Беседы с батюшкой. Образование в воскресной школе. Патриотизм

12 октября 2015 г.

Аудио
Скачать .mp3
На вопросы телезрителей отвечает настоятель храма Успения Пресвятой Богородицы в подмосковном поселке Щапово (Александрово) протоиерей Георгий Еварестов.

– Сегодня речь пойдет о воскресных школах и, в частности, о воскресной школе, которая находится при вашем храме. Это будет проецироваться на все воскресные школы, потому что, видимо, процессы, которые проходят в вашей школе, характерны для всех воскресных школ. Как появилась ваша воскресная школа? С чего все начиналось?

– Наша воскресная школа появилась достаточно давно по благословению митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия. Дело в том, что Никольское благочиние, которое мы сейчас из себя являем, и новоприсоединенные территории г. Москвы ранее, до этого присоединения, являлись храмами Подольского благочиния Московской областной епархии. И в то время, когда это было в юрисдикции Московской областной епархии, как собственно и везде после 1990-х годов, стала возрождаться такая замечательная стезя при храме, как воскресная школа. Воскресная школа – это уже плод сегодняшнего дня. До революции при храмах существовали церковно-приходские школы, которые были образовательными учреждениями, но, наверное, сравнивая с сегодняшним днем, образовательными учреждениями начального порядка. Они были двухлетними, трехлетними или четырехлетними, в зависимости от того, какими возможностями располагала епархия или приход. Мы являемся условными преемниками, потому что в жизни нашего храма произошли такие же печальные события, как и во всей стране, когда вновь пришедшая власть в 1917 году объявила религию вне закона, объявила религию врагом и все то, что было связано, в частности, и с церковными школами, было запрещено. При нашем храме до революции существовала церковно-приходская школа для крестьянских детей (так она называлась). В ней учились до 150 крестьянских детей из села Александрово, где находится храм, и из окрестных сел. Это были дети, живущие здесь, и обучение там было бесплатное. Более того, детей кормили, одевали, их снабжали учебниками, тетрадями, чернилами, ручками, перьями. Недавно в нашем распоряжении открылись дореволюционные церковно-приходские книги, где можно посмотреть сметы (так называемые сметы нуждные), которые составлялись для потребы, для этих занятий. Наша школа является условной преемницей традиционной (в смысле – только традиции), поскольку у нас все это происходит иначе. Она именуется на сегодняшний день «воскресная школа» – это общепринятое название, скорее пиитическое. В нашу воскресную школу мы берем детей совсем маленьких, начиная с 4-х лет. Это подготовительные 2-3 года в зависимости от того, когда у ребенка день рождения: он приходит в школу, когда ему почти четыре года или четыре с небольшим. В зависимости от этого до общеобразовательной школы он проводит у нас либо два, либо три года.

– Посещение только по воскресеньям?

– Нет. Школа у нас на сегодняшний день очень большая. В этом учебном году в ней 137 детей, из них 2/3 – это малыши, то есть дети 4-6-летнего возраста. Они занимаются в будние дни, конечно же, не каждый день. У каждой возрастной группы есть свое расписание занятий. И как раз в воскресенье занятий не происходит, несмотря на то, что школа называется воскресной. В воскресенье дети на литургии они исповедуются (те, кому уже положена исповедь), причащаются, поэтому будние дни недели – это как раз их учебные дни. Более того, у нас занятия происходят по аналогии с общеобразовательной школой: и в первую смену, то есть детей приводят в утренние часы, а кому это по тем или иным причинам неудобно, и во вторую смену, которая занимается во вторую половину дня. Вот таким образом складывается расписание и жизнь воскресной школы. Эти занятия происходят по расписанию в течение всей будничной недели.

– Школа располагается в отдельном здании?

– Школа располагается в отдельном здании, и это здание более ста лет назад (в 90-х годах XIX века) было построено последним владельцем этого имения на свои средства. Как раз при церкви было построено тогда замечательное кирпичное здание для церковно-приходской школы. Теперь этим зданием распоряжаемся мы, и распоряжаемся именно так и с той целью, с которой здание было воздвигнуто.

– Какая самая главная задача воскресной школы?

– Самая главная задача воскресной школы – воспитать верующего человека. Воскресная школа – не образовательное учреждение, мы не учим, хотя параллельно с такими предметами, как Закон Божий, который изучается во всех возрастных группах соответственно детскому возрастному восприятию, как жития святых, мы учим детей читать, писать, считать. Есть категория родителей, которые, узнавая о нашей школе, пленяются тем, что можно ребенка отдать сюда на два года до общеобразовательной школы, с тем чтобы его научили и приготовили к поступлению в первый класс. Есть еще одна существенная подробность: занятия в нашей воскресной школе бесплатные. Она существует на средства, пожертвованные благотворителями целенаправленным образом именно для воскресной школы: для того чтобы там была школьная мебель (она есть), чтобы были учебники (они есть); каждый год покупаются дидактические материалы: раскраски, альбомы, фломастеры, краски, карандаши – все то, что необходимо для художественного детского школьного творчества. Детей кормят в школе, и все это бесплатно для родителей.

– То есть это как-то совмещается с детским садом?

– Я думаю, что сравнение уместно, но с детским садом не совсем буквально, потому что в детский сад мы отдаем ребенка утром и забираем в пять часов вечера. В воскресной школе ребенок проходит свои занятия: в четырехлетнем возрасте – это два часа, то есть ребенок попадает к нам на занятия на два часа. В это время происходят занятия, ребенка кормят, и потом ребенок с родителями уходит домой. Поэтому с детским садом сравнение лишь возрастное, что мы берем таких малышей.

– Какой крайний возраст?

– С четырех лет. Если придет ребенок, которому шесть лет, мы возьмем его соответственно не в четырехлетнюю, а в шестилетнюю группу. Мы берем самых маленьких. Считаем, что это удачно: они очень восприимчивы, им, как правило, очень нравится, они с удовольствием всем занимаются. Мы готовим во всех возрастных группах праздники: это, конечно же, Рождество и Пасха. Помимо этого бывают еще промежуточные постановочные стихотворные сценарии. Вот такая творческо-художественная жизнь в тех или иных проявлениях у них происходит.

– Вопрос телезрительницы из Московской области: «У нас девочке полтора годика. Приходя в церковь, она очень кричит. Мы не знаем, как ее правильно приучить к церкви».

– Такое бывает. Единственное, что могу сказать по собственному опыту: чем чаще Вы будете приносить ребенка в церковь и приучать, тем скорее это пройдет. Ребенок чем-то обеспокоен, может быть, когда-то чем-то был испуган. Сейчас понять, когда это произошло, наверное, невозможно, но нужно приходить в храм и приучать. Бывают иногда такие случаи, когда маленького ребенка подносят к Евхаристической Чаше для Причастия и ребенок тоже капризничает. Мы маме или папе, если вдруг ребенок начинает отворачиваться, капризничать, бояться, плакать, предлагаем постоять рядом и показать ему: «Смотри, приносят таких же маленьких, как и ты. Смотри, как они причащаются, как это хорошо, как это получается. Смотри: никто не плачет, никто не боится». Вот таким образом постепенно Вам удастся это преодолеть. Я на своей практике, на своем опыте это проходил, и ничего ужасного, что Вас должно бы серьезно обеспокоить, я не усматриваю. Только нужно это делать регулярно в течение двух месяцев. Через два месяца, скорее всего, ничего подобного у ребенка не останется.

– Как набираются преподаватели в вашу воскресную школу?

– С преподавателями все получилось так: так судил Господь, что после 1990 года, когда из бывших союзных республик стали уезжать наши граждане, в Щапово (так теперь называется наше село Александрово) вернулся человек, который здесь родился. Он был военным в Прибалтике и вернулся со своей супругой и с детьми. Его супруга окончила педагогический институт в Даугавпилсе. Она приобщилась к церкви и, имея замечательные педагогические способности, взяла на себя началополагающее время обустройства тогда еще нашей будущей воскресной школы.

– Какой год это был?

– Это было около пятнадцати лет назад, а может быть, даже и больше. Сначала не было даже этого здания, в котором мы сейчас располагаемся: там находилась сельская библиотека. Мы занимались в храме: в нем ставились лавки, на них садились дети. В общем, достаточно обычное начало для возрождающего в 1990-х годах храма.

Другие педагоги стали появляться позже. На сегодняшний день (опять же так судил Господь) у нас есть замечательные мамы, и это отдельная история. Приводя ребенка в воскресную школу, мамы тоже воцерковляются: видя, как дети приобщаются и к Церкви, и к самой школе, тоже получают некую заинтересованность в этом. И наши педагоги состоят из мам, которые имеют педагогическое образование, и они, изучив курс того или иного предмета, очень успешно стали педагогами. И даже после того как их дети окончили нашу воскресную школу (а выпусков было уже достаточно), они продолжают оставаться и дальше на этом педагогическом поприще (подвизаться, говоря церковным языком).

– Вопрос телезрителя из Тюмени: «У нас многие священники службу проводят, а общины как таковой нет. Общиной считаются лишь люди, которые работают при храме, а мы между собой как будто помолились и разошлись. Трудно найти людей верующих, с кем можно было бы пообщаться. Почему в Церкви нет такой традиции, чтобы мы сели вместе со священником, поговорили, задали друг другу вопросы, пообщались между собой, чтобы мы по-настоящему друг другу помогали».

– Я затрудняюсь Вам ответить, почему этого не происходит, с Ваших слов, в том храме (или в тех храмах), где Вы живете. Могу сказать о нашем храме: во-первых, вся община (Вы правильно ее назвали) так или иначе занята церковными делами. Что именно? Например, люди из общины, и так повелось с самого начала, когда храм был передан общине в 1990-м году, то есть 25 лет назад, так повелось, что я предложил заботиться о нашем общем доме (мне показалось, что так его назвать вполне уместно), храме Господнем, который нам передали, заботиться, естественно, нам самим. И такие прозаические вещи, как помыть полы после службы, или вымыть окна после зимы, или, готовясь к какому-либо празднику, сделать большую уборку всего храма, – все это делается самими прихожанами. В нашем храме не существует штатных уборщиц и никогда не было. Люди делают это сами, и эта традиция передается, и мы этой традицией очень дорожим. Это касается и всего остального – дел прозаических, а вовсе не высоко духовных.

Что касается устроительства приходской жизни, мы сотрудничаем с Концертным залом, который находится рядом с храмом, приходим на концерты духовной музыки общиной. Музыка бывает совершенно разная: русская, западная, инструментальная. Она звучит в исполнении замечательных профессионалов. И еще в этом зале есть такая чудесная вещь, как орган. Это настоящий орган миньон, который изготовлен в Чехословакии. В Концертном зале бывают органные концерты. У нас есть замечательный коллектив – полифонический хор (это не церковный хор, который в нашем храме труждается); он приезжает к нам традиционно по абонементу музыкального органного зала, и мы устраиваем рождественские концерты, пасхальные концерты. Пусть Вам не покажется, что я ухожу от Вашего вопроса. На все эти приходские события, как-то: упомянутые мною концерты в органном зале, и они происходят даже и в храме; праздники детские, а их бывает много и на Рождество, и на Пасху, поскольку групп как минимум четыре (самые маленькие, чуть постарше, средние и старшие), – приходят прихожане, и не только родители этих детей, и не только их прародители (бабушки и дедушки). Вот таким образом мы пытаемся заинтересовать, рассказать о том, что и как у нас будет происходить. Все прихожане, как правило, на это отзываются просто потому, что это интересно.

– Вы заговорили о музыке: идет ли музыкальное воспитание в воскресной школе?

– Да. У нас в воскресной школе идет музыкальное воспитание. Более того, у нас преподавательница занимается (но это уже по желанию родителей и склонности детей) уроками фортепиано, уроками сольфеджио. В обязательном порядке у нас все дети участвуют в хоре, правда, хоровая стезя у нас лишь налаживается. Но я думаю, что с течением времени, Бог даст, все это обретет достаточно профессиональные очертания. Более того, чтобы это не было какой-то самоцелью, мне представляется, что заниматься музыкальными занятиями стоит в рамках воскресной школы применительно к богослужению. Уже третий год предпринимаются успешные попытки с детьми готовить службу: берется какая-то служба, заранее разучиваются стихиры на «Господи воззвах», разучиваются те или иные произведения, которые поются на вечерне, – «Свете тихий» и «Ныне отпущаеши». Целая плеяда (если их можно так назвать) детей, которая занимается церковным чтением. Дети читают положенные на службе чтения, как-то: час первый после утрени, шестопсалмие в начале утрени…

– Это происходит прямо во время службы?

– Во время службы. Происходит служба, и на службе дети по очереди читают канон, который положен на утрени. Детей собирается от 10 до 15.

– Сколько им лет?

– Это не самые маленькие, начиная лет с шести. Допустим, шестилетнему ребенку поручено выучить два тропаря канона.

– Это же очень сложно, такой язык!

– Это сложно. Нужно объяснить, нужно, чтобы ребенок понял или приблизительно понял. Но такая практика у нас есть. Я считаю, что делать это нужно, чтобы хор, как в музыкальной школе занудствующий предмет, на который все ходили из-под палки, не был таковым, а он служил для чего-то: на хор нужно ходить для того, чтобы петь на службе, должна быть причина.

– То есть в вашем храме в хоре поют дети, которые учатся в воскресной школе?

– Нет. В том хоре, который постоянно на богослужениях, дети не поют. Это бывают отдельные службы, которые готовятся. Их бывает примерно три службы за учебный год начиная с сентября до мая.

– Детские службы?

– Детские службы или детские богослужения. Мы их так и называем.

– То есть богослужение от начала до конца исполняется детьми?

– Да. Сейчас наши тщания церковно-практические касательно детей относятся к всенощному бдению. Мы постигаем и изучаем всенощное бдение. На литургию мы пока еще не вышли, но выйдем непременно.

– Скажите, чем церковное пение отличается от светского?

– Думаю, что ничем. Я думаю, что это совершенно разные области, поскольку церковная мысль, вероисповедание – определенное состояние души, определенные душевные или духовные предметы, о которых Церковь поет, о которых Церковь издревле веков слагает гимнографию, то есть это отдельная область человеческой духовной жизни.

А музыка светская появилась значительно позже, и те чувства, настроения и области, которые занимают композиторов светской направленности, несколько иные. Не стоит даже сравнивать, что лучше и что хуже. Это просто совершенно разные вещи. А что касается исполнительства, сравнивать можно, что касается нашей православной традиции, ведь у нас в церкви поет хор а капелла, то есть без сопровождения, в отличие от западной католической традиции, то мы можем пытаться сравнивать музыку хоровую. Так вот, хоровое исполнительство хорового коллектива светского и хоровое исполнительство (техническое) хорового коллектива церковного, пожалуй, не отличается ничем. Как правило, это смешанный хор, то есть состоящий из мужчин и женщин, который исполняет те или иные произведения. Вот в исполнении, конечно, разница есть, и это понятно, потому что предмет этой поэтики разный.

– Вопрос телезрительницы: «Два года назад мой сын погиб – у него был суицид. Он был душевнобольной. Я писала епископу прошение, и он нам разрешил его отпеть. Но при жизни мой сын иногда даже вслух отрекался от Бога. Я за него Богу молюсь. Не грешу ли я, молясь за него, в связи с тем, что он так говорил? Или это прощается душевнобольным?»

– Я Вам очень сочувствую в Вашем горе. Поскольку Ваш сын был не совсем здоров и в общем-то не отдавал себе отчет в том, что мог говорить какие-то резкие слова по отношению к Богу, ему в вину это быть поставлено не может, тем более после такой трагедии, когда он «самовольне скончавшихся» (так называется это в Церкви), то есть наложил на себя руки, опять же не отдавая себе в этом отчета. В связи с этим, я полагаю, к нему Суда Божия применено быть не может. Тем более Вы имели благословение от епископа на заочное отпевание после его такой печальной кончины. Поэтому греха никакого Вам, что Вы за него молитесь, конечно, нет, и не будет, и быть не может. Молитесь за него, и Ваша молитва его душе будет многополезна. Сочувствую Вам.

– Отец Георгий, каким образом в вашей воскресной школе воспитывается патриотизм?

– Каким-то особенным образом он не воспитывается никак, то есть патриотических уроков у нас не проходит. Патриотизм – это любовь к тому месту, где ты родился, это любовь к твоей Родине. Что за этим стоит? Наверное, любовь. Только любовь нужно воспитывать и прививать, о ней нужно говорить, ее нужно показывать, ее нужно раскрывать. И я полагаю, что мы в воскресной школе это делаем совершенно невольно, параллельно, потому что вся история нашего благословенного Отечества – это история становящегося православия. Православие создало Русь. Как замечательно сказал Ключевский: на Куликовскую битву пошли разрозненные полки удельных княжеств, а после победы вернулся русский народ. Так вот это и есть патриотизм: вместе нужно отстаивать свое Отечество – земное, небесное, душевное, духовное. Это многоценный дар Божий, его нужно беречь, о нем нужно говорить, и тогда его удастся любить.

– Вы сказали, что школа существует уже достаточно давно. За это время какие-то плоды своих трудов Вы смогли увидеть?

– Затрудняюсь ответить на этот вопрос. На сегодняшний день пока никто из выпускников нашей школы не стал священником, не поступил в богословский институт. Этого пока не произошло. Я говорю «пока», потому что поколение еще не доросло – дорастает сейчас. То есть тем первым ученикам, которые пришли, им сейчас приблизительно 20 лет. Пока мне это неизвестно, поэтому о плодах говорить достаточно трудно. Хотя надеюсь и верю, что те годы, которые в стенах школы проведены, безусловно, какой-то отпечаток и в душе, и в уме детей оставили и, смею надеяться, Господь по милости Своей убережет их от тех печальных сторон и проявлений жизни, которые, увы, в ней присутствуют.

– Какие существуют планы дальнейшего развития школы? Что у вас задумывается, планируется? Какие ставите цели?

– Мне бы очень хотелось расширить музыкальное отделение при воскресной школе, чтобы оно, не отметая иных предметов, которые есть сейчас, было бы пообширнее и представляло собой некое подобие того, что происходит в детской музыкальной школе. То есть расширить количество предметов и само музыкальное воспитание, а может, даже уже не воспитание, а образование было бы и стало бы более профессиональным.

Вы, представляя меня в начале передачи, сказали, что это новоприсоединенные территории Москвы – они так названы и это соответствует действительности. В сущности, Москвой мы, конечно же, не стали за прошедшие 2-3 года, и этого, конечно же, произойти не могло. Поэтому эта перспектива – то, к чему мы будем стремиться. Я упомянул, что Москвой мы не стали, в связи с тем, что молодежь, которая оканчивает общеобразовательную школу, едет учиться, естественно, в Москву, в лучшем случае (что касается географии) – в Подольск. То есть дни, недели, месяцы и годы проходят вне нашего села. Так складывается жизнь, к сожалению. Кажется, что мы недалеко, но все-таки достижение Москвы и возвращение обратно занимает очень много времени, поэтому эта самая молодежь, которая есть, занята, поступив в институт, пребыванием там, и, в частности, на участие в приходской жизни у нее не остается ни времени, ни сил.

– Почему именно музыкальное образование Вы считаете таким важным?

– Как сказал мудрец: «Музыка – это тень Бога на земле». Эта тень Бога может коснуться каждого, и мне очень хотелось бы, чтобы она коснулась. Это не значит, что человек, закончив воскресную школу с когда-то преображенным большим музыкальным академическим отделением, станет профессиональным музыкантом, – вовсе нет. Он будет уметь слушать музыку, он будет уметь слышать духовную музыку, и вот именно тогда тень Бога будет касаться его души.

– Вопрос телезрительницы из Зеленограда: «Мы, ныне бабушка и дедушка, воцерковленная семья, в свое время водили своих детей в воскресную школу. Дети выросли, но, к сожалению, воцерковленными людьми пока не стали. Но надеюсь, что зерно посеянное прорастет. А сейчас я записала в воскресную школу внучку, но боюсь, чтобы не получилось цинизма у ребенка, потому что она не будет видеть примера воцерковления родителей – вечернего правила, молитвы. То есть то, что она видит, приходя к нам в дом, она не видит в своей семье дома. Есть ли смысл водить ребенка в воскресную школу, если она не будет видеть примера родителей? В то же время она будет общаться с воцерковленными детьми в воскресной школе. Как Вы видите эту ситуацию?»

– Совершенно определенно вижу и совершенно не задумываясь могу Вам ответить: конечно и безусловно, стоит водить ребенка в воскресную школу. К сожалению, в жизни мне приходится наблюдать это по опыту, ждать, когда создадутся условия, а вещь эта напрасная: они могут и не произойти. В данном Вашем случае ждать, когда Ваши дети, которые были в школе, получили воцерковление, потом каким-то образом даже не отошли, не отстранились, но это из их жизни немного ушло, и бояться, что ваша внучка не будет видеть этого примера дома, поэтому стоит ли отдавать… Конечно, стоит отдавать, потому что среда, потому что Господь Духом Святым обязательно устроит ее внутреннее душевосприятие должным, надлежащим православным образом. Обязательно стоит.

– Вы сказали, что хорошо, если человек учится слушать духовную музыку. А в чем особенность слушания именно духовной музыки?

– Попытаюсь объяснить. Пример яркий, кричащий, но показательный. На сегодняшний день к светской музыке относится эстрадная (назовем ее так) музыка. Из чего состоит музыка духовная, в частности православная? Это, как правило, хоровое пение, то есть это музыка со словами. В сегодняшней светской эстрадной музыке, не всей, безусловно, но, увы, многой, слова не имеют никакого значения: или это совершеннейшая чушь, иногда доходящая до неприличия, или бессмыслица. Такое встречается, увы, и нередко. В духовной музыке этого нет, потому что она, как и Священное Писание, как и Господь: «В начале было Слово». И музыка идет за словом: слово – главное, слово – первое, в слове – смысл. Не в красоте звучания хора: оно сопровождает, оно дополняет, оно эмоционально насыщает, но оно сопровождающее. А вначале – слово. Вот, пожалуй, этим отличается музыка светская от духовной. Я неслучайно привел пример сегодняшнего дня, потому что сто лет назад такого не было или было меньше. То есть светская музыка была великолепна и прекрасна.

– Какие примеры, на Ваш взгляд, достойные?

– Вся русская классика – Чайковский, Рахманинов, все то, что писалось на стихи великих или не могущих притязать на сие звание поэтов – известных, малоизвестных или безвестных. Но это была, безусловно, поэзия, и это была замечательная музыка.

– Человек, поющий в храме, к чему он должен стремиться, на Ваш взгляд? То есть исполнительское искусство (если можно так сказать).

– Если этот человек профессионал, профессиональный музыкант, его искусство и его профессионализм должны служить тому, чтобы максимально своим талантом послужить той миссии, которая происходит на каждом богослужении при церковном пении. Поскольку церковным пением сопровождаются все наши богослужения, то это миссия. Должно быть, как я уже говорил, слово, а не красота звучания, хотя замечательные композиторы, русские классики писали великолепную церковную духовную музыку.

– Вопросы телезрительницы: «Я являюсь начинающим преподавателем воскресной школы. Скажите, какими качествами должен обладать преподаватель воскресной школы? И второй вопрос: можно ли с детьми подросткового возраста (10-13 лет) изучать Ветхий Завет в воскресной школе?»

– Помогай Вам Господь в Вашем начинании, оно замечательно. Я думаю в первую очередь, что человек, который является преподавателем в воскресной школе, – это верующий человек. Я плохо себе представляю преподавателем человека если не неверующего, то индифферентного. Наверное, такое может случаться, но это не самый благополучный вариант преподавателя. Я думаю, что как раз побудительный мотив преподавателя быть преподавателем в воскресной школе – это то, что это человек верующий. Тогда человек будет хорошим преподавателем в воскресной школе. Господь ведь в Евангелии нам говорит о талантах, что, когда дан кому-то какой-то талант, его нужно приумножать. Если Вам дан какой-то педагогический талант, если у Вас есть педагогическое образование, если Вы человек верующий и если Вы хотите приложить и умножить этот талант на ниве педагогической деятельности в воскресной школе, к чему побуждает Вас Ваша вера, то у Вас, без сомнения, все получится. От души желаю, чтобы в Вашей жизни так дальше и было.

По поводу второго вопроса: в 12-13 лет изучать каким-то подробным образом Ветхий Завет вряд ли нужно. Такая практика есть в православных гимназиях: там есть курс Ветхого Завета, есть время, посвященное на его изучение. Но если вдруг с группой подростков 12-13 лет начать изучать события Ветхого Завета, может быть, нужно, но очень конспективно и очень схематично, потому что многое в этом возрасте из Ветхого Завета детям будет, конечно же, непонятно. Если начинать все подробно объяснять, то есть изучать, может быть, это не принесет тех плодов, которые были бы желанны.

– Вопрос телезрительницы: «У меня умер некрещеный мальчик. Я ходила в церковь, где мне сказали, что некрещеного нельзя поминать. Что Вы мне скажете?»

– Я Вам скажу то, что говорит об этом Православная Церковь. К сожалению, церковным образом, то есть подавать поминальную записку, изымать частицу на проскомидии о упокоении, увы, нельзя, потому что ребенок не был крещен. Можно молиться о его душе в домашней молитве. Мы с вами читаем утренние и вечерние молитвы. В числе и тех, и других есть молитвы о здравии, где мы молимся о здравии своем, своих близких, о ком желаем и хотим, в том числе и о упокоении. В этих заупокойных молитвах утреннего правила и вечернего правила молиться о упокоении его души можно.

Господь благословит всех вас и да подаст все потребное по Своей великой милости!

 

Ведущий: Денис Береснев
Расшифровка:  Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы