Беседы с батюшкой. День Победы - день радости или день скорби?

9 мая 2017 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы отвечает настоятель храма святого благоверного великого князя Димитрия Донского в Северном Бутове протоиерей Андрей Алексеев.

– Здравствуйте, батюшка! Христос воскресе!

– Здравствуйте! Воистину воскресе! Дорогие друзья, всех вас рад видеть. И, конечно, в этот день поздравляю вас с Днем Победы, который требует от нас трезвения, духовного осмысления событий, которые в нашем христианском понимании должны дать хоть в какой-то степени полноту значения этого события. Не умаления подвига (ведь столько мужества, столько крови, столько напряжения!), но вместе с тем и осмысления важности причин того, что явилось основанием и для этого горя, и для этой радости.

– Тему Вы уже обозначили. Все-таки День Победы – это день скорби или день радости?

– В этом есть и то и другое. Но для нас как христиан очень необходимо трезвение, осознание того, что перед нами события, требующие сегодня от нас понимания значимости этого дня в истории и того, что предшествовало ему. Ведь проходят десятилетия, столько утекает воды, много обсуждается разных тем, связанных с Днем Победы, вообще с этой войной, с тем, что происходило до того, как началась война, что было в течение этой войны. Как правильно оценить происходящее? Как священник и как историк я хотел бы уделить внимание вот чему. Да, действительно, перед нами подвиг народа, слезы, ночи у станков, юноши и девушки, взрослые и в очень преклонных годах старики; перед нами разные поколения и разные состояния людей, но они трудятся ради этой победы – и она приходит. И нельзя умалить подвига народа, нельзя убрать в сторону это колоссальное напряжение сил многих людей, которые полагали себя и свою жизнь ради своей страны, ради ближних своих.

Но давайте с вами осмыслим, что предшествовало этому событию, вообще началу войны. Я как историк хотел бы обратить внимание вот на какое интересное обстоятельство. Если мы посмотрим данные статистики, всегда любое общество (и сегодняшнее в том числе, и то, что было до войны, и то, что было ранее) можно по-разному рассмотреть, и любое явление требует некоего глубокого осмысления. Я как священник хотел бы вот на что обратить внимание, а как историк привлечь те данные, которыми мы обладаем. У нас до революции в Российской империи было без малого 55 тысяч только храмов. И еще без малого 25 тысяч часовен, а еще – больше тысячи монастырей.

– Все они были заполнены людьми?

– В них ходили люди, в них молились, это были действующие храмы и монастыри. Более того, каждый год в России дополнительно строилось примерно еще пятьсот храмов и часовен. Это до революции 1917 года. А вот теперь давайте посмотрим, что происходило в течение этого времени. Ведь был большой период после известных событий прихода к власти людей, которые стали закрывать эти самые храмы. А у нас сохранились данные в истории о том, сколько епископов сохранилось перед началом войны, насколько на грани дальнейшего существования находилась Русская Православная Церковь: ссылки, тюрьмы, зверские убийства священников, разрушение храмов.

И вот что мы имеем: на территории Российской Федерации к 22 июня 1941 года открытыми оставались только тысяча храмов. Я не беру всю империю, границы уже были другими, но вместе с тем у нас был колоссальный провал  в отношении духовной жизни, ведь всякая война (мы читаем в Священном Писании) начинается тогда, когда человек утрачивает силы. И тогда можно прийти в его дом, попытаться этот дом захватить и взять его в плен. Это и в духовном отношении действует, и во внешнем. Мы с вами подошли к началу войны в состоянии духовного опустошения, колоссального, глубокого нравственного кризиса. И этот момент мы должны положить в основание того, что же лежало в той глубине ослабления человека, нации, народа.

Если сегодня мы с вами не сделаем правильного вывода и будем только говорить о подвиге, который действительно имел место... но что привело к необходимости совершать этот подвиг? Какие иные события? Сколько крови пролилось в гражданскую войну? Это страшная трагедия! Сегодня многие рассуждают о цифрах, многие говорят о разных ситуациях, которые тогда будоражили умы и сердца людей, но ведь как важно Церкви найти верное слово! И здесь есть мудрые слова Святейшего Патриарха о мире и единстве. Как важно, с одной стороны, найдя очень четкое определение тому или иному явлению, постараться потрудиться нам с вами дать духовную оценку того или иного события, а затем, после этой оценки, призвать людей к этому миру и единству. Потому что иначе, если не будет этого самого главного, если не прийти к тому важному, что нас сегодня должно созидать, можно потом, после уяснения даже страшных потрясений, входящих в нашу память, в наш ум, все разрушить. И всякая передача может созидать или разрушать.

Мы сегодня собрались, чтобы созидать, чтобы, переосмыслив что-то сегодня, в этот день, дать людям и надежду, и вдохновенную радость. Потому что после периода падения в нашей истории начался постепенный подъем в отношении возрождения этой нравственности и религиозной духовной жизни. Ведь когда грянули эти самые события, священников самолетами доставляли из лагерей и тюрем. Я читал эти записи и архивные данные поднимал – я не скрываю, я плакал. Я не скрываю этого и не стесняюсь. Священник пишет о том, что он, будучи немощен, привезенный из лагеря, полз к престолу: подняться был не в состоянии от того, что были боли, побои, болезни, которые обрушились ни с того, ни с сего на него там, в лагере. И вот его подняли, поставили у престола… Он пишет: «Я стоять не могу, меня держали двое, и храм был полон людьми, и они просили только об одном: "Молись, батюшка, служи эту службу, попроси у Бога помощи, чтобы Он дал эту победу"». Верно – и просили, и были переполнены храмы, и священники продолжали свое служение, но ведь до этого было иначе.

Если мы сегодня в этот день, рассуждая о победе и говоря о радости, которая, безусловно, наполняет наше сердце, не скажем о скорби, о горе, о трагедии народа, то это будет нечестно. Потому что тогда юное, подрастающее поколение, которое, может быть, не знает чего-то или не интересуется чем-то (а сегодня, увы, это имеет место), не усвоит того, о чем должны старшие рассказать. Надо постараться найти верные слова, не обесценить все, не оплевать (избави Господь!), а дать верную оценку и все просеять, отделив одно от другого. Добрые семена оставить, а плевелы, сорняки, нужно, конечно, удалить, потому что иначе мы очень сильно рискуем вновь вступить на ту тропу, которая непременно приведет к страшным последствиям. И мы читаем в Священном Писании, что бывает с народом, который отступает от своего Бога, разрушает свои святыни, забывает о важности духовной жизни, о молитве. Когда это все не востребовано, когда это угасает в нас, тогда мы слабеем, тогда совершается в нас надлом, а потом и вовне приходит враг, чтобы захватить нашу территорию: и внутреннюю, и внешнюю.

– То есть можно сделать вывод, что Великая Отечественная война, Вторая мировая – это заслуженная нами война?

– Это во многом следствие самого главного: духовного, нравственного, религиозного остывания народа, и это правда. Когда мы изгоняем Бога из своей жизни, тогда мы слабеем. И тогда наши границы (и внутренние, и внешние) открываются, и совершается то, что совершается, ведь в Писании сказано: «Если верен не будешь Мне, отдам народу жестоковыйному». Откроем Ветхий Завет, почитаем, как еврейский народ (тогда богоизбранный) отступал от Бога – и начинались кровопролития, нашествия иноплеменников. Вразумлялся народ, поднимался ото сна, раскаивался, приносил этот вздох Богу, шла молитва – и возвращалась милость Божия к земле, и вновь начинали засеваться эти поля (и внешние, и внутренние), и пробуждался человек для новой жизни.

– Как это было в Смутное время, когда объединялись, постились, молились...

– Совершенно верно. Это наша история, мы не можем из нее выбросить страницы, но посмотрите, как важно, чтобы мы учились давать верную оценку всему. Вы назвали Смутное время... Действительно, почерк у дьявола всегда один и тот же. И когда в нашей жизни на место Бога ставится человек и ему начинается поклонение... – на первых страницах Библии ведь все сказано, когда Адам решил стать как Бог, чтобы, отвергнув Бога, без Него пытаться жить. Последствия были страшными, он лишился рая. Вот так в истории (и ветхозаветной, и новозаветной) происходит всегда с теми людьми, которые отступают от своего Бога и начинают идти без Него по жизни, – совершается страшное. Одна из таких страниц – летопись Великой Отечественной войны. И мы, поскольку речь у нас сегодня идет в этой передаче о Дне Победы, должны дать верную оценку этому событию и, рассуждая на эту тему, дать направление мысли людям, чтобы они могли идти в правильную сторону, дать понимание того, что перед нами.

– Я правильно понял, что эта война заслужена нашим народом?

– Мы шли в ту сторону, когда мы эти скорби приближали к себе. Разбойник на кресте был прощен Богом и введен в рай первым, но страданий и скорбей он не избежал. И вот здесь нужно сказать откровенно, что достойное по делам нашим принимали. Этот момент имеет место, но опять же я прошу духовного понимания этих слов, потому что Господь никогда не желает войны, Он никогда не благословляет войну, кроме одной войны – против греха.

– Просто возникает вопрос. Есть статистика, она каждый раз обновляется: то двадцать пять миллионов мы потеряли, то тридцать, то тридцать пять… И вот теперь выясняется, что каждый пятый гражданин Советского Союза погиб в этой войне – это порядка пятидесяти миллионов человек. Неужели такая огромная цена нужна была для какого-то поднятия?

А разве потом совершилось некое нравственное возрождение? Да, открылись храмы. Троице-Сергиеву лавру в 1946 году открыли; возвращались мощи. Епископов вернули. Но это было до 50-х годов, потом хрущевские гонения. Только в 90-е годы мы получаем эту церковную свободу, можем открыто исповедовать Христа. Получается, что после этой войны, которая унесла такое огромное количество жертв, мы так долго наверстывали то, что потеряли до нее?

– Мы, к сожалению, выпустили бесов. И эти легионы бесов наполнили сердца людей в первую очередь. А вот дальше пошло то безумие, которое и всегда наполняет жизнь народа, уходящего от Бога. Вот о чем речь идет. Потому что посмотрите: чем дальше от света, тем больше тьма; чем дальше от Бога, тем ближе дьявол; чем дальше от жизни, тем ближе смерть. Никогда Господь не желает зла человеку, а дьявол всегда желает зла человеку. Уходя от света, от Бога, от правды, от веры, мы входим в пространство, когда эти самые темные силы начинают влиять на нас все больше и больше, получая власть. И если мы откроем работы известных богословов, людей святой жизни эпохи, предваряющей революцию, увидим: они писали о том, что ожидает Россию, если отступается от веры русский человек. Мы получили то, что посеяли, мы пожинали плоды духовного оскудения.

И когда перед нами открывается эта трагедия, нужно найти правильные слова, обо всем этом  верно сказать, потому что для кого-то из сегодняшних исследователей, не ведущих духовной работы, есть сокрытые механизмы понимания того, что перед нами. Не вмещает человек, он духовно затуплен. И можно только посочувствовать ему, он этих вещей не увидит. Но ведь человек – это тот, кто состоит из души и тела, это данный от Господа вот такой сосуд. Если мы не поймем причин, если мы сегодня этого не осознаем, не осмыслим, что перед нами тогда? Какое отношение ко этому дню будем иметь и мы с вами сегодня, и наши потомки? Важно все правильно поставить на свои места и, воздавая должное подвигу, рассуждать и о падении, о том, что происходило до этого.

И еще: нельзя рассуждать, что перед нами только период с 1917 до 1945 года, все началось значительно раньше. Если мы будем рассматривать нашу историю, то будем замечать, как постепенно оскудевала вера в русском народе, как постепенно роль Церкви умалялась в обществе. Вспоминаем период, когда не было патриаршества на Руси, оно было упразднено и светский чиновник командовал в Синоде. Это ведь тоже значимые моменты. Церковь была обескровлена, она не смогла на том этапе дать некоего отпора, и постепенно оскудевала в людях вера.

А если мы поднимем труды известных историков, церковных иерархов, которые накануне революции писали о том, что происходило во внутренней жизни людей той эпохи, как люди заражались этим вольнодумством, безбожием, насколько разливался религиозный индифферентизм, насколько подтачивали наши устои традиции Запада (я подчеркиваю – худшие традиции)?.. Всегда можно научиться чему-то хорошему и взять лучшее у любого народа. Святитель Василий Великий писал: «Лучшее возьми и у язычников». Но мы-то чем заражались? Какие идеи мы брали? Какие мысли вносили? Ведь люди были заражены духом ненависти. Исследователи той эпохи отмечают (я читал воспоминания многих), что царил дух ненависти, люди желали разрушать, не созидать. О чем это говорит? О состоянии разных слоев общества. А заговор генштаба против государя? Все вместе взятое – это было еще до того... Но мы катились к этому событию, мы шли к этому страшному кровавому безумию. А пролитые реки крови, когда часть народа была вообще вырезана, а часть в эмиграции?

И потом – это время, когда мы могли подняться так высоко в правильном осмыслении этого глубинного процесса, ведь Россия становилась все сильнее, мы росли. Я об этом говорю на основании тех данных, которые есть у меня как у историка. Работая сейчас над докторской диссертацией, поднимая эту же тему в своей работе, я собираю данные и вижу в них  явные показатели для меня как для исследователя постепенного экономического роста. А вот духовная жизнь слабела. Мы подошли в этом страшном состоянии  к революции как уже некоему финалу на том этапе, и потом пошел процесс жуткого, страшного безумия и смертей. А вот дальше мы еще больше оскудевали и подошли еще к одной черте, когда необходимо было что-то переосмыслить. И то, что началось тогда, продолжается сейчас: процесс постепенного возрождения нашей страны на уровне осмысления чего-то властями на том этапе. Мы шли к тому, чтобы об этом говорить вот так, у экрана телевизора.

Ведь то, что мы сегодня об этом говорим, – это милость Божия, но вместе с тем это и воля властей предержащих сегодня. То, что сегодняшние правители об этом разрешают говорить и мы во всеуслышание, на многомиллионную аудиторию это произносим, – это о многом говорит. Молясь за власти сегодня, мы понимаем, что  переживаем в русской истории удивительнейшее время потрясающих возможностей, когда можно открыто о Христе свидетельствовать и, расставляя по своим местам правду и ложь, давать нашим детям чистую пищу. Ну а дальше уже каждый для себя выбирает, куда он идет, кому  служит, во что  верит и что в итоге получит по окончании своего жизненного пути.

– Разве сейчас нет вольнодумства? Разве нет процветающих антирелигиозных движений против нашей Православной Церкви, против Патриарха? Чем отличается общество, которое было перед революцией, от нынешнего? Мы сейчас более здоровое общество или нам еще нужно в чем-то расти?

– Степень «более» или «менее» здесь трудно применить. Мы сейчас более здоровое общество, чем то, которое было у нас к моменту начала войны, –  в духовном отношении. Но опять же – в отношении возможностей действий Церкви в этом мире. Мы имеем Патриарха, имеем развивающуюся религиозную жизнь, строим храмы, то есть это те моменты, которые нужно не обесценить и на том этапе жизни человека. Ведь определенные устои того народа, нравственный ценз  были еще достаточно высокими, получив потенциал еще из той эпохи. Нельзя все однозначно вот так поставить на весы и взвесить. Есть что-то, что было больше, есть что-то, что было меньше. Но тогда, перед Великой Отечественной войной, мы бы не могли вот так открыто сказать о том, о чем сегодня говорим, мы не имели бы такой возможности, нам ее просто не дали бы. И кто бы об этом говорил? Духовенства практически не было, оставались единицы, а из тех, кто оставался жить, лучшие были в лагерях. И те, кто оставался еще на свободе, ожидали этого ареста. Сегодня разве так?

Есть те моменты, которые, конечно, сегодня не назовешь здоровыми. Есть задачи, которые ставятся перед нами, но мы имеем возможность все-таки утверждать, что это время, данное от Господа Русской Церкви, уникально. То, что сегодня созидается в церковной жизни, – очень значимо: есть позиция Святейшего Патриарха, есть его благословение и открывающиеся духовные и воскресные школы, есть строящиеся храмы, есть приходящие люди – и их немало. Да, много проблем, но есть процесс, и этот процесс возрождения традиций не может не радовать. Это очевидно. Поэтому, взяв то лучшее, что было в каждую эпоху, сохранившееся, бережно передаваемое (кем-то, может быть, забытое, но все-таки еще как-то имеющееся в сердце), нужно не обесценить это.

В любой эпохе можно найти и предательство, и покаяние, в любой эпохе есть свои Иуды, но есть и апостолы, которые отрекались от Христа, а потом каялись. И есть те, которые, подобно Петру, покаявшись, возвращались. Есть такие, которые разбегались от Христа и собирались, поэтому в каждую эпоху есть свои герои и злодеи. Но самое главное – насколько осмысливает человек то, что он оступается, и кается ли в чем-то, и делает ли выводы. Поэтому наша задача сегодня – взять лучшее... Это наша страна,  наша история, наше то дорогое, священное, сокровенное, потому что замешано на Евангелии, эта культура народа созидалась на христианских традициях. Перед нами очевидные процессы, входя в которые, мы должны научиться  бережно передать это дальше, взяв то лучшее, что было и до революции, и в советское время, и в постсоветское и что есть сегодня. Объединив это и духовно осмыслив, как горящую свечу, как огонь лампады, передать дальше.

Причем  не могу не порадоваться вот такому обстоятельству: наряду с тем, что мне как священнику, как христианину, как гражданину не нравится, есть то, что я наблюдаю и что меня очень вдохновляет. И вот сейчас, в канун этого дня, немало говорится о доблести русского человека на войне. Разве об этом не нужно говорить? Нужно. Разве не на этом воспитывается подрастающее поколение? На этом. И я поддерживаю эти течения и эти направления, когда люди приходят в церковь ко мне как к пастырю и просят благословения поставить спектакль на патриотическую тему, написать книгу, выступить по телевизору, создать направление, связанное с каким-то внутренним движением человеческой души к тому, чтобы укрепить границы Родины. Пусть, может быть, это узкое направление деятельности, но связанное с созиданием целостности нашего народа. И я не могу не порадоваться тому, что сегодня выходят хорошие военные фильмы, сегодня есть передачи, посвященные подвигу людей, которые отдавали свои жизни.

Верно, мы должны на этом воспитывать человека. Более того, понимать, что каждый из нас сегодня находится на различной степени восприятия событий и не всякий вот так может все осознать. Значит, нужно найти доступный язык и с маленьким человеком разговаривать на ту тему, которая понятна для него, и произносить те слова, и снимать те мультики, и те книжки читать, которые для этого человека по силам. Но есть и взрослые люди, не готовые что-то воспринимать. Давайте к ним будем снисходительными, найдем нужные слова, нужные темы, нужные фильмы снимем, сделаем передачи, но мы объединимся все в движении возрождения нашего Отечества. И этот праздник – одна из ступеней этого возрождения: он замечательный, он созидает, он собирает людей вместе.

Я сегодня ехал на передачу и по пути сюда  видел людей, которые готовились к шествию «Бессмертного полка». Я поддерживаю эту инициативу как пастырь Церкви, понимаю, что это глубочайший воспитательный, а вместе с тем нравственный глубокий момент, который важно, направляя в нужное русло, дать сегодняшнему человеку, чтобы объединить людей в том, что сегодня для них ценно, в том, что для них значимо и глубоко, верно поднять это на нужную высоту. Ну а  наносное всегда имеет место рядом. Нужно что-то подправить, помочь друг другу, не обесценить важное. Вообще этот момент единства значим, и этот праздник – хорошая возможность для того, чтобы объединять людей в важном, добром, полезном и ценном.

– Пока мы помним наших предков, их вклад, их победы и даже, наверное, поражения, мы и живем. Сейчас очень обсуждается такой лозунг (или тег), когда, говоря о событиях той войны, пишут: «Можем повторить». Конечно же, это связано с тем, что происходит вообще в мире, эта политическая обстановка и некое напряжение… Но «можем повторить»... Все-таки мы упомянули о трезвении в самом начале передачи. Скорее, от себя скажу, что это просто может повториться. Не знаю, сможем ли повторить, а повториться может.

– Знаете, я вспоминаю рассказы бабушки и дедушки о войне. Ты чего-то сам не видишь, может быть, только потом по кадрам... ну разве это можно вместить, пока сам не увидел? Но я вспоминаю, как они рассказывали об этом, и их чувства передаются. Мы говорим о родовой памяти, о напряжении сил души, что, входя в сознание и  сердце, наполняет тебя чувством трезвения. Вы знаете, я понимаю и осознаю: мы должны быть сильными, в первую очередь духовно, а вместе с тем должны, конечно, укреплять границы нашего Отечества. Это правильно и мудро, но если мы будем невнимательными и духовно небдительными, если вот эти слова будем произносить без верного внутреннего осмысления, они могут не принести нам пользы, а могут принести вред.

Потому что человек всякое дело должен вести с большим рассуждением и, укрепляя свои рубежи, должен помнить, что война ведется дьяволом всегда, но пускать его в пределы своей Родины – это обрекать свой народ на пролитие крови, на слезы матерей, на сиротство детей, на страшные бедствия, которые не дай Бог пережить. Но когда люди, порой не вникая в глубину такой трагедии, об этих вещах говорят так легко, – это неправильно. Важно постараться, чтобы этого не было. Но чтобы этого не было, нужно помнить, с чего все начинается. Я вновь возвращаюсь к духовным рубежам нашего сердца. Если человек не будет молиться Богу, если забудет об утренних и вечерних молитвах, если  перестанет поститься,  не будет читать Священное Писание ежедневно, он ослабеет – и не сразу, но постепенно в жизнь войдет темная сила. Я не буду сейчас Вас как выпускника духовной школы спрашивать, читали ли Вы сегодня Священное Писание.

– Могу ответить: сегодня нет еще...

– Но день не закончился. Посмотрите, я не случайно вот так обозначил свой вопрос,  хочу его обратить к каждому человеку. И к себе в том числе, потому что если я этого делать не буду, я потерплю поражение, а потом за проигранным боем обязательно будет страшное поражение в другом месте. Ведь святой Иоанн Кронштадтский пишет, что огонь веры, который гаснет в пастыре, гаснет и в пастве. И как мудро писал митрополит Вениамин (Федченков), переживая в те годы страшные падения русского человека, когда была смыта вот та Россия: мы (о духовенстве той эпохи) не горели в вере, мы не могли никого зажечь, поэтому и потерпели вот такое страшное поражение; а кто виноват? мы виноваты. Честно пишет. Поэтому, рассуждая об этой победе, одержанной тогда народом, мы должны понимать: сколько храмов тогда наполнилось молящимися! Мы просматриваем хронику: сколько людей шли в храмы и молились! И было разрешено то, что было ранее совсем запрещено. Мы вновь возвращаемся к теме, которая должна сегодня дать для многих людей эту базу, основание для размышлений: как я живу, как  люблю свою страну, как я люблю своих детей, как  созидаю этот мир в своей семье, имею ли  с Богом связь, не перешел ли я на сторону соперника, не тружусь ли  для дьявола, не забыл ли  о самом главном, где моя воскресная литургия?

Я прошу вас в этот день задуматься. Посмотрите: День Победы пришелся на Пасху 1945 года, и тогда, в день великомученика Георгия Победоносца, когда все состоялось, а потом буквально еще через денечки официально произошло, – это же был глубочайший прорыв! Надо духовно осмыслить, почему на Пасху это совершается.

– Пасха каждый год разная.

– Каждый раз, каждый год Пасха совершается в разные дни. Почему начало наступления советских войск под Москвой совпадает с днем памяти святого князя Александра Невского? Почему главная победа на Курской дуге совершается в день памяти святых апостолов Петра и Павла? Почему обнесенная редутами Москва получила еще укрепления, когда обнесли над Москвой Казанскую икону Божией Матери? Как это все из истории вычеркнуть и как этому дать правильную оценку? Где границы всего этого и что же самое главное для нас в нашей жизни? И почему вспоминались имена святых князей, когда и ордена, и прочие награды связывались и ассоциировались с прошлыми победами русского оружия?

– Названия военных операций...

– Всё это наши глубинные исторические победные традиции. И вот сегодня, их объединяя, мы должны понимать, что у нас данное от Господа время, Он нам дал самую богатую в мире страну, Он нам дал колоссальные возможности здесь, на этом пространстве нашего Отечества. Как важно направить все это в должное доброе русло и, неся мир и единство, вместе с тем укреплять, безусловно, с внешними рубежами Отечества наши духовные цитадели: наши сердца,  храмы. А  души – верой. Потому что когда мы не участвуем в таинствах, молимся кое-как, постимся отчасти,  в храм ходим постольку-поскольку, мы слабеем и сами, и наша страна слабеет.

– Я думаю, нужно еще упомянуть роль Церкви в этой войне, ведь первым, кто обратился к народу, был патриарший блюститель, митрополит Сергий (Страгородский). Церковь тогда все равно жила, и она действовала. Даже официальный статус Церковь приобрела, когда начали собирать деньги на танковую колонну, некуда было положить эти деньги, и Советское государство разрешило открыть счет в банке, тем самым Церковь приобрела статус юридического лица. И вот много-много таких событий...

– А посмотрите, как обращается к людям, ожидающим тогда его голоса, первое лицо государства.

– Братья и сестры.

– Да. Не будем сегодня о нем, будем о том, как он обратился. Он обращается именно глубинными, сакральными словами, священными, евангельскими: «Братья и сестры». Перед нами сегодня задача, помолившись, постараться поставить все на свои места. Еще раз подчеркну: это наша страна, мы ее любим, и мы должны эту любовь передать по наследству. В нашей истории были разные страницы, не нужно все перечеркивать, марать и оголтело хаять. Ни в коем случае этого делать нельзя. Да, в нашей истории были ошибки, но это наша страна, это наша история, с подвигом и падениями, и восстанием, и предательством, но и с глубочайшим самоотвержением. И вот сегодня мы говорим об этом подвиге народа, который нас заражает, вдохновляет осознанием этого единения людей в готовности отдать свою жизнь. Ведь мы читаем в Писании: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих». И клали эту душу. И вспоминали про Бога, и молились, и эти письма писали. И как отмечали те, кто воевал и был в этих самых страшных и жутких горячих точках, не было людей неверующих, вспоминали про того Бога, про Которого забыли,  и молились, и звали Его.

Я вспоминаю сейчас рассказ одного священника: он стал священником после войны. Он про Бога забыл, а на войне, форсируя Днепр,  вспомнил бабушкины молитвы и молился, чтобы выжить. И выжил, а после войны пришел в семинарию, закончил ее и стал пастырем Церкви. Здесь есть величайшая тайна, и вот там, когда бок о бок шли разные люди, в сердцах у этих людей была вера. Она могла быть направлена не туда, были подмены (и страшные подмены), но ведь душа каждого человека знает своего Господина, и в страшные моменты испытаний возглашали они это самое «Господи, помоги!», «Господи, помилуй, спаси!». Было все это. Сколько таких историй! Их огромное количество. Помощи, явления святых, Матери Божией, прозрения людей на войне, накануне смерти, в миг, когда вот сейчас Господь позовет туда, сколько таинственного совершалось в их сердцах, о чем мы даже не знаем.

Мы сегодня об этой победе свидетельствуем, и вот именно с этим Днем Победы – внутри себя, над грехом, над дьяволом, над ложью – мы и поздравляем людей. Потому что после этой победы внутри себя (может быть, очень маленькой, а может быть, очень большой) совершались подвиги там, на тех полях. И поднималось это знамя, потому что человек имел готовность отдать свою жизнь. Это глубочайшее уподобление Самому Богу в желании, в готовности самопожертвования: «Я отдаю свою жизнь за других людей». Об этом подвиге и об этой победе мы сегодня рассуждаем и говорим. Очень важно, чтобы эти слова звучали и перед нами была перспектива дальнейшего пути в этом направлении. Потому что, еще раз подчеркну, нам воспитывать подрастающее поколение, нам нужно передать им лучшее, но вместе с тем правильно, верно рассказать об ошибках, которые мы совершали. Но не обескровить все это, не отвергнуть, а осмыслить, признать и пойти дальше, пойти вместе, пойти в  единстве, пойти со Христом, с покаянием, пойти с победой.

– Пора подытожить нашу программу. Кроме того, Вы хотели почитать Ваши стихи, которые прозвучали в одном из спектаклей какое-то время назад.

– Для меня тема войны всегда была близка: и в детстве, в советские годы, и сейчас, когда я священник. Я многое переосмыслил сегодня и об этом говорю и рассуждаю вслух. Да, есть спектакль, я писал к нему сценарий, это сказка про Ивана-царевича, Иванушку-дурачка и гвардии рядового Ивана Иванова. В финале этого спектакля (он написан в стихах, это рассказ о русской истории) звучат стихи, которые для меня очень близки, потому что в них мое осмысление вообще войны и тех событий.

Война берет свое начало

Там, где для Бога места мало,

Где в сердце смрад и пустота

И не в почете чистота.

 

Там, где о правде забывают,

Где злое добрым называют,

Где покаянья не творят,

Где добровольный выбор – ад.

 

Нам всем понять сегодня важно,

Что каждый должен жить отважно,

Перед собой иметь примеры

Святой любви, надежды, веры.

 

Уроки древней старины

Для вразумления важны.

Чтобы с врагом умело биться,

Нам нужно многому учиться.

 

Знамен кровавых тени плыли:

Декрет, еще один декрет.

Нам тут недавно объявили,

Что вера – ложь и Бога нет.

 

И марши бравые играли,

И новый царь взошел на трон.

Костры до неба запылали

Мощей святых, святых икон.

 

И закрывая двери храмов,

Среди поруганных крестов

Мы облачались в ризы хамов,

Отвергнув дерзко свет Христов.

 

Насильно можно ли заставить

Забыть  посты, молитвы, храм?

Нам предлагалось все ославить,

Но каждый выбор делал сам.

 

И нас, во тьме несущих бремя,

Небесный не забыл Отец,

Для покаянья дав нам время,

Для очищения сердец.

 

Ведь кто из нас не оступался,

Не падал во греховный хлев?

И Петр трижды отрекался,

Апостольство свое презрев.

 

И обращаясь снова к Богу,

Пройдя трясину лживых грез,

Мы возвращались на дорогу,

А там встречал нас Сам Христос.

 

С Его любовью что сравнится?

Она дороже всех наград.

Кто со Христом соединится,

Войдет в Его Небесный град.

 

Благословение дорогам,

Могущим к храму приводить.

Вставай, страна моя, и с Богом

Сумеешь, выжив, победить.

 

– Благодарим Вас за эти прекрасные стихи, очень трогательно. Скажите, Вы издавали Ваши стихи? Где-то можно их посмотреть? Я некоторые находил в Интернете...

– Что-то есть изданное, есть на дисках, а есть книга «Детский катехизис», которая готова к изданию. Мы сделали первый  экземпляр и подарили детям на пасхальном фестивале, который прошел совсем недавно в Москве. Ну а я, готовя сейчас к изданию несколько своих книг,  непременно об этом буду говорить, когда они будут появляться. Сейчас эти сборники готовятся, и я предполагаю, поскольку сейчас есть материал, издавать их в течение ближайшего времени постепенно, один за другим.

– Спасибо Вам большое за эту беседу, очень было интересно, познавательно, и на самом деле о многом  задумываешься. Всегда с большим вниманием и теплотой относимся к Вам, всегда благодарны, что Вы к нам приходите, несмотря на Ваш тяжелый график и загруженность.

– Для меня сегодня огромная честь об этом дне говорить, это событие и в моей жизни очень значимо, очень трепетно, поэтому всех вас хочу поздравить с этим великим Днем Победы. Сил, здравия, мужества, рассудительности! Христос воскресе! Благословение Господне на вас, Того благодатию и человеколюбием, всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Ведущий Сергей Платонов

Записала Елена Кузоро

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В петербургской студии нашего телеканала на вопросы отвечает преподаватель Санкт-Петербургской духовной академии, клирик Николо-Богоявленского морского собора Санкт-Петербурга протодиакон Константин Маркович. Тема беседы: «Богословие праздника Преображения Господня».

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы