Беседы с батюшкой. Радость Рождества

10 января 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма в честь всех святых на Гатчинском городском кладбище, глава Отдела по связям с общественностью Гатчинской епархии священник Александр Асонов.

– Поздравляем всех с Рождеством Христовым! И в эти дни с особой радостью,  особым желанием давайте поговорим о радости Рождества Христова, о том, как мы вообще встречаем эту радостную весть, что такое для нас эта радость и торжество рождения Господа нашего Иисуса Христа. Я в эти дни удивляюсь тому, насколько радостно! Даже погода на улице абсолютно рождественская: мягкий снег, как на нашей заставке (как будто мы сейчас просто смотрим в окно). И когда мы были на рождественской службе, все настолько торжественно и настолько удивительно, просто и красиво! Меня всегда Рождество как-то по-особому трогает; наверное, это чувство знакомо очень многим нашим православным христианам. Что такое вообще радость Рождества Христова в нашем человеческом сердце?

– Вопрос очень интересный и носит индивидуальный характер. У каждого свое переживание Рождества, любого события в жизни. Но несомненно, что это определенное ощущение сказки. То есть мы все ждем какого-то чуда в Рождество. Поэтому существует множество рассказов, посвященных Рождеству, рождественских историй, когда происходят чудеса: кто-то обретает заново надежду в жизни, кто-то спасается, кому-то что-то даруется... Мы все знаем эти рождественские рассказы, они существуют в любой культуре, которая так или иначе связана с христианской традицией: в европейских государствах, в нашей российской культуре.

Рождество – несомненно, праздник. И для нас, христиан, этот праздник, конечно, важнее и выше Нового года. Мы просто очень долго жили в таких обстоятельствах, когда Рождество пытались отодвинуть на задний план и поставить на передний план Новый год. Но атрибутика-то была рождественская, то есть полностью убрать всё не смогли: зеленая елка, звезда на макушке. Конечно, пытались ассоциировать эту звезду с Кремлевской, но суть-то для христиан сохранялась та же самая. Это Рождественская звезда, красная она, белая или голубая – неважно, она есть. Звезда и елка как символика Рождества, вечнозеленого древа (некоторый символизм райского древа), и вот эти игрушки как плоды Святого Духа.

Рождество – это, конечно же, праздник. Все мы стремимся в этот прекрасный день размышлять о том, что придет что-то новое: наступает новолетие. И Богомладенец в яслях – это удивительное событие в истории человечества. Конечно, Рождество носит индивидуальный характер, но оно нас и объединяет. Всё индивидуально, но мы чувствуем единство в этом празднике. Я бы так сказал, в нашей церковной христианской традиции есть два пика, два праздника: Рождество и Пасха. И в некоторой степени они находятся на одном уровне, это два праздника, свидетельствующие о реальном чуде для каждого из нас, если, конечно, мы христиане. Поэтому ответить полностью и очень конкретно и объективно на то, что такое рождественское настроение, я не смогу, потому что это носит индивидуальный характер, как я уже сказал.

– У святителя Иоанна Златоустого есть одна очень интересная мысль о том, что Рождество – это начало всех христианских праздников. Потому что если бы не было рождения Христа по плоти, то не было бы Крещения, то есть не было бы праздника Богоявления. Соответственно, не было бы у нас и Пасхи, и Пятидесятницы. Ничего бы не было. Рождество – начало всего.

В связи с этим у меня вопрос: мы все время говорим, тем более во время Рождественского поста, что нужно подготовить свою душу к рождению Богомладенца; соответственно, впустить Его в свою жизнь. Но у меня всегда возникает вопрос: неужели это можно сделать только 7 января? Или все-таки это из года в год повторение? Вот как сорок раз подряд произнести «Господи, помилуй!», чтобы хотя бы один раз «Господи, помилуй!» дошло до ума и сердца. Может быть, здесь тоже есть некая параллель: что нам необходимо каждый год заново готовиться к этой встрече?

– Все, что Вы сказали, так или иначе правильно, но суть в том, что мы не можем не переживать праздник Рождества. Готовимся мы или нет, мы все равно чувствуем некоторое волнение, потому что это событие для нас, христиан, носит всегда актуальный характер. Вы сказали: не было бы Рождества, не было бы и всех последующих событий. Я бы во времени немного пораньше зашел. Не было бы Богородицы, Которая сказала: «Се, раба Господня, да будет Мне по слову твоему», – не было бы и Рождества. То есть тут все более глубинно: и почему мы так относимся именно к Богородице Деве Марии, и почему мы просим Ее заступничества, и почему Она для нас так дорога.

– Почему?

– Именно потому, что Она – Та избранная, Которая дала Свое согласие, это же акт человеческой воли. «Се, раба Господня, да будет Мне по слову твоему». Ей было видение Архангела Гавриила (мы этот праздник тоже вспоминаем). Кстати, это событие отражено и в иконостасе, на Царских вратах. Это тоже как напоминание для нас, что Ее согласие очень важно, то есть не без Ее участия все это происходит, Она – Богоизбранная Дева для этого события, через Нее Господь входит в мир. И эта тайна велика. Ее ответ очень важен.

– То есть Ее никто не заставлял.

–  «Да будет Мне по слову твоему» – это именно Ее реальная реакция, это Ее ответ, это Ее согласие. Никакого насилия Бог не творит никогда, Он в нашу жизнь не врывается.

– То есть Он создал нас свободными людьми.

– Однозначно. Поэтому и является-то Он в этот мир таким образом (я всегда подчеркиваю): не под знаменами великих армий, не на штыках многомиллионных полков, не с определенной хартией о правах человека в руках, не в золотой короне, но в образе немощного младенца в хлеву. Бездомный в тот момент, бездомный в этом мире со Своими родителями. Уже вот-вот будет подвергнут гонениям, уже будут вынуждены они бежать в Египет, за пределы государства, в котором Он родился.

Это вообще все очень интересно, это великая тайна – явление Бога в этот мир. Не так, как описываются боги Древней Греции или какие-то другие Боги, которые являются среди мерцания молний в огне. Или как древний Бог Ветхого Завета... Вот такой интересный момент.

– Мысли действительно удивительные по своей простоте, потому что я все время думаю о том, почему так происходит: в эти дни всех охватывает какое-то удивительное чувство, внутреннее волнение или трепет, который мы называем иногда страхом Божьим. Но на самом деле это не страх, а трепет (мы знаем о том, что это такой перевод). И вот с этим трепетом пытаемся какое-то время жить. Но еще ко всему, конечно, тут есть такой момент. Когда мы поем в святки, когда веселимся, радуемся, эта радость как-то отдельно стоит даже от наших масленичных гуляний, она какая-то совершенно другая.

– Она совершенно другая, несомненно. Потому что для нас это еще связано с новолетием. Все-таки Рождество в некоторой степени и есть то самое новолетие, новый год. Для нас, христиан, Рождество и есть отсчет истории человечества. «От Рождества Христова», – говорили раньше; Anno Domini. «Лето Господне» – вот оно пришло, время Божие. Да и сейчас так пишут очень часто во многих странах: не от сотворения мира, не от каких-то иных событий, а именно от Рождества Христова. Вот оно – Рождество, это и есть отсчет нового времени.

– Христианской эры.

– Вообще нового времени, Нового Завета с человеком. Этот нюанс надо подчеркнуть: не христианской эры, а Нового Завета. Все, мир изменился, хочет он этого или не хочет, признает это или не признает, даже календарь в мире изменился. Секулярный этот мир или нет, коммунистический или либеральный – любой, он все равно уже живет с ощущением того, что от Рождества Христова что-то изменилось. С тех пор как явился этот Младенец, все поменялось, обратное движение уже невозможно. Либо ты теперь принимаешь это по факту, либо не принимаешь, атеист ты или не атеист – все уже случилось. Ты можешь по-другому смотреть на вещи, но ты существуешь уже совершенно в другом мире. Вот такой интересный момент.

– Вопрос телезрительницы из Санкт-Петербурга: «Помогите разрешить возникшее у меня недоумение. Я получила от друзей, знакомых поздравления с Рождеством. Есть уже как бы заданные открыточки, на которых слова о добре, любви. Слово «Рождество» присутствует, но при этом отсутствует имя Господа нашего Иисуса Христа. Поэтому у меня возник какой-то внутренний протест. Рождество связано с Ним, иначе вся эта любовь, добро и так далее не имеют какого-то смысла. У меня вот такое отношение. А потом я стала немного сомневаться: не погорячилась ли? Как Вы считаете? Ведь многие говорят о любви, добре, истине, но при этом как бы Господь Иисус Христос неизвестно где; словно все это само по себе существует».

– Конечно, Вы правы, Рождество прежде всего связано с явлением Богомладенца Христа, и было бы неплохо, чтобы мы все об этом не забывали (и Ваши знакомые, друзья, которые Вас поздравляли). Говорить о добре, любви и милосердии, исключая из этого круга Спасителя, для нас, христиан, странно, потому что для нас прежде всего все это происходит от Господа Бога Иисуса Христа, сами по себе мы не можем достичь высоты полного милосердия, сострадания, любви. Таково наше христианское понимание.

Но в какой-то степени Вы и погорячились, конечно. Я уверен, что Ваши родные и близкие друзья, которые Вас поздравляли, делали это из добрых побуждений, может быть, не в полной мере понимая Вашу христианскую позицию. Но все-таки они стремились по-доброму Вас поздравить. Ничего плохого в их пожеланиях, конечно, нет. Но то, что Вы им пытались пояснить свои христианские убеждения, – это хорошо. Но делать это надо всегда с любовью, не раздражаясь. Это наша основная задача, потому что только так узнают, что мы Его ученики. Если будем иметь любовь между собою. Это новая заповедь, которую Христос оставил Своим апостолам на Тайной Вечере. Он так и сказал: «Только так узнают, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою». Больше нас никак не узнают.

– Но телезрительница затронула очень важную тему, потому что мы часто слышим такие поздравления: «С Новым годом и Рождеством!» И в Европе уже не Christmas, а X-mas. Часто этот праздник уже превращается не в праздник рождения Богомладенца, а в праздник живота, праздник покупок и так далее. Более того, все это начинается еще задолго до наступления Рождества, то есть за месяц, а то и за полтора.

– На Западе?

– Да.

– Как и у нас перед Новым годом.

– Совершенно верно. Тем не менее во многом Рождество среди многих людей становится коммерческим мероприятием, а не духовным. Насколько это преодолимо? Вы же работаете по связям с общественностью в том числе; наверняка эти вопросы попадают в поле Вашего зрения.

– Да, интересный момент. Но тут сразу несколько блоков в вопросе, сразу несколько социальных нюансов, которые надо рассматривать... Несомненно, в западном обществе за последние десятилетия произошли очень серьезные секулярные изменения, обмирщение и весьма серьезный уход от христианских традиций. Рождество сохранилось как некий анахронизм, такой атавизм древних традиций в некоторой внешней форме без определенного содержания, к сожалению. Я не западный человек, не живу ни в Германии, ни во Франции, ни в Италии, ни в Польше, поэтому судить строго об этом не могу. Я говорю с позиции человека, который наблюдает извне и оценивает ситуацию, делая некоторый мониторинг по разным сторонам, наблюдая за тем, как ведут себя жители в тех или иных странах с христианской традицией, где Церковь когда-то занимала очень серьезные позиции.

 И в некоторых странах с уже серьезной протестантской историей (Великобритания, Дания, Австрия, Швеция, Финляндия), к сожалению, Рождество стало постепенно превращаться в некоторое коммерческое мероприятие. Мы его празднуем, поскольку оно праздновалось раньше всегда, мы привыкли к этому и будем праздновать и дальше, но не ощущая его содержательной части, то есть того смысла, какое оно имеет для нас как христиан.

В России все немножечко иначе, у нас все-таки есть Новый год. Новый год люди действительно празднуют тоже по традиции, тоже ажиотаж перед Новым годом, все бегают по магазинам, покупают подарки (это уже на уровне подсознания). В 20-е годы как-то пытались его нивелировать и праздновать по-иному; и рождественскую елку до 1938 года убрали (ее намного позже ввели). А сейчас получается так, что Новый год отдельно, Рождество отдельно. И все-таки Рождество – это чисто христианский праздник. В этом смысле мы немного счастливые люди. То есть благодаря этим коммунистическим временам, когда большевики были у власти, для нас Рождество сохранило свою ценность.

– Это удивительно.

– В принципе, и Церковь сохранила свою ценность.

– Вопрос телезрителя из Белгорода: «Христос пришел в мир, стал Человеком, но это Его Божественную суть не уменьшило, он остался Богом. Почему же когда Он какие-то дела творил, все время обращался к Богу Отцу, но не Сам их делал, то есть Своей властью не пользовался? Он специально ограничивал Свою Божественную сущность?»

– Это вопрос, касающийся тайны Троицы. Прежде всего скажу, что Христос не ограничивал Себя во власти, Он постоянно в Евангелии подчеркивает, что имеет власть и отдать Свою жизнь, и оставить ее при Себе, а также имеет власть исцелять и изгонять бесов. И, неоднократно общаясь с представителями фарисейского или саддукейского движения тех времен, Он это подчеркивал. Много сюжетов в Евангелии об этом. Христос подчеркивает: Он имеет власть, данную от Отца. Он совершает очень многое, потому что Господь Бог Отец наделил Его этой властью. Он совершает очень многое, в том числе и Свой крестный путь. Это тоже великое чудо.

Другой вопрос: почему Он обращался к Отцу? И как понимать, что такое Троица, что это за троичность? Скажу честно: тайна сия велика. Богословы ломали копья над этим вопросом и пытались понять, что это такое. В результате к консенсусу, то есть к полному согласию, не пришли, и было решение Вселенского Собора. Если его перефразировать, упростить, оно звучит примерно так: тайна сия велика, людям ее не понять; и не будем заглядывать туда, потому что нам это никогда не понять. Только, может быть, в пакибытии, когда мы уже перейдем в мир иной, нам откроется эта тайна: как существует Троица и что это такое. Потому что это один и Тот же Бог в трех Ипостасях. И тайна сия велика.

Это правдивый ответ, даже догматически объяснить это практически невозможно. Нет этого в догматике, там есть уже постановления Собора: неслитно, нераздельно и так далее – все те нюансы, как существует Троица… Даже оставили греческий термин «ипостась», потому что другого хорошего термина не нашли. Hypostasis – этот греческий термин лучше всего передает значение…

– Вопрос телезрителя из Воронежа: «Есть ли после праздника Рождества такое время, когда причащаться можно регулярно (по аналогии с пасхальной Светлой седмицей)? Что нам об этом говорит Церковь, святые отцы и простые священники?»

– На этот вопрос есть очень хороший и простой ответ: надо прочищаться всегда, когда горит Ваше сердце и когда Вы приготовились к Святому Причащению (естественно, постились, вычитали правило, самое главное – исповедовались). И когда есть желание причаститься, надо причащаться как можно регулярнее, потому что самое главное в литургии – это Причастие. Если мы приходим на литургию и по каким-то причинам не причащаемся, это должны быть весьма веские причины, обстоятельства.

Вообще литургия и творится ради Евхаристии. Некоторые западные богословы утверждали, что в литургии существует только два главных пика. Первый – это чтение слова Божия (его слышание и, естественно, проповедь к нему, пояснения). По нашей традиции всегда после чтения Евангелия и Апостола должна идти проповедь. Не во всех храмах, к сожалению, это происходит, но так должно быть – краткое пояснение. Вот один пик – это слово Божие, которое мы услышали и которым насытились. И второй пик – это Евхаристия,  причащение. Они не должны друг друга затмевать и друг друга превышать.

Это самые главные пики в литургии. Все остальное – это приготовление к этим главным вещам. Конечно же, литургия как главное дело народа (если переводить этот термин с греческого языка на русский) совершается ради Евхаристии. Мы приходим причащаться, для всего остального есть молебны, акафисты, панихиды, разные требы. Причащаться надо как можно регулярнее в любой ситуации, потому что мы не знаем, когда Господь призовет нас.

– Если телезритель говорил про Пасху, наверное, вопрос еще касался вот чего. Если мы исповедовались на Страстной седмице и держали пост, то обычно в саму Пасху говорят о том, что все, кто постился и исповедовался, например, в четверг, могут причащаться.

– На Пасху очень интересно звучит слово Иоанна Златоустого: «Придите все – постившиеся и непостившиеся». Давайте слушать Иоанна Златоустого. Его слово читается каждый раз на Пасху как самое главное слово, обращенное ко всем нам. Внимательно читаем его слово и слушаем, и мгновенно все встает на свои места, и пасхальная радость становится еще более глубинной и насыщенной.

– Да и вообще, я так понимаю, чтение святых отцов для православного христианина, наверное, должно стать делом обычным.

– В большинстве случаев. Те вещи, которые читаются специально за литургией каждый год, надо внимательно слушать. Слово Иоанна Златоустого не во всех храмах читается на современном русском языке, в основном на церковнославянском. Поэтому, может быть, не все могут осознать, что он пытается сказать. Но найдите в Интернете, почитайте пасхальную речь Иоанна Златоустого, вы просто будете поражены, насколько она наполнена любовью, милосердием и состраданием. В этом слове он пытается донести до людей, что Бог выше всего, что это любящий Отец, Милосердный Создатель, об этом вся эта речь.

Это же не просто какая-то традиция: вот литургия Иоанна Златоустого, давайте его слово почитаем. Ничего подобного. Просто это слово настолько сильное, настолько содержательное, что оно не может не звучать в пасхальную ночь. Тем более его сказал человек, который пострадал за свою веру; и заметьте – от рук своих собратьев. Вот что самое интересное.

– Еще вспомним, что у него на могиле написано: «Слава Богу за всё».

– Мне больше всего нравится, когда в современном мире рассуждают о человеческой гордыне, о том, кто какую социальную позицию пытается занять, то есть каждый человек стремится к какому-то положению в обществе. Иоанн Златоуст явил яркий и очень хороший пример христианина, когда  собратья епископы, архиереи на Соборе, низложили его с архиерейской кафедры и отправили в ссылку. А потом случилось землетрясение в Константинополе, все испугались и стали звать Иоанна обратно, но его реакция была примерно такая: «Нет уж, в ссылку так в ссылку». Я сейчас перефразировал, немного утрирую,  но суть в том, что не стал человек биться за свои архиерейские кафедры, за митры, за кресты, за панагии…

– Вопрос телезрительницы: «Я хожу в храм каждое воскресенье (по крайней мере, стараюсь). Не просто иду туда, а прямо бегу, потому что очень хочется . Но как только захожу туда и вижу людей, ловлю себя на мысли, что заставляю себя там находиться. Ухожу оттуда с пустой головой, сразу куда-то все мысли уходят. Или это энергетика посторонних людей? Я не знаю, что это такое. Мне хочется ходить в храм, но я не могу там находиться, когда там люди. Как с этим справиться?»

– Мне вспомнился анекдот, его все хорошо знают. Сын с утра говорит маме: «А можно я не пойду сегодня на работу?» – «Ну как же ты не пойдешь? Надо же работать». – «Нет, там люди, они ко мне  плохо относятся; ну как я туда пойду? Они от меня чего-то хотят, третируют все». – «Нет, сынок, надо идти. Как же ты не пойдешь? Тебя же ждут». – «Нет, мам, не хочу». – «Сынок, ну ты же настоятель, тебе надо идти».

Дело в том, что проблема, о которой Вы сейчас говорили, существует у всех нас. Конечно, случаются ситуации, когда нас раздражают какие-то внешние факторы, и единственный способ с этим бороться и преодолевать это искушение и испытание – взирать на Христа. Когда мы приходим в храм, надо взирать на Христа и искать Господа Бога. Мы пришли ради Него и на Него взираем, мы слушаем Его слово, мы причащаемся Его Тела и Крови, а не кого-то из людей, стоящих рядом.

Каждый приходит, кстати, со своими немощами, со своим «багажом», со своими переживаниями. Все мы разные, и все что угодно может твориться на душе у человека, стоящего рядом с нами. Но взирать надо на Христа. Зашли в любой храм, в любую христианскую общину – взираем на Христа. Тогда все начнет меняться. Это вообще должен быть наш лозунг: во всех жизненных обстоятельствах взираем на Христа и просим Его помочь нам преодолеть наши испытания. Я только это могу Вам посоветовать. Я уверен, что если Вы будете взирать на Христа, и только на Христа, все остальное начнет меняться. Надеюсь, этот ответ поможет.

– Вопрос телезрительницы: «Расскажите о символическом значении иконы праздника Рождества Христова, вообще о роли разных праздников».

– Я сегодня уже начал говорить о символических значениях, о том, какие символы используются во время рождественского праздника. В западной и восточной традиции они разные, но сейчас они уже так или иначе объединены, потому что в некоторой степени культурные границы размыты, этнические тоже. То есть христианские традиции каким-то плавным образом перетекают одна в другую. Например, зеленая елка как символ Рождества совершенно несвойственна была нашей российской традиции, это уже германская традиция. Она появляется после правления Петра I; можно сказать, благодаря ему эта германская традиция постепенно входит в нашу культуру. Это лютеранская традиция.

– Причем до этого в России еловые ветви были абсолютно похоронной темой. Это и до сих пор сохранилось.

– Могилы накрывают еловыми ветками.

– Да, и по дороге всегда бросали еловые ветки.

– Совершенно другая была смысловая нагрузка. А теперь мы уже привыкли, что зеленая елка – часть нашей христианской православной культуры. У нас в храмах стоят елки, хотя это лютеранская традиция, которая пришла к нам из лютеранской Германии с теми людьми, которые приезжали сюда, в Российскую империю, оставались и продолжали что-то творить ради этого государства, служить ему. Я их германцами называю, немцами тогда называли всех: и шведов, и всех «немых», кто не мог говорить по-русски. И германцы, и шведы, и финны, и многие другие сюда приезжали, хотели жить в Российской империи. Мы знаем очень много известных фамилий.

Вот зеленая елка – символ. Что она символизирует? Она символизирует вечнозеленое древо; иногда говорят, что она ассоциируется с райским древом жизни. И вот эти елочные украшения – это как бы те самые плоды жизни, от которых человек мог вкушать и жить дальше. Иногда говорят, что елочные украшения – это плоды Духа Святого, а вечнозеленое древо – Сам Христос, дающий жизнь.

Звезда на елке – символ Рождественской звезды. Даже в советское время, хоть она была и красная, для нас, христиан, она имела рождественский смысл. Все равно ведь звезда. Потом, опять же, очень много церковных символов. Мы говорим «дедушка Мороз», но это святой Николай Мирликийский, да и одежда у него похожа на облачение архиерея, с посохом (опять же церковный символ). Кстати, звездочки очень часто используются в большом количестве во время рождественских праздников.

– Я хотел поговорить про икону Рождества. Сама икона изображает как раз момент появления на свет Богомладенца.

– Несомненно, и все вертепы, которые мы делаем. Вертеп – это тот хлев, в котором родился Христос.

– И символика этой иконы – это отображение евангельского сюжета.

– Несомненно. Опять же почему на Рождество служат в белом? Потому что это особый праздник, всегда все праздники мы служим в белом облачении. Это праздничный обычай. И интересно провести параллель: когда отпевают, тоже служат в белом, потому что для нас, христиан, смерть – это не полная аннигиляция человека, а, наоборот, его переход в вечность. Теперь он там жив по-настоящему, он теперь свободен от этих мирских скитаний. Интересный момент. Это праздник. То есть когда мы отпеваем, надеваем праздничное облачение, мы как бы это празднуем; не плакать должны, а радоваться.

– Телезрительница спрашивала по поводу иконы…

– Это, конечно, изображается Богомладенец (Спаситель наш Иисус Христос), Дева Мария, Иосиф, волхвы. Обычно упоминаются три волхва, даже говорят, что известны их имена: Гаспар, Мельхиор, Валтасар. Есть даже такое исторически-богословское предположение, что это не просто волхвы. Дело в том, что в Писании они еще названы иначе, там есть некоторое упоминание о них как о магах. А магами была определенная каста жрецов в той древней традиции, которая занималась магией. Мы сейчас говорим: «Он маг, волшебник». (То есть человек, знающий какую-то мистическую сторону жизни.) Маги – это была определенная каста людей, считается, что они и пришли поклониться Христу (они из зороастрийской культуры).

– Они узнали о рождении Христа не от звезды?

– От звезды в том числе. Но они приобрели это знание мистическим образом. Так считается. В западной традиции так и называется: праздник магов. Мы говорим «волхвы», «цари», но дело в том, что цари – это очень громко сказано; тогда человека, который возглавляет небольшое племя, можно назвать царем.

– Они принесли Младенцу ладан, смирну и золото.

– Золото как царю, но это все символические элементы, которые указывали на определенное поклонение. Смирна указывала уже на Его погребение. Ладан – как особое почитание. Символика Рождества многообразна, и в каждой культуре своя. И очень интересно все празднуют. Сербы по-своему, у болгар свой праздник, у германцев свой, и у нас есть свои какие-то моменты. Но самое главное в нашей традиции – это суть праздника: Христос родился, Бог пришел в мир в образе немощного Младенца.

– И наша православная вера…

– А я и говорю в данном случае как раз про православную веру. Когда я говорил про сербов, болгар и германцев, имел в виду православных христиан. Потому что и сербы, и болгары православные, и в Германии есть православные христиане. Я сейчас не про лютеран, не про католиков.

– Православные сейчас есть и в Таиланде, и на Филиппинах.

– Православных много. Ну а что – кричать на всех углах, что нас много? Вы знаете, это как человек, который обладает высоким ростом. Он же не будет орать всем: я высокий, я высокий. Это маленький будет орать, а так зачем кричать? Ну, высокий и высокий. Нет какого-то смысла выпячивать себя. А вот маленький человек всегда будет обращать внимание на высокого. Это к тому, что есть какие-то люди, которые, может быть, высказывают: «Вот эти православные говорят, что их много, а на самом деле их мало». Нам-то что? Раз о нас говорят, значит, нас слишком заметно.

– Я бы хотел задать последний вопрос. Когда заканчивается праздник Рождества?

– Уже после Крещения Господня, конечно.

– И Вы готовитесь сейчас к Крещению, Богоявлению. И, конечно, этой теме нужно посвящать отдельную передачу. Когда мы прощаемся с Рождеством?

– Можно сказать, что на водосвятие, 19-го числа, а сейчас еще празднуем.

– Я бы еще хотел спросить Вас по поводу Богоявления. Дело в том, что многие наши люди устраивают такое… прорубное празднование. При этом у нас это превращается в какую-то языческую традицию, если мы не ходим в этот день на литургию…

– Это не у нас с Вами, это у российского народа, который находится вокруг церкви. Это отдельный разговор. Это не хорошо и не плохо, это просто традиция, которая появилась за последние десятилетия среди русских людей, она сама по себе возникла, и уже ломать ее тоже будет не совсем правильно. Это то же самое, что зеленая елка. Она лютеранская, но мы ее уже приняли, она есть.  

Ведущий Глеб Ильинский

Записала Елена Кузоро

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы