Беседы с батюшкой. Образование. Основы православной культуры

9 августа 2017 г.

Аудио
Скачать .mp3
В екатеринбургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает кандидат педагогических наук, доцент кафедры профессионально-педагогического образования Российского государственного профессионально-педагогического университета, доцент кафедры теологии Миссионерского института священник Иоанн Парамонов.

(Расшифровка выполнена с минимальным редактированием устной речи)

– Уже август, в большинстве учебных заведений закончилась пора вступительных испытаний, пора приема документов, многие уже увидели списки зачисления. Как много людей в этом году пришли за  получением миссионерского образования и кто эти люди?

– Спасибо, хороший вопрос в преддверии начала нового учебного года. В этом году Миссионерский институт Екатеринбургской епархии объявил очередной набор, мы набираем на вечерние, то есть очно-заочные и заочные отделения, и в этом году действительно набор состоялся, можно так сказать. Я сейчас не буду говорить конкретные цифры, поскольку они каждый раз меняются, мы еще объявили дополнительный набор до 30 августа, но в любом случае, вне зависимости от того, сколько еще человек подадут документы, учебный год для первокурсников состоится.

Это свидетельство того, что теологическое образование востребовано на сегодняшний день. И как показывает анализ поданных документов, это люди, в основном уже имеющие высшее образование, они работают в различных социальных сферах и в течение пяти лет дерзают получить богословское образование, у них есть желание. Большая часть, конечно же, подают документы на заочное обучение, поскольку сложно, по всей видимости, совмещать семейные хлопоты, профессиональную деятельность с образованием. Но, думаю, и заочное образование даст свою пользу. К тому же у нас очень высокий уровень. И очень высокий уровень мы предъявляем к студентам, и, к сожалению, не все те, кто поступает на первый курс, заканчивают последний. То есть идет такой жесткий отбор.

– Наверное, это беда не только Миссионерского института, но и вообще любых образовательных учреждений.

– Конечно. Мы не можем, что называется, тянуть, ставить «три», закрывая глаза. Нет, мы отвечаем за результат своей деятельности, поскольку человек, наделенный богословским образованием, – это человек, который отвечает перед Богом, перед Церковью, перед народом. И мы действительно говорим о том, что это должен быть высококвалифицированный специалист, готовый ответить на многие-многие вопросы, которые стоят сегодня перед теологом.

– Телезрительница из Нижнего Новгорода спрашивает: «Подскажите, как быть в случае, когда студентов «тянут»? И как быть в этом переходном периоде, когда в школе это явление было (где все равно, так или иначе, преподаватели следят за своим подопечным и потихоньку как-то помогают), а в институте никому до тебя нет дела – и получается совсем другой ритм обучения и образования?»

– Здесь надо рассчитывать прежде всего на свои силы: куда я иду, для чего я иду? И потом ведь, встречаясь со старшеклассниками, когда возникает вопрос о дальнейшей профориентации, о том, куда пойти учиться, какую профессию получить, я всегда говорю так, что учеба будет для вас успешной тогда, когда она будет в радость. То есть учиться должно быть интересно. А когда учеба – это каторга, ну какой же вы будете специалист? Как же вы сможете в дальнейшем действительно реализовать себя в профессиональной сфере? Наверное, это можно, если сильно захотеть, но в большинстве случаев, конечно же, это колоссальнейшая внутренняя трагедия и колоссальнейший профессиональный и личностный кризис.

Поэтому перед тем, как пойти в то или иное учебное заведение, нужно задать себе вопрос: а будет ли мне интересно, а интересна ли мне эта сфера, а готов ли я пожертвовать многим (временем, иными ресурсами) для того, чтобы изучить эту сферу жизнедеятельности людей? То есть учеба должна быть интересна. И если мы говорим о богословском образовании, то сюда, как Вы понимаете, уже идут люди с должной мотивацией, которые проглатывают книги, засиживаются в Интернете, для того чтобы расширить свой кругозор и действительно быть состоявшимся теологом, то есть как можно больше знать о Церкви, о Боге, о людях.

– Это очень важный вопрос мотивации обучения. Потому что если, допустим, мы говорим о миссионерском образовании и вообще о церковном образовании, то люди туда, как правило, идут не потому, что они вдруг решили попробовать себя в этом, а потому, что, наверное, стремятся получить эти знания, в первую очередь, для самих себя, уже имея за спиной багаж в один или два высших образования. И здесь вопрос мотивации постепенно как-то сходит на нет. Но если говорить о светском образовании, то как не прогадать с профориентацией и как себя замотивировать?

– Вопрос действительно очень сложный, поскольку мы все разные, и, наверное, единый ответ или какой-то рецепт здесь вряд ли можно найти. Но еще раз повторюсь, это действительно вопрос интереса: что мне интересно? Это вопрос того, что в любой профессиональной деятельности имеет место жертвенность. Поскольку если я отношусь к своей деятельности так, что просто пришел, от звонка до звонка посидел и ни больше ни меньше, – это ведь очень тяжелый случай. В моей священнической практике был такой случай с врачом. Одна прихожанка так сетовала. Они сами живут на девятом этаже. Лифт, видимо, не работал, а ребеночек заболел. Они вызвали врача, он приходит, звонит в домофон: «Ну, как вы там?» Вот, ребенок болен, так и так. «Ой, у вас лифт не работает, ну сами знаете же, как лечить, простыл. Я подниматься не буду, до свидания».

– Пейте детский анаферон, да?

– Да. Понимаете, какой тяжелый случай? И мы говорим здесь о том, что есть такие социальные сферы профессиональной деятельности, где действительно необходима жертвенность. Это профессия врача, это служение священника, это учительская, преподавательская деятельность, можно дальше перечислять. И вот здесь, как никогда, действительно нужно спросить себя: готов ли я? Вот если я готов на эту жертвенность, то значит, надо идти учиться. Понятно, что не всегда мы будем на экзаменах получать «пятерки», возможно, и «четверки» даже не всегда, потому что интеллектуальные возможности у нас у всех разные, ограниченные, но это не главное.

Главное то, как человек себя видит в этой профессии и готов ли он многим пожертвовать ради того, чтобы состояться учителем, врачом, ученым или другим человеком, то есть насколько он готов отдать себя. И в этой жертвенности как раз и проявляется вся суть в том числе и христианского служения: к ближним относиться с жертвенностью. Жертвенность важна не только в профессиональной деятельности, но и в семейной жизни, когда брак в христианстве действительно воспринимается как способность и желание пожертвовать многим ради блага другого.

Возникает такой вопрос: как определить, кто в семье главный? Мне тут молодые рассказали. Я спрашиваю: «А как вот вы определяете?» – «Вот у кого пульт от телевизора, тот и главный». Понимаете? Вроде бы банальнейшая ситуация, но о чем она говорит? Если есть готовность уступить своему мужу или жене посмотреть тот или иной канал, это вроде бы мелочь, тем не менее тоже моменты жертвенности здесь проявляются. Вся жизнь складывается из мелочей по большому счету. И вот каков я в этих мелочах (профессиональных или личных, семейных), такой я и человек.

– Есть даже такой анекдот, касающийся офисной работы. Если хочешь узнать, кто главный в офисе, посмотри, у кого лежит пульт от кондиционера.

– Да, да, конечно же. (Смеется.)

– В последнее время в нашей образовательной системе идет такая унификация, когда все изучают одинаковые предметы по одинаковой программе, без какого-то индивидуального подхода к конкретному ребенку, конкретному человеку. Затем сдаются единые государственные экзамены в 9-м, 11-м классах, которые предполагают, что все должны мыслить в одном направлении и отвечать одними ответами.

Сколько я слышал различных рассуждений от людей, которые говорят о том, что если бы когда-нибудь Пушкину пришлось написать ЕГЭ, то он бы с вероятностью в 70–80 процентов написал его как отличный двоечник. Видите ли Вы в этом проблему? Что с этим делать? Как «пробивать» индивидуальность в ребенке?

– Дмитрий, давайте будем реалистами. Действительно, как бы сейчас мы ни критиковали или, наоборот, ни восхищались существующей системой образования, она дана нам по факту. И существует Федеральный государственный образовательный стандарт, то есть тот минимум, который учащийся общеобразовательной школы должен усвоить и в конце показать некие знания. Та когнитивная, знаниевая парадигма, которая существует на сегодняшний день в образовании, господствует. Вопрос ведь не в том, плохо это или хорошо, а в том, как в существующих образовательных реалиях нам с вами остаться православными людьми. Вот этот вопрос, наверное, самый основной, он встает прежде всего перед родителями. И, конечно же, минимум знаний нам просто необходим. И мы с вами должны готовить и наших детей к тому, чтобы осваивать некий минимум в образовательных дисциплинах. От самой тестовой системы действительно отказываются Соединенные Штаты, от нее отказываются в Европе, но, к сожалению, в силу различных причин она приживается у нас. На это направлены колоссальные государственные деньги. Это сложный дискуссионный вопрос.

Вопрос в том, как в этих образовательных условиях действительно остаться патриотом, человеком, любящим Родину, и в существующей системе образования вычленить и найти для себя самое главное: то ценностное ядро, которое как раз нас и очеловечивает. И в этом, как никогда, очень важны помимо общеобразовательных дисциплин еще и дисциплины, связанные с мировоззрением человека. Это так называемые культурологические, религиоведческие дисциплины, которые, к сожалению, в массе своей отсутствуют в общеобразовательной школе.

Сравнительно недавно, вроде бы в начальной школе (в частности, в 4-м классе), был введен курс «Основы религиозных культур и светской этики»: мировоззренческий курс, который направлен на воспитание нравственных качеств, на некое воспитание религиозной идентичности и так далее, чисто культурологический курс. Однако он начинается только в 4-м классе и этим классом и заканчивается. На сегодняшний день у него, к сожалению, нет продолжения ввиду различных причин.

Уже более шести лет ведется разговор на уровне министерства о грифовании учебников по основам православной культуры. Ведь что такое гриф министерства в учебнике? Это значит, что школа имеет право покупать на федеральные деньги вот этот учебник. Но, к сожалению, ввиду различных причин, для нас неведомых, этот момент тормозится. Кстати, каждый год на Рождественских чтениях этот вопрос очень остро обсуждается, что у курса «Основы религиозной культуры и светской этики» нет продолжения, а ведь курс мировоззренческий. И в таких мировоззренческих курсах  на сегодняшний день наш школьник нуждается как никогда. Действительно, знания необходимы, но необходима еще и возможность посмотреть на себя со стороны, посмотреть изнутри; что называется, ответить на мировоззренческие вопросы. На все это как раз и направлены курсы, знакомящие нас с религией, с этическими учениями, а в конечном итоге с традициями прежде всего нашего Отечества. Вот этого в школе не хватает.

И родители, которые обеспокоены действительно соответствующим воспитанием и образованием, должны все-таки помнить, что помимо знаниевой составляющей образования должна быть еще и мировоззренческая. И за эти курсы, за эти дисциплины необходимо всячески держаться. Благо помимо общеобразовательной школы на сегодняшний день есть воскресные школы. Они разные по своему типу, по уровню подготовки учащихся, по количественному составу и так далее. И если вы нашли для своего ребенка должную воскресную школу, которая отвечает вашим представлениям в плане воспитания (в том числе религиозного), то уже небольшой вклад в дальнейшее нравственное и религиозное воспитание родители внесли. А потом тоже не надо забывать, что помимо общеобразовательной школы мы должны еще и воспитывать соответствующим образом наших детей. Особенно это касается православных родителей: не забывайте о воскресных школах.

– Наша зрительница из Кировограда спрашивает: «Как быть, если в школе говорят, что нет возможности изучать основы православной культуры, и предлагают светскую этику?»

– Эта телезрительница не одинока. Существует некий миф, который ввиду различных административных причин всячески тиражируется: мол, мы бы могли преподавать вашим детям основы православной культуры, но, к сожалению, у нас нет соответствующего педагога. А раз его нет, то и сами понимаете... Возможность изучать детям основы православной культуры в государственной общеобразовательной школе  есть высший пилотаж управленческих решений, которые могут быть приняты на уровне общеобразовательной школы. Вот смотрите. В чем причина, почему так говорят? Потому что действительно в массе своей учителя не подготовлены, они готовы преподавать светскую этику, мировые религии, а вот что касается основ православной культуры, здесь не всегда учитель чувствует себя компетентным человеком; ему проще идти по некой уже накатанной модели. Проще сагитировать родителей выбрать модуль «Светская этика» или «Мировые религии» – и делу конец.

Гораздо сложнее дела обстоят с основами православной культуры. Родители должны помнить, что любой учитель, который реализует «Основы религиозных культур и светской этики» (а ОПК – это один из шести модулей данного курса), имеет право читать любой модуль, он прошел соответствующую подготовку (как правило, это институты регионального образования) и получил соответствующее удостоверение о повышении квалификации. Это первый момент. Ну как учитель может сказать, что он некомпетентен в данном вопросе? Пожалуйста, вы имеете возможность в дальнейшем изучать, познавать, вы ориентируетесь в информационном потоке. И школа не имеет права препятствовать родителям в выборе курса ОПК, даже если это будет один или два человека.

Вот вам пример. Провинциальный город Первоуральск, недалеко от Екатеринбурга, там среднестатистическая школа. В этой школе порядка ста пятидесяти ребят, которые пойдут в этом учебном году в 4-й класс. И по всем канонам жанра, в апреле-мае проводилось общешкольное родительское собрание, где родители выбирали модуль курса «Основы религиозной культуры и светской этики». Понятно, что школа акцентировала внимание родителей на том, чтобы они выбрали светскую этику, поскольку модуль достаточно апробирован, есть соответствующая методическая часть и учитель подготовлен.

И про «Основы православной культуры», к сожалению, умолчали. Но нашлись родители, которые все-таки выбрали «Основы православной культуры». По статистике, которую я изучал, сто сорок девять детей в этой школе выбрали светскую этику, а один выбрал ОПК, и школа приняла этот выбор. Иное дело, как школа будет реализовывать данный курс с одним ребенком, но вопросов не возникло. То ли испугались, что родитель священник, то ли еще чего испугались, тем не менее школа именно сохранила это уважение к родительскому выбору, к ребенку. И я думаю, с первого сентября начнется каким-то образом реализация данного курса. Конечно, здесь есть некий деликатнейший вопрос о том, что сто сорок девять человек выбрали светскую этику. Понятно, что по всем законам социологии такой выбор просто не может быть.

– Возникает вопрос: выбрали ли?

– Родители в массе своей очень пассивны, и они очень легко идут именно по зову администрации. Администрация школы сказала, что у них реализуется данный курс, – и родители написали, вопросов не возникло. К сожалению, в большинстве случаев это так. И лишь только немногие родители готовы противопоставить себя существующей системе. Но как раз именно православные родители должны помнить о том, что они для своего ребенка выбирают не колбасу на завтрак. Это не тот продукт, который можно один раз откусить и положить в сторону или вообще выбросить; это целый образовательный курс. Поэтому я всегда родителям советую так: перед тем, как сделать должный выбор, возьмите учебник в школьной библиотеке и просто пролистайте его, посмотрите, что предлагает вашему ребенку государство, здесь у вас есть выбор. Это не учебник русского языка, не учебник литературы и истории, а это учебник курса, который идет по выбору. Не поленитесь, пролистайте, это у вас займет буквально 5-10 минут, и вам уже будет все понятно.

Вот когда вы берете учебник по основам православной культуры и просто пролистываете или даже читаете оглавление, срабатывает некий внутренний культурный код, что это нам знакомо, это родное. А когда пролистываете, например, учебник по светской этике, в сознании встают какие-то общие категории: добро и зло, счастье, добродетели и так далее, то есть какие-то абстрактные категории, за которыми скрывается какая-то туманность. Опять же, здесь можно поговорить о том, что светской этики в принципе не существует, это своего рода современный новодел, поскольку любая этическая система своими корнями, так или иначе, связана с какой-то предметной областью. Например, есть марксистская этика, христианская этика, этика Платона, этика Аристотеля. А какая светская этика – это не совсем понятные вещи, тем не менее государство пытается найти некую золотую середину.

Пусть оно будет так, но родители, которые себя называют православными... все-таки мы своим детям желаем всего самого лучшего. Если ребенок системно подойдет к изучению основ православной культуры в школе, пусть хотя бы в 4-м классе, то, думаю, это даст соответствующую возможность в дальнейшем особым образом изучать и историю, и литературу, в том числе и русский язык, вообще найти себя в существующем образовательно-воспитательном пространстве. Вот за это современные православные родители должны ратовать, когда их дети идут в школу. Это очень сложно, но все-таки можно как-то по-доброму, без каких-либо конфликтов. Я думаю, в большинстве случаев администрация именно таких родителей, как правило, слышит, прислушивается к ним. И каких-то конфликтов тут можно все-таки избежать.

– Опять-таки я знаю такие случаи, когда люди православные, которые ходят в храм, участвуют в церковных таинствах, исповедуются и причащаются (их ребенок ходит в воскресную школу), говорят: «Пусть лучше он в школе изучает что-нибудь не связанное с христианством, потому что я не знаю, чему его могут научить в школе, но зато знаю, чему его научат в воскресной школе». Поэтому это такой как раз осознанный выбор не основ православной культуры.

– Да, таких родителей я тоже понимаю. Если учитель говорит: «Я не готов преподавать данную дисциплину, но раз двадцать человек выбрали, я буду преподавать», то что из этого преподавания может получиться? Это одна сторона медали. А другая сторона – я всегда родителям говорю так: «Представьте себя на месте чиновника, представьте, что вы министр образования страны, области, начальник управления образования и так далее. Как вы анализируете существующую ситуацию? Вы же будете анализировать ситуацию исходя из той бумаги, которая будет положена вам на стол. Какие процентные показатели, какой количественный состав посещает данный модуль, выбранный родителями? А ведь за этим выбором стоит колоссальнейшая работа в том числе и Русской Православной Церкви, то, что Церковь сделала, чтобы этот курс был введен в существующую постатеистическую систему современного образования. Это колоссальнейшая работа. Поэтому, может быть, из уважения к тем трудам, которые были сделаны Русской Православной Церковью, священноначалием, стоит все-таки сделать этот выбор, для того чтобы повысить количество данного выбора».

Действительно, уровень преподавания на сегодняшний день оставляет желать лучшего, но он не изменится в лучшую сторону, если мы не будем выбирать ОПК, понимаете? Да, мы живем сейчас в такое время, но что теперь делать? Это не значит, что не нужно выбирать, раз я не знаю, кто будет преподавать. Хорошо, вы не выбрали, следующие родители тоже не выбрали и так далее. Вот любой чиновник будет так рассуждать: о каких ОПК может идти речь? О каком продолжении данного курса может идти речь, если его никто не выбирает? И чиновник будет прав. Действительно, где вы, православные, в современной системе? Поэтому, может быть, должно пройти время. Уважаемые родители, я уверен, что если вы поможете педагогу в реализации данного курса, то он вам будет благодарен. Поэтому не бойтесь всех этих моментов. Как правило, педагоги, которые вынуждены вести этот курс, исходя из такой объективной картины, прислушиваются к мнениям родителей и идут навстречу их пожеланиям и пытаются все сделать для того, чтобы этот курс сделать действительно интересным. По крайней мере, это показывает практика общения с такими педагогами и такими родителями.

– Как говорят, педагог не только учит, но и всю жизнь учится.

– Безусловно. Поэтому  постепенно будет меняться в лучшую сторону и сознание самого педагога. Поэтому курс «Основы православной культуры»  не только для детей, это еще и курс для родителей, для самих педагогов и для самой администрации. И все это, уважаемые родители, зависит от вас.

– Наш зритель из Ростова Великого спрашивает: «Как Вы считаете, не рано ли преподавать основы православной культуры или светскую этику в 4-м классе, ведь ребенку всего десять лет?»

– Нет, не рано. Вот светскую этику рано. Или, например, один из модулей еще так называется: «Мировые религии». Вот «Мировые религии» в 4-м классе, по своим детям знаю, ничего не дают. Мы свое-то не знаем, какие уж там мировые религии… А вот что касается основ православной культуры, здесь действительно, что называется, на злобу дня. Эта информация более чем необходима детям, они проявляют свою заинтересованность, поскольку с основными артефактами православной культуры дети сталкиваются постоянно. Это и православный храм, который они постоянно видят, это и колокольный звон, и богослужения, которые, так или иначе, все-таки в большинстве случаев дети посещают. Может быть, не так часто, как, например, в воцерковленных семьях, но тем не менее… Это и русская литература, с которой они сталкиваются уже с первого класса. Вот я полистал учебники по литературе с 1-го по 4-й класс. Замечательнейшие учебники, там особое внимание уделено в том числе и православной культуре.

Наши недруги говорят: «Вот, негативно относятся к православной культуре...» А вы полистайте учебники по литературному чтению в начальной школе – сколько там присутствует элементов православной культуры! Вы знаете, предостаточно. И, кстати, эти тексты читают ребята, которые, может быть, даже мусульмане, адвентисты, баптисты или вообще из атеистических семей. Тем не менее произведения представляются как действительно шедевры отечественной словесности. Например, стихи о Рождестве Христовом. Кто сейчас у нас будет выступать против данной поэзии? Вроде бы все понятно, дети должны знать, понимать, о чем идет речь. И как же здесь обойтись без разговора о сюжете Рождества Христова? То есть одно из другого вытекает.

Поэтому детям основы православной культуры необходимо все-таки знать, ведь речь не идет о воцерковлении детей как таковых, а речь идет именно о когнитивной, знаниевой составляющей данного курса, о возможности получить некий культурный код для того, чтобы уметь читать текст культуры, литературу, музыку, историю и так далее. Все это, так или иначе, пропитано христианскими идеями, христианскими корнями.

– Понятно, что какие-то зачатки, семена будут посеяны. Я к тому, что если кто-то себя вспомнит в возрасте десяти лет, то много ли из того времени чего-то осознанного вспоминается? Что вообще ты в это время изучал, как этот предмет выглядел, какие это были книги, о чем вообще узнавали на этих уроках? Я имею в виду, что если мы посмотрим на перспективу, на старшие классы, то там уже сформировавшиеся личности, имеющие какое-то свое представление о мироздании, о том, как все устроено, что такое общество и где можно рассуждать о добре и зле и обо всем остальном в этом обществе.

– А вы знаете, что самые лучшие воспоминания – это воспоминания детства? И вот когда заканчивается 4-й класс, учителя проводят некое анкетирование для ребят, какой предмет для них за все четыре года обучения наиболее запоминающийся, та дисциплина, на которую они шли с радостью. Вы знаете, ребята указывают отнюдь не русский язык, не математику и даже не литературу, а указывают именно модуль курса по основам религиозных культур и светской этики. Почему? Потому что этот курс, во-первых, безоценочный, а это уже совершенно по-другому располагает ребенка к осмыслению информации, во-вторых, этот курс предполагает совместную деятельность с родителями. А ведь когда проживаешь те или иные знания с родителями, они вдвойне закрепляются.

И еще один очень важный момент: это особая технология построения самого урока «Основы религиозных культур и светской этики», когда действительно вслед за знаниевой парадигмой дети учатся позиционировать себя в обществе, исходя из представлений о добре и зле, о правде и кривде. То есть вот это, как никогда, располагает детей, особенно начальных классов, ведь это возраст  эмоциональной отзывчивости. А где еще можно быть эмоционально отзывчивым? Именно на таких дисциплинах, когда учитель обращается прежде всего к твоему внутреннему миру, к твоим проблемам, к твоим взаимоотношениям со сверстниками, со взрослыми, даже к отношению к самому себе. И такая дисциплина, такое общение получают соответствующий отклик в душах и сердцах детей. Поэтому, думаю, все-таки данный курс востребован прежде всего у самих детей.

А Вы знаете еще, с чем я столкнулся? В школе читают несколько модулей (например, «Основы православных культур», «Историю религий» и «Светскую этику»), а потом приходят родители и говорят: «Батюшка, помогите: нам надо перевести детей со светской этики в православную культуру,  потому что они там и туда ходят, и этих приглашают, и тем-то занимаются, и вот это слушают, и это смотрят. А на светской этике педагог им там что-то пытается по-своему, по-доброму, но уже не так интересно». Ведь дети между собой общаются, дети рассказывают, где им лучше, где интереснее, где видят радость узнавания.

А ведь что такое православная культура? Это действительно радость узнавания. Что мне какая-то светская этика, когда сегодня рассказывают о храме? Я видел храм. Что там такого в храме происходит, для чего он необходим? Вот на эти вопросы ребенок где еще получит ответ? У родителей? Но родители – это одно, а ведь в начальной школе очень силен авторитет учителя, он несравним с родительским для ребенка. Поэтому все то, что ребенок услышит от учителя, будет восприниматься как истина, умноженная на два. Поэтому здесь это очень важные моменты. И дети начинают  постепенно переходить из одного модуля в другой, и благо современное законодательство подразумевает возможность выбора, когда уже даже часть изучили, хотят дети перейти в другой модуль – пожалуйста, они это могут сделать.

То есть родители здесь всячески могут поспособствовать, и администрация, как правило, также идет навстречу. В большинстве случаев такие педагоги, умеющие заразить детей, – это педагоги-новаторы, которые сами являются людьми православными и понимают, зачем они это делают, и действительно к преподаванию привлекают и священнослужителей, и проводят большую экскурсионную деятельность, поскольку говорить о православной культуре, не входя в соседний храм, – что же это такое? И пожинают соответствующие плоды. Поэтому пусть дети выбирают именно в 4-м классе. Если бы была возможность, можно было бы и раньше, но, к сожалению, такой возможности пока нет.

– Скажите, на первом курсе в высших учебных заведениях изучаются такие общие дисциплины типа русского языка, литературы, истории, математики, иностранного языка, что в перспективе, если человек учится совершенно другой специальности, ему может и не понадобиться. Тем не менее все эти дисциплины, в том числе и по школьной программе, повторяют.

Нужны ли на сегодняшний день такие предметы типа религиоведения в вузах? Есть ли такая необходимость в том, чтобы на голову уже сформировавшегося человека вылить информацию обо всем этом многообразии религий, которые существуют, чем они друг от друга отличаются? Вне зависимости от того, кто приходит на эти занятия. Чтобы у любого человека хотя бы было представление о том, с кем он говорит сейчас.

– Да, вы очень интересный сейчас задаете вопрос, и я бы на него ответил так: такая дисциплина необходима, но назвал бы я ее не «Религиоведение», поскольку это очень узко и может быть сугубо профессионально. Например, для философов, для религиоведов как таковых, для социологов, которые изучают религию как социальный институт. А для большинства я бы ввел курс «Основы духовной безопасности», где бы как раз мы и говорили о сектантстве, об опасности, подстерегающей нас на просторах всемирной паутины, о различных формах современной зависимости, с которыми сталкивается человек. Где мы говорили бы о том, что такое современные идеи либерализма, чем они опасны, их деструктивное влияние на внутренний мир человека, то есть достаточно широко посмотрели бы на проблему безопасности человека.

Стандарт подразумевает чтение курса «Основы безопасности жизнедеятельности», так называемого ОБЖ, который как раз затрагивает вопросы физической безопасности, а вот духовная безопасность – это как раз веяние уже XXI века. В Миссионерском институте Екатеринбургской епархии такой курс был разработан, он сейчас есть, и в ряде вузов Екатеринбурга мы апробировали данный курс в нескольких семинарах. И от руководства, от ректората вузов мы получили действительно самые добрые отзывы. Это небольшой курс «Основы духовной безопасности», который как раз и раскрывает, помогает понять всю глубину тех духовных тенденций, того ценностного плюрализма, в который погружен современный человек. И помогает правильно человеку найти выход из такого сложного информационного потока, обрушивающегося на наше сознание, на наш ум, на нашу голову, не заблудиться и принять правильное решение.

Это курс не какой-то религиозной окраски, там рассматриваются не только религии, но, как я уже сказал, целостно мы пытаемся посмотреть на социальное бытие человека, затронуть всевозможные опасные места дальнейшей духовной жизни человека. И этот курс получает соответствующий отклик, это как бы такое продолжение мировоззренческих курсов, которые существуют в вузах: курсы философии, культурологии. Но вот «Духовная безопасность» – это курс, как раз направленный на внутренний мир человека, которому необходимо правильно в себе разобраться, учитывая существующий информационный поток, чтобы принять правильное решение и не запутаться. Ведь не секрет, что многие ошибки, которые мы делаем в своей жизни, как правило, вытекают не из каких-то объективных обстоятельств, а из того, что я не понял ту или иную проблему, вступил не в ту организацию, что с людьми вообще поступил не по-человечески. Даже то колоссальнейшая проблема, что в Интернете попал на какую-то «утку».

Кстати, уровень духовной безопасности актуален не только для студенческого сообщества, но, как показала практика, и для подростков. Буквально в прошедшем учебном году целой волной по стране прошлись подростковые суициды, и корнями своими они уходили в интернет-пространства, в эти страшные, ужасные группы, которые призывали детей к такому страшному акту. Это же тоже уровень духовной безопасности. Вот об этом мы должны говорить сегодня с детьми и студентами.

– Вы говорите, что этот разработанный курс уже начал свою апробацию и несколько семинаров уже проходило. Какие дальнейшие планы по внедрению этого курса в вузы (может быть, уже не церковные, а светские)?

– Миссионерский институт всегда готов к диалогу. Мы всегда готовы к диалогу с академическим сообществом, с государственными вузами, и этот диалог постоянно идет, сопровождающийся участием в научных мероприятиях, конференциях, семинарах, круглых столах, связанных с привлечением профессорско-преподавательского состава в студенческие аудитории. В том числе, когда руководство вуза обращается к нам с просьбой реализовать курс духовной безопасности, прочитать цикл лекций, мы всегда идем навстречу. Это ведь еще некая возможность вуза провести мероприятия, связанные с защитой студентов от вторжения всевозможных не только либеральных идей, но и идей, сопряженных с терроризмом, с каким-то религиозным или национальным экстремизмом. Это все есть некая профилактика. И если вуз заинтересован в этом, мы готовы предоставить соответствующую методическую литературу.

То есть на сегодняшний день мы открыты к диалогу, кто бы к нам ни пришел, кто бы к нам ни обратился. И практика прошедшего года показала, что обращаются не только высшие учебные заведения, но и учительское сообщество. В прошедшем учебном году мы делали так называемые выездные семинары для педагогов, где как раз и затрагивали вопросы в том числе и духовной безопасности: как их можно, на наш взгляд, освещать, в том числе на дисциплинах «литература», «история», «обществознание», во внеклассной работе; как бы помогали педагогу, вели некое методическое сопровождение, помогали педагогу увидеть опасные моменты в современной подростковой жизни. Поэтому мы готовы рассмотреть любые предложения.

– Сейчас уже идет пора сбора не только рюкзаков, портфелей, закупки тетрадок, ручек и так далее, но это еще и время, когда надо уже морально начинать настраиваться на обучение, а то потом целый сентябрь будет направлен на то, чтобы приходить в себя после длительного отдыха. С чего начать, как подготовиться к очередному учебному году?

– Я буду рассказывать не только как священник, но и как родитель, из своего опыта. Он у меня, может быть, не очень большой, но все-таки какой-никакой имеется. Действительно, учебный год – это не столько переживания для детей, сколько для родителей. Это не только какие-то материальные моменты (необходима форма, канцелярские принадлежности), но действительно внутреннее искреннее состояние переживания за свое чадо, как же оно изменится за предстоящий учебный год, чему научится, что мне как родителю необходимо сделать для того, чтобы этот учебный год прошел соответствующим образом.

Я думаю, здесь рецепт (и мой опыт) достаточно прост. Во-первых, любой школьный день начинать всегда с молитвы. Всегда вставать с утра очень сложно всем: и взрослым, и детям. И суета, и в школу надо, и поесть, и попить, но без молитвы никак. Пусть это будет небольшая молитва у ребеночка, хотя бы «Отче наш», но обязательно помолиться, попросить у Бога благословения на предстоящий день. Собрали ребенка, отправили – перекрестите его, это обязательно; обязательно скажите ему в дорогу простые слова о том, что вы его любите, что несмотря на то, как пройдет день, какие оценки он принесет домой, вы всегда его любите и принимаете таким, каков он есть. «Но и сам помни, что, находясь в школе, ты несешь колоссальнейшую ответственность за то, как подумают о тебе и твоих родителях, ведь по тебе будут судить, какие у тебя родители». И это первая социальная ответственность, которую берет на свои плечи ребенок: я своим поведением как бы  рассказываю о своей семье. Это тоже очень важно. Понятно, что не все будет гладко в школе, но вот эта внутренняя ответственность за свои поступки перед семьей должна сформироваться у ребенка.

Второй момент – это, конечно же, помочь ребенку выполнять домашние задания. Современные дети просто перегружены существующей информацией, порой даже ненужной. И ребеночку, особенно в начальной школе, все-таки необходимо помогать. Не делать за него, а помогать. Момент сопереживания, сопричастности к твоему делу, хотя бы просто рядом посидеть… Ты будешь выполнять, а я буду рядом и в случае каких-то трудностей тебе помогу. И ребенок чувствует это родительское сопереживание и сопричастность, а не просто: «Иди делай уроки! Ты уроки сделал или нет?» А вот когда я рядом нахожусь, это вдвойне уже дисциплинирует ребенка и совершенно иной вектор обучения задает. Но и надо радоваться любым успехам ребенка, не забывайте его хвалить; с тем, чтобы поругать, вы и без советов батюшки справитесь. (Смеется.) Вот это самые простые, может быть, на первый взгляд прописные истины, но они должны быть.

 

И как горяча должна быть родительская молитва в конце дня, в начале дня за свое чадо, поскольку молитва матери со дна ада достает, со дна моря поднимает. А почему? Потому что это молитва любви. И ни родители, которые горячо и искренне молятся за своих чад, ни дети такие у Бога не забыты. Поэтому, соединяя все это вместе, мы, я думаю, и получим соответствующий результат: ребенка, который растет в православной семье, который дорожит родителями, который знает, что такое Закон Божий, который определил для себя некую ценностную систему жизни. Это не значит, что этот ребенок не будет грешить, все будет в его жизни, никакой человек ни от какого греха не застрахован, но самое главное, чтобы ребенок понял: в этом мире он не одинок, в этом мире существуют духовные законы, а их попрание ведет к колоссальнейшей личностной трагедии и  печальному результату. Вот это все как раз и должно культивироваться в православной семье.

С наступающим вас новым учебным годом, помните о том, уважаемые родители, что вы несете колоссальнейшую ответственность перед страной, перед самими собой, перед Богом за воспитание детей. Бог вам в помощь!

– Спасибо, что сегодня пришли в нашу студию. Благодарю Вас за эту беседу, которую большей частью мы посвятили образованию, детскому обучению, школьному воспитанию и так далее. Напомню: несмотря на то, что набор в Миссионерский институт в этом году, в принципе, сформирован, есть еще места и есть еще возможность туда поступить. Подробности можно узнать на сайте uralsky-missioner.ru или по телефону в Екатеринбурге 8-343-269-30-36, это телефон приемной комиссии, обучение вечернее и заочное.

– Спасибо вам, приходите к нам еще.

Ведущий Дмитрий Бродовиков

Записала Елена Кузоро

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы