Беседы с батюшкой. С протоиереем Димитрием Смирновым

23 декабря 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
На вопросы телезрителей отвечает протоиерей Димитрий Смирнов, настоятель храма святителя Митрофана Воронежского на Хуторской (Москва).

(Расшифровка выполнена с минимальным редактированием устной речи)

– Вопрос: «Мы рождаемся в этот мир совершенно беспомощными и постепенно развиваемся, всему научаемся. Смерть называют рождением в новую жизнь. А так ли важно, что было в предыдущей? Может душа и там научиться и возрасти?»

– Это дело таинственное и нам не открыто. Потому что тот мир, в который входит душа после жизни на земле, совершенно другой. Будет ли душа дальше развиваться или оставит при себе только те качества, которые  приобрела на земле, – нам неведомо. Нам достаточно забот о том, чтобы приобрести те чувства, мысли и поступки, которые нам заповедал Господь. Этого хватит на всю жизнь.

– То есть забота об этом должна вытеснить заботы обо всем остальном?

– Должны быть приоритеты. Человек может заниматься чем угодно, но не оставлять главного. А главное – это добродетельная душа.

– Но, к сожалению, забота о вечной жизни остается как-то за кадром текущих проблем, забот, суеты.

– Самое мягкое, что можно об этом сказать, – это совершенно неправильно. Потому что именно покаяние, то есть уход от жизни, насыщенной грехом, есть главное, что нам пригодится в жизни будущей.

– Если помнить о том, что жизнь вечна.

– Для начала это нужно знать. Потому что большинство людей этого не знают.

– А им не сказали или они это просто пропустили мимо ушей?

– Бывает и так, и так. А некоторые просто недовольны. Человек думает, что если он с чем-то не согласен, то это уже его не касается.

– Вопрос телезрительницы: «Как разумно вспоминать свои грехи и чем очищается душа от грехов?»

– Исключительно покаянием. Что значит «разумно»? Прилагать свой разум – тогда будет разумно.

– К греху нужно относиться как ко злу.

– Да, но это грех-то собственный.

– Вот и не хочется его воспринимать как зло.

– Зло-то зло, но это же твоя болезнь. Грех, можно сказать, – это заболевание души.

– Но настолько привычное...

– Это неважно. Грипп тоже привычен.

– Он мешает. Насморк, кашель… А грех не мешает.

– Мешает, еще как! Вот, например, грех такой: копаться при сборах, вставать с постели в последнюю минуту. Человек опаздывает, люди волнуются, сам он нервничает, может попасть под троллейбус. Или бежит за автобусом, машет руками, хочет, чтобы тот затормозил, чтобы его посадили... Много всяких неприятностей доставляет и себе, и окружающим людям. Нет чтобы встать на тринадцать минут пораньше (а еще лучше приготовиться с вечера). Встал, умылся, зубы почистил, надел носки, ботинки – и побежал.

– Все в человеке – привычка.

– Нужно вырабатывать такие привычки, которые, во-первых, не мешают людям, а во-вторых, служат благу.

– С телесной болезнью человек изо всех сил борется: ищет врачей, лекарства.

– Нет. Очень многие даже не лечатся, боятся лечиться, им лень, боятся врачей. Не знаю, как ты, а я все время сталкиваюсь с такой дикостью в отношении людей вообще к медицине, к собственному здоровью. Как будто они живут в ХIV веке...

– А грех вообще не воспринимается как болезнь. Только как некая, может быть, неприятность в жизни.

– Все правильно, но наша с тобой задача – изъяснять. Раз сказать, два сказать…

– Три.

– Чтобы идти за Господом, нужно вслушиваться.

– А дергать человека за рукав, что-то напоминая ему?

– Смотря кого. Я предпочитаю не дергать. Сказал – свой долг исполнил. А упрашивать?.. Зачем? Господь поможет – скорбями, болезнями, всякими утратами.

– Напомнит о том, что человек слышал.

– Конечно. Ведь спасает-то Господь, а не я, грешный. Зачем мне брать на себя то, что не является моей прерогативой?

– Вопрос телезрительницы: «Объясните, пожалуйста, выражение: "Всяк человек – ложь"».

– Это такое очень красивое выражение. Что оно отражает? Вот сегодня исповедовал, и каждый человек пытается выстроить некий монолог, который он по какой-то странной, может быть, привычке, считает почему-то исповедью. Рассказывает, какой он хороший, как он все правильно делает, вообще какой он просто замечательный. Это очень частое явление, но это же ложь. И каждый раз, когда человек рассказывает, он обязательно что-то объясняет. Спрашиваешь: «А почему?» Говорит: «Чтобы Вы поняли». То есть он вообще священника за идиота считает. Уже давно все понятно – нет, он объясняет. А для чего? А он в этом объяснении оправдывается. Там все время, рефреном, идет оправдание. Это тоже ложь. Потому что человек пришел ради покаяния, а не ради оправдания. Оправдывает Господь, а уж совсем не наше дело – оправдываться самим. Ну и так далее. Человек все время что-то из себя строит, кем-то представляется. А разве макияж – это не ложь? Ложь.

– Вопрос: а зачем нужен макияж? Обычно говорят: чтобы самой себе нравиться.

– Это опять же ложь. Макияж – это для окружающих людей. Причем можно было бы подумать: это для того, чтобы показаться перед противоположным полом. Нет! Женщины одеждой, макияжем и прическами выставляются перед другими женщинами.

– Тем самым желая подчеркнуть свое превосходство?

– Может, не прямо превосходство, но показать: вот, мол, я.

– Но иногда со стороны это выглядит не очень.

– Нужен развитый вкус, а это совсем не для всех. Обычно всегда перебор и вульгарщина.

– Вопрос: «Не бойтесь убивающих тело, души же не могущих погубить; а убойтеся же паче могущаго и душу и тело погубити в геенне". О ком это говорится?»

– Например, это говорится о грехе. Грех может победить человека и убить его. Мы знаем, какие грехи убивают человека насмерть – и тело, и душу. Каждый смертный грех убивает человека. И если человек не боится Бога, делает что хочет, то Господь от него отступает. Это называется «предать сатане во измождение плоти». И сатана быстро доканчивает человека с попущения Божия. Потому что все средства к его спасению исчерпаны.

– То есть бывают ситуации, когда человек  уже не может быть спасен. Даже Самим Богом?

– Спасти нельзя насильно.

– Если человек упал в воду, ему протягивают руку, а он ее отталкивает – его можно взять за шиворот и вытащить.

– А если он в одних трусах – за какой шиворот?..

– За волосы.

– А если он под полубокс подстрижен?

– Прыгнуть в воду и вытолкнуть его оттуда.

– Еще неизвестно, кто кого... Всякое бывает, нужно очень быстро все оценивать. Но это речь идет о простых вещах. А спасение души – это очень сложно. Куда ты прыгнешь? Пойдешь вместе с ним в казино – деньги просаживать?

– Опять же это о том, как Вы говорите: скажу человеку, а дальше уже – услышит или не услышит, примет или не примет.

– Ну, чаще всего даже не скажу вообще. Потому что сперва на него погляжу и несколько секунд, не больше трех, подумаю: а стоит ли говорить? Потому что лицо человека все выражает: будет ли он слушать, будет ли он прислушиваться, есть ли шанс, что он это запомнит. Бывает так, что человек сейчас не может воспринять. Но это слово, как некий звук, запомнил, а оно потом, спустя месяц, подействует. Как-то всплывает в памяти. Тогда можно не считать, что это напрасный труд и бисер перед свиньями.

– Но как знать, прорастет ли то семя, которое посеешь сегодня?

– А это не наше, а Господне; это Он взращивает.

– Вопрос: «Милосердие Божие и гнев Божий как сочетаются?»

– Очень даже хорошо сочетаются. Как в бане – мы используем холодную воду и кипяток. Для разных процедур, в определенной последовательности. Задача, чтобы человек очистился. Так же и здесь: когда горяченьким, когда холодненьким, когда в сочетании.

– То есть это все направлено к спасению души человека?

– Да, к очищению.

– Когда Господь, как говорят, гневается.

– Ну, есть такой, можно сказать, поэтический глагол. Потому что Бог не имеет гнева. Когда к нам Господь применяет кипяток, то это не значит, что Он гневается. 

– Просто Он избрал такую форму.

– Да, потому что ничем другим лишаи с нашей души не отпариваются.

– Вопрос телезрительницы из Тамбова: «Раньше в деревне бабушки не получали пенсию. Хотя я была молодая, понимала, что нужно купить хлебушка, дать денежку. В настоящий момент каждой бабушке платят пенсию, много очень нерусских стоят и просят и у храмов, и везде. Идешь – душа, конечно, съеживается. Если не дать – считается это грехом или нет?»

– А это по совести. К чему Вас совесть обязывает, то и делайте.

– У нас (по крайней мере, в Москве) есть такая категория людей – «профессиональные нищие».

– Если человек умеет различать… Я, например, «профессионалам» никогда не подаю. Цыганам не подаю, потому что это их образ жизни. Могу подать лопату. Вот у остановки двадцать пять квадратных метров – готов до асфальта почистить, чтобы люди не скользили, пока залезают в автобус? Вот я тебе что-нибудь дам, в зависимости от качества. Но они, конечно, не будут это делать. Не будут – извини, у меня душа спокойна. Надо уметь различать. Дело в том, что у «профессионалов» даже на плакате, где написано «помогите на операцию моему ребенку», чувствуется ложь. Потому что они профессионалы-попрошайки, а я – профессионал «давать – не давать». И то, бывает, ошибаюсь. Но ошибаться лучше в сторону «давать».

– Но не все такие профессионалы, чтобы различать.

– Значит, давать сколько не жалко, и душа будет спокойна. По совести. Потому что просить – это тоже работа.

– Да, порой посмотришь: они целый день на морозе... Это, в общем, работа тяжелая.

– Да, нельзя сказать, что это очень легко. Раз человек потрудился, пусть соберет свою копеечку.

– Вопрос: «Добрые дела ради Христа могут ли покрыть нераскаянный грех?»

– Что значит «нераскаянный грех»? Например, кого-нибудь сгоряча зарезал – и не отсидел. Этот грех тяжкий, наказание за него большое. А какое доброе дело? Сколько нужно людей спасти от тюрьмы? В основном насельники тюрем – это дети из неполных семей или сироты. Так сказать, жизнь их смывает в мир преступный. Сколько для этого надо? Это довольно трудно. Как почувствовать себя прощенным от Бога?

– Мера твоего милосердия – как вот она, покрыла?

– Да, конечно.

– Но это если грех был совершен единожды. А порой человек в грехе живет.

– Не «порой», а все так живут.

При этом и милостивый, и заботливый, и благородный. Но некий грех его изо дня в день побеждает.

– Смотря какой «некий». Если он играет в домино – это одно. А если в карты на деньги – это другое.

– Сквернословие, например.

– Пока он не победит сквернословие, в Царство Небесное  не может войти. «Злоречивый Царство Божие не наследует». Куда его? Ну, возьмут его в Царство Небесное, а он там будет материться. И для всех угодников Божиих  устроит какой-то блатной шалман. И очень он там нужен?

– Вопрос телезрительницы: «Написано, что вера без дел мертва, что вера – это первое, дела – второе… И там нас будут спрашивать за добрые дела. Какие же нам добрые дела делать и в каком ракурсе, с каким посылом?»

– В Евангелии об этом написано: нужно делать дела веры. Чтобы за нашим делом стояла вера. Например, иду – лежит незнакомый человек. То ли пьяный, то ли мертвый. Не мое дело – и прошел мимо. А можно поступить по Евангелию: поднять, выспросить адрес; может, недалеко живет – проводить. Если не получается – дотащить до лавочки, уложить, вызвать скорую помощь, отправить его в больницу. Вот это дела веры. Потому что без веры никто такой поступок не сделает. Этот поступок только христианский. Это о чем говорит? Что душа человека христианская.

– Но часто человек задает себе вопрос: «А что же я могу сделать в ситуации, в которой оказался другой?»

– Иногда ничего нельзя сделать, но всегда можно помолиться. Но тут же очень важно еще к этому приложить энергию своей души, ума. Как милосердный самарянин – он и свою скотинку дал, чтобы раненого довезти, и денежек дал гостиннику. И сказал: «Если больше издержишь, то я тебе еще дам». То есть все ему обеспечил.

– Проявил заботу.

– Да, проявил заботу.

– Приходит человек и говорит: «Меня обманом лишили единственного жилья, мне жить негде». К себе взять не могу, купить ему квартиру не могу, снимать ему комнату  у меня тоже нет средств. А он стоит и спрашивает, что ему делать…

– А я тогда спрашиваю: «А что бы ты хотел?»

– «Помогите в моей ситуации».

– «Ты мне расскажи, что значит "помочь"?» После этого он говорит: «Дайте мне хотя бы на обед». Вот и все.

– То есть вопрос решается…

– Мгновенно!

– …посильным подаянием.

– Да. Ко мне сегодня женщина подходила, рассказывала, что она многодетная; приехала из Новосибирска: «Помогите…»  Ясно, что я не располагаю таким количеством квартир, чтобы буквально первому просящему тут же дать. Я велел своей помощнице все у нее выспросить (завтра изучу), она все записала – что и как. Потому что ведь просящий тоже должен быть разумным.

Сейчас на все такие цены. Порой человеку говорят об операции, а ему и за год не заработать такую сумму. А другого варианта нет, как только в церковь обратиться за помощью.

– Тоже интересно – человек всю жизнь в церковь не ходил, его в церкви никто не знает. Вот представь себе, я обращусь завтра с амвона: «Мне на операцию». Я делал операцию в этом году и обратился к некоторым нашим прихожанам, они мне собрали деньги на операцию. Я попросил взаймы, половине людей уже отдал то, что у них взял, а другая половина мне простила, говорят: «Нет, ничего, батюшка, во славу Божию». Почему? Они меня знают, я тридцать лет на этом приходе. А тот человек ничего не знает, даже какой сегодня праздник… А вот как просить, так в церковь. А почему не в мечеть? Иди лучше в синагогу.

– Там не дают.

– Ну как? Ты ведь не был же? Может, дают.

– Рассказывали, я такое тоже спрашивал. Когда приходит человек, мусульманин, я спрашиваю: а почему не у себя-то там, в мечети? Нет, говорит, у нас это не принято.

– Да сколько угодно принято.

– Ну, видно у них так...

– Такую мечеть нашел. А может, не искал. Надо употребить труд. А если не хочется в этом копаться – дать столько, сколько не жалко.

– Вопрос: «Блаженны чистые сердцем. А что такое "чистота сердца" и как человек ее достигает?»

– Достигает борьбой со страстями.

– То есть чистоту сердца человек может стяжать только тогда, когда в сердце придет благодать Божия.

– Только тогда. Потому что очищает сердце только одна благодать.

– И тут можно напомнить людям о путях стяжания благодати Божией: молитва, милостыня и Священное Писание.

– Да. То, что умягчает сердца. Есть четыре источника благодати…

– А достаточно ли одного источника, чтобы ее стяжать?

– Иногда бывает достаточно – для какого-то небольшого поступка. А для того, чтобы всю жизнь чему-то следовать, источник благодати должен в сердце все время прямо бурлить.

– Частенько люди говорят: ну не лежит у меня сердце к добрым делам по отношению к определенным людям. И очень скорбят, что сердце у них к этому не лежит.

– А скорбеть не надо – надо упражняться.

– То есть понуждать себя.

– Конечно. Враг твой голоден – накорми его. Это я, что ли, сказал?  А если человек называет человека врагом, можно ли сказать, что к нему лежит душа?

– Удержусь от мести – и то хорошо.

– И то слава Богу. Для начала.

– Вопрос телезрителя Сергея из Нижегородской области: «Когда большевики пришли к власти, они убрали с кремлевских башен символ Византии – двуглавого орла. И на их место водрузили звезды. Чей это символ? Если они были атеисты».

– Пятирогая звезда – сатанинский, масонский символ. Неужели Вы такую простую вещь не знаете?

– А причина выбора его как символа новой власти?

– Потому что он был родной. Они свои масонские причуды экспериментировали на нашем народе – ненавидя его.

– Эту ненависть народ ощутил.

– Если, допустим, биологи на крысах делают опыты и при этом убивают их, то ненависти к ним, этим крыскам, не испытывают. А эти еще и ненавидели.

– Движущей силой всего этого террора была ненависть.

– Злоба, ненависть.

Такое испытание Господь целому народу попустил.

– Да, но было за что. Предали Христа, предали царя, империю, весь уклад. Те им речи толкали – а эти «ура» кричали. Докричались. Это было похуже, чем крепостное право.

– Неужели грех русского народа превысил грех любого другого народа в мире? Что Господь именно на нас это излил…

– Нет. Господь очень хотел, чтобы этот прекрасный, очень трудолюбивый, очень не жадный народ свернул с этой пагубной дороги. Но так как народ сильный, упрямый, то чтобы его своротить, понадобились большие испытания. Сначала он, этот народ, все равно не сопротивлялся. Он прямо пошел по этой веревочке. Сначала Гражданская война – не помогло. Коллективизация – не помогло. Фашист налетел – не помогло. Сейчас идет уже война против всего мира. Весь мир (в лице своих правителей) ополчился, все ненавидят. Пишут в газетах, в монографиях, выступают по телевидению – кипит одна только ненависть. А мы упорно не хотим встать на христианский путь развития, чтобы те силы христианские, которые остались в каждом народе, вокруг России объединились.

Хотя бы перестали детей своих убивать. Перестали бы блудить, бросать своих жен, оставляя их без алиментов для своих собственных детей. Перестали бы жульничать, обманывать. А что такое «обездоленные вкладчики»? Люди дали деньги, а им ничего в ответ. А где государство-то? Почему нельзя этих людей взять и где-нибудь в ГУМе вывесить? Пока не отдашь деньги, будешь так и висеть. Фамилии, все подписи – все известно. Какие-то «обездоленные вкладчики»... Это как же можно? Если есть социальное государство, есть Конституция… Вот недавно праздновали праздник. Конституция хорошая – а где дела-то? Кто этим будет заниматься? И так во всем. Это тоже из народа идет. Не какие-то приехали иностранцы, которые это все устроили, – это свое, родное.

– Но то, что весь мир ополчился сейчас против России, – это, на Ваш взгляд, из-за чего? Из-за нашей внешней политики?

– Нет, это повод. Ну какая внешняя политика? Все, кто способен читать какие-нибудь книжки, знает, что Крым есть наша территория. Которая в рамках одного государства была переписана как бы под другую республику… Это же очевидно. Нет, из этого делают какой-то скандал, начинают провоцировать Третью мировую войну… Россия с ХVI века как бельмо на глазу.

– У всего цивилизованного мира, как те себя называют.

– Не знаю, кто его цивилизовал; во всяком случае, у нас бани раньше возникли, чем у этого вонючего Запада.

– Вопрос телезрительницы: «Семья, четверо детей. Родители мужа, как только заболеют, к колдунам ходят. Есть ли через бабушек и дедушек какое-то воздействие на этих детей?»

– Не знаю, Вы сами смотрите, есть или нет. Я-то отсюда не вижу.

– Бабушка к колдуну, а ребеночек болеет.

– Можно поставить эксперимент: год не общаться с бабушкой и посмотреть, будет он болеть в этот год или нет.

–  Вопрос: «Как быть, если человек, нуждающийся в помощи, болен осуждением, сквернословием, празднословием, пошлостью? Как помогать ему и при этом самому не заразиться этими страстями?»

– Люди изобретают такие вопросы, на которые ответа нет. Чтобы ответ получить, нужно в этом участвовать. Если человек находится внутри этой ситуации, он сам увидит, начинает проникаться этими страстями или, наоборот, еще больше укрепляется против них. А я-то этого не знаю. В Писании сказано: «С преподобными – преподобным будешь, со строптивыми – развратишься». Этому учит нас Священное Писание. Вот и смотри...

– …есть ли у тебя иммунитет против этих болезней...

– Сто процентов иммунитета не бывает ни у кого. Поэтому апостол говорит: «Глядите, как опасно ходите». Надо все время быть начеку.

– Если видишь, что такая болезнь начинает развиваться в тебе…

– …или интерес к этому – ноги в руки и бежать оттуда.

– И человек останется без попечения.

– Ничего страшного.

– Оставить на волю Божию, как уж Господь о нем позаботится.

– А Господь разве плохой Попечитель? Да лучше нет! А есть еще ангелы-хранители.

–  Но потом начинается самоукорение: вот оставил человека.

–  Может, и начинается. Многие чешут там, где чешется, до заражения крови. Зачем рассматривать такие случаи?

– Вопрос: «Живем с семьей сына в моей квартире. Сделала резкое замечание тринадцатилетнему внуку. Произошла ссора, и дети сказали, что я им больше не мать. Вот уже несколько месяцев вся семья сына не здоровается, не разговаривает со мной, на контакт не идут. Ничего не могу добиться. Молюсь постоянно, исповедовалась, но с каждым днем все хуже и хуже. Я в отчаянии. Подскажите, батюшка Дмитрий, что мне делать?»

–  Обычно матери знают своих сыновей и ведут себя в рамках того, что для него терпимо. А тут шкала большая.

– Тут уж надо ей самой как-то этот вопрос исследовать.

– Конечно. Я, например, скажу: а ты выгони его из своей квартиры. «Раз ты не здороваешься, так извини, браток, ты, выходит, мне чужой. А зачем мне здесь, в моей квартире, чужой человек? Причем тот, который не умеет себя вести. Я тебя зачала, я тебя родила, я тебя вырастила, я тебя выкормила. И вот ты теперь передо мной стоишь. А если я сделала замечание твоему отпрыску – я уже стала плохая? Давайте взвесим. Что, опять хочешь орать? Кругом, шагом марш – и вон». Она же мне первая скажет: «Но это же мой сын». Так твое воспитание-то. Вот и все, что могу сказать.

– Зачастую люди, ставя вопрос, не готовы принять на него ответ.

– Я это воспринимаю как некую жалобу. Но ведь жалоба на себя: сын-то твой.

– Батюшка, нам напоминают, что пора заканчивать.

– Всего вам доброго, дорогие братья и сестры. Любите друг друга, и не надо ссориться из-за пустяков.

  Ведущий Березовский Александр, протоиерей

Записала Татьяна Муравьева

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы