Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы

19 августа 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы отвечает протоиерей Алексий Батаногов, настоятель храма святого равноапостольного князя Владимира в Новогирееве. 

– Сегодня мы ответим на вопросы телезрителей, присылаемые нам в соцсетях, но прежде я бы хотел поздравить Вас с большим праздником Преображения Господня, который в народе еще называется «Яблочный Спас».

– Спасибо. Поздравляю Вас, Сергей, и всех телезрителей.

– Однако пост продолжается, он достаточно строгий, но сегодня разрешается рыба. Вопрос телезрителя о том, когда можно есть мясо. Например, Великим постом за неделю до Прощеного воскресенья мы заканчиваем мясоед; можем есть мясо на праздник апостолов Петра и Павла. Телезритель спрашивает, можем ли мы есть мясо на Успение?

– Если это не среда или пятница. В Рождество Христово и Пасху пост уже всегда заканчивается.  А если праздник Успения или Петров день выпадает на среду или пятницу, тогда без мяса, только рыба.

– Сегодня единственный день, когда разрешается рыба?

– Успенским постом да.

– То есть он очень строгий.

– Но это короткий пост, всего две недели.

– Все равно часто сталкиваешься с тем, что людям сложно этот пост держать. Но он и короткий, как бы не замечаешь...

– Мне кажется, лето, тепло, столько фруктов и овощей, что это не тяжело. Лично для меня Петровский пост иногда бывает тяжелее.

– Он бывает и коротким, и длинным.

– Бывает и такой же продолжительный, как Великий, как это было в этом году.

Вопрос телезрительницы: «Можно ли окунуться в источник после причастия?»

– Есть благочестивая традиция не купаться, проводить этот день с особым благоговением. Но бывают, конечно, и исключения: если человек оказался в этот день в святом месте, где есть источник, я думаю, можно сделать исключение. Бывает, люди совершают паломничество по Святой Земле, и так может случиться, что Иордан после литургии, в таких случаях это возможно. Это не догма, не запрет, но благочестивая традиция – особо соблюдать день причастия.

– Давайте разъясним такие моменты: что после причастия нельзя целовать иконы; и, например, бабушка говорила мне, что нельзя плеваться, потому что выплюнешь Причастие.

– Плеваться вообще не стоит, и Причастие не выплюнешь. Есть много благочестивых традиций. Надо понимать, что их смысл в том, чтобы сохранить себя в чистоте, в памяти о Причастии. Обязательно прочитать благодарственные молитвы. Я слышал совет, что можно прочитать благодарственные молитвы несколько раз в день. Смысл всего этого в том, чтобы сохранить себя.

Доводилось слышать такое мнение, что если в день причастия ты ешь рыбу и тебе попалась косточка, то надо ее сжечь, так же с косточками от черешни, вишни, яблок. Это, конечно, немножко неправильно, некий перебор. Так можно даже оказаться в наборе суеверий, когда это нельзя, то нельзя. Смысл этих правил в том, чтобы сохранить себя в день причастия, а не в том, чтобы отцеживать комаров, потому что так жизнь может превратиться в набор правил. Христианская жизнь – это не набор правил.

– Будешь портить жизнь и себе, и окружающим.

– Да, это тоже может случиться. По крайней мере, все это странно. Хотя, конечно, плеваться, например, вообще неправильно, а тем более в день причастия.

– По поводу подготовки к причастию: если человек не прочитал положенное правило и приступает к Причастию, как к этому относиться – это грех или нарушение? Или можно вычитать правило после?

– Перед причастием мы подходим на исповедь, и хорошо, когда у человека есть духовник, с которым нужно решить эти вопросы. Готовиться к причастию нужно обязательно, а вот строгость подготовки, объем правила могут быть индивидуальными. Например, иная подготовка у детей, у младенцев ее вовсе нет. У незрячих людей или тех, кто уже не может читать по старости, правило тоже меняется. Лично я часто советую, что надо обязательно прочитать последование ко Святому Причащению: канон и молитвы.

После причастия надо читать благодарственные молитвы. Бывает, что человек объективно очень занят: на работе, учебе, и, может быть, трудно прочитать полное правило. Можно читать его в течение нескольких дней. Не нужно думать, что надо все прочитать в последний вечер и утро. Можно прочитать канон в течение недели. Кстати говоря, если человек не успел прочитать канон по объективным причинам, в большинстве случаев священники допускают. Канон, кстати, можно прочитать и после причастия, а вот молитвы «Сподоби мя причастия» читать после причастия странно, получается какое-то магическое вычитывание. В правиле мы же молимся, чтобы Господь сподобил нас достойно причаститься Святых Таин Христовых.

Вопрос телезрительницы: «Почему страх одолевает мою душу? Даже когда причастилась, все равно страшно, что Бог не простит грехи».

– Это страх маловерия. Если мы искренне каемся, не нужно сомневаться в милосердии Божьем. Ведь покаяние – это не просто называние греха, не просто его осознание, хотя само по себе важно, когда человек видит свой грех, осознает и имеет мужество его назвать. Покаяние – это перемена, греческое слово «метанойя» переводится на русский язык как «перемена ума». Не внешняя перемена, а внутренняя. Если покаяние совершилось, то Господь, несомненно, простит. Более того, я глубоко убежден, что если человек стремится к покаянию, если он искренне исповедует свой грех, просит, чтобы Господь избавил его от этого греха, прикладывает свои силы, то Господь Милосердный простит человека.

Страх, конечно, от маловерия. Из Евангелия мы знаем о том, что Господь все может простить. Страх – это, конечно, не от Бога. Есть такое словосочетание, которое мы часто слышим: «страх Божий»; это очень важное состояние для человека. Это страх потерять благодать Божию, страх удалиться от Бога. Бог – источник жизни, источник всех благ, Отец любящий. Страшно потерять связь с любящим Отцом. Страх Божий – это не страх наказания, не животный страх, а благодатное состояние. Есть такие слова: «начало премудрости – страх Господень». А страх обыденный, повседневный – это страх от лукавого, страх не от Бога. Конечно, надо прогонять такой страх и укреплять веру, несомненно верить в милосердие Божие.

– Вопрос телезрительницы: «Пришла на причастие, и батюшка, не выслушав грехи, накрыл епитрахилью и прочитал разрешительную молитву. Как к этому относиться?»

– В приходской жизни бывают разные ситуации. Бывает очень много людей в тот или иной праздник, особенно Великим, Рождественским постом, накануне Пасхи. Это не значит, что правильно – не выслушать человека на исповеди, ни в коем случае, но, может быть, была некая причина, когда не хватает священников. Может быть, Вы читали или слышали, сколько людей приходится у нас на одного священника?

– Сейчас я не смогу привести эту статистику, но знаю, что очень много.

– Я тоже могу сейчас ошибиться, но, по-моему, в России то ли восемь с половиной, то ли девять с половиной тысяч людей на одного священника. Конечно, не все православные, церковные люди, тем не менее в каких-то обстоятельствах большинство обращаются в храм: крещение, отпевание и в других жизненных обстоятельствах. И, конечно, нагрузка у священника бывает очень большой. Просто не хватает времени, это проблема.

Для сравнения: в католической Польше, насколько я знаю, где самая благополучная ситуация из всех стран, тысяча сто или тысяча двести человек на одного священника. В европейских странах, в Америке – две-три тысячи (примерно такие цифры в большинстве стран). А вот мы в этом отношении оказались где-то между Южной Америкой и Африкой. Поэтому знаю по себе, что иногда, к сожалению, приходится спешить. Не разрешаешь себе спешить, но тут не успеваешь, там опаздываешь – это проблема.

Бывает, что человек регулярно исповедуется, часто причащается, и священник, принимающий исповедь, знает этого человека. Может быть, он не один раз беседовал с ним, и, может быть, беседовал недавно. Тогда это допустимо. Если человек никогда не был или давным-давно был на исповеди либо исповедуется редко, то, конечно, такая ситуация недопустима. Правильней было бы назначить время, когда возможно провести полноценную исповедь.

– Скорее всего батюшка знал прихожанку.

– Бывает, некоторые прихожане очень любят исповедоваться и иногда два-три раза за день подходят на исповедь: вспомнят еще один и другой грех. Это, конечно, неправильно.

Кстати говоря, раз мы затронули эту тему, невозможно поисповедоваться во всех грехах. Мы согрешаем постоянно, ежедневно, и в мыслях, и в движениях души – это бывает очень часто. Если мы готовились, исповедовались и, подходя к причастию, вдруг вспомнили свой грех? Мы же подходим к Чаше и причащаемся во исцеление души, во оставление грехов и в жизнь вечную. Если, конечно, страшный, смертный грех, это одна ситуация. Но если это повседневный грех или какая-то черта характера, то есть не самый значительный проступок, то можно подойти к Чаше с покаянным чувством.

Вопрос телезрителя Евгения из Белгородской области: «В Книге Иова говорится: был день, когда пришли сыны Божии предстать пред Господа, и с ними пришел сатана, и потом есть упоминание о них, что они брали в жены дочерей человеческих. Если это ангелы, как же они брали в жены дочерей человеческих? Тем более, по теологии, ангелы не являются сынами Божьими, они служащие. Как это понимать?»

– Интересный и непростой вопрос. Конечно, хорошо бы было идти прямо по тексту, в Священном Писании Ветхого Завета есть место о сынах Божьих. Должен признаться, что я даже не смогу исчерпывающе ответить. Не хотелось бы вводить в заблуждение.

– Батюшка, немного объясню, что Евгений – наш постоянный телезритель. Он постоянно задает вопросы, которые его интересуют. Действительно, это очень интересный вопрос. В этой ситуации мы поступим так: запомним этот вопрос и постараемся ответить на него позднее.

– Здесь бы я прокомментировал, что очень хорошо, когда человек вдумчиво читает Священное Писание и задает такие вопросы. Сейчас я бы не хотел Вас путать, может быть, вспомню к концу передачи, очень интересный комментарий по этому поводу, который читал, но пока воздержусь.

– Думаю, это правильно, потому что такой вопрос требует глубоких познаний.

– Да, надо подготовиться со ссылками. Кстати говоря, есть комментарии к Ветхому Завету. Думаю, что это место, безусловно, разобрано святыми отцами.

– Например, у Лопухина.

– Да, либо посмотреть у Лопухина, это самое первое, что приходит в голову. Думаю, что Книга Иова разобрана у многих святых отцов.

– Еще один достаточно интересный вопрос: «Каковы черты благоговейного человека?»

– Хороший вопрос. Для того чтобы на него ответить, нужно вспомнить заповеди блаженств в Евангелии; думаю, все это относится к благочестивому человеку. Конечно, это кротость – «блаженны кроткие». «Блаженны чистые сердцем», «алчущие и жаждущие правды», «блаженны милостивые».

Интересная заповедь блаженств – «блаженны нищие духом». Часто это вызывает недоумение – что значит «нищие духом» и почему они блаженны? Нищета духовная – это осознание себя перед Богом недостойным человеком. Когда человек гордый, приписывает себе какие-то заслуги, достоинства, превозносится, это как раз противоположность состоянию смирения. Именно видение своих грехов, своего недостоинства, своей духовной нищеты перед Богом – отличительная черта благочестивого, благоговейного человека.  Также страх Божий, о котором мы сегодня говорили. Если нет страха Божия, то, конечно, это не благочестиво.

– Как правильно понимать этот страх? Я был в ситуации, когда беседовали два взрослых человека, один предложил другому куда-то поехать, а тот ответил: «Я туда не поеду, я Бога боюсь». Что такое – бояться Бога?

– Несколько минут назад мы говорили, что страх Божий – это боязнь потерять благодать Божию, удалиться от Бога, согрешить. Как мы удаляемся от Бога, как можем потерять благодать Божию? Согрешив. Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых. Если это пагубное, греховное, соблазнительное место, благочестивый, богобоязненный человек туда не пойдет. Но это не значит бояться Бога как жестокого Судию, а как Милосердного любящего Отца, с Которым страшно потерять отношения, потерять близость, благодать Божию – вот что такое страх Божий. Если в таком смысле «боюсь Бога», то это правильно – боюсь потерять благодать Божию, боюсь согрешить против Бога.

Бывает, что страх удерживает человека от греха. В Евангелии сказано: «Кто любит Меня, тот заповеди Мои соблюдет». Человек соблюдает заповеди Божии по любви – так и должно быть в идеале. Но не всегда так бывает, и, может быть, на каком-то начальном этапе страх наказания удерживает человека от греха. Но это не цель духовной жизни, чтобы не делать чего-то из страха.

– Вопрос телезрителя: «Апостол Павел расписал уже все-все грехи, которые были. Почему нигде в Библии я не встречала никакого упоминания об абортах, а у нас все время говорят об абортах. Почему этот вопрос не поднимается нигде в Библии? Женщины легкого поведения тогда были, это, как говорится, самая древнейшая профессия. Думаю, что даже у Марии Египетской, а это моя любимая святая, были аборты. Но в ее исповеди старцу Зосиме и нигде я об этом ничего не встречала. Можете мне ответить на этот вопрос?»

– Я бы не стал так уверенно утверждать это. Потому что я не знаю, с какого времени начали делать аборты, насколько это было распространено в древнем мире. Вы знаете, Сергей?

– Я знаю, что за несколько столетий или даже недавно женщины к этому прибегали. Конечно, это каралось жесточайшим образом.

– Всегда. Церковь Христова однозначно относилась к этому вопросу, и иначе, как детоубийство, это не рассматривалось. Жизнь человека с момента зачатия – это жизнь. По этому поводу есть такое интересное рассуждение. Медики свидетельствуют о том, что принципиального изменения, перехода на новый качественный уровень у эмбриона не происходит. Все происходит в момент зачатия, и дальше идет только развитие этой жизни. А как можно относиться к убийству?

По поводу того, что об этом не сказано прямым текстом в Библии… так в ней много о чем не сказано. Об Интернете и телевидении точно ничего не сказано. Думаю, что о наркотиках мы там тоже вряд ли что-нибудь найдем. Конечно, в духе Священного Писания убийство не приемлемо ни в каком виде.

Знаете, сколько мне приходится сталкиваться на исповеди или в беседе с ситуациями, когда женщины говорят об этом. Должен сказать, что я практически не встречал женщин, которые бы не сожалели об абортах и не считали это ошибкой. Бывает, конечно, когда раскаяние еще не пришло. Но когда человек уже духовно зрелый, есть осознание того, что это ошибка, даже не ошибка, а грех, – грех убийства.

– Вспоминается, что в античное время аборт отчасти был рядовым явлением.

– Языческое мировоззрение и христианское – это совершенно разные вещи. Язычник живет по естеству. В разных языческих системах обожествляются те или иные творения: силы природы, стихии и, может быть, человеческие страсти. Есть такое выражение: что естественно, то не безобразно. Так часто говорят, и многие считают это правильным. Но для христианина это совершенно неправильное выражение, потому что мы должны жить не по естеству нашему, которое искажено грехом, а по заповеди Божьей. Ведь цель христианской жизни – это соединиться с Богом и наследовать Царство Божие не только в вечности, но и в своем сердце, победить грехи, страсти. Для этого нам дана заповедь Божия и дается Божия благодать. А язычник – не важно, современный или древний римский, греческий, славянский – живет по естеству, то есть по совершенно иным законам.

Для христианина это неприемлемо, мы руководствуемся любовью, жертвенной любовью. Самая главная заповедь, данная еще в Ветхом Завете, – любовь к Богу и подобная, равная ей любовь к ближнему. Аборт – это крайнее проявление нелюбви, это смерть, убийство.

– Вообще это животрепещущая тема, но вопрос возник оттого, что об этом не сказано в Библии.

– В Библии много чего не сказано. Но можно сказать, что об этом сказано в десяти заповедях Моисеевых, где есть заповедь «не убий». Если мы говорим о том, что с момента зачатия это уже жизнь, следовательно, осознанное ее прерывание будет убийством.

– Буквально сегодня прочитал заметку в одной из социальных сетей, где говорится, что женщина еще совсем молоденькой девушкой совершила аборт. Двадцать лет она почти не думала об этом и только в последнее время осознала, что сделала. Как страшно бывает, когда понимание приходит через такой период времени.

– Непоправимый шаг.

– В ситуации, когда женщина приходит и говорит об аборте – увы, такова реальность, – что мы можем сказать, как можем ее утешить? Есть ли у нее прощение? Может быть, как-то нужно это вымаливать?

– Конечно. Если человек искренне раскаивается в своем грехе, это означает, что никогда больше он этого не сделает. Во-вторых, он будет стараться по возможности останавливать других. Это тоже очень важно. Мне приходилось много раз сталкиваться с такими случаями, когда свершилась эта беда, этот грех, и женщина говорит, что если бы кто-то ее поддержал, остановил, она бы не сделала этого. К сожалению, бывают и другие ситуации, когда пытаются остановить и не получается. А бывает, что никто и не пытается остановить, такое попустительство, равнодушие.

Есть примеры великих грешников, совершивших страшные злодеяния, которые стали потом великими святыми. Вспомню даже великого равноапостольного князя Владимира. Недавно мы праздновали 1030-летие Крещения Руси. Три года назад тысячелетие преставления князя Владимира. Иногда говорят: какой же он святой? Он кровожадный воин, жестокий язычник, сколько у него было жен, наложниц и т.д. Все верно. Но это было до крещения. В том-то и дело, что он был грешник, а стал святым. В нем произошла перемена, и он не только сам изменился,  о чем свидетельствуют летописцы и историки, – он и весь народ повел, показав путь ко Христу. Конечно, эта перемена и есть святость. Как можно думать, что Господь не простит грехи такому человеку? Конечно, простит, потому что было покаяние, произошла перемена: был язычником, грешником – стал праведником.

– Как и Мария Египетская.

– Да. И как апостол Павел. Вспомним, что он был ревностным гонителем христиан, содействовал их уничтожению.

– Есть даже такое выражение: Церковь – это не общество святых, а общество кающихся грешников.

– Христос говорит, что Он пришел не праведников спасти, а грешников: «Не здоровые имеют нужду во враче, но больные». Кстати, это очень важно помнить, ведь грехи есть у всех людей, но есть и принципиальная разница: человек кается, старается исправить свою жизнь, стремится к Богу или нет.

– Вопрос телезрительницы: «Мы покупаем освященные свечи в церковной лавке в областном центре, а ставим в своем храме. Можно ли это делать?»

– По-разному к этому относятся в разных храмах, об этом мы, наверное, и порассуждаем. Если нельзя, то почему? Потому что свеча – это и символ молитвы и веры, совершенно замечательный символ, удивительный; и вместе с тем символ жертвы человека на храм Божий. Ведь жертвуя денежку за свечку, мы фактически жертвуем на храм. Ведь из пожертвований прихожан за свечи, записки, совершение тех или иных треб собирается бюджет храма. Церковные служащие, священнослужители, певчие должны получать зарплату, необходимо оплачивать коммунальные платежи, ремонт храма – трат очень много. И, конечно, прихожане, любящие свой храм, чувствуют долг поддерживать храм в том числе финансово, внося пожертвования в посильном объеме.

Свеча – это в том числе пожертвование на храм. Если мы покупаем свечу в другом месте (магазине, свечной лавке, где-то еще), а приносим ее в храм, ставим, то она сгорает, в храме остается копоть, которую надо почистить, то есть в материальном смысле для храма это получается некий убыток – копоть остается, пожертвования не было. Это одна позиция.

Сотрудники нашего храма, дежурные за свечным ящиком, те, кто убирает храм, спрашивали меня, можно ли так делать. Я говорю, что, конечно, можно, если человек пришел со своей свечкой, пусть он ее поставит. Не нужно запрещать: просто он пока не понимает, что свеча, приобретенная в храме, денежка, оставленная в ящике для пожертвований, – это необходимая жертва для храма. Мое личное мнение, что запрещать не надо, но лучше помнить о том, что храм нуждается в пожертвованиях.

– То есть где купил, там и поставить?

– В чем тут может быть причина? В том, что скорее всего в той свечной лавке свечки стоят дешевле, чем в храме. Например, в нашем храме мы всегда подчеркиваем, что свеча – это добровольное пожертвование. На самые маленькие свечки у нас вообще не установлено никакого ценника. Можно бросить любую денежку, а можно ничего не бросать, просто взять свечку и поставить. Если у человека есть потребность поставить свечку, но нет денег, он может просто взять маленькую свечку. На бо́льшие свечи установлено ориентировочное пожертвование.

На записки мы тоже не устанавливаем никакого ценника, просто добровольное пожертвование: оставьте записку и положите столько, сколько считаете нужным, исходя из вашей возможности. Мы стараемся напомнить прихожанам, что это не покупка, а добровольное пожертвование на храм.

Конечно, правильнее поступать так: пришел в храм помолиться и внес свою лепту в строительство, ремонт храма, его содержание – это правильно. Но повторю, что в нашем храме мы стараемся не запрещать, трагедии из этого делать не надо, хотя, конечно, лучше приобретать свечку там, где ее ставишь.

– Вопрос телезрительницы: «Вы сказали, или, может быть, я неправильно поняла, что после причастия нельзя целовать иконы. А у нас в храме после причастия все целуют».

– Немножко неправильно. Я объяснял, почему возникли разнообразные правила. Конечно, целовать икону можно. После того как мы запили Причастие теплотой, съели кусочек антидора или просфоры, можно, конечно, целовать и иконы, и крест. Подумайте сами: через какое-то время Вы придете домой, будете обедать, брать ложку, вилку. Конечно, икону можно поцеловать, но правильнее сделать это после того, как Причастие было запито теплотой.

– Наверное, это я ввел в заблуждение: это была моя реплика о том, что бывает, что так считают.

– Есть разные правила, главный смысл – сохранить благоговение. Я не вижу никакой потери благоговения, если мы приложимся к святыне.

– Был вопрос о храме. Знаю, что ваш храм строится. Мне интересно, как это бывает, когда священник получает поле, где ничего нет (как в Вашем случае), и начинает строить храм. Наверное, возникает очень много вопросов: где брать деньги, куда двигаться. Как вообще создаются храмы?

– Первый вопрос – а где взять то поле? Потому что вопрос земли для Москвы – это вопрос крайне тяжелый.

Конкретная история нашего храма. Около пятнадцати лет я служил в храме Спаса Нерукотворного Образа в Новогирееве. Храм был абсолютно переполнен, в любой воскресный или праздничный день, не говоря уже о Великом посте, люди стояли даже на улице. Конечно, возникала мысль о том, что в Новогирееве нужен еще один храм. И не только в Новогирееве, но и во всех спальных районах.

Это было еще довольно давно, еще при патриархе Алексии. Были инициативные группы, люди собирали подписи, обращались в разные инстанции, и все это было совершенно невозможно: не было участка для строительства храма. Только при Святейшем Патриархе Кирилле возникла программа строительства новых храмов, по которой предполагалось построить двести храмов, сейчас большее количество.

Это чудо Божие, и была политическая воля осознания того, что в Москве нужны храмы. Ну как так? В спальном районе в лучшем случае один храм на сто тысяч жителей – такова средняя ситуация по спальным районам Москвы. Когда выделили участки, это, конечно, была большая победа. Потому что до этого и поля, как Вы сказали, не было.

Что дальше? Деньги, конечно, имеют очень большое значение, но самое главное люди, приход. Конкретно в нашем храме ситуация развивалась так: насколько можно быстро, мы постарались построить быстро возводимый деревянный храм, не хочется называть его временным, потому что он красивый, замечательный, его уже полюбили прихожане. Более четырех лет в нем совершается богослужение, последний год литургия совершается уже ежедневно. В летний период вечерние богослужения совершаются только накануне праздников, а с первого сентября богослужения уже будут совершаться утром и вечером каждый день. В нашем храме уже служит несколько священников, то есть сложился полноценный приход. За эти четыре года все больше и больше людей появлялось в храме, создалась настоящая община – вот это самое главное.

Конечно, вопрос финансирования тоже очень важен: невозможно строить без денег. Но когда появляются люди, храм становится нужным. Появляются и пожертвования, и все новые и новые люди подтягиваются к храму. Прихожане сами начинают искать жертвователей, т.е. круг поиска расширяется – это становится общим делом. Храм можно построить только вместе.

Нам удалось с Божьей помощью найти спонсора, который выделил средства примерно на половину строительных работ, которые мы уже завершили. И все – денежки иссякают. И вот буквально неделю назад я взял сотовый телефон, сфотографировал нашу стройку и сказал: дорогие друзья, братья и сестры, очень бы не хотелось, чтобы наша стройка заканчивалась, потому что денежки наши заканчиваются. Давайте помолимся об этом. Обратился и с амвона к прихожанам, и ко всем знакомым и друзьям, в соцсетях со словами о том, что нельзя прекратить стройку, надо строить, давайте помолимся, поищем, кто может пожертвовать деньги, сами внесем посильную лепту.

И люди откликнулись. Буквально за неделю мы собрали рекордную для нашего небольшого прихода сумму – около полумиллиона рублей. Люди приносили деньги в храм, перечисляли на счет. У нас есть сайт, где есть кнопка «пожертвования», и  можно перевести средства онлайн. Это замечательно, меня очень воодушевляет, потому что люди, слава Богу, откликаются.

Люди уже любят храм, и очевидно, что наши прихожане в него уже не вмещаются. Сегодня около ста человек стояли на улице, потому что храм был переполнен. В самом храме помещается около 150 человек.

– Наверное, когда будет большой храм, все уже поместятся.

– Думаю, в воскресенье он тоже будет переполнен, но все-таки храм на 400 человек, не на 100-150.

– Конечно, тем более сейчас жарко в храме, поэтому тяжело, а вот в новом храме новые технологии.

– Больше объем – больше воздуха. Всегда обращаюсь к людям. Неправильно думать, будь то настоятель храма, староста, председатель приходского совета, спонсор ли, благодетель: я построил храм. Это ошибка. Храм – дом Божий. И надо благодарить Бога, что Господь сподобил быть свидетелем, участником этого, вносить посильную лепту в строительство храма. Если человек смиренно относится к этому, то Господь обязательно даст благодать Божию. Как сказано в Евангелии: «Господь гордым противится, а смиренным дает благодать». Какое бы великое, важное дело ни делал человек, в том числе и строительство храма, нельзя возгордиться. Нужно обязательно смиряться, благодарить Бога, что Он дал возможность поучаствовать в той или иной мере в строительстве храма.

– Да, это действительно так. Даже самые маленькие суммы, какие-то копейки...

–  Это очень важно. Равнодушие страшно. Неважно, сколько человек может пожертвовать. Даже простая арифметика: если в стотысячном районе хотя бы половина людей или даже треть верующие и если 30 тысяч человек в течение года пожертвуют хотя бы сто рублей в месяц, то это уже колоссальные деньги, на них можно построить половину храма. Обидно и печально, когда люди проявляют равнодушие, лень, нерадение, не болеют за это душой. А когда откликаются, то это радостно. Не знаю, уместно ли попросить людей откликнуться?

– Конечно, батюшка. Наш канал тоже живет на пожертвования, у нас нет спонсоров, рекламы, мы живем только на пожертвования наших телезрителей. И мы также нуждаемся в пожертвованиях, потому что телевидение – это не очень дешево.

– Вам можно пожертвовать денежки, наверное, через сайт. Нам тоже можно через сайт  http://svladimir.ru/ – храм святого равноапостольного князя в Новогирееве.

Это очень важное отношение к делу. А ждать, что будет спонсор, который даст денег, ждать, когда сложатся все обстоятельства, – это неправильно. Если есть дело Божье, его надо делать. Господь благословит и пошлет и делателей, и помощников, и спонсоров. Очень важно делать дело Божье. Строительство храма – это, безусловно, дело Божье. И думаю, что такой телеканал, как «Союз», – это тоже дело Божье, потому что он несет христианское просвещение.

– Вроде бы мы живем в свободное время, когда дозволено все, но мы сегодня говорили о количестве священников, а что же может сделать пара телеканалов, которые есть у Русской Церкви, и несколько радиостанций? На самом деле еще очень и очень много работы.

– Работы много, но все-таки, как я понимаю, еще есть аудитория, которая ищет дорогу к храму, в том числе благодаря телеканалам.

– Сегодня мы поговорили об очень важных вещах. Может быть, нам, привыкшим к этим вопросам и живущим в самом эпицентре церковной жизни, они кажутся банальными, но порой и у меня самого, и у многих активных прихожан, делателей возникают абсолютно простые вопросы. Но без них нельзя.

– Ряд вопросов, о которых мы сегодня говорили (как подготовиться к причастию, можно ли целовать иконы и вытаскивать косточки изо рта после причастия), в свое время волновали и меня самого. Так как я не был воспитан в церковной среде, то когда воцерковлялся, у меня самого возникали такие простые вопросы. Поэтому не надо стесняться подойти к священнику и задать вопросы. Если есть возможность задать их через телевидение или Интернет, то надо спрашивать.

Опять же можно сказать, что равнодушие – это страшная вещь. Если человек верит Бога, хочет верить в Него, ищет правду Божию, это замечательно, и Господь откроется ему. А если человеку нет дела до своей собственной жизни, до своей души, когда он только член общества потребления, вот это страшно. Равнодушие к духовной жизни, конечно, страшно. А если есть вопросы – замечательно. Они должны быть.

– Мы для того и собираемся здесь, чтобы отвечать на них.

– Всех поздравляю с праздником Преображения, и будем помнить о том, что каждый из нас призван к преображению – мы должны раскрыть те образ и подобие Божии, которые заложены в каждом из нас. Помоги Господь всем нам в этом!

– Отец Алексий, наша команда телеканала «Союз» благодарит Вас за сегодняшний эфир, и мы надеемся, что строительство вашего храма, насколько это будет Богу угодно, продолжится с успехом. Желаем Вам помощи Божьей и всяческих успехов.

Ведущий Сергей Платонов

Записала Ксения Сосновская

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы