Хранители памяти. Фрески церкви Успения Пресвятой Богородицы в Мелетове

3 января 2017 г.

Аудио
Скачать .mp3
Наш рассказ - из Всероссийского художественного научно-реставрационного центра имени академика И.Э. Грабаря, и посвящен он проблеме сохранения фресок церкви Успения Пресвятой Богородицы в Мелетове. В этом выпуске - о самом храме и его росписях, о кальках, копиях и копиях-реконструкциях, сделанных художником-реставратором Адольфом Николаевичем Овчинниковым, а также о выставке, посвященной фрескам Успенского храма, которую планируют провести весной в ВХНРЦ им.Грабаря.

– Здравствуйте, дорогие телезрители! С наступившим вас Новым годом и наступающим Рождеством Христовым!

Мы в реставрационном центре имени академика И.Э. Грабаря. Я стою рядом с копиями-реконструкциями фресок церкви Успения Пресвятой Богородицы, которая находится в селе Мелетово Псковской области. И наш сегодняшний выпуск передачи «Хранители памяти», первый в этом новом году, непростой. Он посвящен проблеме сохранения этих уникальных фресок и самого памятника церковной архитектуры середины XV века.

Горматюк Александр Анатольевич, художник-реставратор высшей категории Всероссийского художественного научно-реставрационного центра имени академика И.Э. Грабаря, член Союза реставраторов России, член Московского союза художников, кандидат искусствоведения:

– Храм Успения Пресвятой Богородицы в Мелетове, к сожалению, малоизвестен и малоизучен. Скорее, он известен среди специалистов, занимающихся древнерусской живописью, и конкретно псковской. Потому что с точки зрения иконографии и стилистики это яркая живопись. С точки зрения своего художественного подхода на сегодняшний день она с трудом различается, то есть без специального света ее даже трудно увидеть.

Очень большая часть живописи утрачена в ходе исторического бытования. Первая реставрация проходила в 1920–1930-х годах. Существуют фрагменты, которые сохранились и были открыты в 1960-х годах. Во всем великолепии храм открылся после реставрации 1960-х годов.

В этом храме особым образом можно почувствовать полет и свободу иконописцев того времени. У большинства людей существует образ иконописи и монументальной живописи довольно традиционного характера. Здесь же она буквально экспрессивная и порывистая, то есть удивляет своей напряженностью, силой и экспрессией, но увидеть это очень сложно. Это возможно после длительного изучения росписи или для этого надо быть достаточно подготовленным человеком с точки зрения насмотренности, погружения в древнерусскую живопись и, подчеркну еще раз, конкретно псковскую, потому что она не случайно выделяется из общего контекста древнерусской живописи. Можно добавить, что храм Успения Пресвятой Богородицы в Мелетове особо интересен тем, что в нем сохранилось несколько уникальных сюжетов, которые в других храмовых росписях никогда не повторялись и прежде мы их не видели. Например, «Чудо со скоморохом».

– В основе фрески сюжет о том, как у скомороха Анта, который богохульствовал в своих песнях, понося Пресвятую Богородицу, отсохли руки и ноги. После чистосердечного раскаяния Матерь Божия исцелила скомороха, и он стал уже не хулить, а прославлять Пречистую.

Горматюк Александр Анатольевич:

– Помимо этого сюжета есть ряд других, довольно интересных. Например, сцены из земной жизни Христа. И в целом, конечно, можно говорить, что сама по себе монументальная композиция храма не имеет прямых аналогий в других памятниках. По крайней мере, лично на меня посещение храма произвело сильнейшее впечатление. В нем есть два компартимента малого формата. Такие малые форматы обычно выпадают из росписи или композиций росписи, находящихся перед алтарной зоной. И в этих компартиментах, которые буквально можно описать как маленькие башни шириной не больше метра (такой «стакан», поднимающийся вертикально), изображены четверо святых. У меня была возможность подняться туда и посмотреть. Ты оказываешься в замкнутом пространстве; когда спускаешься ниже, то внизу тоже ряд довольно уникальных сюжетов – ожидающие воскрешения святые, лежащие в гробах, то есть совершенно неожиданный ассоциативный ряд. Никогда прежде я такого не видел. Малое зауженное архитектурное пространство действительно вызывает ассоциацию с гробом или какое-то ощущение гроба. И мне кажется, художник передал через эти сюжеты какие-то свои личные качества – это довольно интересный и уникальный случай.

Что касается сегодняшнего состояния храма, большая часть оценки – это дело специалистов: архитекторов, специалистов по монументальной живописи, которые были осенью с методическим советом и определили, что храм действительно в аварийном состоянии. И конечно, храм требует комплексной реставрации, включающей в себя и архитектурную, и живописную (монументальной живописи) реставрацию. Наша задача – предварительно обратить внимание, потому что комплексная реставрация требует больших усилий и больших исследований, и в этом, естественно, будут участвовать ведущие в этой области специалисты и организации, такие как Межобластное научное реставрационное художественное управление, различные архитектурные реставрационные организации. Это памятник, расположенный в стороне от туристических маршрутов (потому что на сегодняшний день это, по сути дела, заброшенная деревня, где живет одна семья смотрителей и летом появляется какое-то количество дачников). А в целом это довольно интересное ландшафтное место, пересечение зон влияния Новгородского, Псковского и Московского княжеств. Это действительно требует и изучения, и планомерной подачи, то есть подготовки к взору на этот памятник со стороны и государственности, формирования российского государства. Мне кажется, что это важный контекст, который в будущем должен быть включен в программу последующего показа и туристических маршрутов и вообще разработки концепции дальнейшего существования этого памятника в музейном пространстве.

В конце XIX века, насколько мне помнится, в этом месте жило до шести тысяч человек, то есть это было торговое, достаточно развитое место. Получается, на протяжении пяти столетий это был определенный и торговый, и духовный центр, достаточно самобытный и самостоятельный. И это, в свою очередь, повлияло на то, что там был создан мелетовский Успенский храм. Рядом с ним, буквально в тридцати метрах, находится другой храм, более позднего времени. Он в еще худшем состоянии. И когда смотришь на его обрушенную крышу, трещины, на полную разруху, то это как некое предостережение, что и древний храм может постепенно разрушиться и прийти в такое состояние. К этому еще эмоционально добавляется окружающее храмы кладбище, и в целом картина получается достаточно печальная.

– Здесь, как я понимаю, представлены копии, сделанные Адольфом Николаевичем Овчинниковым. Расскажите, пожалуйста, подробнее про них и его работу.

– Прежде всего хочется отметить, что копии предполагают повторение, можно сказать, репринт того изображения, которое копируется. Первоначально, в 1960-х годах, Адольф Николаевич начинал с этого этапа копирования, то есть именно с репринтного воспроизведения. Что значит репринтное? Это значит передача и всех повреждений: трещин, выпадов красочного слоя, левкаса и так далее. В Русском музее сейчас находятся именно такие копии, которые, как мы надеемся, удастся привлечь для нашей выставки. Именно они участвовали в показе и представлении проекта по реставрации в 1960-х годах и повлияли на решения в этом плане.

По прошествии десятков лет Адольф Николаевич, можно сказать, изменил свою методику. И мне кажется, что во многом эта методика была сформирована именно во время его работы в этом храме. Постепенно он перешел к идее копии-реконструкции, то есть это непосредственное взаимодействие с автором того времени и попытка техническими средствами вычитать то, что было написано. В некоторых случаях он восполняет утраты, которые слегка читаются, но их можно реконструировать как драпировки, какие-то отдельные лики, что собирает всю композицию в целом. Иногда это дает действительно достаточно интересный эффект. Мне кажется, что для будущей реставрации во многом это нельзя соотносить впрямую, как говорят некоторые: так это, наверное, как эскизы, проекты реставрации? Отнюдь не так. То есть нам эти копии-реконструкции дают возможность увидеть своеобразие прочтения, а потом воочию убедиться, как это существует в реальности, и, может быть, даже поспорить с Адольфом Николаевичем. Но этот динамический контекст очень важен, для того чтобы не оставить равнодушным даже далекого от древнерусской живописи человека. Мне кажется, это очень важная задача, которую можно решить, представляя эти копии.

Адольф Николаевич всю свою коллекцию копий, калек и реконструкций передал государству. И начиная с лета этого года была организована группа – реставрационная мастерская «Иконотека Адольфа Николаевича Овчинникова». Я как раз организую эти мероприятия и работы. Первоначальным шагом было описать коллекцию, принять ее. В дальнейшем Министерство культуры выделило здание, которое сейчас реставрируется. И, может быть, в следующем году мы сможем устроить там первую экспозицию копий-реконструкций Адольфа Николаевича.

На сегодняшний момент мы обработали более тысячи единиц копий. Среди них непосредственно копий-реконструкций мелетовских росписей около шестидесяти. Это практически все сюжеты, которые можно вычитать на сегодняшний момент и в то время, когда начинал копировать Адольф Николаевич. Например, мы выяснили, что начало его первой копии относится к 1961 году. Можно сказать, держали в руках в Русском музее, где находится шесть копий Адольфа Николаевича Овчинникова. И к этому еще добавляется целый пласт материала, который очень интересен для реставрации, – это кальки, которые сняты непосредственно со стены. По ним можно определить состояние, объемы, сохранность того или иного живописного фрагмента. Я думаю, что на выставке мы будем представлять и то, и другое, то есть и фактографию, по сути дела архивные материалы, и копии-реконструкции Адольфа Николаевича.

В совокупности с фотографиями, которые были сделаны буквально пару месяцев назад, мы сможем донести до зрителя, как выглядит храм, насколько ценен он сам и насколько ценна и важна его живопись.

– Выставку, посвященную фрескам церкви Успения Пресвятой Богородицы в Мелетове, планируют провести весной 2017 года во Всероссийском художественном научно-реставрационном центре имени академика Игоря Эммануиловича Грабаря.

Мы завершили рассказ из реставрационного центра имени академика И.Э. Грабаря о фресках церкви Успения Пресвятой Богородицы в Мелетове.

Автор и ведущая программы Елена Чач

Записала Аксиния Шмонденко

Показать еще

Время эфира программы

  • Вторник, 21 ноября: 13:15
  • Среда, 22 ноября: 03:00
  • Воскресенье, 26 ноября: 10:05

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы