Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы

3 июля 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает клирик Иваново-Вознесенской епархии иеромонах Макарий (Маркиш).

(Расшифровка выполнена с минимальным редактированием устной речи)

– Интересный момент нашей страны, нашей истории возник совсем недавно. Связан он, конечно же, с футболом, когда сборная России, как многие говорят, чудом, по воле Божией, по молитвам всех нас вышла в четвертьфинал чемпионата мира по футболу. Другими словами, вошла в восьмерку сильнейших сборных планеты. Батюшка, каково Ваше отношение к футболу и вообще как нужно относиться к этому событию нам? Хотя я знаю, много священников, много простых православных и, наверное, девяносто процентов страны было в тот момент у экранов телевизоров.

– Не знаю, насчет процентов трудно судить, но есть много священников и православных вне священного сана, которые недовольны этими событиями.

– Интересно. У нас в этом кресле сидели священники, которые напрямую связаны со спортом, и они как-то одобряют некоторые движения… В чем же конфликт?

– Начать надо с того, что Церковь в целом в лице Патриарха…

– …одобряет спорт и физическую культуру…

– Да, безусловно. И, в частности, чемпионат мира, который сейчас проходит. Поэтому сейчас идти в атаку, говорить, что все это безобразие, нельзя; это шум, отвлечение от духовной жизни… Не надо так пускаться в крайности. Но возбуждение, которое тут есть, во многом, конечно, направлено не совсем туда, куда надо.

Я, готовясь к нашему эфиру, припомнил один эпизод, довольно характерный в отношении спорта. Примерно о том же самом – о спорте, его пользе и вреде, даже безотносительно к православию. Говорили мы с моими студентами (я был преподавателем), лет двадцать тому назад в Соединенных Штатах Америки. Были у нас курсанты, студенты, говорили о спорте и о том, хорош он или плох, что такое вообще спорт для сегодняшней жизни. Но это было двадцать лет назад, до Интернета. Мы взяли газету USA Today – такая большая газета, общенациональная. У нас такие есть сейчас, берут какую-нибудь «Комсомольскую правду», которая, с одной стороны, общероссийская, с другой – в ней всегда есть местные новости. Циркуляция общегосударственная. Это в наше время популярность бумажных средств массовой информации уже идет вниз, а тогда был большой подъем. Взяли спортивную полосу, точнее вкладочку, первую полосу спортивной вкладки. Стали смотреть, что же там спортивного. Обнаружили 20% (достижения, результаты, очки). Все остальное, 80% : кто напился пьяный, кто с кем подрался, кто сел в тюрьму, кого освободили, кто с кем, извините, имеет внебрачную связь. Уж в лучшем случае – кто на ком женился (это вообще хорошо), но это уже к спорту прямого отношения не имеет. Дальше – безобразия болельщиков: кто кому сломал челюсть, кто попал в больницу, кто пошел под суд за это дело. Вот наполнение этой полосы – 80% «спортивных» новостей. Вот в чем проблема, дорогие друзья. От спорта-то не слишком много в спорте. Вот в чем беда.

Спорт – безусловно, дело хорошее, доброе и так далее, но вся та пена, которая идет на этом спорте, вызывает некоторое огорчение.

– Например, какая пена?

– Я сказал только что про сломанные челюсти…

– …Я возражу немножко. Например, допустим, возьмем игру сборной России. Она во многом оживила всю страну.

– Патриотический элемент есть.

– Да. И есть интересные моменты частной жизни самих футболистов. Например, Денис Черышев в Instagram сделал заявление… Это пост в социальной сети, где он восхваляет Бога и что на самом деле он человек православный…

– …Ну хорошо, молодец…

– Это пример живой веры, благодарность Богу…

– Ну, будем надеяться. Понимаете, произошла какая-то перетасовка, перемешивание социальных пластов, и мы видим какие-то добрые примеры. Мы видим примеры патриотизма. Сейчас был какой-то успех российской сборной (честно говоря, не совсем знаю). И видно было, что люди торжествуют.

– Это было буквально недавно…

– Да, а я подумал: а этот патриотизм к чему приведет?.. У нас действительно есть какие-то социальные проблемы. Скажем, вправить людям мозги по поводу пенсионной реформы. В условиях, когда люди стали жить дольше, а стариков стало гораздо больше и люди рожают детей в три раза меньше, а живут на двадцать лет дольше, сумеют ли наши патриоты вправить мозги тем, кто недоволен, что недоплачивают пенсию или увеличивают пенсионный возраст?

– Это вопросы, которые не нам решать…

– …Не нам решать, но патриотизм-то растет, должно быть ощущение единства нации, ощущение общих задач, которые мы решаем. Эти маргинальные центробежные движения, что все не так, все плохо, у нас какая-то не та реформа, должны уходить прочь, рассеиваться как дым. А рассеиваются ли они? Вот не знаю. Но в то же время, если попытаться обобщить все это, взвесить (вот футбольный чемпионат идет), я бы сказал, что все-таки плюс перевешивает. Я могу припомнить очень характерный эпизод из бесед, каких-то рассказов известного Паисия Святогорца. Вы знаете, конечно, публикуют его книги, это личность популярная. Много, прямо скажем, не вполне надежного в его сочинениях…  Паисий сам ничего не сочинял, это его какие-то восторженные почитательницы записывают, публикуют. В Издательском доме тоже были скандалы с ним связаны, много тоже пены всякой. Но в этой пене, конечно, есть и алмазы. И вот один такой алмаз я припомнил в связи с чемпионатом по футболу.

Паисий приехал к кому-то в гости и хотел там ночевать. Ему хозяева говорят: «Дело плохо, потому что у нас тут шум страшный по ночам, взрывают скалы, строят дорогу, спать невозможно от грохота». Ну что сделаешь: что есть, то есть. Лег он спать. Действительно, ночью были взрывы; почему-то ночью, рабочие круглосуточно работали. Грохот мешал людям спать. Когда утром старец Паисий встал и у него стали просить прощения, что такое дело, он говорит: «Ничего подобного, я спал очень хорошо, провел прекрасную ночь в полном покое». Как же так получилось, когда никто спать не мог от грохота? «А очень просто. Я вспомнил войну и возблагодарил Господа за то, что эти взрывы – мирный труд людей»…

– На благо людей…

– Сами люди трудятся на свое благо, на благо ближних. В общем, «весь этот страшный грохот я сравнил с тем, что могло бы быть, и с тем, что бывало в жизни, и понял, что есть повод для благодарности Господу. И никаких отрицательных эмоций у меня в этой связи не было, я спал как младенец». Вот приблизительно как мы можем смотреть на эти события, связанные с чемпионатом. Да, это возбуждение, это всякого рода эмоции, не те, которые нам, может быть, хотелось. Но они тем не менее мирные – по сравнению с тем, что могло быть. Хорошо, что люди смотрят телевизор – по сравнению с тем, что они смотрели бы порнографию; хорошо, что они ходят с русскими флагами, вместо того чтобы ходить с бутылками и разбивать этими бутылками головы друг другу, что бывает иногда у нас. Вот в таком духе.

– Вопрос телезрительницы: «Как утратить потребность выговариваться, особенно присущую женщинам? Затворить уста – это хорошо сказано, но если просто затыкать себе рот постоянно и насильственно молчать, тогда все внутри копится…»

– Вам надо иметь домашнее животное (кошку, например) и с ним разговаривать. Или собаку. Или даже двух кошек. И не надо затыкать рот, и никому вреда Вы не причините.

– Телезрительница: «Нет, это не подходит».

– Почему? А Вы попробуйте, реализуйте идею. Кошки – животные чистые, спокойные. Собаки более буйные, могут лаять. А кошка здесь – идеальное решение вопроса. Идеальное.

– Телезрительница: «...когда говорят в ответ что-то…»

– Кошки говорят и внимательно слушают тебя. Я иногда даже сам с кошками разговариваю. Нет кошки – я по улице хожу, вижу – кошка сидит. Я к ней обращаюсь, она мне тоже что-то отвечает, «мяу» иногда. Во всяком случае, получается разговор содержательный. И Вам это очень рекомендую.

– Телезрительница: «Да, но я очень хочу в жизни с людьми реализовать то, чтобы быть немногословной».

– Ну, это Вам никто не запрещает, кошка на Вас не будет обижаться. Но если у Вас есть потребность выговориться, Вы ее реализуйте на кошках, это очень правильно.

– Нет, а вот если с человеком в беседе… Я так понимаю вопрос нашей телезрительницы: в общении с людьми… Вот мы сейчас закончим эфир, пойдем пить чай, и я буду очень много говорить, не давая Вам вставить слово. Что делать?

– Ну, приходится здесь увидеть свой грех, свою слабость и этот грех исправлять. Я немножко по-другому понял вопрос: что у нее есть потребность.

– Нет, была поправка, что именно в беседе с людьми.

– Надо жалеть людей. Можно кого-то, конечно, специально пригласить… Когда я еще был дьяконом, служил с одним хорошим священником, и он говорил перед службой: «Сейчас будем с тобой служить вместе; я, может быть, буду на тебя кричать. Ты уж меня прости заранее». Хотя он никогда на меня не кричал, мы с ним всегда дружили прекрасно…

– Не кричать, наверное, а делать какие-то замечания на службе…

– Я к чему привел эту аналогию? Можно пригласить человека попить чаю и сказать: «Вы знаете, я очень многословный, я болтун, буду очень много говорить; Вы меня простите». (Смеется.) Если кто на это пойдет, – хорошо. Я не знаю, такой вопрос почти что юмористический немножко.

– Продолжим тему футбола: эмоции тебя переполняют, ты переживаешь, ты весь в игре, ни о чем другом не думаешь, можешь забыть поесть, сходить в туалет. Ты в экране телевизора либо на стадионе, в этой атмосфере. По сути, есть в некоторой степени страсть к этому виду спорта. Можно сказать сейчас о футболе, а вообще это бывает со многими вещами, когда ты, по сути, даже не играешь в футбол, но ты весь в этом, переживаешь – и нет ничего другого. Что это такое? Нужно ли с этим бороться?

– Совершенно верно; о чем я и начал свою критическую речь только что. Что такое страсть в узком смысле этого слова? Некая ситуация, когда мной кто-то или что-то владеет. У меня есть страсть к кислороду. Если я не буду дышать, я умру. Надо мне дышать. Это первая неукоризненная страсть. Есть неукоризненная страсть к воде, еде, сну, отдыху, теплу и так далее. А дальше начинаются уже укоризненные страсти. Понемножку-понемножку пошло все хуже, хуже – и я уже становлюсь зависим от какого-то конкретного блюда. Если мне не дать чашечку кофе, у меня вся жизнь рушится. Или что-то еще. То же самое с футболом. Дело это не очень полезное, когда мной начинает владеть что-то, в данном случае смотрение телевизионной игры.

– Ой, сколько осуждения, если что-то в действиях игроков не так.

– В том-то и дело.

– Сколько нецензурной брани…

– Совершенно верно, совершенно правильно Вы сказали. Единственное, здесь как утешение, которое я привел: лучше пусть они сидят перед телевизором, чем если бы ходили в пивную и друг другу били физиономии. Вот «утешение», мягко выражаясь. Не знаю, слабое утешение; пусть бы лучше вообще они не допускали такого рода власти этих зрелищ над собой. Откройте Златоуста или Тертуллиана по поводу зрелищ…

– Батюшка, Вы настроены радикально…

– Да не радикально; я начал с того, что, в принципе, положительно…

– Да, но Вы не видели бы, я так понимаю, греха в том, если бы этого не было.

– Я бы не видел греха, если бы этого не было, совершенно верно. Если бы не было тех страстей, и этих тоже.

– Ну, это наша жизнь… Я даже приведу один пример. Здесь недалеко, на Воробьевых горах (по крайней мере, в «Фейсбуке» я видел) пример того, как один батюшка использует фан-зоны во благо. Он приходской актив взял вместе с собой (я так понимаю, что люди грамотные, могут говорить на разных языках), и они пошли творить миссионерскую проповедь в фан-зоне. Там собираются люди, решают какие-то административные дела и так далее. Вероятно, они не пошли к пьяным болельщикам, но тоже какой-то элемент проповеди в этом есть.

– Ну, дай ему Бог… Не знаю, я не очень себе представляю, чтобы я так пришел. Мне бы сказали: «Отец, чего ты пришел сюда? Тут не до тебя, иди вон отсюда».

– А бывает, некоторые иностранцы очень почтительно относятся к священникам, даже из исламских государств…

– Правильно…

– Достаточно у них почтения; кстати, неважно к какой религии.

– Да. Между прочим, это точное замечание, что мусульмане относятся к духовенству с  большим пиететом, нежели наши соотечественники…

– Это как Божий человек…

– Я был один раз в исламской стране и был приятно поражен тем гостеприимством, почтительностью, с которой обращаются к нам просто люди на улице.

– Святейший Патриарх на совете 6 июня, когда был учрежден Совет по физической культуре и спорту, говорил о том, что Церковь оказалась не готова к чемпионату мира по футболу. В какой-то момент действительно можно было найти и свою пользу. Западные люди, приезжая в Россию, увидели ее с другой стороны, не с той, как им говорят их средства массовой информации…

– Ну да, да…

– В то же самое время сколько храмов красивых…

– …присутствие православия в нашей стране, да.

– Почему ты такой гостеприимный, почему такой добрый? Может, потому, что ты верующий? Это все-таки огромная площадка для диалога в какой-то степени.

– Гм, готов согласиться…

– Не только покричать…

– Готов согласиться. Мне пришлось четыре года назад быть на зимних Паралимпийских играх в Сочи. Тоже был интересный опыт. Но там не было такого подъема страсти, об этом речь не шла. А остальные все аспекты спорта там были, в том числе и сотрудничество, соучастие разных религиозных конфессий. У нас был религиозный центр, небольшой. Народу было не слишком много в нашем религиозном центре. Но мы сами религиозники. Там был мусульманский имам, буддийский какой-то лама, протестантские друзья, римо-католический ксендз… У нас было очень интересное общение.

– Даже моих друзей из наших православных вузов, которые изучают арабский язык, как волонтеров отправили туда, они помогали. Тоже своего рода какая-то площадка.

– Совершенно верно. Мусульманский имам, тут же были две наши девушки из Свято-Тихоновского института, волонтеры, они тут же его «оседлали» и требовали, чтобы он их учил по-арабски, помогал им.

– Ну, какая-то практика все-таки.

– Да-да.

– Вспомним, как это было в Древней Греции: когда проходили Олимпийские игры, прекращались войны и распри. И в какой-то степени даже пусть это будет, наверное, противостояние (с натяжкой сказать) каких-то политических элит или вопросов, которые решаются на футбольном поле, но пусть уж лучше решаются на футбольном поле…

– Ну да.

– Вопрос телезрителя: «Говорится про футбол; как вообще Богом благословляется…» (Вопрос неразборчиво.)

Я так понял, благословляется ли вообще играть в футбол?

– Да, да, конечно! А слушайте, наши церковные иерархи постоянно об этом говорят: что спортивные достижения требуется стимулировать, поддерживать участие молодежи в спортивных командах, разных видах спорта.

– Более того, есть православные турниры. Например, отец Андрей Алексеев, духовник олимпийской сборной и один из членов Совета по физической культуре и спорту, организует эти турниры.

– Да, совершенно верно.

– И я лично участвую в них.

– Спорт сам по себе – это физическая культура, физическое совершенствование человека… Мало того, есть разные виды спорта: такие, как туризм, альпинизм, парусный спорт, где человек еще участвует в противоборстве со стихией, с природой; это победа над природными трудностями, а необязательно над соперником. Все это очень здорово, полезно и правильно. И очень хорошо, что мы движемся в этом направлении. Но недостатки мы  обсудили: они косвенные, окружающие, маргинальные. А сам по себе спорт – дело очень хорошее.

– Давайте попробуем сформировать образ православного болельщика. Будет матч за полуфинал, сборная России – сборная Хорватии. Скажу честно, я буду этот матч смотреть. Не знаю, что должно произойти, чтобы я не посмотрел.

– Вы свободный человек, смотрите.

– Нет, вот я буду смотреть и переживать, и миллионы наших сограждан и людей по всему миру будут тоже переживать, смотреть этот матч. Как правильно болеть, чтобы не одолевало чувство страсти и при этом ты был в каком-то мире с тем, что происходит?

– Слушайте, не знаю, честно говоря. Правду скажу, чтобы смотреть – вы свободные люди. Иногда эти вопросы задают: можно ли смотреть такой-то фильм, такой-то матч, такой-то вид спорта? Всегда ответ один и тот же: вопрос решаете вы наедине со своей совестью и с Господом Богом. Кто вам может давать указания? Это совершенно неправильно, это нехристианский, неправославный подход – спрашивать разрешения у кого-то на какие-то законные действия. А вот как смотреть – ну, если смотрите, ваше дело.

Я вот припоминаю, довольно давно (может, лет десять назад; может, меньше) какое-то тоже было футбольное событие, а я служил в Москве в одном из храмов, и мне дали место переночевать: после всенощной раннюю литургию надо было совершать. И какой-то был момент победы нашей команды. По городу просто разносились какие-то вопли, крики, песни... Люди торжествовали победу. В отличие от Паисия плохо я спал и думал: хорошо, слава Богу, что победа, а представьте, что будет, если будет поражение? И Господь дал возможность моим печальным мыслям рассеяться, потому что через два дня было поражение – и все было тихо. Никого не было. Проиграли и проиграли: скажи, пожалуйста, большая беда... Не было никого. И мы видим, слышим в новостях о болельщиках (тут еще я вам рассказывал из американского опыта): назвать их болельщиками или просто хулиганами, бандитами?..

– Были ситуации, когда беспорядки были…

– Бандиты они просто, жгут машины, громят витрины, магазины, бьют друг друга уже всерьез, насмерть. У нас этого не было, слава Богу. Проиграли – проиграли, ладно, что сделаешь… Выиграли – хорошо, все торжествуют и радуются.

– Но жизнь продолжается, несмотря на то, какой результат…

– Да мало ли кто что проиграл или выиграл? Вот так.

– В какой-то степени даже футбол, околофутбольная атмосфера становятся своего рода проявлением азартности.

– Да, да.

– Например, люди делают ставки.

– Ага, еще вот это дело.

– И проигрывают очень большие деньги порой. То есть в какой-то степени это еще и способ зарабатывания денег…

– Зарабатывания?.. Приобретения.

– То, что происходит в букмекерских конторах.

– Да, иными словами, тотализатор, азартные игры, связанные со спортом. Друзья мои, я должен просто провести здесь границу, потому что одно дело – спорт, игра, физическое совершенствование, техника и все остальное. А другое дело…

– …заработок.

– Это не работа, это приобретение денег. Каждый человек, который интересуется этим вопросом, благоволит раскрыть Федора Михайловича Достоевского «Игрок». Я видел картинку, карикатуру, как художники иллюстрируют книги, не зная их содержания. Для книги «Игрок» был, естественно, изображен футболист… Это пророческая картинка. Так вот, почитайте «Игрока», психологию азартного игрока, вообще что там происходило.  Немножко отдельная тема качество этого сочинения, но азарт и состояние души человека, который играет в азартные игры, там отражены достаточно четко. А я как священник могу сказать, что когда в нашей стране были разрешены казино и игровые аппараты, то в нашем областном центре не проходило дня, чтобы на исповедь не приходил какой-то мужчина (как правило) и с широко раскрытыми глазами говорил: «Я не знаю, батюшка, что происходит! Я получил зарплату, пошел домой – и все, пришел домой, а зарплаты уже нет, потому что я ее проиграл. А как – не знаю».

– А вот это что такое – беснование?

– Безумие просто.

– Я тоже такой пример расскажу. У одной моей знакомой муж был игроман. В какой-то момент он потерял сознание, а причина была – обезвоживание. То есть человек настолько был в игре, что забывал поесть и попить воды.

– В общем, тут есть элемент некоего оптимизма: я помню, у нас был губернатор Михаил Александрович Мень в то время, и уже готовился закон о запрете азартных игр, а Михаил Александрович закрыл их еще на год или на девять месяцев раньше, чем закрыли их по всей России. И был шум страшный, там, как полагается, все эти жучки… Говорили: безобразие, нельзя запрещать, вообще запрещать ничего нельзя, как же будут люди жить, если их выгонят с работы, они играют в эти казино… Михаил Александрович закрыл все эти казино – и все игроманы куда-то пропали. Я знаю, я исповедовал людей, служил в монастыре и все время стоял на исповеди. И в течение месяца они исчезли разом. Потому что этот змей, который их брал за горло, куда-то исчез, его придавили, придушили. И нам так надо поступать.

– То есть это силовое решение.

– Совершенно верно. До сих пор у нас эти тотализаторы работают. Я бы их прикрыл. Вот у нас есть не наша, не церковная иерархия, а государственная. Нашим законодателям я бы предложил немножко усилить давление в вопросе азартных игр.

– Вопрос телезрителя: «По Вашему мнению, молитва по поводу какого-то спортивного турнира – это же не духовный, а душевный позыв скорее всего? Эмоциональный? Как быть с этим? Допустим, родственники каких-то игроков… Они же видят. Я смотрел этот футбол и видел, что там действительно молились наши люди. Там, скорее всего, даже праведник какой-то молился, потому что то, что происходило тогда, это чудо чудное, диво дивное. Хотелось бы Ваше мнение услышать».

– Ну что ж, не надо здесь какого-то догматизма возводить. Кто такие эти болельщики? Это люди сочувствующие, сопереживающие. Пускай, слава Богу, речь идет не о войне, не о болезнях, катастрофах, а об игре. А игра – нечто поверхностное. Но тем не менее это сопереживание, сочувствие. Для людей, которые играют сами, это важное дело, дело их жизни, это их профессия, дело чести или достижений. Почему бы нам им не сочувствовать, не сопереживать?

– А помолиться за них – разве грех?

– Да, вопрос, который задал нам слушатель…

– Александр из Иркутска.

– Я не вижу проблемы здесь. Молитесь. Хорошо, если Вы им сочувствуете, сопереживаете, возносите Вашу молитву для объединения Ваших душевных сил.

– Есть ролик в Интернете, когда крупным планом показывали футболистов во время исполнения гимна (единственный момент матча, когда можно всех посмотреть); он их просто крестил…

– Ну так что? Апостол Павел говорит: непрестанно молитесь. Апостол пишет. Так почему бы не молиться во время футбольного матча? Я не вижу проблемы, вот так скажу. И думаю, что не надо здесь ее заострять таким образом.

– Достаточно интересная тема сегодня… Понятно, Ваше отношение к футболу достаточно равнодушное. Но все-таки если победы сборной России будут и дальше продолжаться, Вы как будете к этому относиться?

– Ну, я буду рад, естественно. Но я в начале передачи сказал кое-что: у нас есть реальные проблемы нашей жизни, реальные национальные задачи, и вопрос, который я задаю, – насколько наши спортивные успехи помогут объединить, усилить единение нации в противостоянии реальным трудностям, которые перед нами стоят? Вот в чем дело. Чтобы игровая реальность, игровая сфера не заменяла собой сферы реальной.

– У нас есть очень интересный вопрос телезрителя: «Почему в православной программе речь идет о спорте?»

Спорт и чемпионат мира – это неотъемлемая часть жизни не только сегодняшнего информационного пространства, но и тех, кто живет в крупных городах…

– Ну правильно, а в деревне? Информационное пространство общее. Какая разница?

– Да, мы с этим невольно сталкиваемся. Мы видим и радость, и безумство и пытаемся разобраться, как к этому правильно относиться.

– Правильно, совершенно верно. Тому, о чем мы говорили в начале программы, Вы сейчас подвели итог: это часть нашей жизни, мы должны ее оценить. Мы не можем прятать голову в песок, делать вид, что ее нет. Должны понять, где здесь плюсы, где минусы. Помочь нашим зрителям и вообще всем нашим согражданам правильно выстраивать свое отношение к этому сектору реальности. У нас никаких абсолютно расхождений нет. Я думаю, что и со зрителями нет. А если этот товарищ недоволен… Мы живем в свободной стране, каждый может быть чем-то доволен или недоволен в рамках действующего законодательства.

– Хорошо. Все-таки достаточно интересный был вопрос. Сам Святейший говорит, что нужно заниматься спортом. И он сказал, что если бы не спорт (сам им занимался), он бы не вынес сейчас те нагрузки, которые ложатся на его плечи.

– Верно, верно, дорогие зрители, учтите это. И вместо того чтобы сидеть перед экраном телевизора, лучше встать на 15 минут раньше и немножко побегать.

– После нашей программы (может, после вечернего правила) перед сном это достаточно полезно.

– Вечером, перед сном бегать? Я никогда перед сном не бегал.

– Ну, я не знаю…

– Люди бегают перед сном вообще? Вот это тоже вопрос... Вопрос здоровья.

– Вот еще такой интересный момент. Вы вспомнили Паисия Святогорца. Недавно встретил такую фразу, которую приписывают Паисию Святогорцу (я перефразирую): что в рай нужно идти с чистой душой, тело в рай не пройдет. То есть не надо заботиться так сильно о теле. Другой аспект спортивной жизни – часто люди, особенно молодые, девушки, спорту уделяют очень много времени, занимаются самолюбованием, заботятся о рельефе своего тела и так далее. С одной стороны, в здоровом теле здоровый дух, который позволяет быть на каком-то подъеме, быть выносливым, даже помогает на службах стоять, потому что это тяжело…

– Я бы сказал, на военной службе быть...

– И на военной службе быть. Как к этому правильно относиться с духовной точки зрения? Когда идет откровенное самолюбование…

– Ну, с духовной точки зрения все достаточно ясно. Есть здравая мера, рассуждение о здравой мере. У юноши, который готовится быть призванным в армию и хочет стать бойцом спецназа, одна мера. У девушки, которая, скажем, занимается танцами в качестве своего времяпрепровождения, немножко другая мера. У пенсионера (такого, как я) третья мера. У каждого своя должна быть. И в тот момент, когда эта мера явно переходит за грань греха, это становится самолюбованием, рекламой… Есть такое слово, очень неприятное; в данном случае я его употребляю не в прямом смысле, как у нас принято, – слово «проституция». Выставление себя – вот что такое prostituo по-латыни. Проституция в сексуальном смысле несколько уже, чем проституция в смысле общеэмоциональном или социальном, когда люди начинают выламываться в разных видах деятельности, в том числе и собственно телесном. Это, конечно, очень некрасиво, грешно, греховно, и православный верующий должен понимать, что делать этого не надо, что это вредно и для себя, и для общества. И соответствующим образом ограничивать, регулировать свое поведение.

– То есть нужно уметь понимать, даже занимаясь в спортзале, таская железо, бегая, для чего это?

– Кто таскает железо, кто загорает на всяких каких-то делах…

– Есть очень интересный момент. Вопрос телезрителя несколько, наверное, поумерил пыл этого спортивного момента… Все-таки есть несколько вопросов, которые задают наши телезрители. Давайте тоже постараемся на них ответить.

«Мы с мужем живем в квартире с его бабушкой, бабушка в лицо всегда улыбается, а за спиной говорит обо всех гадости. Стараешься молчать, не обращать на это внимания, ругаться с ней тоже как-то не хочется: пожилой человек. Как вести себя в этой ситуации?»

– Здесь ключевое слово – «бабушка». Дорогие друзья, увы, возраст имеет свои преимущества и свои недостатки. Я сам принадлежу к поколению бабушек-дедушек и тоже ощущаю определенные слабости. Но вы, друзья, помните, есть русская поговорка, немножко простая: старый что малый. Вот уж простите меня, факт остается фактом. К бабушке проявляйте снисхождение. Бабушкин возраст, ее позиция характерны тем, что бабушку научить, переучить ничему невозможно. Маленькие дети поддаются учебе, молодые поддаются; и что такое наше покаяние, как не учеба? Безусловно, это так и есть. А вот когда уже некоторый возраст, некоторое состояние, приходится мириться с этими людьми: какие есть, такие и есть. Прожили тяжелую жизнь. В общем, снисходительно относитесь.

Часто сталкиваюсь с той картиной, когда родители рассказывают о конфликтах своих детей, а иногда и подростков, юношей и девушек, со старшим поколением. И непонятно, что делать. А мама пишет: «Я все время как между молотом и наковальней». Этой маме ответ такой: дорогая мама, объединяйте Ваши усилия с младшим поколением. Возьмите дочь, сына, объясните им, что с бабушкой и дедушкой не нужно конфликтовать, ссориться, ничего такого... Понимаете, симметрии нет в том, когда говорят «старый что малый». Отношение к ним снисходительное – это факт, а вот организация дела или наша попытка сохранять семейный мир и вести нормальную христианскую жизнь должна быть направлена именно на младшее поколение, но не на старшее.

– Давайте подытожим нашу сегодняшнюю встречу, расставим точки над i и развеем сомнения, которые сегодня уже были в этой программе.

– Сомнение, видите, у нас одно только было, что некоторые слушатели недовольны вообще как таковой темой спорта. Сильнейший аргумент, который у нас есть: мы видим, что Церковь сама по себе в лице своей иерархии поддерживает спортивное движение и вдохновляет молодых людей и людей среднего возраста участвовать в разных спортивных соревнованиях и делах. Тут никаких двух мнений нет; раз Церковь нас направляет, то мы и поддерживаем это направление. Но стараемся отделять, с одной стороны, спорт от всякого рода безобразий, которые происходят в кругах болельщиков (или я уж не знаю кого)…

– Да, нельзя терять голову все-таки в этих ситуациях…

– И финансовая сторона тоже к спорту прямого отношения не должна иметь совершенно.

– Уже несколько раз в передаче прозвучали слова: «в здоровом теле здоровый дух». Например, понятно, что в Москве больше возможностей развивать спорт на приходах и так далее (это мое мнение), но в вашей епархии какие движения происходят в этом плане? Говорили, что есть площадка для проповеди.

– Наша областная власть не дремлет, стадионы открываются, проводятся эстафеты, велогонки, турниры, что угодно. А я хотел сказать просто элементарную вещь: неважно, где вы живете  (в тайге, или в тундре, или в Кавказских горах), бег, легкая атлетика – самое лучшее дело для всех возрастов. К бегу есть еще спортивное ориентирование, когда это не просто бег, а еще и работа в лесу, на природе, умение пользоваться компасом и картой. Люди разных возрастов могут в этом участвовать – и среднего возраста, и молодежь; и даже деток маленьких можно привлекать к этим делам. Помните, что спорт – это не сидение около телевизора, а забота о своем здоровье, о здоровье ваших детей, о здоровом образе жизни всей вашей семьи.

– А игровые виды спорта – это взаимовыручка, уважение к сопернику, сдержанность и проявление других положительных качеств.

– Да.

– Если правильно этим заниматься под руководством правильных людей, в том числе и священников…

– Совершенно верно.

– Они многие моменты объясняют и учат чему-то. Я даже помню: учился в школе и играл за сборную школы по футболу, и если на турнире звучала матерная брань (а это было абсолютно светское мероприятие), – желтая карточка, второе слово матерное – красная карточка.

– Очень правильно.

– Очень строго действительно, в какой-то степени это воспитывает и в культурном плане, о чем много сейчас говорится. На этом мы и закончим.

Ведущий Сергей Платонов

Записала Маргарита Попова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы