процесс было не остановить, территории лавры постепенно отчуждались. На одной из фотографий 1928 года мы видим, что братии в монастыре уже заметно меньше, чем было в начале ХХ века. В центре фотоснимка наместник монастыря, будущий священномученик епископ Григорий (Лебедев). Справа от него мы видим будущего преподобного – Серафима Вырицкого, который в эти сложные годы, не побоявшись трудностей и испытаний, принял монашеский постриг. Мы нашли в архиве малоизвестные документы, связанные с будущим преподобным Серафимом Вырицким, в частности его прошение о принятии в число братии Александро-Невской лавры. Документ подписан именем «Василий Николаевич Муравьев», так звали в миру будущего преподобного Серафима Вырицкого.

В Александро-Невской лавре были и другие выдающиеся монахи. Среди них – братья, будущие архимандриты Лев и Гурий (Егоровы) и иеромонах Иннокентий (Тихонов). Они возглавили известное Александро-Невское братство.

В помещениях лавры располагались различные учреждения, но мы посчитали важным изобразить, возможно, самый экстравагантный проект использования территории монастыря – это постройка здесь первого в России крематория.

Конечно, мы рассказываем о кампании по изъятию церковных ценностей, а также о людях, пострадавших в ходе этой кампании, представляем портреты священноархимандрита лавры митрополита Петроградского Вениамина (Казанского). Под его фотографией находится портрет юриста Александро-Невской лавры Ивана Михайловича Ковшарова. Они были привлечены к следственному делу о сопротивлении изъятию церковных ценностей и приговорены к высшей мере наказания. Оба были расстреляны, а впоследствии прославлены в лике святых мучеников Русской Православной Церкви. В экспозиции мы видим оригинальную обложку следственного дела из архива ФСБ фиолетового цвета.

В нижней части витрины размещена инсталляция из мешковины и металлических предметов церковного убранства. Это было сделано намеренно, потому что так, в мешках, вывозили церковные ценности. В государственных архивах сохранились акты изъятия церковных ценностей, и подсчет их велся именно мешками.

На фотографии рядом показана происходившая в эти годы разборка серебряной раки Александра Невского и вскрытие мощей благоверного князя.

Целая половина нашего экспозиционного зала посвящена иконам. Обратите внимание на деревянные царские врата, датированные нами XVIII веком, утраченные элементы которых дополнили в нашей реставрационной мастерской. Мы не знаем их происхождения и откуда они прибыли; сегодня они украшают наш музей. В реставрации пока находится и сохранившаяся деревянная сень, которую также планируется разместить в нашей экспозиции.

Справа и слева от царских врат находятся большие иконы из праотеческого ряда неизвестного иконостаса, относящиеся к концу XIX века, также приведенные в порядок в нашей реставрационной мастерской.

Многие наши иконы не датированы и не имеют своей истории. Есть лишь ряд икон, о которых мы знаем, откуда они. Одна из них – икона святой царицы Александры, находившаяся в Троицком соборе Александро-Невской лавры, другая ­– тоже спасенный образ святого мученика Иоанна из церкви Святого Духа Александро-Невской лавры, который планируется вернуть на свое историческое место после восстановления церкви.

Другие иконы, в частности три замечательных деисусных чина, которые сегодня украшают нашу коллекцию, были переданы нам таможней из налогового конфиската. Их пытались вывезти за границу.

Для удобства рассказа о наших иконах мы расположили их по группам. Одна из витрин рассказывает о небесном покровителе лавры – святом благоверном князе Александре Невском. Отдельными группами мы выделили иконы ангелов. У нас есть замечательный образ предположительно XVII века, возможно, из какого-то иконостаса: ангел с розовыми крыльями, который держит в руках орудия страдания Спасителя.

 В самом верху – украшенная замечательной ризой икона святого Иоанна Предтечи, который хотя и был человеком, но при жизни подражал ангельскому чину. Мы посчитали необходимым поместить икону в эту витрину. На стенде, где размещены подокладные иконы, мы можем увидеть различные техники украшения икон.

Отдельно мы выделили иконы святителя Николая Чудотворца. Внизу – икона Николая Чудотворца необычной иконографии: святитель совершает богослужение в каком-то храме, он облачен в архиерейские одеяния, на голове у него митра, и в руках он держит дикирий и крест.

Отдельно расположены иконы, представляющие некую редкость по месту своего происхождения и относящиеся к XIX веку. Одна из них – икона «Скоропослушница» – список с чудотворного афонского образа, написанный в расположенном на Афоне скиту святого Андрея Первозванного (тогда русском монастыре). С задней стороны иконы имеется сургучная печать этого монастыря и подпись, из которой мы узнаем, что икона была написана по благословению наместника монастыря иеромонаха Паисия и подарена великому князю Владимиру Александровичу и его супруге. Другая икона представляет собой образец трудов Иоасафского афонского братства и тоже содержит подпись в нижней части иконы. И конечно, образ великомученика и целителя Пантелеимона, имеющий печать благословения Святой Горы Афон.

Внизу этой витрины расположены предметы деревянной резьбы, являвшиеся благословениями (евлогиями), привозимыми паломниками из Киева.

Отдельно мы выделили иконы Пресвятой Богородицы различной иконографии. Важная для Петербурга икона – «Всех скорбящих Радость». В нашем городе произошло чудо явления этого образа – так называемая икона «Скорбященская с грошиками». После совершения этого чуда создавались многочисленные копии образа, причем не только живописные. Иногда в красочный слой вставлялись настоящие монетки, как и в нашем образце такой иконы, где присутствуют монеты времен императоров Николая I и Александра III.

Одна из самых ценных икон нашей коллекции – это икона петербургского мастера XVIII века «Введение во храм Пресвятой Богородицы» чрезвычайно тонкого письма.

Посетителей всегда привлекает один из экспонатов музея – тюремная дверь, переданная нам из тюрьмы на Шпалерной улице – исторического дома предварительного заключения. Через эту тюрьму во время следствия проходили многие будущие священномученики, среди которых были, возможно, митрополит Вениамин и многие-многие другие, в том числе насельники Александро-Невской лавры. Мы посчитали необходимым сохранить дверь, а также переданные с ней тюремные нары и расположили их в нашем музее. За дверью есть небольшое пространство, которое мы намереваемся соответствующим образом оформить и превратить в некое подобие тюремной камеры, где создадим экспозицию, посвященную нашим новомученикам.

Рядом с дверью находится еще один экспонат – охранная табличка с надписью, когда-то располагавшаяся на одном из помещений бывшей Александро-Невской лавры.

Сегодня лавра вновь не бывшая, и наш последний стенд иллюстрирует лавру новую. Здесь, как символ возрождения, представлена икона одного из священноархимандритов Александро-Невской лавры – митрополита Владимира (Богоявленского). Эта икона – работа иконописной мастерской Александро-Невской лавры. Под образом находится фотография нынешней братии лавры во главе с наместником епископом Кронштадтским Назарием, а под фотографией расположены предметы, относящиеся к главному событию последних лет, – 300-летнему юбилею Александро-Невской лавры.

Елена Чач, кандидат исторических наук, автор передачи:

Дорогие телезрители! Мы завершили серию выпусков из музея Свято-Троицкой Александро-Невской лавры города Санкт-Петербурга. Всего вам доброго, до новых встреч.

Ведущая Елена Чач

Записала Людмила Ульянова

Показать еще

Время эфира программы

  • Воскресенье, 16 декабря: 10:05
  • Воскресенье, 16 декабря: 23:45
  • Вторник, 18 декабря: 13:15

Анонс ближайшего выпуска

Мы продолжаем рассказ с временной выставки «Церковь Небесная. Изображение Соборов святых в русской иконописи XVI – начала XX века», работающей сейчас в Центральном музее древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева. В этом выпуске внимание будет сосредоточено на иконах, представленных во втором зале экспозиции, посвященном Соборам русских святых.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы