Беседы с батюшкой. О Всероссийском дне трезвости и жизни без зависимостей

12 сентября 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
В екатеринбургской студии нашего телеканала на вопросы отвечает председатель Отдела по утверждению трезвости Екатеринбургской епархии протоиерей Игорь Бачинин.

– Вчера мы отмечали Всероссийский день трезвости. Я предлагаю эту тему раскрыть, поговорить о значении этого торжества, его символизме. Поскольку день трезвости был учрежден еще в Российской империи, в советский период был упразднен, а возрожден, по-моему, пять лет назад, то предлагаю соотнести то, какое место занимала эта тема в Российской империи и какое занимает сегодня. Почему именно в день святого Иоанна Предтечи отмечался Всероссийский день трезвости? Почему Иоанн Предтеча является небесным заступником всех, кто ведет трезвый образ жизни?

– Я полагаю, что этому есть несколько причин. Первая и, наверное, основная: еще до рождения Иоанна Крестителя Архангелом Гавриилом его отцу Захарии было благовестие, в котором небожитель сказал, что у него родится сын и этот сын будет велик пред Господом. Величие его будет выражаться в том, что он «не будет пить вина и сикера, Духа Святого исполнится от чрева матери своей и приведет народ свой к Господу Богу своему». И действительно, этот пример человека, о котором Христос в свое время сказал, что из рожденных женами не восставал больший его, говорит о том, что он, как бы мы сейчас сказали, воздерживался от употребления любого рода опьяняющих напитков, и это в полной мере соответствовало тем ветхозаветным традициям. Потому что существовали такие люди, которых называли «назореи», был обет назорейства, и одним из элементов этого обета как раз являлось то, что человек не употреблял никаких веществ, меняющих сознание человека. Более того, он не только не употреблял ни вина, ни сикеры, он даже не вкушал винограда, не вкушал зерен, ягод винограда, и это имело, наверное, особое значение в культуре еврейского народа, с одной стороны.

С другой стороны, Иоанн Креститель закончил путь своего земного странствия тем, что пострадал за истину. Как нам говорит Священное Писание, он обличал царя Ирода и говорил ему: «Не должно тебе иметь жену брата твоего»... Кстати, нужно сказать, что наше представление о лице, олицетворяющем собою власть, сохранилось и до настоящего времени. Мы этому человеку присовокупляем такие качества, которых у него в реальной жизни, может быть, нет, но мы хотим, чтобы у нас был такой правитель – он должен быть воплощением нравственности, он должен быть добрым, ответственным, любящим и так далее. Безусловно, когда царь Ирод нарушал закон – имел жену брата своего (как бы сейчас мы сказали, сожительствовал с ней), пророк Иоанн за это его обличал. И несмотря на то, что Ирод, как говорится в Писании, берег Иоанна, услаждался его речами, тем не менее в нетрезвом состоянии он дал обет, обещание, поклялся перед теми, кто присутствовал на пиру, что выполнит любое желание танцовщицы (у его жены была дочь, она танцевала на этом пиршестве и угодила своим поведением низменным человеческим страстям). Царь сказал публично: «Я выполню любое твое желание, вплоть до того, что отдам тебе полцарства». Дочь идет и советуется со своей матерью: чего просить в этой ситуации. Жена понимает, что неудобно быть обличаемой, с одной стороны, внешним обличителем, который говорит, что она живет неправильно. С другой стороны, у каждого человека есть совесть, и она сама прекрасно понимала, что по существующим в то время иудейским законам Ирод не мог у живого брата забрать жену. Это разрешалось в одном-единственном случае: если бы брат умер и у него не было бы детей, тогда он мог бы восстановить семя брату своему. Но, как мы видим, у этой супружеской пары дети были, и потому поступок царя, правителя, олицетворяющего собой определенный идеал нравственного поведения иудейского народа, этому не соответствовал. Безусловно, пророк Иоанн не мог равнодушно на это смотреть и говорил: «Не должно так поступать».

Ему говорят: «Принеси мне на блюде главу Иоанна Предтечи». Когда Ирод услышал это, он, безусловно, смутился: полцарства куда ни шло, но совершить такой безнравственный, беззаконный поступок!.. Он не ожидал, что дело будет разворачиваться таким образом, но ради клятвы тем людям, перед которыми он поклялся, перед которыми пообещал это исполнить, он совершил это злодеяние.

В 1911 году первый раз христианский союз трезвенников организовал в Санкт-Петербурге такие антиалкогольные дни. В 1912 году они уже были поддержаны в других городах, в 1913 году к этому присоединяется Церковь, а в марте 1914 года Синод Русской Православной Церкви принимает решение о том, что 11 сентября нужно повсеместно проводить Всероссийский праздник трезвости. И буквально через сто лет, в 2014 году, Синод Русской Православной Церкви, принимая «Концепцию по утверждению трезвости», принимает решение возродить эту традицию –11 сентября проводить день трезвости. В этот день строгий пост, а пост и трезвость всегда между собой соединены. Именно поэтому в этот день возрождена традиция праздника трезвости.

– По некоторым данным, в этот день закрывались все винные лавки, магазины, прекращалась продажа алкогольной продукции. При этом это была не насажденная инициатива, она исходила прямо из народа, и народ поддержал эту идею. Как думаете, в наши дни дала бы какой-то эффект такая инициатива и, самое главное, – исходила ли бы эта инициатива от народа?

– Действительно, эта инициатива существовала. Инициировали ее общества трезвости, которых перед революцией у нас было более двух тысяч; это была достаточно большая, внушительная активная масса людей, которые имели трезвенные убеждения и были достаточно активны в своей социальной жизни. В настоящее время и у нас в области, и в других регионах, я знаю, такая инициатива проявляется. Организаторы этих мероприятий в день трезвости обращаются к субъектам торговли, и они, проявляя солидарность с этим праздником, с теми проблемами, которые существуют у нас в обществе, кто-то на час, кто-то на полдня, кто-то на день, кто-то на более длительный период времени прекращают торговлю алкоголем. Такая историческая форма, когда это насаждается не сверху, а приходит понимание от самого народа, где источник зла и откуда все происходит, имеет место. И у нас в Свердловской области тоже есть такие инициативы, которые поддерживаются. Нужно отдать должное и, может быть, выразить слова благодарности, пользуясь случаем, тем людям, которые проявляют и поддерживают эту инициативу, потому что они совершают доброе и благое дело.

– Есть такой праздник, который называется, по-моему, день земли. В преддверии этого дня в различных социальных сетях идет массовая рассылка с призывом в день земли с такого-то по такой-то период времени выключить свет в окнах, отключить электрические приборы, чтобы земля смогла спокойно выдохнуть. Понятно, что от часа без электричества по большому счету ничего не изменится, и это только некий повод задуматься о сверхмасштабном в наши дни потреблении электроэнергии. В данном случае закрытие на один день или даже на один час алкогольных магазинов – это тоже ведь не борьба с алкоголизмом как таковым, это лишь повод, чтобы эта тема всплыла в повестке дня и о ней задумались люди.

– Конечно. И я вообще не сторонник борьбы. Почему? Потому что борьба, я полагаю, вообще не наши христианские методы. Господь нам сказал: «Без Мене не можете творити ничесоже». Если бы человек мог победить зло как таковое, тогда имело бы смысл бороться с ним. Если исходить из методологии, как мы вообще, в принципе, можем это делать, то наш христианский метод заключается в том, что мы должны созидать добро. Как говорится, свято место пусто не бывает. Зло не есть нечто само по себе существующее, зло – это просто-напросто отсутствие добра. Это мы не потрудились для того, чтобы наполнить нашу душу добром. Это мы не потрудились над тем, чтобы трезвость как христианская добродетель и нравственная ценность была достоянием наших соотечественников. Причем нужно сказать, что в истории именно так и было. Почему-то некоторые люди считают, что пьянство – традиционная черта русского народа, но на самом деле, если мы обратимся к истории и возьмем такой показатель, как душевое потребление алкоголя, то до революции оно не превышало четырех литров на душу населения. Для сравнения: во Франции тогда душевое потребление было двадцать один литр, в Великобритании – двенадцать литров, в Соединенных Штатах Америки – восемь литров. А у нас всего четыре литра.

– То есть, по сути, в два, в четыре, а то и в пять раз больше потребляли в других странах.

– Конечно. Ситуация в настоящее время, безусловно, изменилась.

– Какая сейчас тенденция? Есть ли цифры, которые сейчас мы можем привести?

– Безусловно, динамика есть. Могу просто сказать, что все больше людей становятся приверженцами трезвого образа жизни. Есть такая авторитетная организация ВЦИОМ, они давали цифру, что в 2009 году 24 процента населения Российской Федерации вообще не употребляли алкоголь. В августе 2017 года они уже дали цифру 39 процентов. Количество людей, для которых очевидное становится понятным (потому что трезвость – это естественное состояние каждого нормального человека), растет. Слава Богу, что трезвость именно как нравственная норма (я бы даже сказал, базовая национальная ценность) возвращается в культуру, в жизнь наших людей, и все больше людей понимают, что можно прекрасно и радостно жить, отказываясь от употребления различных психоактивных веществ, которые меняют состояние и сознание человека.

Мы недавно разговаривали с главврачом нашей областной больницы, и он привел цифру, что действительно количество людей, попадающих, по крайней мере, к ним в состоянии психоза, нуждающихся в острой медицинской помощи, становится меньше. Я полагаю, что (не побоюсь этого слова) пропаганда трезвости, просветительская деятельность, рассказывающая о том, насколько правильно, полезно, душеспасительно и радостно жить трезво, приносит свои достойные плоды.

– Вы считаете, что есть такая пропаганда?

– А праздник трезвости – это не пропаганда? Причем мы об этом говорим раз в год. В нашей Русской Православной Церкви в настоящее время уже около 500 приходских обществ трезвости. У нас в области есть общественно-государственное движение «Попечительство о народной трезвости», где ведется системная работа. Я могу сказать, что у нас в храме количество людей, которые принимают для себя решение, что они отказываются от употребления алкоголя и дают Богу обещание жить трезво, увеличивается. Причем это не только люди, имеющие зависимость, это и их близкие, родственники. Обеты трезвости дают люди, которые вообще никогда не употребляли алкоголь, это, как правило, дети или внуки наших трезвенников. Они, понимая, насколько это пагубно для человеческой жизни, для будущего вообще, для вечности человека, стараются своих детей воспитывать совершенно в других традициях.

Более того, можно сказать, что в рамках «Попечительства о народной трезвости» мы реализуем несколько проектов. Один из них мы организуем уже четырнадцатый год – это социально-педагогический проект «Будь здоров», в котором участвуют школьники седьмых, восьмых, девятых классов. В этом проекте мы как раз стараемся рассказать о пользе трезвого и здорового образа жизни. И я полагаю, что действительно должна быть  (пропаганда, может быть, не совсем удачное слово) просветительская деятельность. Чтобы народ жил трезво, этому людей нужно учить, и об этом и государство, и Церковь в том числе должны иметь постоянное попечение. Именно этим и занимается у нас общественно-государственное движение «Попечительство о народной трезвости», которое уже одиннадцатый год системно проводит свою работу, свою деятельность.

Не далее как вчера у нас в Министерстве образования состоялось совещание о том, как организовывать работу проекта «Будь здоров» в текущем году. Сегодня в Ревдинском благочинии мы тоже проводили как раз обучающий семинар, как эту работу более эффективно проводить, как организовывать эту деятельность, какие мероприятия могли бы быть, откуда взять кадры, ресурсы для всего этого, как возродить приходскую жизнь. И мы видим, что к этому пробуждается живой, неподдельный интерес, людям это интересно, им это нужно.

– Тридцать девять процентов людей, которые не употребляют алкоголь, – это, конечно, очень радостная статистика. Только возникает вопрос: 39 процентов – это тех, кто вообще отказался от употребления алкоголя?

– Нет, это вообще всех. Это и те, кто еще не употребляет, и те, кто уже не употребляет.

– У Вас прозвучала такая фраза, что мы не понимаем, насколько это пагубно, и говорилось о том, что это вещества, которые изменяют наше сознание. Насколько это пагубно?

– Ну, это пагубно настолько, насколько об этом говорится в Священном Писании: пьяницы Царствия Небесного не наследуют. То есть человек, находящийся в нетрезвом состоянии, не может войти в жизнь вечную. И совершенно очевидно, что человек в таком состоянии не может общаться с Богом. Как об этом говорил Василий Великий, «пьянство есть добровольное сумасшествие». То есть человек добровольно лишает себя ясности сознания. Это пагубно, безусловно, и в земной жизни приносит различный вред здоровью. Я не думаю, что об этом нужно как-то специально говорить, это вещи совершенно очевидные. Для нас, православных христиан, тоже понятно, что человек в таком состоянии не может войти в жизнь вечную.

При этом один из великих учителей Церкви Иоанн Златоуст говорил о том, что пьянеть, то есть лишаться трезвости, человек может не только от вина – он может пьянеть от гнева, от похоти, от чревоугодия. То есть я особенно хотел бы это подчеркнуть и посмотреть на это понятие гораздо шире. Потому что нередко приходится сталкиваться с тем, что когда заходит разговор о трезвости, люди говорят: «Да-да, это важно, нужно, но трезвость нужна пьяницам». То есть трезвость нужна тем людям, которые лишились трезвости. Как будто трезвость не нужна ребенку. Как будто трезвость не нужна водителю, который управляет автомобилем. Представьте ситуацию, что вы садитесь в общественный транспорт, а там нетрезвый водитель, который скажет: «А зачем нужна трезвость? У меня вчера праздник был...»

– «Я же не пьяница!»

– «Я вообще не пьяница, я просто расслабился. Подумаешь, немножечко выпил. Что такого? Все же пьют!» Я думаю, что самая большая пагуба этого всего, наряду с тем, что человек губит свое здоровье, приносит вред своей душе, в том, что происходит некая трансформация общественного сознания, когда трезвость как христианская норма жизни в настоящее время находится в неком небрежении.

Представим ситуацию застолья, и кто-то из людей отказывается от употребления алкоголя. Какие он может использовать аргументы? Он может сказать, что у него язва, то есть он по состоянию здоровья не может пить. Он может сказать, что ему нужно идти к врачу, что у него какая-то деловая встреча, что он управляет автомобилем. Но если человек скажет: «Знаете, я вообще хочу жить трезво», – какая будет реакция? Вероятнее всего его поднимут на смех: «О, трезвенник!» И сразу возникнет ассоциация: язвенник. То есть это некое негативное восприятие этой христианской нормы и нравственной категории. Вот в этом самая главная пагуба – мы черное считаем белым. То, что является спасительным для человека, мы используем не для спасения, а для пагубы. Я полагаю, что в этом и заключается самое главное зло и порок.

– Через ваши курсы для страждущих, для людей, которые страдают той или иной зависимостью, или их родственников прошло уже множество людей. Думаю, наши зрители, может быть, видели и видеолекции, которые есть в свободном доступе в сети Интернет. Если обобщить, то чего ищет человек прежде всего при употреблении  алкоголя, наркотических средств, при курении? Есть ли какая-то общая причина (может быть, уход от реальности) или это у каждого индивидуально?

– Думаю, главная причина заключается в том, что трезвость именно как нравственная ценность, как обязательное условие спасения, как норма жизни (был в советское время такой слоган) уходит из нашей общественной жизни. Вот это, наверное, одно из основных и главных. При всем том мы должны сказать, что трезвый образ жизни все более становится привлекательным.

Почему люди к этому прибегают? Что они в этом ищут? Мы пытались проводить такие исследования. Начинается, как правило, не с употребления алкоголя, каких-то психоактивных веществ. Если мы попытаемся эту ниточку, приводящую человека к зависимости, отмотать назад, то увидим, что, как правило, все начинается с психоэмоционального настроя, то есть формируется определенное внутреннее состояние. Это проявляется через песни, через рассказы, которые слушает человек. То есть у него формируется некое представление об этом предмете на определенном психоэмоциональном фоне. Далее, как правило, человек под это свое эмоциональное состояние находит круг общения и в этом кругу начинает к этому приобщаться, пробовать. Одним из основных мотивов является, если сказать по-простому, – человека берут на «слабо»: «А слабо тебе вот так сделать?» Человек думает: «Нет, не слабо. Вроде бы другие так делают, и ничего худого в этом нет».

Но все дело в том, как говорят многие врачи и многие ученые, этиловый спирт, который является основой любого алкогольного изделия, является психоактивным веществом, меняющим состояние сознания человека и вызывающим у человека привыкание к этому. И вот когда человек перешагивает через внутренний барьер, когда он попадает в эту среду, дальше уже работает технология. То есть стоит только человеку встать на эту дорожку, он, не имея никаких барьеров, не имея никаких нравственных ориентиров в том социуме, в котором мы живем, очень легко по этой скользкой дорожке идет и попадает уже в зависимость.

В свое время это очень хорошо увидел и нашел способ решения такой ситуации один из выдающихся русских педагогов Сергей Александрович Рачинский, который еще в конце XIX века в своем родовом имении Татево организовал школу и в этой школе ввел предмет «наука трезвости». Он, наблюдая за сельскими крестьянскими семьями, увидел, что этот порок был достаточно распространен в сельских семьях. Он решил что-то сделать, чтобы избавить людей от этого, и в кругу своих единомышленников, педагогов они приняли решение быть для своих воспитанников примером трезвого образа жизни. Выразилось это в том, что они дали обещание Богу, что текущий год проживут трезво; это произошло еще в 1882 году. И с этого момента начала формироваться трезвенная общность, как бы мы сказали, сообщество людей, которые, когда окрепли и выросли, сумели изменить ситуацию в стране.

Исследуя тот дореволюционный опыт и современный, мы видим, что приобщение как раз происходит через мировоззрение. И очень важно, чтобы мы помогли сформировать правильное мировоззрение, чтобы трезвость как нравственная ценность заняла достойное место в умах наших сограждан, в том числе и наших христианских братьев и сестер.

– Вопрос телезрительницы из Вологодской области: «В пьяном состоянии мой брат покончил жизнь самоубийством. Я хожу в церковь, и батюшка мне сказал, что Церковь не молится за таких людей. Я хотела бы узнать, куда попала его душа после такого и чем я могу ему помочь?»

– Вопрос, куда попала душа, не ко мне, я не могу ответить на этот вопрос. Но действительно, когда человек лишает себя жизни посредством суицида, Церковь за таких людей не молится. Не молится по одной простой причине – потому что человек лишает себя того величайшего дара, который получил от Бога. Никогда Господь не попускает человеку трудностей, испытаний, искушений выше сил. Какие бы ни были у человека сложности, он всегда может их преодолеть, он всегда может обратиться к Богу за помощью. Сложность заключается в том, что в таком измененном состоянии сознания человек часто собой не управляет.

Могут ли быть какие-то в этом отношении исключения? Могут. Я из практики своей жизни знаю, что есть люди, которые приходили в церковь, обращались к нам за помощью, искренне боролись с этой страстью, но страсть оказалась выше этих людей, и они ушли из этой жизни именно в состоянии алкогольного опьянения. Можно ли молиться за этих людей и какова их участь – мне сложно сказать. Я, по крайней мере, со своей стороны, зная лично каждого человека, возношу Богу об этих людях молитву, потому что знаю, что они боролись с этой страстью, но она была выше их. Какова участь этих людей, я не могу сказать; я даже не могу сказать о том, какова будет моя участь, это все-таки выше человеческого разумения, и это наша с вами вера. Думаю, что в этой ситуации правильнее было бы верить в безмерное человеколюбие и милосердие Божие. И одним из назидательных примеров для всех нас в первую очередь является благоразумный разбойник, который первым вошел в рай. Можно привести еще пример мученика Вонифатия, который тоже страдал от этого недуга, но сумел с этой страстью побороться; мы молимся ему, обращаясь к нему за помощью.

Какой становится участь человека, наложившего на себя руки? Мы имеем реальный факт, но не знаем, что в этот момент происходило в душе человека. Может быть, в самый последний момент, уже не имея возможности что-то изменить, он осознал то положение, в котором находится, и с чувством покаяния обратился к Богу за прощением, а может, этого и не произошло. Мы не знаем, что было в душе человеческой, но мы верим, что Господь Милосердный, Человеколюбец и что милости Божией не бывает конца.

Я думаю, Вы как сестра должны знать лучше, чем кто бы то ни было, как жил этот человек, как он боролся с этой страстью, был ли он человеком религиозным, обращался ли  к Богу за помощью. То, что страсть стала выше его,– это очевидный факт, но что было в душе человеческой, думаю, требует более пристального изучения, исследования, и тогда можно дать более определенный ответ.

Вопрос телезрительницы из Москвы: «У меня два сына; оба выпивают. Я молюсь за них Богородице, но читаю не весь акафист перед иконой “Неупиваемая Чаша”, а только 13-й кондак и молитву. Еще читаю молитвы святому Вонифатию и Моисею Мурину. Могу ли я читать не весь акафист, а только молитву? Доходит ли моя молитва из акафиста до Богородицы? И что еще можно почитать, как помолиться за них? Мне их жалко. Когда они пьют, я впадаю в уныние, мне становится плохо, меня это очень расстраивает».

– Конечно, я думаю, что молитвы доходят. И как говорил Амвросий Медиоланский, молитва матери со дна морского достает. Я полагаю, что нужно молиться обязательно. И нужно верить, что Господь и Божия Матерь слышат Ваши молитвы, и обязательно верить в то, что ситуация может измениться. Из своего священнического опыта могу сказать, что пьянство сыновей не появляется вдруг само по себе, этому все-таки есть определенные причины.

Священное Писание говорит: когда человек осознал, что он поступал неправильно, нужно принести плод покаяния. Как Вы молитесь – пожалуйста, молитесь, но важно, чтобы Вы еще и посоветовались, поговорили с каким-то духовно опытным человеком о том, как Вам увидеть в душе своей причины, которые привели к такому положению дел. Я не думаю, что Вы это делали сознательно, но грехи бывают и невольные, и неведомые, тем не менее грехами они быть не перестают, и очень важно взять на себя какой-то труд не только молитвенный, но еще и покаянный.

Одним из таких средств является (по крайней мере, в нашем обществе трезвости) то, что родственники дают Богу обещание, что они сами не будут употреблять алкоголь, что они активно начинают принимать участие в деятельности общества трезвости. В Москве таковые общества тоже имеются, я думаю, нужно найти эти общества (это можно легко сделать через Интернет) и попытаться принять участие в их деятельности. Более того, как правило, в этих обществах трезвости есть люди, которые уже решили и лично для себя эту проблему, и в семьях своих близких, в том числе у своих сыновей. Общение с этими людьми, помимо молитвы и деятельной покаянной жизни, дает вдохновение, надежду, веру в то, что Ваша ситуация не трагична; пока мы живы, мы можем изменить свою жизнь; надо на это надеяться и верить.

– Расскажите, для кого и для чего созданы общества трезвости. Чуть ранее мы уже говорили, что трезвенники – это не пьяницы, которые пытаются бороться со своей зависимостью, а в том числе люди, которые могли никогда не употреблять ни алкоголя, ни иных средств. Для чего и для кого нужны общества трезвости?

– Обобщая уже имеющийся современный опыт, могу сказать, что членами приходских обществ трезвости являются, безусловно, те люди, которые имели какого-то рода зависимость и осознали: чтобы изменить свою жизнь, недостаточно бороться со страстью, а нужно научиться жить по-другому. В общество трезвости очень часто приходят родственники страждущих людей (например, как женщина, которая нам сегодня звонила). Они видят страдания своих близких, понимают, насколько это пагубно, не из книжек, не из телепередач, а из своей собственной жизни. И когда они приходят в общества трезвости, то находят для себя душевную поддержку, находят молитвенную, духовную помощь. Эти люди тоже становятся активными членами обществ трезвости.

Особенно меня радует то, что в настоящее время немало молодых людей, которые понимают, насколько это пагубно, и принимают для себя решение, что они в своей жизни никогда не будут употреблять никаких психоактивных веществ; они тоже в меру своих сил и возможностей принимают деятельное участие в обществе трезвости. И четвертая категория людей (их немного, тем не менее они есть) – это те, которые физиологически вообще алкоголь не переваривают. Когда эти люди узнают, что, оказывается, можно вообще его не употреблять, для них это как глоток свежего воздуха. Потому что когда на каких-то торжествах, праздниках их уговаривают «помочить язычок» или «пригубить немножечко», человек физиологически от этого очень сильно страдает. И когда он понимает и видит, что, оказывается, можно совершенно легко и просто без этого обходиться, то он тоже принимает активное участие в деятельности общества трезвости.

Для чего общества трезвости нужны? В первую очередь для того, чтобы показать, что трезвость – это христианская добродетель. Что в том мире, в котором мы живем, есть способы и есть реальные примеры от этого всего избавиться, несмотря на то, что наша современная наркология считает, что алкоголизм – это неизлечимая болезнь. Мы с этим не спорим, мы говорим: да, вылечить человека невозможно, но возможно исцеление при содействии благодати Божией. И, наверное, одним из важных аспектов является то, что, занимаясь проблемами зависимостей, я убедился, что нетрудно бросить пить, курить, употреблять наркотики. Самая большая проблема заключается в том, что человеку нужно научиться жить так, чтобы к этому не возвращаться; новая жизнь – это трезвая жизнь.

– Чтобы размотать ниточку, о чем мы ранее уже говорили: зависимость – это не просто некое желание прямо сейчас и здесь выпить или закурить, а это нечто вытекающее из других следствий...

– Конечно. При этом я еще сказал бы, что трезвость – это не просто отказ от алкоголя, это активная, деятельная христианская жизнь. Потому что мы говорим о трезвости для человека: не только для его тела, а о трезвости человеческого ума, о трезвости человеческой воли, о трезвости человеческого сердца, человеческих чувств. «Трезвость» с точки зрения этимологии гораздо шире, чем только отказ от употребления алкоголя; опьянение лишает человека активной, деятельной жизни. Я могу сказать на примере опыта тех людей, которые изменили образ своей жизни, что они становятся активными, деятельными людьми. Поэтому в этом отношении общество трезвости – это некое сообщество людей, которые имеют активную жизненную позицию. Общество трезвости – как некий социальный оазис, где люди живут трезво, общаются трезво, радуются трезво.

– Расслабляются трезво.

– Они, как правило, не напрягаются. Им не нужно расслабляться, не нужно снимать стрессы. Если ты зациклен на том, чтобы войти в стресс и выйти из него, – это одна жизненная парадигма. А вообще-то мы должны не в стрессовой ситуации жить, а учиться радоваться. И стрессы в твоей жизни происходят именно потому, что ты радоваться не научился. Главный призыв, о котором Христос говорил: «Скорбь ваша обратится в радость, и этой радости никто никогда не отнимет у вас». Мы, христиане, разучились радоваться, мы в лучшем случае можем веселиться, и для этого нам нужны какие-то психостимуляторы веселья. А вот радоваться естественной радостью – той жизни, которой ты живешь, тем людям, которые тебя окружают, той возможности деятельности, которая у тебя есть, – понимание этого у нас как бы отошло на другой план. И общество трезвости как раз дает такую возможность – вернуться к нормальной, естественной жизни.

– Порядка сорока человек во Всероссийский день трезвости в вашем храме приняли обет трезвости. Мне бы хотелось поговорить о том, что вообще означает это обещание и кому оно прежде всего дается: самому себе или Богу?

– Безусловно, дается обещание Богу. Есть особый молебен, человек зачитывает свое обещание Богу и обязуется сам не употреблять ничего спиртного, не курить табак, не принимать ничего наркотического, не склонять к этому других людей. И он говорит, на какой период времени дает это обещание. Обет трезвости, как об этом говорит епископ Петр (Екатериновский), – это выражение богопочтения. То есть в таком духовном поступке человек выражает свое личное отношение к Богу. Он как бы говорит: «Господи, Ты сказал, что пьяницы не наследуют Царствия Небесного. Я это осознал, понял и хочу жить трезво. Но при этом я понимаю, что сам с этой благой целью не справлюсь. Помоги мне!»

Как я уже говорил, люди дают обет трезвости по разным причинам, но все они понимают, что обет трезвости – это некая форма активной христианской деятельной жизни. Человек понимает, что обещание, которое он дает, без содействия благодати Божией он не может исполнить. Вот для этого и нужно общество, где он видел бы людей, уже прошедших этот путь, видел бы ту радость, то счастье, которое люди обрели, ту внутреннюю свободу, в которой эти люди живут. Человек через обет трезвости становится членом христианского трезвого сообщества людей, которые живут трезвой жизнью.

– Наверное, в жизни каждого зависимого человека время от времени возникает мысль: «Все, с понедельника – ни грамма...» Как считаете, нужно ли делать такие резкие заявления и давать такие обещания самому себе или принимать обет трезвости? Или начинать нужно с уменьшения?.. Вообще с чего начинать?

– Думаю, самое главное, с чего нужно начинать, – это решительность. Не с понедельника, не со вторника, не с уменьшения дозы, не с нового года или чего-то еще, а нужно, чтобы у человека было такое внутреннее состояние, которое мы называем решительностью. В чем оно примерно может проявляться? Если мы обратимся к Священному Писанию, там говорится: «Если соблазняет тебя глаз твой, вырви его и выбрось». То есть не просто удали, а отбрось его от себя. Вот такая решительность должна быть: «Я понял, я знаю, какая это пагуба, и я решительно не хочу этим делом заниматься».

Более того, я сказал бы, что понедельник, отпуск или еще что-то – это лукавая тактика. Если приходишь к осознанию необходимости изменить свою жизнь, то когда ты пришел к этому пониманию, именно тогда и нужно это менять. Не нужно откладывать это на какой-то период времени, отодвигать этот момент начала изменения своей жизни в будущее. Если ты его отодвинешь или просто даже соединишься с таким помыслом: «Да, нужно, но не сейчас», то, как правило, это отодвинется еще и еще. Да, человек не против, он все знает, все понимает, он готов изменить свою жизнь, но у него самого главного – решительности – нет, нет действия.

Поэтому  тогда, когда ты осознал, понял, что тебе нужно менять жизнь, с этого момента ее и нужно изменить. Как это сделать? Что для этого нужно сделать? Решительность – это внутреннее качество. Но часто человеку одной решительности недостаточно, ему нужны еще и положительные примеры, ему необходимы знания, как это нужно сделать, ему нужна среда, которая его в этом отношении поддерживала бы. И общество трезвости как раз успешно решает все эти задачи.

– А если говорить не об употреблении тех средств, о которых мы почти всю программу говорим, а про некие зависимости у человека, которые являются определенным допингом? Например, чашка кофе с утра, а может, и за обедом, и перед сном, и несколько раз в течение дня...

– Или вместо сна.

– Или чай. Ведь это тоже в определенной степени не просто напиток, не просто употребление жидкости, а как некая зависимость, когда человек не может проснуться без чашки кофе. Это ведь тоже в какой-то степени вещества, изменяющие не то что сознание, но физическое состояние человека?

– Действительно, Вы разницу очень тонко подметили. Одно, если это вызывает у человека привязанность и вызывает у него чувство внутреннего дискомфорта, когда он не имеет возможности удовлетворить свое желание. И другое, когда это вещество приводит к изменению сознания и разрушению человеческой личности. Я не дерзнул бы утверждать, что употребление кофе или чая деформирует человеческую личность. Да, это вызывает определенную зависимость и привязанность, лишает человека состояния свободы, вызывает определенные психологические страдания, чувство дискомфорта, но не всегда это пагубно, как, скажем, употребление пива, водки, вина или каких-то других алкогольных изделий. То есть здесь все-таки есть определенная разница.

Могу сказать, что я уже много лет не употребляю кофе. Не потому, что я имел какую-то зависимость или привязанность к этому, но в какой-то момент ощутил, что у меня таковая начинает формироваться. Что если утром у меня нет возможности выпить чашку кофе, то я начинаю этого искать, у меня возникает какое-то чувство раздражения, и я, собственно говоря, теряю свободу, легкость и радость, которые у меня до этого были. Тогда я принял для себя решение: «Да зачем мне это все нужно? Я легко могу обходиться без этого». Я не отказался от употребления чая, по крайней мере, не вижу для себя в этом какой-то острой необходимости и нужды, но это уже, наверное, свобода... Потому что зависимость, в которую попадает человек,– это некое противостояние свободе. Если человек чувствует какую-то привязанность, пусть он сам для себя решит, что для него важнее: быть свободным или зависимым от какого-то вещества (или даже, может быть, модели поведения).

– В данном случае мы можем поставить знак равенства между понятиями «зависимость» и «привычка»?

– Думаю, в какой-то степени можно. В науке есть такое понятие «аддикция», то есть отклонение от нормы, и есть различные формы аддиктивного поведения. Безусловно, аддикцией является употребление алкоголя. Но когда человек начинает заниматься спортом, чувствует в этом потребность, от этого испытывает определенное физиологическое состояние, когда адреналин и эндорфины начинают перерабатываться в организме человека и ему от этого становится комфортно, то я не считаю, что это является чем-то худым. Несмотря на то, что у человека к этому тоже формируется определенная привязанность. Правильнее было бы говорить об аддикциях и о неких социальных негативных зависимостях. Но при этом есть и зависимости позитивные, которые приносят человеку определенную пользу и без которых он не может жить.

– Спортивная зависимость и зависимость от здорового образа жизни: в наши дни этой теме посвящено очень много внимания. Правильное питание, подсчет калорий, физические нагрузки в тренажерном зале каждый день, и, может быть, не по разу... Это форма позитивного примера зависимости, как считаете?

– Я считаю, это просто естественная забота человека о своем здоровье, но если это не лишает человека той самой внутренней свободы. Мне попадались такие исследования в европейских странах: люди, занимающиеся здоровым образом жизни, отнюдь этого здоровья не имеют. Напротив, в этих исследованиях говорилось о том, что продолжительность жизни у таких людей не увеличивается, а уменьшается. И как один из факторов, приводимый в этом материале: современные молодежные виды спорта, как правило, очень травматичны, экстремальны. Да, они дают человеку состояние драйва, состояние эйфории, но то же самое состояние можно получить, отнюдь не занимаясь какими-то физическими упражнениями.

Поддержать себя в определенной форме, убрать лишний вес, организовать правильное питание – да, это вполне необходимо, и я согласен со всем этим, сам даже стараюсь заниматься в меру своих сил и возможностей и физическими нагрузками, и организацией своего питания. Но когда это становится идолом для человека, когда человек ради этого тратит свои силы, средства, время и попадает в зависимость от этого, тогда, думаю, человеку нужно более трезво на это посмотреть: а стоит ли то, что он делает, тех средств, которые он в это вкладывает?

– И самое главное – к чему это все приведет...Спасибо, батюшка, за сегодняшний разговор; думаю, многим из нас он был полезен. Напомню зрителям, что батюшка также является заведующим кафедрой теологии Уральского горного университета в Екатеринбурге, который, к слову, до 30 октября продолжает набор студентов и абитуриентов.

– Действительно, теология – это, наверное, одна из новых специальностей, которая входит в нашу современную жизнь, и я считаю, что за ней очень большое будущее. Всех тех, кто хочет быть в каких-то передовых профессиях, не остаться на задворках жизни, я приглашаю учиться к нам на кафедру теологии. У нас учиться очень интересно. Профиль нашего образовательного процесса заключается в государственно-конфессиональных отношениях, межличностных отношениях, межнациональных отношениях. Помимо этого мы активно занимаемся исследованиями, пишем магистерские работы, занимаемся вопросами возрождения приходской жизни, преодоления различных форм аддиктивного поведения, вопросами духовно-нравственного воспитания, работы с молодежью, подростками. Учиться очень интересно. Поэтому тех, кто чувствует в себе интерес, силы, кто молод душой и хотел бы послужить Церкви и Богу, мы приглашаем учиться. Образование у нас заочное, время для поступления еще есть. Пожалуйста, приходите к нам в университет, звоните, нас легко можно найти в Интернете, и мы с радостью расскажем, что необходимо для поступления к нам на кафедру и для процесса обучения.

Ведущий Дмитрий Бродовиков

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы