Беседы с батюшкой. Живая вера

15 января 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает клирик Покровского храма при Московской духовной академии священник Андрей Лысевич.

– Сегодня тема нашей передачи – «Живая вера». Отец Андрей, является ли эта тема актуальной сегодня? Если является, то почему?

– Я считаю, тема актуальна, конечно же, во все времена. Дело в том, что мы верим в живого Бога, и именно это является основанием актуальности нашей темы. С другой стороны, надо признать, что довольно много среди наших прихожан, среди людей, которые нас окружают, тех, которые имеют абсолютно живую веру. И надо отдать должное и поблагодарить тех людей, которые сейчас веруют и молятся. Мне кажется, большинство из них эту живую веру имеют.

Но из Священного Писания мы знаем, что у человека есть возможность отпасть от этой живой веры. И именно эта опасность делает для нас актуальным разговор о том, как уберечь себя от падения в веру мертвую, веру неживую.

Например, мне в связи с нашей темой вспоминается один эпизод из евангельского повествования: это 5-я глава Евангелия от Иоанна, когда Христос в субботу исцеляет больного. Фарисеи, узнав об этом, желают убить Христа за то, что Он сделал. Он дал человеку жизнь, дал человеку здоровье, а фарисеи хотят Его убить за это. И Христос очень жестко с ними разговаривает. В частности, Он говорит: «Рассмотрите Писания, ведь вы через них думаете иметь жизнь вечную». Эта фраза для знатоков Священного Писания, для людей, которые всю жизнь посвящают тому, чтобы читать, заучивать, размышлять, толковать именно Священное Писание, является оскорблением в принципе. «Идите и поучитесь тому, чему вы учились всю жизнь. Рассмотрите Писания, ибо вы думаете через них иметь жизнь вечную».

И здесь один из проповедников делает  очень интересный акцент:  фарисеи не просто читали Священное Писание, не просто изучали его ради праздного интереса (как это делают, может быть, некоторые филологи, ученые на Западе, представители каких-то критических школ), они читали это именно потому, что думали через это иметь жизнь вечную. И тем не менее жизни не получили, это чтение было для них мертвым, потому что они хотели убить Христа, потому что это чтение не вызвало у них любви к Богу. Христос говорит в этой же главе (в связи с этой же ситуацией): «Вы любви к Богу в себе не имеете». Вот что удивительно.

В другом месте в Священном Писании Христос говорит: «Не всякий, говорящий Мне: "Господи, Господи", войдет в Царство Небесное». И это тоже удивительный момент. Что значит «Господи, Господи»? Это значит, что мы обращаемся к Нему, молимся, совершаем молитвы.

– То есть не всякая молитва является признаком живой веры?

– Не всякая молитва оказывается живой, обращена к живому Богу и приносит спасение человеку. Это удивительно, поразительно, это даже страшно.

– Мне кажется,  здесь есть даже указание на искреннюю молитву, то есть «Господи» два раза повторяется.

– Да, это искренняя и прилежная молитва, которую человек совершает по отношению к Богу. И в другом месте есть еще более страшный эпизод. Переживание этой строчки из Священного Писания в моей жизни связано с одним личным переживанием. Начинается очередной Великий пост, и я встречаюсь с людьми, которые достаточно дороги мне, ценны для меня. И замечаю на себе взгляд одного дорогого мне человека, который для меня важен и ценен, а он взглядом проходит мимо меня, как будто меня не замечая. Я понимаю, что человек меня не узнал в этот момент. Мне так важно его внимание, его обращение ко мне, а он меня просто не узнал,  проскользил   взглядом. И в этот же день, читая Евангелие, я обнаружил там очень интересное место. Господь говорит: «Тогда скажу им: Я вас никогда не знал». И эта строчка попала в  резонанс с этим внутренним переживанием; я был поражен.

Эти слова обращены к людям, которые, как говорит Господь, совершают чудеса именем Его, которые творят какие-то великие знамения и чудеса, и при этом Господь скажет им в день судный: «Я вас никогда не знал». И это еще более поразительно. Оказывается,  человек может не только читать Священное Писание с упованием на слова Библии, не только молиться, но и совершать чудеса, и участвовать в чудесах, но тем не менее не иметь никакого результата для своей духовной жизни и спасения.

Три этих эпизода из Священного Писания и эти три момента, мне кажется, можно было бы соединить с нашей современной жизнью. Первый момент – это общехристианская и наша православная ежедневная практика чтения Евангелия. Я как священник постоянно напоминаю всем людям, что необходимо каждый день читать Священное Писание хотя бы понемногу. Если совершенно нет времени, прочитать хотя бы одну строчку из Евангелия. Если есть больше времени, прочитать один абзац, одно зачало, одну главу. Если есть много времени, можно прочитать целиком или одного евангелиста, или всех четырех евангелистов.

Сегодня, кстати, праздник преподобного Серафима Саровского, и живы наставления преподобного, когда он сам так делал и других наставлял: каждый день в течение четырех дней недели читал по одному евангелисту. Евангелиста Матфея – в понедельник, во вторник – Марка, потом Луку и Иоанна. Вот такое удивительное правило было у батюшки Серафима. И мы тоже напоминаем, насколько это возможно, чтобы человек читал Евангелие, отрывался от своих мирских обыденных забот.

Другой момент – это молитва. В православии мы все учимся молиться. У нас есть древние молитвы, которые написаны древнейшими отцами IV, VII, VIII, X веков, горевшими верой, жившими живой жизнью и живой верой. И от этой  живой веры рождались слова, которые до сих пор просто сотрясают душу, когда ты их слышишь. Недавно я переслушивал запись чтения одной из молитв, приписываемых Исааку Сирину. Поразительные слова, глубокие, живые.

И третий эпизод, который мы рассмотрели, может быть, поставлен в соответствие с теми чудесами, которые существуют в нашей обыденной христианской православной жизни. Это не только чудеса исцелений, которые бывают иногда в Православной Церкви, не только чудеса каких-то особых событий, которые действительно нас часто окружают. Но это чудеса, которые Господь дал нам как бы в нашу власть – во власть Церкви Божией.

Это еще более удивительные чудеса в этом смысле, это чудеса таинств: Причастия, Исповеди, Соборования. Мы стараемся причащаться с какой-то периодичностью (хотя бы раз в две недели или раз в месяц), исповедоваться как можно чаще, не только накануне Причастия, собороваться один раз за время болезни, как это положено в чине Соборования, или раз в год, как некоторые люди делают. И все эти чудеса действительно совершаются как будто по расписанию. Бог дал нам эти чудеса, и мы их творим.  Священник совершает литургию и становится сослужителем удивительного, поразительного чуда.

Вот видите: Евангелие, молитва, чудеса, таинства –  все это может оказаться безжизненным, все это может не дать человеку никакой жизни.

– Вопрос телезрительницы из Новокузнецка: «Насколько верно предостережение верующему человеку, что знания надмевают? Экклезиаст пишет, что знания умножают скорби. Но мне говорят, что святые предупреждают о том, что знания надмевают. Не нашла – кто и не понимаю, почему и как это возможно».

– Это один из тех моментов, о которых мне тоже очень хотелось бы поговорить. Не просто кто-то из святых об этом говорит, об этом говорит апостол Павел. И он действительно говорит, что знания надмевают. Это абсолютная истина, и мы это, к сожалению, на своем опыте очень часто наблюдаем. Бывает, что человек знает мало и очень благоговейно относится к вере и к церковному учению, а бывает, проникает вглубь этого учения, начинает разбираться, читать книги, увеличиваются морщины на его лбу, но креститься этот человек не хочет, молиться не хочет, поститься не хочет. Он прочитает какое-то толкование, прочитает какое-то наставление какого-то старца или  учителя и отказывается молиться, поститься, ходить в храм.

Это удивительно. Оказывается, знание может убить человека. Но когда мы об этом говорим, когда говорим о теме знания, нужно вспомнить и другую цитату из Священного Писания, евангелиста Иоанна (17-я глава, 3-й стих): се же есть живот вечный, да знают Тебе единаго истиннаго Бога, и Егоже послал еси Иисус Христа. То есть знание также может быть источником жизни вечной: знание Единого и Истинного Бога и Того, Кого Он послал, – Иисуса Христа.

Мы видим как бы противоречие между надмевающим знанием, убивающим, превращающим человека в духовного мертвеца, и знанием, которое животворит, которое дает жизнь вечную. Не просто временную жизнь укрепляет (как в известной фразе: «Знание – это сила»), не только временную силу и жизнь дает, а дает вечную жизнь. Надо понять, что под словом «знание» можно понимать разные вещи. Я всегда напоминаю: можно знать о чем-то и можно знать что-то или кого-то.

Можно очень многое знать о Боге, а можно знать Бога. И первое знание действительно надмевает и может быть сопряжено с духовной смертью человека. Человек знает о Боге, он прочитал какие-то патеристические исследования об Иоанне Златоусте, он знает, когда жил этот святитель, он знает, чему он учил, перечень его произведений. И у него складывается впечатление, что, вместив биографию святителя Иоанна Златоуста, он встал как бы на одну с ним ступень, сел рядом с ним на константинопольском престоле. И, восседая с величия константинопольского престола, он поучает других людей, говоря, что надо делать так-то и так-то, и обличает их, как это делал святитель Иоанн Златоуст.

То же самое касается Библии, когда человек читает послание апостола Павла. Все изучил, все прочитал, и кажется, что он тоже так же, как апостол Павел, является учителем веры. Это, конечно, весьма наивное отношение к себе и к знаниям, которые мы получаем.

Что такое знание Бога? Это живое общение с Ним и живая встреча со Христом. Это то, что реально меняет человека. Мы разговаривали не так давно по поводу того, что есть живая вера и живое знание. Очень простая аналогия. Вот человек живой и не живой. Чем отличается один от другого? Живой человек – тот, который может двигаться, который может меняться, может что-то изменить в себе и вокруг себя. Человек не живой – тот, который не может измениться и уже не может ничего поменять в окружающем мире в том, что он натворил и сделал. Его жизнь закончена.

Живая вера – это та вера, которая меняет человека; живое знание – то, которое меняет человека внутри, способно его изменить. Вот важная цитата, которая тоже непосредственно связана с нашей сегодняшней передачей. Это слова апостола Иакова из 2-й главы: Вера без дел мертва есть. Как тело без души мертво, так и вера без дел мертва.

Получается, что человек вроде бы верует, вроде бы принимает какое-то учение, какую-то доктрину, какое-то собрание правил и норм жизни, но реально это ничего в нем не меняет. И это очень печально.

– Получается, принимает это только интеллектуально.

– Принимает только интеллектуально. И вот такая только интеллектуальная вера, конечно же, губит человека. Потому что христианство  гораздо больше, чем просто философия или какое-то интеллектуальное учение; христианство – это реальная жизнь. Если человек не проживает Евангелие, то он ничего в этом Евангелии не понимает. Евангелие нужно именно не просто читать, его нужно проживать.

– Вопрос телезрителя из Белгорода: «Христос говорит в Евангелии, что те, кто слушает Его слова и поступает согласно им, поступают так, как поступал  благоразумный человек, который построил свой дом на скале. А в другом случае Он говорит, что те, кто слушает, но не поступает так, построили дом на песке.  Что Он подразумевал под скалой и под песком?»

–Здесь Христос изображает очень яркую притчу. Что значит дом на песке? Представим себе ребенка, который выбежал на морское побережье и построил там замечательный замок из песка со множеством изгибов, парапетов, апсид. Выглядит так красиво, так великолепно, просто блистательно! Но вдруг приходит волна, накатывает на берег, и ее белый барашек сносит за собой все это огромное, красивое, великолепное здание, словно его и не было. Люди смотрят и понять не могут: где же  это здание, где это драгоценное убранство?

Так же человек приходит в храм, надевает какое-то соответствующее одеяние, в храме улыбается, боится кому-то на ногу наступить, а если вдруг наступил, прямо кланяется до самого полу. Тихо передает свечи, ставит их; может быть, прикладывается к иконам, слушает службу. Вдруг выходит за ворота храма – и где это благочестие? Где оно, куда смыло вот этот благообразный лик, эти елейные речи, эти милостивые слова?

Приходит человек из храма домой, а дома та же самая старая жена, те же самые дети, то же самое старое убранство. И ничто в этом доме не напоминает человеку о том, как он должен себя вести, чему он научился в храме. Приносит домой только злобу и раздражение, а дома родные и близкие недоумевают: человек ходил в храм, он вроде молился, он вроде перед этим постился и что-то такое, важный, делал, а пришел из храма в каком-то совершенно диком состоянии. Вроде он ходит в храм, а сам ведет себя не вполне достойно, ругается, кричит, обижается, раздражается.

Дому, который построен на скале, не страшны ни ветры, ни зной, ни прилив, ни шторм. Дует сильный ветер, а он стоит; жаркий зной – дом не крошится, не рассыпается; пришли злые люди, стреляют стрелами в этот замок, а он стоит, крепость не тронута и не взята. Точно так же святые, состояние которых не могли всколыхнуть никакие треволнения. Вокруг святого бушевала страшная беда, болезни, убийство, смерть, какие-то политические нестроения, а в сердце у него был мир. И человек молился и совершал подвиги. Его одолевали злые люди, не просто подходили и тормошили за рукав: скажи что-нибудь, ответь (как дети нас тормошат, когда мы усталые приходим домой, у нас нет сил, тут приходит ребенок, начинает нас о чем-то спрашивать, что-то рассказывать, и нам хочется отмахнуться).

А как жили святые? Батюшка Серафим Саровский? Напали три разбойника, хотели ограбить, избили, искалечили, сделали калекой на всю жизнь, и он опустил топор, не нанес никому раны, хотя мог бы, наверное, сам их изувечить.

– Физически он был очень крепким.

– И когда их поймали, начали судить, он первым просил их оправдать. Точно так же и Христос, наш Господь, на Кресте молился за тех, кто Его распинал. И вот это удивительное состояние. Он любил людей, желал им спасения и желал им милости от Бога, когда был жив, когда Его окружали ученики, когда Ему говорили добрые слова, когда Его восхваляли и стелили пальмовые ветви Ему под ноги. И когда Его распинали, когда в Него плевали и издевались над Ним, Он точно так же продолжал желать счастья и спасения тем, кто Его окружал. Вот твердый камень, который не может претерпеть изменения под действием любых невзгод.

Но, согласитесь, построить  дом на песке очень легко, это делается не так долго. А вот построить дом на камне и из камня, на скале требует длительных усилий. Поэтому часто некоторые люди с ехидством относятся к некоторым верующим и очень часто начинают говорить: вот ты в храм ходишь, молитвы читаешь, постишься, а мы заметили, что ты разозлился. Они его пинают на работе, отнимают у него что-нибудь, воруют документы со стола... «Вот ты разозлился». Поймали его на этом и смеются: «Какой ты верующий? Надо же, видишь, ты злишься». Или еще что-то в этом духе.

Человек сорок дней постится, ничего практически не ест, говеет, и вдруг ему подсунут какой-нибудь йогурт, который он любит, и вот он съел ложку – и коллектив над ним давай хохотать: ты такой-сякой. Да, очень сложно быть по-настоящему верующим. Не надо думать, что это легко, не надо думать, что мы в одночасье просто возьмем и станем верующими. Еще раз вспомним преподобного отца Серафима Саровского, который говорил: «Благочестие не груша, ее враз не съешь».

– Вы говорили о том, что человек может ходить в храм, молиться, но внутренне не меняться и приходить домой озлобленным. Почему молитва иногда не меняет человека? Как появляется живая молитва и что мешает живой молитве?

– Я думаю, человек зачастую забывает, к кому обращает свою молитву. Если говорить о том, почему из храма человек не приносит какого-то изменения, то, думаю,  это связано с тем, что иногда мы забываем, для чего идем в храм. Нам нужно иногда задавать себе вопрос: для чего я иду в храм? Чтобы это не было, не дай Бог, походом за тщеславием, за самоудовлетворением.

Порой, бывает, дома родной человек болеет. И вот наступил праздник, мой любимый святой празднуется, уж точно надо идти. Брошу ребенка, жену или мужа больного и побегу в храм? Сомнительно. Неужели бы так поступили святые? Неужели бы так поступил тот святой, которого я так люблю и к которому на службу  так спешу? Или, бывает (что греха таить), мы идем в храм для того, чтобы выслужиться перед кем-то: перед таким-то священником, перед своей подругой или другом, который тоже в храм пришел. И это очень печально, когда человек именно за этим идет в храм.

Для чего нужно идти в храм, для чего нужно молиться? Какой плод молитвы должен быть? Плод духа – любовь, радость, мир, долготерпение. Вот именно это должно являться результатом духовной жизни, и мы не должны об этом  забывать. Во-первых, это все индикаторы духовной жизни, ее правильности. Если человек молится, идет в храм, приходит из храма и у него на душе любовь, радость, мир, долготерпение, кротость, воздержание, милосердие, то тогда он, по всей видимости, правильно помолился. Не зря сходил в храм. Да, может быть, есть какие-то искушения, трудности, проблемы другого порядка, но это некий минимум, за которым мы должны следить, чтобы это было именно так, чтобы мы из храма, из собрания верных, приносили именно эти плоды Духа Святого.

Но если мы говорим именно о живой молитве, то тут иногда следует обратить внимание еще на другое. Порой в храме стоим и не слышим этих молитв,  служба пролетает, глазом моргнули – закончилась уже. Читаем дома правило (утреннее или вечернее), там молитва святителя Иоанна Златоустого. Прочитал  – ничто не поменялось в моем сердце, ничто не изменилось. И это крайне печально. Если молитва не поменяла  сердце, то это печально.

Но бывает другой опыт, который дает человеку Господь. Бывает, что Господь открывает человеку какую-то  тайну. Какая-то суета, и вот человек встает на молитву и после 15 минут чтения молитв  чувствует, что что-то поменялось в его душе. Он успокоился, он готов принимать спокойные, нормальные, христианские решения, а не со злом и раздражением. Вот такая молитва должна быть.

Но как нам добиться живой молитвы, которая меняет нас, и как нам избежать этой сухой вычитки, безжизненной молитвы? Во-первых, все делатели молитвы, все труженики, кто трудился на поле этой молитвенной брани, говорят об одном: необходимо практиковать молитву постоянно, необходимо постоянно молиться. И начало учения о постоянной молитве мы можем увидеть также у апостола Павла: «Непрестанно молитесь и радуйтесь, такова воля Божия о вас». Нам должно непрестанно молиться, и эта молитва должна рождать в нас радость. 

Далее в Православной Церкви эти слова Священного Писания получили довольно широкое развитие. В частности, развитием этих слов является практика Иисусовой молитвы, практика постоянного делания молитвы Иисусовой, когда святые отцы наставляют нас непрестанно стараться в уме держать хотя бы пять слов: «Господи Иисусе Христе, помилуй меня». Или же более пространную молитву: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного». Святые отцы даже предлагают привязывать эту молитву как бы к неким ритмам: к пульсации дыхания, пульсации сердца. Чтобы этот ритм, который неизбежно сопровождает нас, побуждал нас к постоянному чтению этой молитвы. Но и такое постоянное чтение молитвы может оказаться абсолютно бесплодным.

Возвращаясь к  преподобному Серафиму Саровскому, хочется вспомнить его слова. Он говорит, что монах, который не занимается умным деланием, подобен черной головешке, полену, которое сгорело, обуглилось и никакой пользы не приносит: ни себе, ни другим. И умное делание здесь, разумеется, не только в произнесении молитвы, но в проникновении в суть слов молитвы. Казалось бы, пять слов – о чем здесь думать? Понятно, «Война и мир», «Преступление и наказание» – тут есть где разгуляться, здесь действительно есть о чем подумать.

Пять слов: «Господи Иисусе Христе, помилуй меня»… Но в этих словах  глубокий смысл. В этих словах признание истинности Боговоплощения, в этих словах воспоминание о самом драгоценном, что есть в этом мире и в нашей Церкви, – о Господе Иисусе Христе. В этих словах признание своей греховности, признание своей слабости перед Богом, ничтожности, мелочности и твердое упование, что Он помилует меня. Я никто, но если Господь меня укрепит, с укрепляющим меня Иисусом Христом я могу все.

Эта молитва напоминает нам, с одной стороны, о нашем рабском положении, с другой стороны, о том, что христианство призывает нас к величию Божества, зовет нас быть богоподобными. Если мы будем в течение дня повторять Иисусову молитву, если  будем сопрягать с чтением Иисусовой молитвы воспоминание о Христе, соответствующие размышления, то тогда, думаю, нам гораздо легче будет молиться и утром, и вечером.

Кроме того, чтение Иисусовой молитвы требует от нас очень интересной практики: внутренней практики отвлечения ума от лишних мыслей. Когда человеку на ум приходит одна бесполезная мысль, другая или, бывает, даже какие-то злые слова, размышления, непотребные шутки, а он отвлекается от этих злых мыслей и привлекает свои мысли к молитве Иисусовой, эта практика может помочь человеку сделать его молитву живой.

– Как гордость может помешать живой молитве?

– А как может разговаривать с Богом гордый человек? Только на равных или, наоборот, превознося себя над Ним. Как разговаривают два гордых человека? В этом разговоре нет никакого душевного, живого участия; скорее всего это будет какой-то протокол. И когда гордый человек приближается к Богу Всемогущему, то, думаю, единственное, что он может сделать, – это некие действия в рамках какого-то протокола. Таким образом, гордость как первооснова грехопадения и Денницы, и человека, и человечества в целом – это самопревозношение, напыщенность. Это состояние не дает человеку молиться, потому что сама по себе эта напыщенность и надменность над другим человеком убивают и страх Божий, и дерзновение к Богу, и вообще само желание молиться. Поэтому, конечно, нужно беречь себя от гордости всеми средствами.

– Как дела милосердия могут оживить веру?

– В этой связи мне сразу вспоминается один случай из моей жизни. Я учился в семинарии и уже стал священником, только рукоположенным, но тем не менее за плечами уже был какой-то опыт духовной, семинарской жизни, многое было уже испытано, изведано. И только я стал священником, мне говорят, что необходимо кое-куда съездить от миссионерского отдела Московской духовной академии с группой «Старость в радость» (есть такая общественная организация помощи престарелым людям).

Конечно, я принял благословение руководителя миссионерского отдела отца Пантелеимона к исполнению, нас погрузили в поезд, мы там всю ночь неизвестно в каких условиях пребывали. Я с собой взял Дары для того, чтобы причастить людей. То есть я в полном облачении, в епитрахили, с Дарами (я никуда не мог отойти с этими Дарами, не мог раздеться) полусидя и в полудреме провел всю эту ночь.

Потом ночь наконец закончилась, слава Богу; нас выгрузили на каком-то холодном полустанке, в машине куда-то повезли; мы приехали. Там какие-то люди стали перед престарелыми людьми устраивать какие-то представления, потом они подошли к каждому, обняли их, поговорили с ними, постарались какое-то добро им принести. Я также пошел к каждому из тех, кто был в доме престарелых, причастил, исповедовал, а кого-то пособоровал. Послужили молебен, окропили святой водой всех. И как-то день так и прошел: из одного дома престарелых в другой, одно за другим. Заканчивается день, я совершенно уставший, не вижу перед собой практически ничего. И вдруг  понимаю, что у меня в сердце горит та самая вера, которая была в самом начале, когда я только приходил в церковь. Это было удивительное обновление веры.

И вот сейчас тоже по возможности, насколько есть силы, я стараюсь участвовать в каких-то  делах милосердия. Буквально недавно мы проводили мероприятие с фондом Рузаны Шиловой. Они помогают многодетным семьям, малообеспеченным семьям. Мы сотрудничаем с этим фондом, и как раз эти мероприятия дают заряд живой силы, живой веры, живой молитвы, некоего  живого внутреннего переживания. Я считаю, что эти дела милосердия необходимы, они могут оживить веру человека, они даже нужны прежде всего нам, а не тем, кому мы даем милостыню. «Просящему у тебя дай». Не тому, кто красивее, умнее, сильнее и может тебе воздать, а всякому, кто просит у тебя.

Но при этом тема милосердия имеет несколько  подводных камней. И первый из них, о котором хотелось бы сказать: дела милосердия, говорит Господь, делайте втайне, пусть одна твоя рука не знает, что делает другая, а Отец Небесный, знающий тайное, воздаст тебе явно. И, казалось бы, нам необходимо делать дела милосердия тайно, скрывая их. Но, с другой стороны, мы понимаем как люди, что очень часто говорить о делах милосердия необходимо, необходимо рассказывать о том, что есть такие-то фонды, есть такие-то добрые люди, есть люди, которые нуждаются в нашей помощи и нашей поддержке.

И надо сказать, что дело милосердия, о котором стало известно, может быть добрым делом в квадрате, оно может принести как бы двойную пользу. С одной стороны, оно может принести пользу одному конкретному человеку, который нуждался в этой помощи, а с другой стороны, может известить многих других людей о том, что можно поступать так же: сделать дело милосердия не каким-то маргинальным действием, а необходимым для нас. Ведь Господь заповедовал нам давать десятую часть нашей жизни, нашего дохода на добрые дела, на дела милосердия, на дело служения Богу. И каждый ли из нас может похвастаться таким усердием в добрых делах?

Конечно, мы делаем какие-то добрые дела, стараемся, но, может быть, не так усердно. И в этом смысле говорить о добрых делах нужно. В связи с этим мне вспоминается место из Евангелия, где Господь как раз и говорит по поводу дел благочестия в присутствии других людей. Это Евангелие от Матфея, 6-я глава, 5-й стих. Там говорится так: «Ты же не будь как те лицемеры, которые любят молиться в собраниях, которые останавливаются на улицах и молятся». Вы чувствуете, про кого говорит Господь? Дионисий, Вы любите молиться в церкви?

– Да.

– Я люблю молиться в церкви, я люблю молиться в собрании... А вот если поклонный Крест стоит на перекрестке, думаю, надо остановиться и перекреститься. И если мы едем в транспорте мимо храма, монастыря, собора, который любим, неужели я буду стесняться своей веры, стесняться Христа? И Христос в другом месте тоже говорит: кто устыдится Меня пред людьми, того Я устыжусь. Как же я буду стыдиться, как же буду стесняться? И как эти места, казалось бы, противоречивые, согласовать? А следующим образом. Дальше фраза, которую мы только что вспомнили из Евангелия от Матфея, продолжается. И Господь говорит: «Для того делают только, чтобы видели их люди». Если человек делает это только с целью показаться перед людьми, покрасоваться, доказать кому-то что-то – это бесполезное дело. Не дай Бог такими делами нам заниматься.

– Вопрос телезрительницы из Ростова-на-Дону: «У меня внук делает только первые шаги в храме, он верующий человек; сам исповедуется, причащается (он подросток). Но после всех этих вещей у него бывает очень сильное искушение. Он постится в меру своих возможностей, потому что школьник. И, конечно, так молиться, как молится человек, уже осознанно пришедший в храм, он не может, потому что он и в школу должен рано утром идти, и уроки делать, и приходит поздно домой. Но у него очень большое искушение от его одноклассников, которые не понимают его. Как ему сохранить живую веру, которая только зарождается в его душе? Как ему молиться, как сохранить это? Потому что возраст в 14-15 лет очень опасный. Как ему пройти это испытание?»

– Этот путь, о котором Вы говорите, проходили многие люди. А представьте себе, как это было в советское время. Среди нас есть люди, которые пронесли свою веру через советское время. У нас в приходе служит один священник. Он рассказывал про то, как возвращался с прихода и напротив него сидела компания. Одна из барышень этой компании узнала его и сказала: «О, это сельский священник». Его чуть не избили до полусмерти, каким-то чудом он спасся.

Или какие-то другие случаи он рассказывал. Злые люди стали приставать к женщине, и он ее защитил. А пришла милиция, и стали на него составлять протокол, что якобы это он.   Сама женщина чуть ли не стала подтверждать, что это он на нее на самом деле нападал. Повезло только потому, что один из следователей был его однокашник, с которым он вместе во дворе вырос, и дело остановили.

Вот как люди это перенесли в своей жизни? Тут нет другого совета, кроме как укрепляться о Господе, быть настоящим верующим, взрослеть по-настоящему. И это очень сложный процесс, это действительно боль сердца, но другого пути у нас нет, это путь креста, путь крестоношения. Но по-другому в рай нельзя войти, кроме как через несение креста. К сожалению или к счастью, но это действительно реальность нашей жизни, именно так рождается живая вера.

Я думаю, что единственный совет для него – вспомнить, что он в таинстве Крещения назван новобранцем, новоизбранным воином Христа Бога нашего, что он является воином, но не против людей, не против этих одноклассников, а против духов злобы поднебесной. Я вас уверяю, если он сохранит свое благочестие, свою веру, эти же люди, которые над ним издевались и измывались, будут уважать его именно за то, что он не отступил, когда они над ним издевались,  не преклонил голову перед ними, а склонял свою голову только перед Христом. Так было со всеми мучениками, так было со всеми людьми, которые шли путем веры. И другого пути нам не дано.

–  Если можно, еще несколько слов в качестве заключения нашей сегодняшней передачи.

– Я всем искренне желаю живой веры, живой молитвы, желаю, чтобы каждый день вашей жизни был наполнен памятью о Христе. Именно память о Христе и жизнь с Ним, вера в Его слова – все это может научить нас живой жизни. Чтение Евангелия, участие в таинствах, ежедневная молитва утром и вечером. Та самая, которая является как бы обыденной, которую нам приходится иногда делать как будто неживой. Но именно постоянство в этой молитве, как учил апостол Павел, может постепенно научить нас этой живой жизни.

И хотел бы вспомнить в конце нашей передачи о словах апостола Павла из Послания к Галатам. Он говорит о вере, действующей любовью. Я всем желаю этой веры, которая бы действовала в нас любовью.

Ведущий Денис Береснев

Записала Елена Кузоро

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы