Читаем Апостол. 4 июля. Я жил некогда без закона; но когда пришла заповедь, то грех ожил, а я умер

4 июля 2016 г.

Аудио
Скачать .mp3
Святой Церковью читается Послание к Римлянам. Глава 7, ст. 1–13.

 

1. Разве вы не знаете, братия (ибо говорю знающим закон), что закон имеет власть над человеком, пока он жив?

2. Замужняя женщина привязана законом к живому мужу; а если умрет муж, она освобождается от закона замужества.

3. Посему, если при живом муже выйдет за другого, называется прелюбодейцею; если же умрет муж, она свободна от закона, и не будет прелюбодейцею, вышедши за другого мужа.

4. Так и вы, братия мои, умерли для закона телом Христовым, чтобы принадлежать другому, Воскресшему из мертвых, да приносим плод Богу.

5. Ибо, когда мы жили по плоти, тогда страсти греховные, обнаруживаемые законом, действовали в членах наших, чтобы приносить плод смерти;

6. но ныне, умерши для закона, которым были связаны, мы освободились от него, чтобы нам служить Богу в обновлении духа, а не по ветхой букве.

7. Что же скажем? Неужели от закона грех? Никак. Но я не иначе узнал грех, как посредством закона. Ибо я не понимал бы и пожелания, если бы закон не говорил: не пожелай.

8. Но грех, взяв повод от заповеди, произвел во мне всякое пожелание: ибо без закона грех мертв.

9. Я жил некогда без закона; но когда пришла заповедь, то грех ожил,

10. а я умер; и таким образом заповедь, данная для жизни, послужила мне к смерти,

11. потому что грех, взяв повод от заповеди, обольстил меня и умертвил ею.

12. Посему закон свят, и заповедь свята и праведна и добра.

13. Итак, неужели доброе сделалось мне смертоносным? Никак; но грех, оказывающийся грехом потому, что посредством доброго причиняет мне смерть, так что грех становится крайне грешен посредством заповеди.

(Рим. 7, 1-13)

 

Мы ушли вперед: перепрыгнув через целую 6-ю главу, оказались в 7-й. Может быть, это не совсем удобно, но будем читать так, как указано в календаре, и отталкиваться от конкретного прочитанного текста, иногда теряя какой-то контекст.

Апостол Павел продолжает свои размышления о соотношении греха и закона – это очень интересная и очень важная тема. Павлу очень важно, с одной стороны, сохранить праведность и сакральность закона как выражения воли Божией, а с другой стороны, важно показать, что закон не спасает, у него нет этой функции, поэтому и не надо от него этого ожидать. Получается, что грех и закон – это две противоборствующие силы, но они имеют значение все-таки для ветхого человека, а не нового. Потому что закон и грех находятся в связке, образуют некий замкнутый круг, из которого человек может выйти только посредством веры и благодати (об этом Павел скажет чуть позже, в конце седьмой главы).

Сначала апостол приводит пример из общественной жизни относительного того, насколько закон имеет власть над человеком и где границы действия закона на человека:

1. Разве вы не знаете, братия (ибо говорю знающим закон), что закон имеет власть над человеком, пока он жив?

2. Замужняя женщина привязана законом к живому мужу; а если умрет муж, она освобождается от закона замужества.

3. Посему, если при живом муже выйдет за другого, называется прелюбодейцею; если же умрет муж, она свободна от закона, и не будет прелюбодейцею, вышедши за другого мужа.

Павел приводит ситуацию, описанную законом (как это существует и сейчас), что соединение при живом муже с другим мужчиной будет прелюбодеянием, но если муж умирает, то получается, что женщина свободна от первого замужества и, выйдя замуж, прелюбодеицей не будет. Далее апостол делает вывод из этого примера:

4. Так и вы, братия мои, умерли для закона телом Христовым, чтобы принадлежать другому, Воскресшему из мертвых, да приносим плод Богу.

Оказывается, во Христе человек умирает не только для греха, но и для закона, в принципе умирает для этого замкнутого круга. Умирает с тем, чтобы принадлежать Воскресшему из мертвых. Человек умер, а затем ожил, для того чтобы принадлежать Тому, Кто его оживил и воздвиг для новой жизни. Получается, что все, что играло роль в прежней жизни, то есть до смерти человека: грех и закон, теперь роли не играет, потому что с воскресившим его Христом ожил уже человек новый. Все это происходит для того, чтобы приносить плод Богу.

5. Ибо, когда мы жили по плоти, тогда страсти греховные, обнаруживаемые законом, действовали в членах наших, чтобы приносить плод смерти…

Тогда мы приносили плод смерти: там был закон и он нас не спасал от того, чтобы приносить плод смерти. Мы умерли для греха и закона и ожили для Христа, чтобы приносить плод Богу – такая интересная смысловая игра. Апостол Павел – великий оратор и как всегда прекрасно строит свои рассуждения.

6. но ныне, умерши для закона, которым были связаны, мы освободились от него, чтобы нам служить Богу в обновлении духа, а не по ветхой букве.

Прекрасный отрывок, дорогие братья и сестры! К сожалению, времени у нас немного, поэтому будем комментировать по минимуму.

7. Что же скажем? Неужели [от] закона грех? «От» стоит курсивом, поэтому можно перевести: неужели закон – грех? Разве Павел это утверждает, хотя кто-то может и подумать, что он отождествляет закон и грех, раз говорит, что они составляют один замкнутый круг.

Никак. Но я не иначе узнал грех, как посредством закона. Ибо я не понимал бы и пожелания, если бы закон не говорил: не пожелай. Ни в коем случае! Грех и закон – это разные вещи. Грех – наше состояние после грехопадения, а закон – выражение воли Божией.

Павел пишет: я не иначе узнал грех, как посредством закона. Как мы уже говорили, закон, как лакмусовая бумажка, как рентген, который говорит, что человек грешен. Как рассказать человеку о грехе, если только не через столкновение его с законом. Поэтому здесь и написано: Ибо я не понимал бы и пожелания, если бы закон не говорил: не пожелай. А если взять славянский текст, который часто передает греческий оригинал лучше, там написано не похощеши. «Пожелание» и «похоть» – похожие слова, но это не совсем одно и то же. Эпифими ́ я – по-гречески похоть, то же самое слово, но в глагольной форме – не похощеши, не испытывай похоти. Пожелания – это разные желания человека, в том числе биологически обусловленные и оправданные: вкушать пищу, размножаться – то, что благословлено Богом. Мы говорили, что само желание – это основа биологического существования человека: инстинкт самосохранения, размножения. И Господь благословил вкушать пищу и размножаться. Но «эпифимия», «похощеши» – это уже сверхжелание, то есть что-то, что человек хочет сверх нужного. И здесь говорится: я бы не знал о своей похоти, о своем грехе, если бы закон не поставил мне эту преграду.

8. Но грех, взяв повод от заповеди, произвел во мне всякое пожелание: ибо без закона грех мертв.

9. Я жил некогда без закона; но когда пришла заповедь, то грех ожил,

10. а я умер; и таким образом заповедь, данная для жизни, послужила мне к смерти,

11. потому что грех, взяв повод от заповеди, обольстил меня и умертвил ею.

То есть дело не в том, что закон плох:

12. Посему закон свят, и заповедь свята и праведна и добра.

13. Итак, неужели доброе сделалось мне смертоносным? Никак; но грех, оказывающийся грехом потому, что посредством доброго причиняет мне смерть, так что грех крайне грешен посредством заповеди.

Дело в грехе, который есть сугубо негативный аспект жизни человека: грех становится крайне грешен. Мало того, что грех итак есть падшее состояние, так он еще использовал благую заповедь, для того чтобы погубить человека, потому он и стал крайне грешен.

Очень интересный отрывок, братья и сестры, но мы вынуждены заканчивать.

Напоминаю о необходимости для нас с вами ежедневно читать слово Божие, потому что в нем заключена великая отрада, утешение и наставление. Храни вас всех Господь!

Иерей Михаил Ромадов

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы