Беседы с батюшкой. Духовные причины вредных привычек

14 августа 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы отвечает священник Алексий Кнутов, клирик Сретенского храма города Дмитрова Московской области.

– Вредная привычка – что это такое? Это болезнь, либо страсть, либо духовное заболевание?

– Специалисты, которые занимаются этой проблемой, определяют ее как комплексное заболевание, имеющее био-, психо-, социо-, духовную природу. Поэтому это не просто химическая зависимость, которая тянет человека принимать какие-то вещества, яды, но и определенный склад характера, и среда, в которой находится человек, не только общество в целом, но прежде всего его семья, его ближний круг. Но и духовные причины у этого тоже есть.

– Каковы корни пагубной зависимости?

– Если говорить в целом, с духовной точки зрения вредные привычки: алкоголизм, наркомания, табакокурение, игромания (во всех ее проявлениях: и игры, и просиживание в соцсетях, и т.д.) – по схеме восьми страстей  относятся к страсти чревоугодия, самой первой страсти, с которой все начинается. В этом смысле чревоугодие – это не просто переедание или лакомство, гурманство, но и вообще некий культ тела, поставленный во главу угла жизни человека.

– То есть пьянство – это тоже чревоугодие?

– Да, это некая телесная изнеженность, когда человек живет по принципу получения удовольствий: живу для того, чтобы веселиться. Своеобразная гедонистическая жизненная позиция, которая особенно усиливается в атмосфере потребительского общества, ориентирующего человека на принцип: «живи и получай от жизни все». Поэтому в наше время вредные привычки сильно распространились в силу существующей культурной атмосферы.

Добродетель, которая противоположна чревоугодию, – это воздержание. В отличие от телесной изнеженности воздержание – это такое понимание жизни, когда она воспринимается не как «мне хорошо» или «мне нравится и мне не нравится», а в категориях «хорошо и плохо», «полезно и неполезно», в категориях долга. И связано это с пониманием: чтобы добиться чего-то в жизни, надо себе в чем-то отказывать. Нельзя следовать только этим желаниям, должно быть воздержание как некий стержень, который держит человека и помогает ему расти. Воздержание – это не чисто религиозное качество, но оно необходимо для того, чтобы добиться какого-то успеха в продвижении в любых сферах жизни. Например, в спорте спортсмен, чтобы победить, воздерживается во многом: соблюдает режим дня, режим питания, ограничивает себя в каких-то удовольствиях – у него частые тренировки, а если он будет их пропускать, то результата не добьется. Это два разных жизненных пути, идя по каждому из которых, получишь совершенно разные результаты.

– Какие черты характера склоняют человека к зависимости?

 – Это очень хороший вопрос, который относится к психологической стороне появления вредных привычек. Складываются они в самом раннем детстве. Психологи, психотерапевты, изучающие людей, которые к ним обращаются, замечают следующее: как правило, за зависимостью к химическим веществам стоит некая несамостоятельность в жизни. Это возникает в тех семьях, где родители, особенно мамы, скажем так, слишком любили своих детей, слишком заботились о них и в этой гиперопеке не позаботились о том, чтобы сформировать в ребенке самостоятельность, ответственность, чтобы он мог сам принимать решения и отвечать за них. Родители считали, что лучше знают, что нужно их детям, поэтому ребенок в такой семье вырастал с подспудным ощущением, что за него всё сделают его родители. Поэтому, вырастая, такой человек не имеет внутреннего стержня, у него фактически несформированная личность, от этого он неустойчив. И когда в течение жизни к нему приплывает какая-то бутылка или наркотик, он это принимает и не борется с этим.

Еще замечают, что у таких людей некая эмоциональная неразвитость – низкая переносимость боли, стрессов. Одни люди, более волевые и устойчивые, сталкиваясь с трудностями, задумаются и будут их преодолевать, а другие, нестойкие, сдаются и ищут утоления боли от этих переживаний в каком-то расслаблении, в том числе через алкоголь или какие-то наркотики.

Также у таких людей отмечают неспособность к выражению своих чувств: такие люди зажатые, держат переживания в себе, не высказывают их близким. У них формируется внутреннее напряжение, даже на мышечном уровне, которое они чувствуют как нечто неприятное и подспудно ищут выход в том, чтобы расслабиться через некое одурманивание себя, своей нервной системы. Такие люди, будучи молчаливыми и угрюмыми, выпив рюмку-другую, становятся веселыми, разговорчивыми, рассказывают даже о каких-то своих переживаниях, а в трезвом состоянии сделать этого не могут. Для них это способ, как часто можно слышать в разговорном языке, чтобы расслабиться. Расслабление для них не форма отдыха, как если погулять на природе, полюбоваться восходом и заходом солнца, а именно как снятие внутреннего напряжения, возникающего в силу их личностной неразвитости и неумения выражать свои чувства.

– Как человек может выражать свои чувства, какие есть способы для преодоления своей эмоциональной зажатости?

– Это некое общее доверие к окружающим людям, когда человек знает, что его любят, готовы выслушать и принимают таким, какой он есть. Опять же это закладывается в детстве, когда родители воспринимают ребенка не таким, какой он есть, предъявляют к нему какие-то завышенные ожидания, а ребенок понимает, что не тянет на ту оценку, которой ждут от него родители. У него не получается развивать способности в каких-то кружках – и возникает переживание, что он не может сделать того, что ждут его родители, и ребенок закрывается внутри. Он же не может сказать: ну, родители, у меня не получается, не могу. Они ответят: давай больше занимайся, ты ленишься. Тогда возникает это закрытие и становится уже личностной характеристикой, с которой потом трудно что-то сделать. Поскольку это формируется годами, то, чтобы изменить эту ситуацию, нужна долгая и весьма кропотливая работа специалистов, психотерапевтов. Так как все это лежит пластами, нельзя дать какую-то волшебную пилюлю, чтобы снять все за один раз.

– То есть это все гораздо глубже, чем мы себе представляем, это не просто химическая зависимость. А какова духовная составляющая?

– Как я уже сказал, это относится к страсти чревоугодия. Если понимать духовность как некое взаимодействие личности человека с духовным, нематериальным миром, то эта изнеженность, какие-то психологические особенности, если уже возникло употребление, приводят к привычке, а потом к страсти, где уже действуют падшие духи. По творениям святых отцов мы знаем, что есть бес блуда, бес пьянства, который, увидев слабую сторону человека, начинает на нее напирать и склонять волю человека к дальнейшему соблазну. Если бы не было невидимой стороны у этих страстей, все было бы гораздо проще.

Конечно, нельзя сваливать всю вину на бесов, виноват сам человек, но, показав какую-то слабость, не получая подкрепления в виде Божьей помощи, благодати, он оказывается в гораздо менее защищенной ситуации, потому что на него давит эта невидимая сторона, и все это многократно усложняется.

– Какие  мифы, связанные с вредными привычками, существуют в обществе?

– Это очень хороший вопрос: такие мифы сильны во многих обществах, но особенно в России. Назову самый очевидный: что алкоголь – это пищевой продукт. Это миф. А чем он закрепляется? Тем, что дети, приходя с родителями в магазин, видят рядом с продуктами алкогольные напитки. В одном магазине я даже видел, когда в одном отделе фрукты и овощи перемешаны с красивыми бутылками, и на уровне ассоциации возникает мнение, что это тоже продукт питания. Но это не так. Место, где должны были бы продаваться алкогольные напитки, – это магазин продукции химической промышленности. Потому что в основе любого алкогольного напитка, даже вина, лежит этиловый спирт, а его букет, аромат – это просто красивая оболочка.

По старым советским ГОСТам этиловый спирт – это бесцветная жидкость, не имеющая запаха, являющаяся ядом, сначала возбуждающая нервную систему, а потом вызывающая ее паралич. Потом этот ГОСТ отредактировали и убрали вторую, самую важную составляющую, оставив лишь то, что это бесцветная жидкость, не имеющая запаха. О том, что это яд, наркотик, не говорят...

Другой миф: алкоголь – это атрибут отдыха, атрибут праздника. Какой праздник без алкоголя, даже если это церковный праздник? Кагор – атрибут церковных праздников; сейчас его можно увидеть в любом магазине. Миф в том, что алкоголь расслабляет, согревает, помогает общению. На самом деле он не помогает общению, а просто растормаживает психику человека. Да, человек начинает общаться, но как? Редко где ограничиваются одним тостом. Если на этом празднике находится человек, который в отличие от других не употребляет алкоголя, а смотрит как сторонний наблюдатель, то он видит, что со вторым, третьим, четвертым тостом уровень общения понижается, все переходит на какие-то простецкие шутки и даже ниже. Алкоголь не способствует качеству общения. Это как раз вопрос к культуре наших людей, что открыто, весело, искренне общаться, обогащая друг друга, многие без алкоголя не могут. Это как некая смазочная жидкость, которая должна раскрыть людей, а без нее они будут сидеть угрюмыми. Поэтому если люди не могут без этого общаться, то это вопрос к самим людям.

Другой миф – что на Руси всегда пили. С исторической точки зрения он не выдерживает критики, потому что на Руси издревле была культура трезвости. Это видно из заметок западных путешественников, из наших народных обычаев. У нас не было крепких алкогольных напитков, были слабоалкогольные: брага, квас. Употребляли их только мужчины. Простой народ много работал, и у него было понимание того, что нужно работать, а веселиться таким образом – удел каких-то богачей, у которых много свободного времени. А это отвлекает – и могут быть последствия. Подробно об этом рассказывает один из фильмов проекта «Общее дело».

«Общее дело» – это общероссийская организация, которая создана людьми, заинтересованными в здоровье нашего народа, пропагандирующими трезвый образ жизни. Они сняли фильм «История одного обмана»: о мифе, что на Руси всегда пили. И о том, как к этому мифу подключилась государственная политика, заинтересованная в изъятии доходов у населения за счет увеличения продажи алкоголя. Изначально это была казенная монополия, и повышение уровня потребления алкоголя на душу населения активно идет начиная с XVIII века, со времен Екатерины Великой. Это продолжалось в XIX веке, но было очень сильное народное движение трезвости. До революции оно было весьма активно. И все равно даже в начале XX века мы были одним из самых малопьющих народов по сравнению с европейцами, американцами и другими.

Тот уровень, который у нас есть сейчас, это уже наследие послевоенное и брежневских времен, когда для того, чтобы пополнить бюджет, была введена пропаганда культурного пития. Был создан так называемый ложный выбор, появились многочисленные проповедники, пропагандисты, что мы можем увидеть в некоторых советских кинофильмах, например в «Бриллиантовой руке». Предлагали следующий путь ложного выбора: поскольку пить некультурно – плохо и это лишает человека здоровья, социального облика, он деградирует (в конце концов, может валяться под забором), нужно научиться пить культурно: это алкоголь хорошего качества, по праздникам, в хорошей компании. Но итогом этого стало то, что количество зависимых людей стало увеличиваться многократно. А ложный выбор заключается в том, что в массовой среде не был предложен третий вариант – что можно вообще не употреблять, и это хороший выбор, который может сделать каждый, если этого хочет.

– То есть выбор между двумя ложными вариантами.

– Да, как это происходит в педагогике, когда родители, желая приучить ребенка чистить зубы, спрашивают его: «Ты как будешь зубы чистить: в штанишках или в тапочках?» Ребенок, может быть, вообще не хочет зубы чистить, ему это и не надо, он без этого прекрасно обойдется, но его сразу ставят в некий коридор: либо в штанишках, либо в тапочках. Тогда он думает: ну ладно.

Если бы был третий путь, были бы люди, которые им пошли бы. Потому что в нашем обществе даже сейчас, когда все-таки усиливается мода на здоровый образ жизни, продолжают считать: если кто в обществе, компании не употребляет, тот других не уважает («Ты меня уважаешь?..»). На него будут смотреть снисходительно: он как бы немного ненормальный, но ладно, можно его потерпеть. Такое снисходительное отношение на многих давит. Может быть, человек не стал бы это делать, но, вздыхая, говорит: ну ладно, ради компании выпью. А потом уже возникает привычка, и кто-то уже идет дальше и становится человеком зависимым. Поэтому сейчас нам нужно говорить, что есть этот третий путь.

– То есть люди просто оказались жертвами этой программы, сами того даже не подозревая.

– Сейчас есть какие-то позитивные моменты, но ситуация в нашем обществе еще не переломлена.

– Такова ли ситуация в церковной среде?

– Этот вопрос тоже очень актуальный, потому что когда начинаешь говорить о трезвости, то и среди духовенства, и среди мирян возникает некое недоумение: как можно об этом говорить, если Священное Писание и церковная жизнь наполнены темой вина? Сразу начинают приводить примеры: повествование о браке в Кане Галилейской, когда Господь претворил воду в вино, слова из псалма Давидова: «вино веселит сердце человека». Как к этому относиться?

Если говорить кратко, то надо разобраться в том, что здесь имеется в виду. Есть толкование еще священномученика Владимира (Богоявленского), занимающегося этой темой; он написал специальную работу, которая называется: «Против ли нас, трезвенников, Библия?» Дело в том, что в еврейском языке существует очень много слов, которые используются для обозначения продуктов, сделанных из виноградного сока. Поскольку это винодельческая культура, там много слов, и есть слова, обозначающие вино просто как виноградный сок, как сам плод, как хмельной напиток, а на русский язык все это переводится словом «вино». И там, где говорится, что «вино веселит сердце человека», еще сказано про хлеб и елей. И уместно толковать этот псалом, делая акцент на том, что это виноград. Виноград, хлеб и елей – три базовых продукта на Святой Земле. Они являются благословением Божьим, питают человека и доставляют ему радость.

Что касается брака в Кане Галилейской, естественно, кощунственно думать, что вода была претворена в вино для того, чтобы люди упивались. В те времена была совершенно иная культура употребления вина, такой сейчас у нас совсем нет. Во-первых, никто не употреблял вино в цельном виде, его разбавляли: три меры воды и одна мера вина – по сути, это уже просто компот. Кто у нас так употребляет? Никто. Дело в том, что вино как хмельной напиток было формой сбережения виноградного сока. Но бывает другая технология, – технология пастеризации, когда его вываривали, выпаривали и тоже могли сохранять. Поэтому акцент делался не на том, что на свадьбе в Кане Галилейской они пили хмельной напиток; они пили виноградный продукт, который мог быть и хмельным. Но этот забродивший сок не алкоголь ради алкоголя, как это делается сейчас, а просто форма консервации. Дело в том, что так можно было консервировать. Люди замечали, что это может приводить к опьянению, быть неполезно для человека, поэтому разбавляли. В иудейской среде это сохраняется до сих пор; современные евреи одни из самых малопьющих людей на земном шаре.

– Интересно, по-разному ли влияет алкоголь на различные народы?

– Сначала закончу мысль о том, как все же христианство относится к употреблению алкоголя. Да, оно не запрещает употреблять алкоголь, но выбор пути трезвости и воздержания воспринимается как добродетель. Когда мы читаем жития святых, то обычно всегда сообщается о тех, кто никогда не употреблял ни вина, ни сикеры. Такими у нас были преподобные Сергий Радонежский, Александр Свирский и многие другие. До XVII века в монастырях, где действовал устав преподобного Сергия, вино запрещалось. С патриарха Никона перешли на греческий манер, а наш Стоглавый Собор, когда делались ссылки: «а вот как у греков», – отмечал: «что грекам подходит, нам не подходит». Уже тогда было замечено (как раз то, о чем Вы задали вопрос): то, что греку и хорошо, русскому, может быть, и смерть.

Современные исследования как раз и показывают, что резистентность организма разных народов к алкоголю разная. Самые выносливые в этом отношении – семитские народы: арабы, евреи. У них алкоголизация – крайне редкое явление. Это одна грань. А другая грань – это народы Севера: эскимосы, чукчи; сюда же относятся некоторые восточные народы (китайцы, японцы), в организме которых отсутствуют ферменты, участвующие в расщеплении алкоголя. Поэтому если представители этих народов начинают употреблять алкоголь, то очень быстро спиваются.

Русский народ находится где-то посередине между этими народами, и мы находимся в группе риска. Кто-то может пить, а многие не могут. В этом смысле китайцам и японцам повезло больше, чем нам, потому что необходимость выживания народа выработала табу на употребление алкоголя. Поэтому у них практически совсем нет пьющих, нет культуры употребления алкоголя. Мы не такие, как они, но где-то посередине, и у нас такое свободное отношение к этому, из-за чего многие погибли и погибают.

Есть и другой момент, который наблюдают специалисты: если алкоголь употреблял дед, отец, сын, то генофонд слабеет – и возникновение алкогольной зависимости в третьем-четвертом поколении происходит в разы быстрее. Это очень серьезно. Поэтому инстинкт самосохранения может подсказывать людям, что лучше воздержаться: кто знает, что будет, какой у тебя организм. Если некоторые люди пьют и не замечают какого-то вреда для себя, это потому, что изначально у них очень сильный организм и изменения незаметны. А если бы они не употребляли, вполне возможно, были бы более здоровыми для своего возраста.

– Вы сказали, что корни зависимости можно найти в семье и воспитании. Не могли бы Вы рассказать об этом подробнее?

– Да, специалисты говорят о том, что зависимость основывается на своего рода треножнике. Первое – это личность самого человека, его наследственность и уже появившаяся привычка. Второе – среда, в которой он находится, макросоциум. А третье – это семья, микросоциум. Изучение семей зависимых людей показывает, что зависимость появляется только в тех семьях, где для это создались определенные условия.

Например, две крайности. Либо ребенка слишком сильно любили, избаловали и он вырос изнеженным, несамостоятельным, зависимым, либо его недолюбили: он жил в состоянии какого-то отчуждения, непринятости в семье. Такое угрюмое детство может привести к тому, что человек будет искать выход из своего внутреннего неблагополучия в том числе в наркотиках, к которым относится и алкоголь (он является легальным наркотиком) или те же компьютерные игры.

Поэтому выздоровление идет не только по линии работы со страждущим человеком, но и по линии работы с семьей, прежде всего с близкими родственниками: родителями, матерью, которая имеет особую связь со своим даже выросшим ребенком; с супругой (если это семейный человек). И здесь выявляются три типичные ошибки неправильного поведения близких, которые берут на себя или роль спасателей, или роль преследователей, прокуроров, полицейских (можно называть по-разному), или исполняющих роль жертвы.

Если кратко говорить о каждой из них, то можно сказать следующее. Роль спасателей: родители, супруг (как правило, жена) делают все, чтобы как бы помочь не развиваться этой страсти, прекратить ее, они пытаются прикрыть проблему, сделать вид, что все хорошо и благополучно. Пытаются спасать человека от последствий выпивки, запоев (например, пойти в поликлинику и сделать ложную справку о том, что он не вышел на работу, так как чем-то отравился, чтобы у него не было неприятностей с начальством и т.д). В таком случае родственник забывает о себе, живет интересами своего страждущего близкого, любит его, заботится, но в итоге эта роль спасателя приводит к тому, что у человека появляются комфортные условия, чтобы дальше жить со своей болезнью и ничего не менять: его все устраивает. Много таких случаев, когда несчастные матери сами приобретают дозы, чтобы только их ребенок был дома и не кололся в каком-то подъезде или подворотне, лишь бы он был на глазах.

Вторая ошибочная роль, – роль преследователя. Это контролирующее поведение – находят дозы и выбрасывают их, выливают содержимое бутылки в канализацию, контролируют звонки, выходы, входы: ты где, куда пропал, почему опаздываешь, не возвращаешься? Это критика, ругань: ну сколько ты можешь, когда начнешь браться за ум? Практика показывает, что это тоже не помогает: собака лает, ветер дует, поругали, поругали, и можно жить с этим дальше.

Третья ошибка – это роль жертвы, когда родственники погружаются в состояние некоего упоения своим несчастьем, и в этом даже возникает извращенное самолюбование. Сын празднует дома со своими собутыльниками, а несчастная мама сидит на лавочке и вздыхает: как же так, она не может пойти домой, потому что там происходит сабантуй... Она грустит, ей себя жалко, но от ее грусти ничего не меняется.

А как правильно вести себя родственнику? От этого зависит очень многое, поэтому существующие методы работы почти все направлены на работу с родственниками, чтобы они меняли свое отношение к самим себе, так как они зачастую становятся созависимыми. Сейчас этот термин становится все более и более известным. В чем заключается суть созависимости? В том, что созависимый человек забывает о себе, исчезает как личность, так как всецело живет интересами своего страждущего близкого. Если такого человека спросить, какова цель его жизни, он ответит, что это спасение своего родственника от пьянства или наркомании. На вопрос, что хочет он сам, он ответит: «Я его спасу, а потом буду как-то строить свою жизнь». В таких случаях люди забывают о своих базовых потребностях, перестают следить за своим здоровьем; в таких неблагополучных семьях жены, пытаясь спасти своего мужа, начинают забывать о своих детях, меньше уделяют им внимания, пытаясь вытащить мужа. И в результате страждущие погибают от своей зависимости, а созависимые погибают от уныния, отчаяния, от ненависти и неприязни, потому что букет этих чувств и страхов разрушает. Таких людей надо учить правильно относиться к себе и к своим страждущим родственникам, правильно выстраивать отношения с ними.

То, о чем я сейчас говорю, вроде бы очевидно, но сколько людей этого не понимает, не чувствует! Поэтому работу надо начинать прежде всего с ними: им легче что-то менять, так как у них нет химической зависимости, нет этой страсти. Но часто сталкиваешься со стеной непонимания. Многие хотят волшебную пилюлю, волшебный акафист, волшебную паломническую поездку, волшебное окунание в святой источник, чтобы сделать это – и проблема якобы исчезнет. Проблема возникала годами, и чтобы решать ее, нужен подвиг работы над самим собой, подвиг молитвы, и на это тоже могут уходить целые годы. И мы знаем случаи, что происходили исцеления. Есть явные чудеса, когда человек помолился или помолился близкий – и отпала тяга. Такие случаи есть, но все-таки они редкие. Чудеса на то и чудеса, что это не конвейер, который дает на выходе результат. Часто за чудом может стоять и какой-то подвиг, а за подвигом – кропотливая работа.

– То есть если ни стратегия жертвы, ни стратегия контроля, ни стратегия спасателя не помогают, то, наверное, самый адекватный способ – прибегать к помощи квалифицированных специалистов?

– Поскольку это био-, психо-, социо- и духовные заболевания, надо обращать внимание на все эти четыре момента. Конечно, надо снимать химическую зависимость, но это самое простое. Те же наркоманы, которые поняли что к чему, скажут, что химическая зависимость – это не проблема. Самое главное – то, что сидит в голове, это мозг, который настроился на это, и с ним надо работать. В наркологических отделениях химическую зависимость снимают за довольно короткое время, делая детоксикацию.

Психологические проблемы решаются специалистами: психотерапевтами, психологами, но тут надо быть очень внимательными, потому что не ко всякому психологу следует обращаться. Есть психологическая помощь, смешанная с элементами оккультизма, эзотерики, какого-то гипноза, а это подавление свободы личности. Здесь подходит рациональная классическая психология, психология личности.

Что касается социальной стороны, это изменение самой семьи. Общество в целом мы изменить не можем, но микросоциум можем.

Что касается духовной стороны, то это, конечно, покаяние. А покаяние – это понимание того, что я жил, жил, жил и понял, что есть кто-то выше меня, умнее, мудрее. Покаяние – это признание Бога Господином своей жизни и, соответственно, следование народной поговорке: живи не так, как хочется, а так, как Бог велит. А Он приведет тебя к трезвению. И как раз с этой невидимой, мистической стороной мы можем бороться постом и молитвой, об этом говорит Евангелие. Конечно, необходимо участие в церковных таинствах: человека надо напитывать Божьей помощью, Божьей благодатью, Божьей любовью. И все это нужно делать комплексно.

Самое главное, во что упираются все трудности, – это признание проблемы самим зависимым. По моим собственным наблюдениям и наблюдениям многих других, есть эффект отрицания: пью как все, захочу – могу не пить, у меня все нормально. Бывает так, что человек признает, что у него есть проблемы, но дальше не верит в то, что может что-то изменить. Второе, что должно быть, – это желание лечиться, обратиться к помощи: самому из этого трудно выйти. Важно принятие этого решения. Большинство этого не может сделать. Здесь никто не может помочь: ни светский центр, ни светский специалист, ни Сам Господь Бог, если сам человек не захочет этого.

Поэтому насильственные методы лечения, когда тех же наркоманов, без их воли, забирают в какие-то закрытые дома, не помогают. Сейчас просачивается информация, что это есть. Во-первых, это противозаконная деятельность; во-вторых, опыт показывает, что люди, которые были привлечены к реабилитации через насилие над их волей, когда они не хотели этого делать, но их привезли, заковали в наручники, привязали к чему-то в этом доме и не выпускали, потом очень быстро срываются; это неэффективно.

Если говорить о последнем аспекте – духовной жизни, то человеку недостаточно совета священника, который просто скажет: постись и молись. Ведь человеку фактически надо восстанавливать себя заново. И самый лучший вариант, если вместе работают и взаимодействуют психолог и священник. Человеку фактически надо воскреснуть из мертвых: воскресить свои чувства, которые у него были замершими, открыться для мира, поверить, что Бог его любит, выйти из той скорлупы, в которой он находится, а это огромная работа.

– Чтобы обратиться за помощью, надо, наверное, знать какие-то контакты.

– Сейчас есть большой выбор. Если говорить кратко, то существуют группы взаимопомощи. Например, есть известные группы анонимных алкоголиков, но они пришли к нам из протестантской среды, и сейчас их много в России. Активно развиваются группы взаимной помощи при храмах – это семейные клубы трезвости, общества трезвости, они появляются во многих регионах. Группы, как правило, собираются раз в неделю, как, например, наша. Приходят родственники и сами зависимые, люди делятся опытом, оказывают друг другу поддержку; даются какие-то знания, люди выговариваются, появляется чувство локтя, поддержки. Ты не один – это собирает, созидает.

Но часто нужна помощь не амбулаторная, а стационарная, этим как раз занимаются реабилитационные центры. Естественно, мы можем предлагать только православно ориентированные реабилитационные центры, где не просто существует какой-то режим дня, молитва, трудотерапия, но в работе которых принимают участие и специалисты: психологи, психотерапевты. Поскольку так просто это не решается.

Существует общецерковный координационный центр, который собирает информацию по всей России, по епархиям и приходам, где ведется эта работа.

– Телефон общецерковного координационного центра по реабилитации зависимых людей 8-968-712-30-30. Позвонив в этот центр, можно узнать, какие центры реабилитации, группы есть рядом с местом Вашего проживания.

– Это общецерковный справочный центр, где аккумулируется вся эта информация. Они могут перенаправить, подсказать, куда обратиться.

– Можно ли задать по этому телефону какие-то личные вопросы или здесь занимаются только координацией?

– Если что, то перенаправят. Я думаю, личные вопросы тоже можно задать, поскольку это подразделение общецерковного отдела по социальному служению, работающего именно в этом направлении.

Божьей помощи вам, уважаемые телезрители, и знаний! Потому что это беда, касающаяся многих. Если не вас, то, может быть, ваших знакомых. И чтобы вы, зная об этом, могли подсказать им. Знание – уже сила. Помоги нам всем Господи!

Ведущий Денис Береснев

Записала Ксения Сосновская

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы