Беседы с батюшкой. Послушание

4 января 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
В петербургской студии нашего телеканала на вопросы отвечает настоятель храма во имя святой великомученицы Варвары в поселке Рахья Выборгской епархии священник Олег Патрикеев.

– Тема сегодняшней передачи – «Послушание». Насколько это важно для жизни христианина, насколько нам необходимо знать о том, что такое послушание и как слушаться, мы сегодня и будем говорить.

Отец Олег, я понимаю, что слово «послушание» очень у многих людей вызывает двойственное чувство. С одной стороны, мы понимаем, что это одна из добродетелей, если не самая главная добродетель в жизни православного христианина. С другой стороны, как только нам говорят «послушание» или каким-то образом предполагается соответствовать мнению какого-то человека, нам всегда хочется сопротивляться. И в этом случае существует как послушание, так и пререкание, непослушание. Все это вызывает массу вопросов. Прежде всего самый главный вопрос: что такое послушание?

– Очень своевременная тема, которая сейчас должна раскрываться в нашем обществе. Потому что послушание, как Вы сказали, является не только добродетелью; я бы добавил, что это должно являться характером человека. Наверное, многие мамы и папы помнят, что когда ребенок рождается, его очень туго пеленают. Для чего это делается? Чтобы он научился слушаться, потому что наша плоть при рождении уже начинает иметь своеобразное «я». Блаженный Августин в своей книге «Исповедь» писал, что он каялся даже в своих младенческих грехах, когда очень громко кричал, зовя свою маму и других обитателей дома для того, чтобы только поесть. То есть он понимал, что это, в принципе, уже грех, состояние предгреховности.

Туго пеленая младенца, мы его заключаем в послушание. Это как бы такой канон, кокон. Когда бабочка готовится стать бабочкой, перед этим она бывает гусеницей, сплетает кокон, находится в этом своем мире и при этом очень послушна природе. Только это ее послушание позволяет ей стать бабочкой. Если бы она начала там дергаться, брыкаться, естественно, никакой бабочки не вышло бы. Поэтому послушание – это уже характер, это должно прививаться именно с младенчества, с детства, даже можно сказать, с материнской утробы – когда ребенок только зачинается, он уже должен быть послушен.

– То есть послушание начинается с самого рождения. Но когда мы становимся уже взрослыми, даже если нас туго пеленали, духовное послушание всегда нами воспринимается довольно сложно. Например, когда мы подходим к священнику и просим благословения на что-либо, мы в этом случае несем некое послушание. Потому что если священник скажет, что я должен поступить так, то я могу согласиться с ним или не согласиться, то есть быть послушным или непослушным. Вспоминается мне по этому поводу, например, Суворов, который говорил, что каждый солдат должен иметь свой маневр. При этом он говорил: «Если я говорю вам идти направо, а вы знаете, что нужно идти налево, не слушайте меня». Будучи настоящим православным христианином, Суворов говорил такие вещи. В этом случае послушание – это что? Это свобода личности или это полная зависимость от другого человека, в данном случае от священника или архиерея?

– Вспомним, как начинают молиться иудеи: «Слушай, Израиль». В этом есть обращение Бога к человеку, чтобы он услышал в первую очередь. Кого мы можем услышать? Сейчас, наверное, очень трудно услышать пророка или голос Божий над иорданскими водами. Мы слышим голос Божий только из Евангелия, из Библии, которая сохранила для нас Его заповеди. Военное время, о котором Вы говорите, не может быть привлечено сейчас к нашему времени («пуля – дура, штык – молодец»); мы сейчас страдаем не от войны, а именно от своего непослушания. А оно начинается, как я уже сказал, с младенчества. Становясь взрослыми, мы распутываем свои связи, мы пытаемся своей антропологией ощутить этот мир, прочувствовать все радости и горести этого мира, потому что это опыт человеческой жизни и его невозможно заменить чем-то другим. Но при этом Господь нам оставил именно те заповеди, которые, как кокон, связывают наши ненужные телодвижения (назовем так). То есть эти каноны дают нам возможность идти прямым путем, который уготовил Господь любящим Его.

– Вопрос телезрителя из Белгорода: «Не может ли послушание превратиться в чистое раболепство и человекоугодие? Есть такое высказывание, что Бог человекоугодников даже кости рассыплет. И где эта граница, чтобы не стать человекоугодником раболепным, а исполнять послушание?»

– Крайности, конечно же, от бесов. То есть мы можем стать и рабами послушания, а можем стать, наоборот, антипослушниками, такими революционерами – это тоже своего рода послушание своей желаемой воле. «Разрушить мир до основанья, а затем...» – мы это уже проходили. Для того чтобы избежать человекоугодничества, следите за своими поступками и за своим сердцем.  Например, поход к начальству: приходим с какой-то повинностью или за очередным послушанием – должны следить за собой. Не за начальником, не за его реакцией, а за своей личностью, как мы себя ведем. Боимся ли мы его? Если боимся, здесь надо искать поводы для покаяния: что во мне проблемного? Почему я не люблю своего начальника? Почему, если люблю, боюсь его? И так далее. То есть можно распределить свои отношения с другим человеком по некоторым пунктам, которые, в принципе, разложены у святых отцов. Мы можем взглянуть на эти пункты и понять: человекоугодничаю я, уже совсем смирился, как тряпка половая, что об меня можно вытирать ноги, либо это все-таки мое послушание, которое дает мне возможность работать, приносить пользу? Пользу для людей в первую очередь, а не для своего эго. И тогда, получается, правильно поступаешь.

– Вопрос телезрителя из Воронежа: «Сказано в Священном Писании: дети, будьте послушны родителям в Господе. А как все-таки до деталей, до мелочей именно быть послушным родителям, чтобы ни в коем случае не оскорбить их? Потому что благословение родительское выше, чем благословение священника, выше, чем благословение бабушки, дедушки, дяди, тети. Благословение родительское, как говорится, в огне не горит и в воде не тонет. Вот у меня сегодня было непослушание родителям, я на себе это очень пережил и буквально два-три часа хорошенько помучился. Хотелось бы узнать, как эту заповедь – быть послушным родителям в Господе – исполнить на деле. Ведь Господь до конца Своей жизни слушался Своих родителей, даже на Кресте говорил Иоанну Богослову: «Се Матерь твоя». А Богородице: «Се сын Твой». И потом Иоанн заботился о Ней всю жизнь. Даже на Кресте Господь заботился о Своей Матери. Как нам (так же, как Господь) максимально приблизиться к Господу? Потому что Господь говорит: «Будьте совершенны, как совершенен Отец Мой»; «Будьте святы, ибо Я Свят». Как нам максимально приблизиться к тому, чтобы исполнить заповедь послушания родителям?»

– Спасибо, прекрасный вопрос. Если мы откроем Евангелие, то увидим, о чем было написано апостолом Павлом. На самом деле Вы соединили две части из Посланий к Колоссянам и к Ефесянам. В Послании к Колоссянам пишется: «Дети, будьте послушны родителям своим во всем, ибо это благоугодно Богу». Быть послушным во всем. Здесь апостол уже понимал, уже видел ту проблему, которая возникает именно в общинах, где христианство только прививается, только начинает быть переворотом в семье и так далее. Конечно же, дети, до этого будучи язычниками, видя своих отцов и матерей сначала в одном ракурсе, потом находя в другом, начинали сомневаться, возможно. Как и сейчас, в принципе, происходит в наших семьях. Поэтому апостол добавляет еще потом в Послании к Ефесянам, чтобы дети повиновались своим родителям в Господе. Здесь он добавляет: если родители в Господе. О чем это говорит? О том, что родители причащаются, что они – настоящие христиане: они посещают службы, они находятся в Господе Иисусе Христе, находятся в Причастии, в постоянном общении с Ним. Тогда благословение, о котором Вы говорите, передается детям.

Если же родители не в Господе, если они отвращают детей от веры, что мы видим в наше время... да и в то время на примере святой Варвары можно увидеть: Варвара не послушалась своего отца, она сделала по-другому. И она была права, потому что  послушалась Господа, услышала Его зов. А родительский зов был не от Господа.

Чем привлечь благодать? Хотя бы тем, что заповедь «почитай отца и мать» – это единственная заповедь с обетованием. Хочешь долго жить – почитай отца и мать. Хотя бы так на себе попробуй. Если я хочу долго жить, тогда для этого мне что нужно сделать? Не бросать своих родителей, не распихивать их по разным больницам, а ухаживать за ними и давать ту любовь, которую они давали мне в детстве. Вот тогда ты будешь жить долго, и обетование сбудется.

– Вопрос телезрительницы из Абхазии: «Поздравляю всех с наступающим Рождеством и желаю всех благ. У меня такой вопрос: одинаково ли послушание для монахов и мирян?»

– Конечно же, послушание для монахов и мирян абсолютно разнится в своей глубине. Монах принимает постриг, это его обет, он дает полное послушание игумену. Если образно выразиться, он отдает себя в рабство. Не в плане, что станет рабом, а именно в послушании. Мирскому человеку это невозможно понять и объяснить, потому что мы не чувствовали этого обещания на себе; мы не можем сказать: «Я посвящаю себя тебе и буду тебя слушаться во всем, что бы ты ни сказал». Это можно сказать, может быть, супруге своей; или супруга скажет своему мужу: «Я буду тебя слушаться до конца своей жизни». А пережить монашеский обет может только монах. Мирской человек может приблизиться к этому в послушании своей супруге. Или, наоборот, они вместе начинают слушаться Господа, и обет быть вместе до конца своей жизни является послушанием, которое они приняли во время венчания. Поэтому пути, конечно, разные, но оба спасительные. У мирянина есть послушания как церковные, так и домашние. И у монаха есть послушание, которое он дает уже перед Богом, отвергая свое «я», уничижая себя до степени раба. Но мы помним, что и Иисус Христос уничижил Себя в образе человеческом до раба, но при этом оставался всегда Истинным Богом.

– Приходит на ум непослушание Адама и Евы. Святые отцы говорят: как через непослушание Адама и Евы мы обрели смерть, так через послушание Господа Иисуса Христа смерть преодолели. Совершенно удивительная вещь: одно искупило другое!

У меня вопрос, который мне подсказал (можно так сказать) митрополит Антоний Сурожский. Он говорил, что послушание  не от слова «слушать», а от слова «слышать». Я понимаю, что, может быть, эта фраза вырвана из контекста, но так ли это вообще?

– Об этом писал апостол Павел в Послании к Римлянам: «Как непослушанием одного человека многие сделались грешниками, так послушанием одного многие станут святыми». В этом можно увидеть как раз то желание, чтобы вокруг тебя люди стали святыми. Каким образом? Стань послушным. Я – первое послушание, и тогда вокруг меня люди становятся послушными. Если я непослушен, тогда нечего пенять на своих детей, на зеркало и так далее.

Секрет состоит именно в этом: «послушанием одного человека». Но не пишется – кого. Не сказали, что послушанием Иисуса Христа... Именно от тебя послушание! То есть начинай с себя: ты начинаешь вести свою жизнь в спасении – и вокруг тебя спасаются многие.

У Антония Сурожского, конечно же, очень хороший пример: мы должны услышать голос Божий и голос Евангелия. Он, будучи молодым человеком, услышал этот голос, услышал Христа и через Евангелие уверовал. Мне очень нравится его распределение этапов послушания, послушания любви. Потому что послушание, в принципе, – это одно из проявлений любви. «Если вы любите Меня, исполните заповеди Мои». А что такое исполнение заповедей? Это послушание. Исполняешь заповедь – доказываешь свою любовь, не исполняешь – значит, не любишь. «Да – да; нет – нет; все остальное от лукавого».

У него очень хороший пример в плане трех ступеней, которые подвластны каждому человеку, переход с одной ступени на другую. Первая ступень – послушание рабское, боязнь раба, когда он слушается из-за страха наказания, из-за страха боли, он не любит боли – и для него терпеть уничижение лучше, чем если его будут бить палкой. Наверное, многие из нас чувствовали эти моменты в нашей жизни, многие из нас проходили эти испытания во время личных собеседований с вышестоящим начальником и так далее. Этот страх присущ, он естественный для нашей человеческой природы. Вторая ступень – это наемники, которые с радостью идут на работу, прекрасно себя чувствуют. «Я работаю, мне платят, этого и достаточно». То есть никаких личностных отношений, ничего личного, только бизнес. И третья ступень самая прекрасная – послушание сына, то есть любовь сыновья. Ведь мы любим своих родителей не потому, что у них в руке пряник или ремень, а потому, что они наши родители. Вот эта сыновья любовь – самое возвышенное послушание, когда мы слушаемся и исполняем заповеди по любви – не «за что-то», а «потому что».

– Прекрасный пример. Хочу задать еще один вопрос, касающийся послушания. Должен ли я быть свободным и разумным в том, какое послушание накладывает на меня священник или другой человек? Помните, в Священном Писании говорится: «Тот, кто любит мать или отца больше, чем Меня, недостоин Меня». То есть я в этом случае должен понимать какие-то особенные вещи, я должен размышлять по поводу того, какое послушание мне дают? Или это все равно: мне сказали «разводись» и я иду и развожусь? Просто были такие примеры. Насколько человек должен быть разумным в том послушании, которое на него накладывает, например, священник?

– Начну с самого главного: послушание должно проявлять тому человеку, кому ты доверяешь. Если у тебя есть хоть капля сомнения в этом человеке, то лучше не исполнять его послушание, потому что оно всегда тебе обернется боком. Всегда враг найдет дырочку, куда свой нос засунуть, чтобы раздробить то малое, что у вас было накоплено с этим человеком. Послушание невозможно без доверия. А если есть доверие, как у монахов к старцам полное доверие, то здесь полное послушание. У монаха от трех до пяти лет идет искус, он проверяется в послушании, из него, как из половика, пыль выбивается, чтобы наконец-то осталась та природа, которую уже возможно начать обоживать, начать лепить из нее то, что нужно для спасения. Доверие – момент очень важный в нашей жизни. Например, нельзя взять благословение у какого-то священника, потом сказать: «Нет, что-то не то, пойду к другому священнику». Другой не знает темы. Духовник должен  тонко знать твою жизнь, твою семью, твою супругу, твою собачку, которая что-то наделала в твоей комнате и ты переживаешь из-за этого. Духовник знает все полностью, и тогда он может подсказать.

– То есть в любом случае нужно быть разумным человеком и свободным. Только в этой свободе можно быть настоящим послушником.

– Да. И в доверии в первую очередь.

– Вопрос телезрителя из Твери: «Я прихожанин одного храма. Пока батюшка летом был в отпуске, мне довелось съездить к прозорливому батюшке. Я ему задал вопрос и получил на него ответ. По приезде батюшки, буквально через неделю, я исповедовался, и мой батюшка (он не является моим духовником, просто я у него постоянно исповедуюсь) сказал мне совершенно противоположный ответ. Получается, у меня непослушание тому батюшке? Мне почему-то недавно это открылось. Я в любом случае пойду на исповедь, и мне нужно исповедоваться в непослушании тому батюшке? В любом случае я батюшке сообщу, что такое произошло. До этого я ему не говорил, выполнял то, что он мне сказал, старался выполнить. А получается, там непослушание? Ваше мнение хотелось бы услышать».

– Вопрос понятен. Наверное, Вы не один таким образом попали в сети своего ума. Знаете, наш ум очень хитер, потому что ищет именно послабления обязанности. Я, конечно, не хочу Вас обидеть, но Вы ведь поехали скорее всего для того, чтобы свою обязанность как-то переключить на этого старца. Неужели это была какая-то сверхидея, которую не мог разрешить Ваш батюшка? Не думаю; очень редко такое бывает. Можно поехать, когда это серьезно угрожает жизни человека (например, делать или не делать операцию). Я сейчас не знаю, о чем шла речь, но думаю, что Вам нужно покаяться не в непослушании, а просто в том, что Вы стали искать для себя облегчения той проблемы, которую возложил на Вас Бог. Он возложил решение этой проблемы на Вас лично, а мы ищем, чтобы кто-то за нас ее решил: туда сходим, сюда сходим. Это человеческая природа. В принципе, это нормально. Но как раз можно покаяться, что мы ищем облегчения того послушания, которое Бог нам дал. Если это расходится с Евангелием, то, конечно же, надо каяться, что совершил грех, что не совершил дело по Евангелию.

Если же это какие-то житейские проблемы, то, думаю, надо просто с батюшкой поговорить. Даже не на исповеди, а просто как в семейном кругу: пригласить его на чай, поговорить, чтобы он опять увидел Ваше доверие к нему. Потому что иногда бывает так. Например, какой-то послушник, который работает у меня в храме, уехал куда-нибудь, а потом начинает вести себя по-другому: если раньше делал все с любовью, то теперь, вижу, как-то иначе. А он уже у другого батюшки исповедался; и конечно, происходит небольшая ревность. Но это опять же человеческое. Поэтому, считаю, надо встретиться с батюшкой за чашкой чая, рассказать ему эту историю. Он посмеется, улыбнется, обнимет Вас и благословит. И дело закончится.

– Часто бывают случаи, когда мы возлагаем на священника какие-то вопросы, которые можем решить сами. И если мы верующие люди и Евангелие для нас (это Книга книг, всегда читаемая, и источник истины), то в этом случае я опять вспоминаю митрополита Антония Сурожского. Он говорил, что узнать христианина можно по отсвету Евангелия в его глазах. Мне очень симпатична эта фраза, потому что я очень часто заглядываю в глаза священникам и вижу, что отсвет Евангелия существует. В данном случае я хочу спросить: может быть, имеет смысл именно Евангелие сделать в своей жизни мерилом послушания, быть послушным только Евангелию? Тогда, может быть, я даже не нуждаюсь в чьей-то помощи. Так ли это?

– Конечно, послушание Евангелию – это вообще первая наша заповедь. Помните, до 1917 года наши предки клали руку на Библию и клялись на Библии; это даже где-то осталось в других странах – «говорить правду, и только правду». Евангелие – единственная возможность спасения человеческого. Потому что мы сами, люди, ошибаемся, а Евангелие не ошибается. Но к Евангелию нужно толкование. Мы уже говорили сегодня, что есть такие моменты, когда не знаешь, кого же возлюбить больше: мать больную или идти в церковь молиться Богу в этот момент? Как решить? И вдруг в Евангелии мы читаем: «Кто любит мать и отца больше Меня, тот недостоин Меня». Значит, мы бежим в храм, а мама умирает?..

Поэтому надо иметь толкование Евангелия, без толкования очень трудно понять смысл. Просто читать Евангелие – это хорошо, но, как говорит Антоний Сурожский, оно должно откликнуться в твоем сердце. Мы можем все прочитать и ничего не узнать. Я в своей жизни семь лет читал Евангелие, пока оно мне не открылось. Семь лет я его всегда носил в кармане и не мог понять, что же там такого интересного, почему же его все читают. И в один прекрасный момент Господь мне открыл, что просто это правда, это истина. Я сразу успокоился, понял, что там – истина. Знаете, когда мы ходим на экзамен, мы пишем шпаргалки. Вот для меня Евангелие становится шпаргалкой, ведь мы по Евангелию будем судимы. А если у меня есть шпаргалка с собой, то у меня всегда есть возможность хотя бы на троечку ответить...

– Я хотел спросить Вас еще о том, что такое послушание священника. Потому что Вы тоже человек и тоже сталкиваетесь в жизни с ситуациями, когда Вам, может быть, хочется сказать: «Нет, я поступлю по-своему». Может быть, есть в Вашей жизни примеры послушания, которые привели Вас к тем или иным результатам?

– Это самая тяжелая тема для священника – послушание. Я, конечно, говорю про себя, не могу отвечать за других. Очень важно послушание в моей жизни. Во-первых, я уверен, что у каждого священника должен быть духовник. У нас есть духовник епархии, и по мере возможности мы ездим к нему и исповедуемся. Священник должен исповедоваться, у него должно быть понимание своей греховности. Потому что каждый день причащая людей, мы же произносим, что первый грешник из них – это я. А если я не чувствую себя грешником, значит, начинаю обманывать кого-то. Я должен всегда следить за своей духовной жизнью. И без послушания эта жизнь становится раздольем. Выпусти коня в поле!.. Моя плоть ведь из того же сделана, как и у других людей. Свобода нужна, но надо уметь ею пользоваться. А свобода без послушания – это, конечно, революция сразу же....

– Я понимаю, что послушание – очень важная сторона жизни православного христианина, верующего человека. Но, например, я прихожу в храм, а там молодой священник: я, человек уже совсем взрослый, вижу юношу, который еще ничего в жизни-то и не знает. Поэтому спросить его о чем-то мне не приходит в голову. Я буду искать человека, может быть, уже взрослого, пожилого...

– Чтобы борода была уже седая.

– Я думаю, что он внешне тоже должен быть благообразный. В общем, есть наше собственное представление о том, каким должен быть тот священник, у которого я попрошу помощи в духовной жизни (и, соответственно, получу послушание). В данном случае можно ли сказать, что я не прав?

– Да нет, Вы правы. Вы правы потому, что человеческое общество, наш социум имеет  оценки. Мы всегда ставим оценки, они моментально проявляются в нашем уме. Мы не успеваем даже уследить за своим помыслом, который оценивает человека; настолько быстро это происходит. Даже у компьютера нет такой скорости, как у нашей мысли. Как бороться с этим – это уже другой вопрос. Почему мы человека оцениваем и оценки частенько на троечку с минусом? Потому что уже есть стереотип нашего мышления, нашего информационного мозгового отсека, делающего эту оценку, глядя на ту память, которая в нас есть. Вот если бы стереть эту память, нажав кнопочку Delete!

Когда происходит оценка людей – это очень плохо. Научиться оценивать другого человека нужно в критерии образа Божия. В каждом из нас находится образ Божий, только он где-то закопченный, где-то треснувший, где-то порубленный нашими страстями, бедами, скорбями, печалями, всеми нашими грехами. Но это все равно образ! Ведь найдя, например, на помойке образ, мы разве пройдем мимо? Мы же возьмем его домой, отдадим реставратору, почистим, сами дома помоем, поставим в уголок и будем молиться перед ним, целовать его. Но почему этого не происходит с живым образом? Вот в чем причина – мы забыли, что в каждом человеке есть образ Божий.

– Мы забыли, что образ Божий есть в нас самих.

– Да. Из-за этого происходит, что мы встречаем по одежке, по рамочке: какая рамка, из какого бутика.

– Мне рассказывал один священник, что у него есть знакомый мирянин, православный, верующий, к которому он часто обращается просто с исповедью. То есть не с тем, чтобы он отпустил ему грехи, но он хочет поговорить с ним и рассказать ему о своих очень серьезных проблемах. И с ним на эти темы он разговаривает как со священником, потому что человек способен услышать и просто по-человечески дать какой-то совет. Меня это совершенно поразило! Насколько это вообще, в принципе, возможно?

– Это возможно. Дело в том, что, во-первых, мы должны понимать, что не мерою дает Бог Духа человеку. И сама благодать священства дана ведь более для того, чтобы совершать таинства, которые есть в Церкви. Но мы знаем, что мирянин абсолютно свободно может покрестить ребенка или человека умирающего…

Если говорить о людях духовных, то мы можем посмотреть на опыт соседних Церквей, где есть монахи, которые исповедуют людей, являются духовниками. Простым монахом был Паисий Святогорец, но к нему ездили на исповедь митрополиты, епископы и половина Греции. То есть этот человек был духоносный. Я думаю, если есть такие люди в приходе (или где-то, может быть, скрываются), то, конечно же, хорошо с ними поговорить, побеседовать. Думаю, как к священнику к такому приходить – это, может быть, немножко неправильно, но прийти как к человеку, который чтит Евангелие, с которым можно побеседовать по душам и в его беседе услышать волю Божию о себе, – это очень правильно.

– Я это к тому, что мы часто в своей жизни избегаем разговора даже со своей женой, со своими детьми, а во всем этом тоже можно услышать такие откровения, которые мы, может быть, не услышим в других местах...

Поступил вопрос от нашего телезрителя. У него умер близкий человек, и девятый день приходится на Рождество. Что в этом случае делать?

– Подать записочку в храм на панихиду, которая будет совершена... На святках уже не совершается, но можно келейно помолиться, во-первых. Знаете, все эти цифры имеют значение только для нас. Для усопшего нет времени, у него нет девятого дня. Я думаю, что и 40-й день является нашей готовностью отпустить его. Мы считаем, что на 40-й день душа усопшего предстоит перед Богом, но этого же учения нет, это наша традиция.  Может быть, она в первый день предстает перед Богом и потом уже происходит суд? В Евангелии написано, что человеку дано пожить, умереть и потом – суд; нет цифровых зависимостей.

Поэтому нужно традиционно прийти в храм, никто не запрещает поставить свечку за упокой и дать возможность порадоваться своей душе вместе с другими о родившемся Христе. Не надо тревожиться, не надо бояться хоронить своих близких. Христос говорит: «Пусть мертвые хоронят своих мертвецов». Мы верим, что у Бога все живы, и мы просто молимся, чтобы Господь упокоил душу того или иного человека.

– Вернемся к послушанию. Бывает так, что мы свое собственное послушание хотим видеть как раболепие, как некое желание убрать свою волю. Но здесь очень тонкий момент. «Воля моя» – это всегда для меня было страшным делом. Потому что мы говорим: «Да будет воля Твоя. Не моя воля пусть будет, но Твоя, Господи». При всем этом в нашей повседневной жизни без моей собственной воли, без моих поступков может ничего не происходить совсем. И в этом случае я отказываюсь тогда от семейной жизни, от заботы о близких; и работа для меня будет неприятной обязанностью. Каким образом превратить работу в послушание? Каким образом превратить свою семью и семейную жизнь в послушание? И как мне перестать бояться слова «послушание»?

– Знаете, наверное, это трагедия очень многих наших близких, что мы теряем смысл в послушании. Для нас это потеряно, и мы начинаем просто уже по привычке жить друг с другом, любить, встречаться, с детьми играть – для нас это некая неизбежность. Мы уже прожили какую-то часть жизни, и для нас все это становится рутиной: «Скорее бы все  закончилось!» Вроде как хорошо, но в то же время хочется чего-то большего, но не знаешь – чего.

Вот именно в послушании можно увидеть благодать! Я говорил сегодня радиослушателям: попробуйте послушаться хотя бы час или два своих близких; именно послушать и сделать то, что они вам говорят. Но при этом не говорить им, что вы сейчас будете им послушны, чтобы не давать им повода сделать из себя...

– …пророка в своем Отечестве.

– И посмотрите, как откликнется ваша душа, как она освободится от вашего «я». Ведь есть возможность сделать монастырь в миру... Вспомним о том, что малая церковь – это наша семья, где все друг другу послушны, где муж – священник, жена – диакон, дети – хор, который поет. И в этом есть послушание. Мы готовим пищу, встречаем гостей как посланных нам от Бога. Ходим на работу, и в любой работе послушание – это главнейшая обязанность. Возьмите любую профессию, от космонавта до уборщицы. Если уборщица не послушается, что будет в наших туалетах? Мы не сможем туда зайти. И космические аппараты не будут взлетать, потому что кто-то не послушался…

Поэтому в послушании есть огромный потенциал нашей жизни. Желание жить – это и есть послушание Богу. Он нам дал эту жизнь, чтобы мы научились слушать Его и исполнять Его заповеди. А заповеди Его просты: возлюби Бога всем сердцем и ближнего своего, как самого себя. На этих двух заповедях утверждается весь закон и пророки. В этом послушании и любви к Богу мы проявляем это и к ближним, и к дальним, и ко всей природе, и ко всему творению Божьему. Посмотрите, как природа послушна Богу! Как звезды послушны Богу! Если человек становится человеческой природой послушен Богу, то происходит синергия с Богом, и человек становится уже сотворцом, именно Человеком с большой буквы, когда Бог все кладет под ноги человека. Тогда мы начинаем уже заниматься обоживанием. Вот если в этом будет смысл нашей жизни, тогда и послушание для нас будет легко и прекрасно.

– Слышать Бога в своей жизни, как я понимаю, – это вообще самое высокое послушание. И я все-таки понимаю, почему митрополит Антоний Сурожский сказал, что слово «послушание» – не от «слушаться», а от «слышать». И хорошо, если мы действительно способны услышать своих близких, услышать их посыл, может быть, даже в неприятных словах услышать что-то такое, что необходимо мне для моего сегодняшнего существования...

Я очень благодарен Вам, что Вы так подробно рассказали о послушании. Понимаю, что Вы не до конца рассказали о своем опыте послушания в Церкви, но я знаю, что именно Ваше послушание сумело превратить маленький деревянный храм, где было два прихожанина, в храм, где на литургии, что называется, яблоку негде упасть. Поэтому я вижу, какие плоды приносит Ваше послушание.

Отец Олег, прошу благословить наших телезрителей. Вопросы, по-моему, были очень хорошие, и наши телезрители действительно очень трепетно нас слушали и помогали нам сегодня.

– Я хочу вам пожелать в наступающем Рождестве именно жажды послушания, жажды любви Божией. И имеющий слушать да услышит. Господь да благословит всех вас!

Ведущий Глеб Ильинский

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы