Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы

8 октября 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает клирик Иваново-Вознесенской епархии иеромонах Макарий (Маркиш).

– Дорогие зрители, рад вас приветствовать, особенно в этот вечер – праздник преподобного Сергия, игумена Радонежского, чудотворца. Мы его постоянно помним и молимся ему в разных условиях. На каждом богослужении у нас есть молитва «Спаси, Боже, люди твоя», в которой он персонально упоминается. Наверное, это не случайно. Святых людей много в Церкви, в Русской Церкви, но преподобный Сергий занимает особое место в Русской Церкви, в русском сознании, русской истории, истории России, истории русского православного христианства. Это все очень серьезные дела. Не надо здесь давать волю чему-то примитивному: вот это вот святой, этот хороший, этот плохой. Понятно, что все хорошие, а вот почему тем не менее преподобный Сергий занимает особое место? Стоит об этом подумать, когда вы поминаете его имя, видите его икону или слушаете тропарь, видите храм, посвященный ему. Подумайте, что это за человек, что он значит для нас, для нашей истории. Стоит об этом помнить.

– Сегодня наша передача посвящена ответам на вопросы телезрителей. Вопрос: «Как делать добрые дела, чтобы они были угодны Богу? Как правильно молиться, чтобы молитва была богоугодной?»

– Вопрос, казалось бы, очень понятный, естественный, но тут есть как бы зацепка, заусенец: слово «угодный». Бог бесстрастен, неизменен, Он не имеет никаких эмоций. Само это понятие угодности применимо к человеку. Одному угоден чай, другому – кофе, одному угодна музыка громкая, другому – тихая и так далее. Бог лишен всего этого. Это изменчивое качество человеческой природы и неприменимо к неизменному Богу. Тем не менее мы употребляем это слово, оно фигурирует в нашей нравственной, религиозной жизни. Но надо его понимать. Если мы о нем призадумаемся, тогда и будет ответ более-менее понятен. Угодный Богу – значит, добрый, приносящий добрые плоды. Кому? Богу? Нет, нам, каждому из нас в отдельности и всем вместе, по возможности. Если пьяница просит у меня 50 рублей на выпивку, угодно ли будет Богу, а точнее нам, если я буду его подпаивать? Или скажу: «Парень, давай лучше бросай пить, я тебе ничего не дам, потому что ты на Страшном Суде меня спросишь: что ж ты меня спаивал, священник (или кто бы то ни было)?» В таком духе приблизительно. Иными словами, если мы будем наши поступки, направления нашей воли и реализацию нашей воли соизмерять с добром, общим благом всех людей, каждого человека в отдельности или с ситуацией, в которой находимся, – значит, будем делать угодное Богу. На самом деле Бог творит этот мир, творит нас самих ради добра, ради доброго результата, ради спасения, вечности. Содействуем  мы этому или противодействуем? Это наши поступки, направление нашей воли, нашей мысли. Вот, пожалуй, и будет правильный ответ.

– А что касается молитвы?

– Молитва – это осознанное действие человека, волевое действие. В молитве мы мысленно, ментально, духовно выстраиваем направление нашего движения, направление нашей воли реализуется в молитве. Если я молюсь Господу о каком-то добром деле в покаянии о своих грехах, в устремлении к доброму результату, в воспоминаниях о Его благодеяниях, в благодарности, значит, это что-то хорошее. Стоит только мне в эту молитву допустить что-то ошибочное, недоброе начало, или самовлюбленное, или гордое, или просто даже невежественное, значит, дело плохое, ты уже допустил это в своем волевом устремлении. Все здесь ложится в одном направлении.

– То есть важен изначальный посыл, намерение.

– Намерение и результат. В молитве – намерение, в действии – результат.

– Вопрос телезрителя: «Вопрос по чревоугодию. По каким критериям оно определяется? Такой пример: один человек посты не держит, ест что хочет, но не объедается. Другой, наоборот, посты держит, перед молитвой никогда не ест (по правилу “сытое брюхо к молитве глухо”), но во время молитвы старается быстрее ее закончить и пойти поесть. Так кто из них чревоугодник?»

– А нам не нужно на этот вопрос отвечать, кто из них. Это Господь решит, кто из них, а мы с Вами – Вы совершенно правильно сформулировали – видим ошибки и того, и другого. И один не прав, и другой не прав, но один не прав в одном направлении, а другой – в другом. Один не прав, что пост не соблюдает, тем самым он отходит от Церкви, пренебрегает церковным устроением, другой – по-другому портит жизнь себе и близким. Ясное дело, что и тому, и другому надо исправлять направление жизни. А как назвать, дорогие друзья? Как говорится, хоть горшком назовись, только в печку не лезь.

А мораль сей басни очень проста: надо двигаться не от названий, а от реальности, от жизни, от того, что происходит, а не от того, как это дело назвать. А у нас распространенное заблуждение: это вот чревоугодие (или еще какая-то особенность, которой люди любят найти какое-нибудь слово; и когда его нашли, на этом успокаиваются).

– Вопрос: «Если Бог создал человека сразу совершенным, то как объяснить археологические находки, свидетельствующие о промежуточных стадиях развития человека?»

– Очень серьезный вопрос, глубокий. Вопрос, касающийся пограничной зоны между религиозным познанием и наукой антропологией, или наукой об антропогенезе – происхождении человека; археологией, быть может. Здесь надо видеть разницу между научным познанием и познанием религиозным. Замечательно сказал Галилей (правда, по поводу космогонии, не антропогенеза), мне нравится его высказывание. Помните, был спор о том, что в центре мира – Солнце или Земля, как устроен Космос. Галилей заметил так: Библия не учит, как устроено небо, Библия учит, как взойти на небо.

Вот примерно то же самое можно сказать об антропогенезе. Церковь не учит и не пытается учить истории развития человеческого вида и рода Homo Sapiens, какова материальная  история развития человека. Церковь этим не занимается. Она занимается тем, как этому человеку – нам с вами – совершенствовать свою жизнь, как ее направить нужным путем. И что мешает этому, что содействует, что противодействует христианскому жизненному пути. Да, в этом понимании нужно видеть происхождение человека Божьей волей как образа и подобия Бога, падение человека, утрату богоподобия и движение по этой земле для восстановления богоподобия – вот о чем говорит Церковь. Вот что нужно нам знать в религиозном плане применительно к нашему происхождению. Первоначальная неповрежденность человека – это важный факт, который поясняет нам наше нынешнее состояние. Если мы исправляемся, почему мы исправляемся? У нас вообще есть возможность исправиться? Да, есть, потому что первоначальный проект человека, первоначальное творение человека было творением безгрешного существа. Потом что-то происходит, происходит надлом, злоупотребление свободой, злоупотребление доброй волей и искажение человеческой природы через грех. Вот о чем говорит Церковь. Этапы антропогенеза, древняя история творения человека, происхождения его, движения его от формы к форме, от подвида к подвиду – это не касается Церкви. Это материальное познание, естественнонаучное знание, с которым Церковь не спорит и не вступает в конфликт. Церковь интересуется человеческой природой, человеческой душой, личностью ради того, чтобы дать нам возможность обрести вечность.

Да, кое-какие конфликты здесь возможны, но это конфликты не смертельные, ни в коем случае. Они становятся источником какой-то неприязни, когда люди читают Священное Писание и утверждают: вот, в Библии написано, что это так, а почему вы говорите, что эдак? На это можно ответить: в Библии не написано, что мы можем проводить телевизионные передачи, разговаривать по телефону и даже электрический свет зажигать. Этого ведь тоже в Библии нет, тем не менее у нас это есть. Мы, получив от Господа дар познания, дар творчества, улучшаем свою жизнь, углубляем свои знания совершенно не по тем каналам, которые изложены в Священном Писании. Я уже Галилея процитировал, а закончу цитатой из Ломоносова: «Не прав тот богослов, который желает циркулем измерить Божью волю, и не прав тот астроном, который желает учиться астрономии по Псалтири». Почти точно я цитирую, но принцип очень важный. Если Ломоносов в ХVIII веке это понимал, то нам в ХХI тем более надо это понимать.

– Вопрос телезрительницы: «При чтении Псалтири первая и вторая “слава” о живых, третья – об усопших. Насколько можно перечислять имена усопших, какое количество? Или только своих родственников?»

– Ваш вопрос понятен, но ответ, может быть, будет Вам не совсем приятен. Это ваше дело, друзья, ваша личная молитва, будь то чтение псалмов, или каких-то других молитв, или свободная молитва своими словами. Не ищите себе устава. Это ошибочная тенденция человеческого устремления к Церкви. Да, хотят приблизиться к Церкви, это очень хорошо, но им кажется, что если он священник, или дьякон, или протодьякон, или архиерей и служит богослужение по церковному Уставу, то дома тоже должен иметь какой-то особый устав, этому уставу следовать, выстраивать себе какое-то, прямо скажем, суеверное правило. Суеверное, потому что личная молитва – это дело каждого человека лично. Понятно, что эта молитва должна быть православная по существу, но ваше дело, какова она будет, когда вы будете поминать живых, когда умерших, когда вообще их не будете упоминать или, наоборот, будете с большим усердием, будете ли вы при этом читать Псалтирь или не будете. А Псалтирь желательно читать, но не ради умерших и живых, а ради того, чтобы слова Псалтири, псалмов входили в ваше сознание, чтобы вы их воспринимали.

Или, может быть, вы будете молиться полностью своими словами? Патриарха Кирилла спросили, можно ли молиться своими словами. Патриарх ответил: своими словами молиться не можно, а нужно. И помните, это место, на котором люди поскальзываются. Они начинают себе выстраивать этот формализм в том месте, где формализм совершенно неуместен, где его не должно быть. В богослужении, в церковном чине он необходим в той или иной степени, иначе, если бы не было церковного Устава, мы бы потеряли закон нашей веры. Помните – закон молитвы – закон веры. А в личной молитве все совершенно по-другому устроено. Формализуя свою личную молитву, люди теряют ее. Поэтому, друзья мои, как вы чувствуете необходимость в вашей личной молитве, так и молитесь.

– Вопрос телезрительницы: «Недавно хожу в церковь, начала исповедоваться. Заметила, что повторяются одни и те же грехи. Как быть – прибегнуть к литературе и выписывать оттуда грехи из списка либо говорить только те грехи, которые касаются лично?»

– Из литературы не надо! Конечно, надо говорить те грехи, которые касаются лично. Важно тут другое, что вопрос, касающийся собственных грехов, исповедания их, – в общем-то, вопрос для исповеди. По телевизору во время передачи или даже в Интернете не получается обсуждать. Некоторые люди пытаются это делать, пишут мне и другим священникам: вот у меня такой грех, я на исповеди хотела сказать так, а как нужно говорить?.. Друзья мои, так не полагается. Исповедь у нас тайная, это таинство. Мы не можем разглашать и не разглашаем никаких подробностей исповеди, но это еще таинство, это таинственный процесс восприятия Божьей благодати. Поэтому не надо устраивать себе репетицию исповеди, это никуда не годится. Повторяются грехи – расскажите священнику, что вам мешает жить.

Тривиальное дело: человек не может бросить курить. Он собирается бросить, но не может, не хочет, и в конце концов, если он сознательно к этому подходит, он курить бросит. С Божьей помощью, при пастырском совете священника. Может быть, и при медицинских средствах, которые помогают людям избавиться от никотиновой зависимости, в конце концов победа над грехом достижима. Помните, раз уже об этом зашел разговор, что некоторые грехи, точнее греховные качества, остаются с нами навсегда, это можно гарантировать. Например, такие качества, как гордость, самомнение, невнимание к ближнему, к сожалению, присущи человеческой природе. Мы можем сказать: раньше я выпивал лишнего, а теперь алкоголь не принимаю совсем. Можно сказать? Да, слава Богу. Но кому из вас придет в голову сказать: «Я раньше был гордым, а сейчас стал смиренным»? Это просто смех сквозь слезы, такое невозможно. Значит, помните об этом, это надо принимать в расчет.

– Вопрос телезрительницы: «Умер муж. У нас двое детей, мы прожили 25 лет, но не успели обвенчаться. Кто мы друг другу теперь?»

– Брак один, дорогие друзья. Нет двух разных браков – церковного и гражданского, есть один брак, союз мужчины и женщины, мужа и жены, который скрепляется гражданской властью и церковной благодатью. Если второго скрепления не произошло по какой-то причине – печально, увы, приходится с этим смириться, но вы все равно муж и жена, и тут никаких сомнений быть не может. Церковь в своей «Социальной концепции», недавно принятом документе о канонических аспектах церковного брака, подтвердила это очень важное суждение, что брак один и что нет никаких оснований отвергать гражданский брак, только без кавычек гражданский, настоящий гражданский брак. Ни в коем случае не допускайте такого заблуждения. Но и не путайте гражданский брак реальный с «гражданским браком» в кавычках, которым не очень разумные люди обозначают внебрачную половую связь. Это нас не должно затрагивать.

– Следующий вопрос: «Последнее время чувствую охлаждение к молитве и к храму. Как вернуть теплое чувство в духовной жизни и укрепить свою веру?»

– Тут, друзья мои, ключевое слово – «чувство». Мы помним, что душа человека, человек, личность имеет три составные части своего душевного строя, или три душевные силы: это сила интеллекта, или рассудка; сила волевая, волевое направление; и эмоциональная, чувственная. Так вот, у каждой из них есть свои особенности, своя специфика. Чувственная часть характерна тем, что мы ею не управляем – ни изнутри, ни снаружи. Господь, конечно, над ней властен, это в любом случае, но сказать «я хочу исправить свои чувства» – это без толку. Все равно как исправить погоду или время года. Это вне нашей власти, мы должны эти чувства правильно воспринимать, оценивать и правильно на них реагировать. Многообразие чувств всем совершенно очевидно – начиная от вполне известных нам чувств в сексуальной области и кончая совсем простыми. Вот я хочу спать, например. Как мне избавиться от этого чувства? Можно выпить два стакана кофе, а сплошь и рядом этого совершенно не нужно делать, надо просто потерпеть. Звонит будильник, я хочу спать. Но надо встать, идти и заниматься своим делом, а не рассуждать о том, как мне избавиться от того, что я хочу спать. И так далее. Вот пост наступил, а я хочу мороженого. Один человек скажет: хочу – потерплю, вместо мороженого съем яблоко. А другой будет сидеть и рассуждать, какой он плохой, почему он хочет мороженое в пост. Не нужно этого делать.

Задача человека – независимость от чувств. У человека нет задачи избавления от чувств, есть задача независимости от чувств, свободы, потому что независимость есть свобода. Восстановление или укрепление человеческой свободы и дает нам возможность жить и не быть рабами наших чувств.

– Вопрос телезрителя: «Я был во многих краях и областях. Не кажется ли вам, что Церковь сегодня сидит у себя в церкви и не выходит в народ?»

– На самом деле вопрос серьезный. Наш вопрошатель буквально затрагивает тему, о которой говорили и покойный патриарх Алексий II, и ныне здравствующий Патриарх Кирилл: о том, что Церковь должна двигаться вовне своего сегодняшнего бытия. А почему это так, почему именно сейчас такая проблема возникла? Потому что были времена большевизма – конечно, уже 25 лет прошло, даже больше, а для Церкви-то это совсем небольшой срок. Мы, Церковь, были со страшной силой зажаты, принуждены оставаться в очень узких рамках приходов, приходской жизни. Скажем, такое элементарное дело, как приходская школа, было немыслимо во времена большевизма, можно было в тюрьму залететь за организацию приходской школы, а родители могли лишиться родительских прав, что время от времени и происходило. Но с тех пор эти внешние ограничения сняты, а внутренние ограничения, неспособность движения вовне (которое, кстати, присуще многим инославным конфессиям, в том числе римо-католицизму, некоторым евангелическим конфессиям) у нас остались. Причин тому много, но задача такая действительно есть.

Хорошо говорил Патриарх Кирилл (и не раз) о том, что слово «приход» – ключевая единица христианской жизни; место, куда люди приходят. А Патриарх говорит: пора уже движение в приход, прихождение в Церковь заменить движением на выход, чтобы Церковь, прихожане и духовенство выходили за рамки прихода, двигались по всем направлениям нашей общественной жизни, нашего общества, нашего народа. Что, скажем прямо, нравится не всем. Это и при большевиках не нравилось, мягко выражаясь; просто нам не давали такой возможности. Сегодня еще остаются люди, мнения и суждения, иногда идеологии, которые нам пытаются это запретить. «Религия – личное дело каждого, сидите в своих приходах, своих храмах, нечего нам тут указывать». А мы ничего не указываем, но когда Церковь говорит, то люди воспринимают это всерьез, а недоброжелателям Церкви это не нравится, и они пытаются подать дело так, что Церковь начинает людьми управлять.  Церковь говорит: прекратите внебрачные половые связи. «А вы нам указываете...» Нет, мы вам не указываем, мы рассказываем, мы вам советуем, что брак должен быть браком, а внебрачные связи присущи скотам. Мы никому ничего не указываем, просто напоминаем. Но им это не нравится, потому что совесть-то есть у людей. Совершают грехи, а совесть-то жива. Они хотят, чтобы совесть спала. Мы движемся своим путем, они своим, поэтому наш телезритель был совершенно прав. Мы должны употреблять все наши усилия вслед за священноначалием Церкви. Вслед за епархиальными преосвященными, за духовенством каждый мирянин заботится о том, чтобы выходить из пределов своих приходов, семей, православных сообществ во все сферы общественной жизни.

– У нашего телезрителя была вторая часть вопроса, которую он не успел озвучить. Усложняется общение внутри прихода между богатыми и бедными прихожанами...

– Я думаю, всякие неприятности бывают, но это уже никак не характерно для современной жизни. Наоборот, русские люди, наши сограждане, привыкают к тому, что материальное благосостояние у всех разное, доходы разные, расходы тоже, и это факт жизни. Равных людей нет, уравниловка недопустима в социальной жизни, поэтому действительно есть люди побогаче, победнее, так же как есть люди высокого роста и небольшого роста, есть толстые и тонкие. Представьте себе, кто-нибудь сказал бы: что это у этого дядьки рост метр девяносто, а у меня только метр семьдесят пять, это несправедливо. Давайте ему ножки подрежем, а мне дайте ходули. Ну глупость, простите меня. Точно такая же глупость. В христианской жизни нормально устанавливаются добрые, христианские, братские отношения между людьми разного уровня достатка. Мы это видим, слава Богу, это реализуется в нормальных ситуациях. А у кого есть зависть или, наоборот, чванство (оба качества отвратительны), то пускай каются, исправляются.

– Вопрос телезрительницы: «У меня сын сильно воцерковленный, если есть такое понятие. Пятнадцать дней ему осталось, он подается в монастырь, на Валаам, ему пришло пригласительное письмо – трудником для начала. Но я как мать плачу. Я понимаю, что разлука будет не на день, не на два, а возможно, и навсегда... Для меня и дорого туда ездить. Как мне это принять? Как христианка я понимаю, он идет служить Богу, благое занятие, не каждому такое счастье дано, но как мать плачу».

– Женщине Господь дал дар слез, и это очень хорошо. У нас, мужчин, их нет. А у женщин они есть, они дают женщине возможность легче воспринять неприятности. Для матери не очень приятно, сын выбрал монашеский путь. Вы говорите: как принять? А что принимать, это уже факт жизни... Очень хорошо, это же доброе дело делает сын. Вы же не будете его отговаривать или грозить. Скажите: «Сынок, молодец, слава Богу, Господь с тобой. Обо мне только не забывай, молись, а там уже увидим, как с тобой встретимся и что к чему». Вы материнских слез не смущайтесь, не стесняйтесь. Это нормально для женщины, для матери. Пусть Ваш сын запомнит материнские слезы. Пусть он их помнит, когда будет о Вас молиться, его молитва будет сильнее, активнее, эффективнее. Будет он Вас помнить, будет Вам писать, звонить. Слава Богу, в наше время техника работает. Я помню свое детство, какие-то были фантастические истории про видеотелефоны, когда человек может говорить по телефону и при этом видеть своего собеседника! Сегодня только ленивый не пользуется этими смартфонами, где он сразу видит всех подряд. А вспомните еще пару поколений назад, три-четыре поколения, сама возможность говорить по телефону тоже была сказкой. Так что все возможности есть, развитие нашей техники дает вам прекрасные возможности и способности остаться с Вашим сыном в добром общении, сохранить все то доброе, что между вами есть. Так что все прекрасно.

– Вопрос: «Для чего нужна церковная иерархия и что об этом говорится в Евангелии?»

– В Евангелии говорится очень просто; «... поставить тебя епископом», – пишет апостол Павел Тимофею. Апостолы, епископы (наследники апостолов), пресвитеры, дьяконы, служители – разные задачи выполняют люди в Церкви. Помните, друзья, что сам по себе человек перед лицом Господа стоит независимо от своего церковного ранга, сана или дохода, (или, как мы говорили, массы тела или роста). Все мы – любимые дети нашего Небесного Отца. Но любимые дети – не значит, что мы здесь одинаковы. Нет одинаковых людей, все люди разные. Это отличие равноправия, или равноценности, от равенства часто упускают из виду, из-за этого много всяких неприятностей. Равенства нет, люди все разные, все уникальные.

В обычной семье возьмите: у кого трое-четверо, у кого и больше детей. Мама их любит? Любит. Она может сказать: этого я больше люблю, а этого меньше? Нет, нормальные родители любят всех детей одинаково, причем самоотверженно, без ограничений. И все дети разные, они тоже этому не удивляются ни капельки. У одного есть способность к музыке, у другого к баскетболу, у третьего к кулачному бою, у четвертого к иностранным языкам. И это никого не удивляет. Почему же мы должны видеть нашего Небесного Отца по-иному? Та же самая картина. Поэтому разница всех этих людей не должна Вас удивлять.

– Вопрос телезрительницы: «Можно ли вышивать в воскресенье и в праздничные дни?»

– Ой, любимый мой вопрос...

– «Второй вопрос. Я хочу вышить икону Казанской Божией Матери, маленькую. Лик нанесен на холст... Благословите ли Вы на такое дело?»

– А если Вы захотите скворечник сделать, например, или яичницу жарить, Вы тоже думаете, кто бы Вас благословил? Наверное, нет. Зачем себе нагнетать на плечи такие бремена? Мы живем в свободной стране, хотите вышить икону – вышивайте. Хотите в воскресенье – в воскресенье вышивайте. Это опасная тенденция. Я всегда цитирую участника наших телепередач отца Дмитрия Смирнова, который на эти вопросы – можно, нельзя, какой день, сколько чего – всегда напоминает о том, что во времена Христа были фарисеи, которые в этом деле (что, когда, сколько, в каком размере, все эти формальные стороны) знали прекрасно. Пришел Христос, и они Его распяли. Это нам напоминание, друзья мои: не впадайте в формализм. Опасайтесь его как огня. Вышиваете икону – вышивайте. Если бы Вы хотели узнать, можно ли ходить на красный свет, тут Вам гражданский закон сказал бы, что этого делать не надо, иначе Вас оштрафуют. Если какое-то греховное дело задумали бы, зарезать кого-то – уже не только гражданский закон, уже и нравственные принципы Вам скажут, что этого делать не надо. А вышивание иконы – ну что за вопрос?..

– Вопрос: «В чем отличие смирения перед Богом и перед людьми? Слышала, что истинное смирение может быть только перед Богом, а смирение перед людьми – ложное».

– Тут, конечно, опять формализм некоторый, такая словесная игра… Как понять, что такое смирение? Смирение, я бы сказал вместе с церковными авторитетами, – поставить себя на второе место. Или на последнее. И перед Богом, и перед людьми. Всегда ли это надо делать, вот вопрос этой женщины. Перед Богом мы всегда стоим на последнем месте. Перед людьми всегда ли? Если вы бригадир, а ваши подчиненные, вместо того чтобы копать яму или разгружать вагоны, сели и водочку квасят – извините, ваше смирение будет очень неуместно. Вместо того чтобы задать им трепку как следует, вы смиряетесь, может, с ними вместе еще и опрокинете по стаканчику. Это будет очень неуместно. Если вы командир взвода спецназа, а ваши солдаты начинают вами управлять, вместо того чтобы вы ими управляли, это очень неуместно. Вот так. Так что ставить себя на последнее место или позади других людей – вопрос обстановки, вопрос обстоятельств. Ставить себя после Бога – вопрос абсолютный, неизменный, это всегда необходимо, всегда исполнять Его волю. Вот, наверное, такая простая разница поможет понять, в чем дело.

– Вопрос телезрительницы: «Чем отличается ум от разума, а разум – это то же самое, что и рассудок?»

– О, такие вопросы действительно сложны, сейчас объясню почему. Потому что терминология, названия разных качеств человеческой природы в христианском православном понимании, как правило,  будут переводами с греческого. Греческий язык ничем не беднее русского, и там тоже много разных слов, которые имеют достаточно расплывчатое, широкое значение. Когда их переводили на русский или на церковнославянский, то количество разных значений, смыслов еще увеличивалось. То, что вы у одного автора находите под одним названием, у другого найдете под другим, у третьего под третьим, четвертый будет это все объединять в одно, пятый будет опять разделять, и тут будет такая сложность, если не сказать путаница, которую нам совершенно распутывать не нужно.

Нам нужно понять, я вот говорил в ответ предыдущему вопрошателю, что мы разделяем три компоненты в человеческой личности: компоненту рассудочную, чувственную и волевую. Как их разделить, в двух словах скажу, точнее – напомню вам. Рассудком, интеллектом человек подобен в чем-то чему или кому? Машине. Стало ясно в последние десятилетия, когда развивается так называемый искусственный интеллект, вычислительная техника принимает на себя то, что еще лет сто тому назад было совершенно однозначно присуще только человеку. Кто бы мог сказать лет сто назад, может ли машина играть в шахматы так, чтобы обыгрывать гроссмейстера? Нет, конечно. Это человеческий интеллект, это разум, ум. Сегодня – пожалуйста, можно в магазине такую машину купить. Ну, про гроссмейстера не знаю, но уж перворазрядника точно обыграет простейший приборчик, который вы купите в магазине детских игрушек. Это рассудок, интеллектуальная сторона человека.

Чувственная сторона человека сближает с кем? С животными. С высшими животными, наверное, все-таки не с мухами, не с клопами, но с собаками, кошками, лошадьми. Лошадей мало осталось, но если почитать книги XIX века или начала ХХ, когда лошадь была полноправным участником человеческой жизни, особенно для воинов, кавалеристов, у вас никаких сомнений не будет, что и лошади присущи те же самые эмоциональные импульсы, качества, которые присущи человеку. Так же и собакам, и кошкам, все это хорошо знают. Есть замечательный автор Джеффри Массон, который живет в Новой Зеландии. Он распространяет эту эмоциональную составляющую жизни вообще на всех высших животных, написал знаменитую книгу «Когда слоны плачут». Так что современное развитие науки о животных нам доказывает, подсказывает, подтверждает, что эмоциональный строй присущ животному миру.

Воля. Если здесь у нас машины, тут животные, то куда идет воля? А волей мы сходны с Богом. Человек создан по образу Божию, и если посмотрим целый ряд святоотеческих сочинений – святителя Григория Нисского, мы видим, что свободная воля есть одна из форм реализации образа Божьего в человеке. Если собака, не дай Бог, укусит человека, полицейский может ее застрелить. Печальный случай, собака погибла. А виноват будет хозяин собаки, который ее выпустил, или городская администрация, если собака бродячая: вместо того чтобы ее вовремя нейтрализовать, ей дали гулять по улицам города и кусать прохожих. С этих людей спросят, потому что им была дана свободная воля на реализацию их задач перед лицом общества. А собака, увы, погибла; печально, но никто не скажет, что у нее была свободная воля кусать или не кусать. Это не наш вопрос. Наш вопрос – наша свободная воля, на основании которой мы строим понятие своей ответственности перед Богом. И перед людьми.

– Вопрос телезрительницы: «Характер у меня такой, я все спешу, пытаюсь везде успеть, тысяча дел, работа, внуки, семья. Я такое выражение услышала – дьявольское поспешение. Меня это очень взволновало, что это такое?»

– «Поспешение» в этом выражении – это содействие дьяволу. Поспешествующий – значит содействующий. Я надеюсь, дорогая Людмила, что вы дьяволу не содействуете. Это было бы слишком круто уже. А что касается Вашей способности быстро, толково, оперативно делать разные добрые дела – это прекрасно. Благодарите Господа за эти возможности. И вот только что мы говорили о трех компонентах человеческой личности – употребляйте Ваш рассудок, чтобы все соизмерять. Если Вы сразу возьметесь за десять дел, сообразите, что пять Вы успеете сделать, а вторые пять отложите на потом, и будет у Вас добрая и прекрасная жизнь.

– Может быть, еще несколько слов о преподобном Сергии?

– Друзья мои, почитайте житие преподобного, только хорошее житие, первоначальное. К сожалению, жития святых иногда обладают тем качеством, что они превращаются в какие-то волшебно-сахарные истории, а это не очень хорошо, не надо этого делать. Есть сравнительно знаменитый человек, теперь он уже епископ на Кольском полуострове, владыка Митрофан Баданин, он возглавил движение за восстановление подлинного содержания житий святых, которые могут содержать разные жесткие, серьезные истории. Истории с преподобным Сергием тоже посмотрите. Был момент, когда его просто выгнали из собственного монастыря собственные его собратья, выгнали на мороз. Он ушел, а потом вернулся, удалось восстановить мир.

– Почему выгнали?

– Недовольны были его строгостью, требовательностью. Может быть, его молитвенностью или неземным характером его личности. Кто теперь знает, это было шестьсот лет назад. Мы иной раз не знаем, что было три дня назад, почему произошел какой-то конфликт. Поссорились муж с женой или игумен с монахом. Почему, кто его знает, поссорились и поссорились. А это было шестьсот лет назад. Почитайте, посмотрите, подумайте. Посмотрите его место, другой аспект его роли в истории русского народа. Какое это было время? Как князья друг другу перегрызали горло, да еще и Золотую Орду к этому делу привлекали. Князь на князя доносил в Орду, чтобы ордынские воины грабили и уничтожали земли его соседей. Это дело удалось переломить. Мы говорим: Троица, образ Троицы, реализованный в сознании человека, привел к восстановлению христианского единения русского народа. При преподобном Сергии, можно сказать, было положено начало тому, что мы называем российской нацией. Если завершение этого было (наполеоновские войны, объединилась Русь, народная Отечественная война), это XIX век, а началось-то когда? В XIV веке. Так этот процесс и шел.

Ведущий Денис Береснев

Записала Маргарита Попова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы