Беседы с батюшкой. Воспитание через книгу

8 июля 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы отвечает клирик храма иконы Божией Матери "Знамение" в Кунцеве священник Александр Дроздов. 

– Прежде чем говорить о нашей теме, хотел бы попросить Вас рассказать о сегодняшнем празднике – памяти святых благоверных князя Петра и княгини Февронии. Думаю, что об этом сегодня важно поговорить.

– Действительно, сегодня кроме воскресного дня Церковь отмечает память святых благоверных князя Петра и княгини Февронии. Кроме всего прочего, этот день отмечается на государственном уровне: с 2008 или 2009 года он стал упоминаться в средствах массовой информации как День семьи, любви и верности. Он был приурочен к памяти святых благоверных Петра и Февронии, так как их жизнь, их подвиг самоотречения и самопожертвования ради друг друга и, конечно, во имя Христа для всех нас являются примером, светлым образцом настоящей, действенной христианской любви, верности друг другу. Хотелось бы пожелать стяжать это в своей жизни каждому человеку, каждому христианину. Тем более семейному человеку, для которого семья и супружеская любовь имеют огромное значение.

– Жизнь святых Петра и Февронии является для нас примером. Но так как наша сегодняшняя тема – «Воспитание через книгу», хочу обратить внимание, что «Сказ о Петре и Февронии» является примером хорошей литературы, которая несет высокие ценности. Этот «Сказ»  не совсем церковная книга, каково ее происхождение?

– Если говорить об этой агиографической повести, или легенде, естественно, здесь присутствует так называемая агиография – момент жития этих святых. Есть в ней и некоторые исторические моменты. Хотя я читал, что многие исследователи спорят, говоря, что историчности в этой легенде достаточно мало, что это в большей степени миф. Но все мы должны помнить, что и жития святых, в особенности древних святых, кроме историчности имели в себе и некоторый художественный элемент. Поэтому агиография – жизнеописания святых – выделена в отдельный литературный жанр.

Это не историческая книга, не историческая литература, а литература агиографическая. Что это значит? Исторический момент, конечно, может не вполне соответствовать реально истории: где-то могут быть какие-то расхождения или сплетения древних сказаний и повестей с историческим моментом. Но важно то, что влияние агиографической литературы и влияние непосредственно этого сказа на сердца людей положительное, христианское, потому что здесь говорится о Боге, о вере людей, жертвенной любви, о той любви, которую один человек может подарить другому, вплоть до своей жизни. Через эту любовь друг к другу, любовь к своим ближним, через супружескую любовь мы учимся любви к нашему Создателю. Поэтому то, что несет эта древняя повесть, очень важно для нас.

Может быть, она не совсем исторична, была придумана позже, как говорят; возможно, появилась уже в XV–XVI веках, но появилась не беспочвенно, а на некотором фундаменте, историческом основании и несет в себе воспитательный момент, хотя и в художественной форме. То, о чем мы сегодня и говорим, – о воспитании через литературу.

– Наверное, справедливо будет сказать, что в художественной литературе не так важна достоверность, сколько то, как она воздействует на читателей, какой эффект имеет для души. Каковы качества хорошей художественной литературы?

– Понятно, что если брать литературу в целом, то это огромный пласт: и педагогическая, и историческая, и богословская литература, и жития святых – агиографическая; научная литература, публицистика. И есть огромный пласт художественной литературы.

Без сомнения, художественная литература бывает разная, но, как мы уже сказали ранее, хорошая художественная книга (а мы будем рассуждать с точки зрения православного христианина), во-первых, должна нести или, по крайней мере, подразумевать традиционные нравственные христианские ценности. Во-вторых, она должна как-то развивать человека. Ведь мы говорим, что человек читающий не только получает информацию, но у него еще формируется некий образ мышления, самосознание, формируется его язык, даже можно сказать – литературная речь. Очень часто можно встретить человека читающего, побеседовав с которым, мы сразу отмечаем, насколько развита его речь. Если мы разговариваем с человеком, который редко держит в своих руках книгу, то сразу понимаем это.

Сейчас, к сожалению, и молодежь, и среднее поколение читают очень мало. Или читают какие-то фрагменты из Интернета, публицистику, новостные заметки; либо переписываются на форумах и в соцсетях небольшими сообщениями, ставят так называемые лайки. К сожалению, это не может развить речь человека, его язык, не может помочь развитию его личности. Поэтому человек, который читает художественную литературу, гармонично развивается. Человек, ограничивающийся только Интернетом и перепиской в соцсетях, к сожалению, затормаживается в своем развитии. Поэтому можно призвать нашу молодежь, наших детей, чтобы они не ограничивались только интернет-заметками, а все-таки погружались в необъятный, богатый, красивый мир художественной литературы.

– Как можно заинтересовать молодежь этим миром художественной литературы, когда вокруг так много яркого, казалось бы, интересного и в Интернете, и по телевизору? Как можно вызывать живой, неподдельный интерес к литературе?

– Это сложный вопрос. Тут можно очень долго рассуждать, и мне кажется, можно собрать комиссию, чтобы она работала не один год и думала, как все-таки привлечь к этому людей, а в особенности нашу молодежь и детей. Потому что любовь к литературе начинается с детского возраста. Как можно привлечь их к тому, чтобы они все-таки читали больше хорошей литературы? Потому что художественная литература тоже бывает разная. Есть легкая литература, к сожалению, достаточно пустая, которая не заставляет думать. Да, мы погружаемся в нее, у нас просыпается какой-то интерес. Это тоже положительный момент, потому что если есть хороший литературный стиль, человек все равно как-то развивается, начинает думать, в голове у него остаются какие-то фразеологизмы, он обогащает свой словарный запас. Но то время, которое он будет затрачивать на чтение этой литературы, все равно не оправдывается, потому что литература, скажем так, низкого формата не несет в себе тех духовных ценностей, которые важны для человека и которые мы можем видеть в нашей классической литературе: у Пушкина, Достоевского, Гоголя, даже у Толстого.

Немного отвлекусь от темы, чтобы назвать примеры хорошей современной литературы. У нас есть Патриаршая православная премия, литературные конкурсы, которые проводятся Издательским советом Русской Православной Церкви, конкурсы под эгидой Православной Церкви. Есть авторские и издательские конкурсы, которые выявляют авторов. Не буду называть имена, чтобы не делать рекламы какой-то конкретной книге, все это можно найти в Интернете, посмотреть в средствах массовой информации, кто стал лауреатом в прошлом и позапрошлом году. Эти конкурсы проводятся уже не первый год: «Просвещение через книгу» – более десяти лет, Патриаршая литературная премия – семь или восемь лет; уже много лауреатов. Если ознакомиться с этой литературой, если ее читать, то мы не только будем развиваться как гармоничные личности, но еще и обогащать свою душу, развивать свой дух, поднимать свое нравственное сознание на новый уровень.

Что касается привития любви к чтению, особенно у молодежи, то скажу, что это достаточно сложно. Могу сказать даже на примере своих детей. Старшему сыну 12 лет, у него Интернет, компьютер, ему интересно что-то свое, но читать книгу его не заставишь, ни научную, ни художественную. Уже говорю ему: «Дорогой, читай, пожалуйста, что тебе нравится, что интересно. Нравятся приключения – пожалуйста. Нравится фантастика – есть фантастика. Надо обогащаться, развиваться, чтобы грамотно писать, потому что через чтение мы учимся грамотно писать, учимся русской словесности». Нет. Не хочет, и все. Но пытаемся, конечно. Даже если ему интересен компьютер, какие-то современные технологии или нравится моделировать что-то из дерева, столярничать, бери какую-нибудь книгу по столярным работам, по моделированию и читай что-то по истории этих работ. Если такой книги дома нет, то все сейчас доступно в Интернете. Не надо проводить время в соцсетях, а можно скачать любую книгу на планшет или даже распечатать на принтере и ознакомиться с ней, почерпнув для себя что-то новое. Таким образом, постепенно, постепенно, может быть, проснется и любовь к чтению.

А двое других детей (семи и шести лет) читают с удовольствием. Причем тот, которому сейчас семь, начал читать в три года, никто его не учил, он сам взял книгу, сам выучил буквы и сам начал читать. Смотрю, он читает, пишет, уже пытается создавать книгу. Кулинарные книги у него есть. Человеку самому интересно. И второго сына без книги не увидишь. Он поиграет, поиграет, вдруг смотрю: сидит с книгой, читает. Он любит читать вслух остальным детям. Когда вечером кто-то ленится читать, просят его. Он садится, берет, например, «Библию для детей», которая ему очень нравится, или какие-то детские познавательные энциклопедии, которые тоже очень нравятся.

Если дети ленятся читать сами, то пусть слушают. Откуда это просыпается, я не знаю, потому что иногда не учишь ребенка и не заставляешь, а смотришь: он сидит с книгой. А другого учишь и заставляешь, а он к книге холоден. Здесь нужно именно прикладывать усилия: пока маленький, нужно, наверное, все-таки где-то принуждать к этому. Если взять музыкантов, даже выдающихся, в том числе тех, которые много лет как отошли ко Господу и чьи воспоминания мы читаем, то они абсолютно не любили музыку, не хотели играть на музыкальных инструментах, но папа стоял с розгами и просто заставлял их. Так было и с Моцартом, и с Паганини, и с другими великими композиторами. Без родительского участия, если бы надеяться только на то, что любовь проснется сама, она бы и не проснулась. Поэтому иногда здесь нужна дисциплина.

А когда человек уже становится взрослее и ему не хочется чего-то делать, то ведь ему много чего не хочется: не хочется рано вставать, не хочется идти на работу, убираться дома, поэтому многое приходится заставлять себя делать. И вот так же надо заставлять себя читать книги, в особенности духовные. Иногда бывает скучно, и не каждому бывает интересно, а здесь надо именно заставить себя. Таким образом мы воспитываем самих себя, воспитываем самодисциплину и благодаря этому получаем духовный опыт через чтение Евангелия, духовной литературы и, конечно же, художественных книг.

– Может быть, в духовном плане человеку будет даже более полезно, если он все-таки читает, преодолевая себя, нежели на волне интереса?

– Здесь двоякий момент. Вот человек приходит в Церковь, ему интересно молиться, у него молитвенное рвение, он говорит: «Батюшка, у меня так хорошо идет молитва!» Я отвечаю: «Замечательно, слава Богу!» К сожалению, не у каждого человека это есть. Точно так же и с чтением. Иногда это действительно великий труд, и когда человек преодолевает себя, в любом деле (чтения, молитвы, какого-то послушания), когда он заставляет себя, то, совершая такой труд, в духовном плане он становится на ступеньку выше. А когда ему это просто интересно и любопытно, то такого саморазвития не происходит, ты просто удовлетворяешь свой интерес, свои потребности. Конечно, ты получаешь пользу от чтения, но в таком случае нет преодоления самого себя.

Если возвращаться к нашей теме, то через самопреодоление, через принуждение себя в том числе к чтению человек, конечно, получал бы большую пользу. Поэтому даже если не хочется читать, все равно читайте, но берите тогда уже не развлекательную литературу, а литературу духовную. И, конечно, православный христианин должен каждый день прочитывать хотя бы немного из Евангелия, потому что это такая же духовная пища, как и молитва.

– Даже когда не хочется, нужно себя к этому понуждать?

– Когда не хочется, то тем более.

– Не отвлекает ли чтение светской художественной литературы от духовных вопросов?

– Думаю, что чтение светской художественной литературы – это один из этапов формирования личности. Когда человек становится уже более крепким в вере (не скажу, что ближе к Богу, потому что только Бог может судить, кто к Нему ближе), может быть, ему уже не нужна художественная литература. Здесь он уже читает Евангелие, жития святых и, конечно, творения святых отцов, которые, без сомнения, намного сложнее и полезнее любой другой литературы.

– То есть у человека естественно пропадает интерес к светской художественной литературе и возникает интерес к более сложной и глубокой?

– Наверное, да. Но не скажу, что нужно полностью отказаться от чтения художественной литературы, тем более той высокой художественной литературы, о которой мы говорили. Может быть, иногда стоит ознакомиться, а иногда у человека, особенно светского (не будем брать монахов), бывает такое настроение, когда хочется больше радости или, наоборот, больше погрустить. А именно такая литература и заставляет нас немного рефлексировать, как-то эмоционально проявлять себя. Думаю, нет ничего плохого в том, чтобы уделять какое-то время хорошей художественной литературе. Но если потребности в ней нет, а есть потребность в чтении святых отцов, Евангелия, то, конечно, это только приветствуется. Потому что, с моей точки зрения – я никого не принуждаю, – духовная литература выше, чем светская художественная, даже очень хорошая.

– Говоря о художественной литературе, наверное, важно обращать внимание на личность автора, на его качества, на его духовный уровень. Выбирая книгу, наверное, стоит поинтересоваться, кем был автор, как он жил. И только узнав это, читать те произведения, которые вышли из-под его пера…

– Здесь опять же можно и согласиться, а можно и немного поспорить. Например, взять Льва Николаевича Толстого: у него замечательные произведения, это наша классика, которой мы гордимся и которую читают во всем мире. За рубежом даже Пушкина так не знают, как Льва Толстого и Достоевского; это, наверное, два самых известных писателя. Голливуд снимает фильмы по их книгам. Не так давно вышел американский фильм «Война и мир»; если кто не смотрел, можно посмотреть, так как интересный фильм. Но лучше, конечно, почитать. А личность Льва Толстого очень спорная. Мы знаем, что своей религиозной, а точнее, псевдорелигиозной деятельностью он отлучил себя от церковного общения, не причащался, не исповедовался. Вроде бы у него были какие-то намерения вернуться в Церковь, но, к сожалению, он не успел сделать этого до конца своих земных дней. Господь ему судья, мы все-таки не знаем, как он жил и что у него было в душе. Но если судить в целом, то человек вроде бы не совсем православный, а литература у него действительно хорошая, действительно во многом является примером для всех наших современных писателей. Наверное, мало кто может сравниться с ним, все-таки это классик высокого уровня.

Если говорить о Достоевском, то хотя его произведения в религиозном плане в чем-то выше, личность его тоже неоднозначна, особенно те идеи, которых он придерживался в молодости, да и потом тоже. То есть все-таки жизнь автора и влияет, и в то же время не влияет... Но недаром мы называем труды тех писателей, которые не прославлены в лике святых, собранием сочинений, а труды святых отцов, причисленных к лику святых, собранием творений. Все-таки разница есть: там сочинения (человек сочинил), а у святого творения, то есть человек сотворил нечто, уподобившись Творцу. Это не просто сочинительство, а уже творение; в духовном плане слово «творение» намного выше, чем «сочинение».

– Другой источник.

– Конечно. И другая цель.

– Как Вы думаете, отец Александр, молодые авторы, которые только начинают писать, может быть, не имея какого-то жизненного опыта, могут написать что-то достойное, весомое и действительно нужное людям? Или все-таки им следует сначала пожить, набраться опыта и только после этого браться за литературный труд?

– Я думаю, что могут написать, потому что тому есть и примеры – наши великие поэты и писатели: Лермонтов, Пушкин, чья жизнь была прервана, когда они были еще совсем молодыми. Но за это время они уже успели создать свои фундаментальные сочинения и в прозе, и в поэзии. Конечно, если сравнить ранние сочинения Пушкина и Лермонтова, мы видим, что меняются оттенки, значения, меняется смысл, потому что меняется сам человек, он развивается, получает опыт. Я даже слышал, что многие писатели из тех, кто начинал писать в молодости в поэтическом жанре (в молодости сердце рвется больше, и хочется выразить чувства через поэзию), в зрелом возрасте часто переходили к прозе. Может быть, проза более сухая, но в ней больше рассуждений, больше трезвых мнений. Но это лишь одно из мнений одного из современных писателей.

Конечно, человек развивается, но думаю, что молодые авторы могут быть талантливы и могут подарить нам великолепные произведения.

– Кроме искусства писать книги есть еще искусство читать книги. Как следует читать литературу, чтобы она приносила истинную пользу?

– Конечно, здесь нужно внимание – читать рассуждая, а не просто знакомиться с информацией. Даже если мы всё великолепно запомнили, но не проанализировали, пользы будет мало. Мы почерпнули информацию, но не может ею оперировать. Наверное, к любой литературе, с которой мы встречаемся, надо относиться несколько критически, даже читая духовную публицистику современных авторов. Святые отцы общепризнаны, с этим не поспоришь. Хотя в свое время были паламитские споры и т.п., были разночтения и разногласия, и если мы разбираемся в духовной литературе, то видим, что какой-то святой отец в определенном вопросе уходит немного в сторону – и на соборе все-таки было принято несколько иное решение. Здесь нам не нужно что-то самим домысливать и анализировать, потому что мы уже знаем, какие решения были приняты, что было одобрено Церковью, а что нет и как она относится к тем или иным творениям святых отцов.

Что касается современной публицистики даже духовного порядка или заметок и статей современных авторов и священников, которые мы встречаем в Интернете, тем более  художественной литературы, светской публицистики или исторической литературы, то сейчас пишется очень много. Много и графоманов, и сочинителей, которые выдают какие-то выдумки и мифы за достоверность. Огромной проблемой является то, что сейчас у нас идет пересмотр истории, особенно истории России. В западных источниках также широко пропагандируется пересмотр итогов Великой Отечественной войны и Второй мировой. Как происходит этот пересмотр? Через литературу – публикуются какие-то новые произведения и статьи, в которых все переиначивается, а современный человек, тем более если он не получил хорошего образования или учится в школах, где присутствуют какие-то западнические идеи,  принимая информацию, не анализируя ее и не сравнивая с другими источниками, заражается ложной идеей. Мы знаем, что эти ложные идеи, к сожалению, приводят нас к оранжевым революциям, переворотам и в итоге к войнам. А если бы человек все же анализировал, знакомясь с тем, что ему дают, сравнивал с другими источниками, основывался не только на однобокой информации, но пытался почерпнуть и другую, то, наверное, не было бы тех бед, которые постигают нас в современном мире.

– Какова должна быть мера чтения? Может так произойти, что литература превратится в область интеллектуального блуждания, оторванную от жизни. Как это предотвратить и установить ту самую меру для литературы в жизни человека?

– Могу сказать по опыту своих прихожан. Иногда рассказывают: приходит муж с работы, ложится, начинает читать. Вроде бы хорошо: он не ходит где-то по улице с друзьями, не сидит в Интернете, а, как у нас говорят, запоем читает и художественную литературу, и публицистику. Он постоянно на диване с книгой, газетой, постоянно читает, читает книгу за книгой, а по дому ничего не делает: дети брошены, дома ничего не отремонтировано, гвоздь не вбит, лампочки перегорели... Мне кажется, что это тоже крайность. Если брать именно светских людей… У них время все-таки ограничено, потому что надо и поработать, а, придя с работы, не развалиться на диване, пусть даже с чтением духовной литературы, а накормить детей, позаниматься с ними, что-то почитать им вслух, сделать необходимую домашнюю работу – уделить внимание своим близким и родным, а не только себе. Это должно быть на первом плане, а если после этого остается свободное время, тогда можно что-то почитать для себя. Одно другому не должно мешать.

Поэтому дела любви – а мы сегодня начали наш разговор с любви и самопожертвования – должны всегда стоять на первом месте. Это, конечно, не касается молитвы и чтения Евангелия: это первоочередное дело. Но оно не займет много времени: прочитать одну главу Евангелия – пять минут, и это наша духовная пища, без которой человек не может жить, он деградирует и, к сожалению, превращается в амебное существо. Это мое личное мнение. Пусть на меня не обижается никто из наших телезрителей, но я считаю, что человек, который не читает духовную литературу, очень многое теряет в жизни.

– Какую еще духовную литературу Вы бы посоветовали читать нашим телезрителям?

– Как я уже сказал, первое – это Евангелия и вообще Библия. Все-таки у нас очень многие люди ходят в Церковь уже не первый год; спрашиваю: «А Евангелие вы всё прочитали?» – «Нет, батюшка». – «Ну как так?.. А Деяния святых апостолов?» – «О, это вообще не открывали. Евангелие немного почитываем, а Деяния не читаем». – «А Ветхий Завет?» Вообще не знают. Читают только Псалтирь; это, конечно, хорошо, но больше все-таки относится к молитве. Хотя бы взять «Толковую Библию» Лопухина, чтобы ознакомиться с историческим периодом Ветхого Завета. Я понимаю, что тяжело читать Ветхий Завет, особенно на славянском языке, даже на русском языке в синодальном переводе тяжело, но хотя бы ознакомиться с тем, что было от сотворения мира и как все пришло к временам Христа, евангельским событиям. Понятно, что Библия – Книга книг, но и с Деяниями святых апостолов, с посланиями апостолов православному человеку тоже надо знакомиться. К сожалению, с ними знакомы далеко не все верующие люди. Если не брать батюшек, семинаристов, то остальные, к сожалению, даже не прочитали всю Библию.

– Но это чтение может принести людям огромную духовную пользу.

– Без сомнения, Библия – Книга книг, с нее все начинается, недаром она именно издана в мире самым большим тиражом. Наверное, это книга, которая изменила жизнь многих людей. Если говорить о том, какая книга повлияла на меня больше всего, может быть, произвела какой-то переворот, то это, конечно, Ветхий и Новый Заветы. Сразу я этого понять не мог, понимаю только сейчас, что больше всего повлияла именно Библия. Когда сейчас что-то случается в жизни, то я оцениваю все именно через Евангелия, иногда это происходит даже автоматически. Например, когда люди задают какой-то вопрос, я сразу вспоминаю, что было сказано по этому поводу в Евангелии, как поступал Христос, апостолы, что именно было сказано в евангельской истории и что говорится в притчах, которые нам оставил Господь. Ведь все это неоценимый вклад в дело нашего спасения – евангельские истории и то благовестие Христа, которое осталось нам; и, конечно, те труды, которые оставили нам святые апостолы.

– Чтобы иметь такой взгляд на жизнь через призму Евангелия, видимо, нужно читать его каждый день – и тогда выработается такое отношение к событиям?

– Да, чтобы автоматически происходила оценка событий через евангельскую призму, нужно просто знать Евангелие. Но знать Евангелие все равно невозможно. Даже люди, которые, казалось бы, наизусть знают многое из Священного Писания, читают его всю жизнь... Митрополит Климент, председатель Издательского совета, в свое время говорил и мне, и своим сотрудникам, упоминал и в своих проповедях, что всю жизнь читаешь Евангелия, но, перечитывая, каждый раз открываешь что-то новое для себя. Человек сам меняется, возрастает, а, может быть, Господь ему открывает что-то. И читая одни и те же слова, в которых раньше не видел такого смысла, увидел их иначе, Господь по-новому их открыл.

– Как влияет обилие и разнообразие литературы, которое нас сейчас окружает? Не влияет ли оно на ценность слова, не мельчает ли оно из-за обилия литературы?

– Думаю, что нет. Хотя, конечно, в древности большее значение имело слово, потому что книга была редкостью. И далеко не каждый умел читать, большинство простых людей были просто необразованны. Даже Сам Христос ходил по Святой Земле и разговаривал с людьми через притчи, иносказания, поучения, через Нагорную проповедь. В те древние времена, практически до изобретения книгопечатания, устная речь, устное слово доминировали. Но Господь через научно-технический прогресс посылает нам некую благодать – это слово, которое мы, может быть, не всегда можем услышать, которое не всегда было записано и передано, а теперь мы можем его прочитать... И в плане сохранения всей богословской мудрости, передачи древних писаний, изречений, слов святых отцов книга, конечно, сыграла наиважнейшую роль.

Хотя, конечно, и проповедь священника остается, это не какой-то анахронизм, а действительно живая, действенная речь, речь назидательная, поучительная, которая непосредственно воспитывает в человеке нравственные христианские ценности, истинный христианский дух, научает доброделанию. К чему призвана настоящая, хорошая духовная литература? Именно к воспитанию. Это воспитание, которое происходит иногда в очень простых словах, доступных, а иногда и в злободневных, касается сердца всех православных христиан через проповедь в Церкви.

– Проповедь, наверное, важна тем, что дает человеку живое слово, ведь книга не может обратиться к человеку так адресно...

– Я понял, о чем Вы хотите меня спросить. Вы правы. Конечно, лучше непосредственное общение, когда человек человеку смотрит в глаза, понимает, каким духом живет его паства, что необходимо сказать именно сейчас, принимают ли стоящие на проповеди люди то, что говорит священник, или, может быть, стоит объяснить более простыми словами. Конечно, живое общение здесь очень важно. Этого не бывает в книге, потому что тогда надо было бы писать каждую книгу или статью адресно. Ведь каждый человек – это личность, и невозможно написать книгу отдельно для каждого человека, а поговорить с каждым человеком священник может. И через проповедь или личную беседу, через  несколько сокровенных слов, сказанных на исповеди, бывает, по благодати Божьей, слова влияют иногда сильней, чем несколько хороших книг. Бывает по-разному: откроет ли Господь сердце человеку, пошлет ли священнику те нужные слова, которые проникнут в сердце слушающего? Может послать, а может и нет. Может произойти чудо, а может и не случиться.

– Почему важно читать духовную литературу на церковнославянском языке?

– Не всю духовную литературу. Рекомендуется читать на церковнославянском языке только Евангелие, и то, если не совсем понятно, дома допускается чтение на русском языке, в синодальном переводе. Но если у нас имеется навык, если мы понимаем, то лучше – на церковнославянском. А если не будем читать, то не будем и понимать, то есть все связано. Начинаем постепенно читать, потихонечку втягиваемся и потихонечку начинаем понимать. После этого нам становятся понятны и богослужение, и Псалтирь. А начать можно с Евангелия. Зная евангельскую историю, прочитав ее уже на русском языке, читая на церковнославянском, мы будем понимать ее уже намного лучше, нежели когда знакомились с ней в первый раз.

Церковнославянский язык создавался как язык богообщения, язык, созданный для молитвы, именно как церковный язык. На базе славянского языка был создан язык церковного общения, литургический язык. Поэтому вся терминология, все обороты находятся на слуху людей, регулярно ходящих в церковь и читающих Священное Писание на славянском языке, молящихся на славянском языке. И для них уже бывает трудно молиться и читать на русском языке, потому что все звучит уже как-то не так одухотворенно. Церковнославянский язык – язык намоленный, одухотворенный.

– Отец Александр, скажите, пожалуйста, в завершение передачи несколько напутственных слов для наших телезрителей.

– Хотелось бы закончить  немного на шуточной ноте. Я подумал о книге, которая является для каждого человека самой важной, и, наверное, не ошибусь, если скажу, что одной из самых важных книг являлась «Азбука» или «Букварь». И так есть для каждого человека, потому что именно по этой книге мы учим первые буквы, складываем из слогов слова, а из слов предложения. Хотя я помню, что в детстве это, к сожалению, была моя самая нелюбимая книга, потому что мама заставляла меня еще перед школой учиться читать. Сначала она была нелюбимой, а потом осознаешь, что все-таки именно эта книга оказалась в жизни самой важной. А любовь к чтению пришла где-то в седьмом-восьмом классе, когда я стал читать разную художественную литературу, и потом уже перешел на высокую духовную литературу.

Конечно же, не объять все то богатство, которое нам оставили святые отцы.  Если взять святителя Игнатия (Брянчанинова) и Феофана Затворника, только двух этих святых отцов будет достаточно, чтобы всю жизнь сидеть и разбираться... Потому что это действительно сложно, и неокрепший ум иногда просто не все понимает. Я и не советую всем это читать; кому тяжело, начинайте с житий святых, это более простая литература, но тоже очень полезная. А тому, кто уже продвигается, конечно, надо браться за святых отцов. Не останавливаться только на художественной литературе, пусть она и полезная, и одухотворенная, и написанная православными писателями, а стремиться идти выше.

– Спасибо вам большое, отец Александр!

Ведущий Денис Береснев

Записала Ксения Сосновская

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает клирик Казанского кафедрального собора протоиерей Михаил Шастин. Тема беседы: «Светская культура и Церковь: поле взаимодействия».

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы