Беседы с батюшкой. Как сохранить пасхальную радость

9 апреля 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы о том, как сохранить пасхальную радость, отвечает настоятель храма святых первоверховных апостолов Петра и Павла в Ясеневе (Московское подворье Оптиной пустыни) архимандрит Мелхиседек (Артюхин).

– Сегодня тема нашей передачи – «Как сохранить пасхальную радость». Отец Мелхиседек, как наилучшим образом, наиболее радостно провести Светлую седмицу?

– Во-первых, у кого есть возможность – быть на богослужении. Если такой возможности нет, то читать дома (у нас теперь все-таки XXI век) часы, канон Святой Пасхи, Акафист Воскресению Христову. Конечно, очень важно правильно начать день, потому что кто-то из мудрых людей говорил: как день начнешь, так его и проведешь. Поэтому с утра, если есть такая возможность, помолиться именно пасхальными песнопениями и текстами. А вечером сейчас во многих храмах повторяется служба пасхальной утрени, поется полностью на распев канон Пасхи, как и пелся ночью. Поэтому тоже можно принять участие в этой службе и еще раз насладиться этим пасхальным богослужением. Потому что многие говорят, что Светлая и Страстная недели – это неповторимые дни в жизни христианина. И  не надо себя лишать этой духовной радости – богослужения.

Сейчас пришла мысль: что такое храмовое богослужение и участие в нем и что такое молитва дома? Когда я сюда ехал, одна женщина написала: «Нет возможности быть на службе, могу ли я дома сама прочитать пасхальное последование?» Ну конечно, можно, но есть большая разница между тем, когда человек сам молится дома и когда принимает участие в богослужении в храме.

В этом году 18 апреля исполнится 25 лет со дня убиения наших оптинских братий: отца Василия, инока Ферапонта и инока Трофима. Отец Василий водил экскурсии по монастырю, и у него спросили: «Зачем в Оптиной пустыни столько храмов: Казанский, Введенский, Владимирский?» Тогда еще Преображенского не было и Казанский только восстанавливался, но все равно сами постройки были. «Неужели нельзя просто дома помолиться? У нас Бог в душе». Он говорит: «Конечно, Бог везде. И, конечно, на любом месте можно призвать имя Божие, но молиться дома одному – это все равно что грести в лодке, а молиться в храме – это плыть на лайнере». То есть это огромная разница,  но если человек хотя бы в лодке старается грести в направлении к спасению, – тоже хорошо.

Конечно, это особая неделя, которая посвящена воспоминанию воскресшего Господа, крестные ходы каждый день – вот такая удивительная седмица. Поэтому надо быть в этом молитвенном настрое – и тогда Пасху Красную празднуем веселыми ногами. Вот интересно, в каноне Пасхи есть такие слова: «...веселыми ногами... и играюще поем виновнаго». Церковь нас призывает «играюще петь виновнаго». Как понять «играюще»? Такие слова в каноне есть. Мы знаем, как играют дети, а как нам, взрослым, играть и как веселиться? Речь идет о каком-то физическом проявлении этой радости. Мы пока об этом не знаем, что такое «играюще» прославлять Пасху.

Еще там есть потрясающие слова. Сегодня мы служили в Андреевском монастыре. Телеканал «Союз» базируется тоже в Андреевском монастыре, пришлось два раза здесь сегодня быть. И вот сегодня, перед тем как готовиться к службе, я читал Пасхальный канон, потому что есть такое правило: причащающиеся на Светлой неделе вместо всех трех канонов и вместо богослужения (если нет такой возможности) сами читают Пасхальный канон. Вот я читал Пасхальный канон и еще раз обратил внимание на такие слова: «веселимся божественне». Так призывает нас Церковь веселиться в эти дни. А что такое «веселиться божественне»? Веселиться человечески – мы знаем, веселиться духовно – какой-то опыт у нас есть: опыт покаяния, опыт Причастия, опыт паломничества, соприкосновения со святыней, опыт какого-то доброго дела. И в этом плане у нас опыт какого-то духовного веселья есть. А что такое «веселимся божественне»?

И вот я задал сегодня этот вопрос сам себе и потом отцам. Многие задумались, но ответ будет еще впереди; может быть, нам и откроется это божественное веселие. А потом, в течение дня, какой-то намек на ответ был. В Евангелии есть такие слова: «Радость великая бывает на небе об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, которые не имеют нужды в покаянии». То есть Бог веселится, когда видит кающегося человека. И вот когда мы, если у нас будет такой опыт, особенно на этой пасхальной седмице, простим друг друга воскресением, когда будет эта мысль о всепрощении… то есть, во всяком случае, ты простил, ты постарался примириться и простил кающегося грешника, если такое было по отношению к тебе, причем простил безусловно... Господь нас прощает безусловно, мы только обещаем исправиться, а Господь уже прощает. Не тогда, когда мы исправимся, дает благодать, а на самом деле благодать дается в тот момент, когда человек только задумался донести то, что творится в душе, только мысль пришла это исповедовать перед священником. Уже тогда человек получает предваряющую благодать. Если бы мы имели возможность прощать так, как нас прощает Бог, вот тогда мы могли бы ощутить это веселье божественное.

– Как часто можно причащаться в течение Светлой седмицы?

– Дело в том, что сейчас есть  тенденция к частому причащению; я от многих священников это слышал и сам наблюдаю. Народ желает, и священники призывают к возможному причащению на Светлой седмице, но почему-то падает духовный настрой и подготовка. Частое причащение не означает понижения планки подготовки. То есть молитвы ко Святому Причащению остаются, а вместо трех канонов мы читаем канон Святой Пасхи. И ужин проводим немного с воздержанием. Это не значит, что едим постную пищу (пост на Светлой седмице отменяется), но себя ограничиваем.

И, кстати, об ужине. Старец Амвросий Оптинский говорил: «Гордый, как поздний ужин, никому не нужен». Сейчас даже все доказали, что поздний прием пищи в энергию не идет, он весь переходит только в жир. У нас есть один замечательный батюшка, наш бывший клирик, и вот у него был такой успех: за год минус тридцать килограммов без всякой диеты. Когда я у него спросил, каким образом это получилось, он говорит: «А я от ужина отказался». Зато утром такой аппетит, такая энергия потом в течение дня! Потом обед, а на ужин уже даже аппетита нет. Вот молодец батюшка. Так что многим советую: если кто-то сетует на то, что коленки болят, стенокардия и давление, то надо разобраться с ужином. А тем более если это человек, который причащается.

Кстати, еще о божественной радости. У старца Паисия Афонского, с которым я имел счастье один раз встречаться на Афоне (это был 1993 год, беседа была очень краткой), есть пожелание о двух радостях. Он говорит: «Вы знаете, есть две радости: радость человеческая и радость Божественная». Радость человеческую мы испытываем тогда, когда что-то получаем: внимание, заботу, звонок, копеечку, подарок, доброе слово, сердечное участие, какое-то дело. Как апостол Павел нам говорит: «Братья, будем любить не словом или языком, но делом и истиною». Когда человек эту помощь получает, он может испытывать и чаще всего испытывает радость человеческую. Но человек, говорит старец Паисий, может испытать еще и радость божественную. А каким образом? А когда он все это отдает: внимание, заботу, звонок, копеечку, подарочек, какое-то конкретное дело по отношению к конкретному человеку. Но, к сожалению, как говорит один мой близкий человек, хватательный рефлекс у нас развит гораздо сильнее, чем рефлекс разгибательный. Поэтому мы часто готовы принимать, принимать и принимать. И очень редко готовы отдавать. Вот поэтому в жизни и нет радости божественной. Она из жизни уходит тогда, когда мы путаем смысл жизни. Ведь даже Патриарх в своем послании сказал, что сейчас люди комфорт, здоровье, долголетие, успешность ставят чуть ли не смыслом человеческой жизни; и вообще все телевидение как раз обслуживает индустрию наслаждения, успеха...

– Индустрию хватательного рефлекса.

– Совершенно верно. Мы с мамой иногда смотрим какие-то новости в конце дня, и я в обсуждении с ней поражаюсь... Конечно, дай Бог здоровья всем творческим личностям, но у нас, если умирает актер, актриса, редко писатель, в новостях это пройдет, а если какой-нибудь выдающийся ученый, директор завода, который выпускал какие-то оборонные вещи, которые защищали нашу страну, – об этом я слышу редко. А об артистах обязательно будут очень много говорить. Почему? А в народе, особенно в подрастающем поколении, воспитывается: вот на кого мы должны равняться. Артистом, спортсменом будешь – вот это достойно внимания... И если  кто-то развелся или взял в жены ту, которая в дочери годится, –  об этом будут потом несколько месяцев говорить, кто что поделил, кто кого как обманул. Это просто недостойно. И редко, редко когда расскажут о каком-то подвиге, о каком-то положительном примере: кто-то взял детей, кто-то кому-то помог, что-то пожертвовал, отдал, что-то сделал, что-то построил. То есть о каком-то созидании. Редко такое бывает.

– Вопрос телезрительницы из Тульской области: «Как сохранить пасхальную радость? Сегодня похоронили духовного отца, архимандрита Лавра».

(Далее диалог с телезрительницей.)

– А батюшка когда скончался?

– Шестого апреля.

– Я батюшку очень хорошо знал. Царство ему Небесное, достойный пастырь Русской Православной Церкви, который еще в советское время пришел к вере и исполнял свой священнический долг в тяжелые времена, когда масса храмов была еще закрыта. Конечно, когда теряешь близкого человека, и особенно духовника, – это большая человеческая потеря. Старец Амвросий говорил: «Господь забирает человека в наилучший момент его духовной жизни: тогда, когда зерно в колосе созрело». Господь так и говорит: «Когда созреет пшеница, посылается серп, чтобы пожать пшеницу и сложить ее в житницу». Потому что если колос перезрел, он может упасть на землю, а на земле колос начинает гнить, он должен быть собран. У Бога ничего не бывает не вовремя. Поэтому Он призвал Своего доброго пастыря, служителя в небесные обители; он уже дома, мы еще в пути. А по-человечески, конечно, будет всегда не хватать родных, близких; все врачует только время. Но одним из утешений в потере родного человека, и особенно духовника, может быть память о нем и его заветы, советы, заповеди, когда мы ничего не делаем против его советов, благословения. И тогда он как будто с нами.

Поэтому если будете жить в этом заведенном духовном порядке, в котором вы жили по благословению своего духовника, поминая его на богослужениях, молясь за него,  думаю, он, как человек, угодивший Богу, оттуда Вас благословит, и на сердце какое-то утешение будет. Потому что иногда то, что не получается сделать при жизни, делается после смерти. Тогда, когда люди, угодившие Богу, молятся Ему, чтобы нам пришла помощь от Него. Когда мы молимся за грешных людей, то Господь слышит наши молитвы, а когда молимся за людей, которые угодили Богу, они молят Бога о нас, чтобы Господь нас вразумил, нам помог и подсказал путь духовной жизни.

Интересно, у нас на приходе есть молодежь, и так получилось, что за восемнадцать лет существования прихода здесь сложилось более шестидесяти пар: молодые девушки и юноши познакомились и создали благочестивую христианскую православную семью. Но одной девушке вторая половинка никак не попадалась. Ее мама самоотверженно трудилась в трапезной (раба Божия Елена, Царствие ей Небесное), но у  дочери ее никак не получалось соединиться со своей второй половинкой. И что получилось? Господь призвал маму в небесные обители, и буквально через три месяца ее дочь находит свою вторую половинку. Что не получилось при жизни (мама не смогла вымолить при жизни своей дочке мужа), вымолила после смерти. Они год встречались, пока не прошел траур после смерти мамы, а потом поженились. Сейчас двое детей, прекрасная семья. Вот такое бывает устройство жизни родными и близкими, когда их уже нет.

Думаю, что и духовник, отец Лавр, за всех прихожан, за всех родных и близких, за всех своих духовных чад предстоит уже там, на небе, и своими глазами видит воскресшего Господа. И Вам какое-то душевное утешение и какое-то извещение будет, которое успокоит Вашу душу и напомнит Вам о вечной жизни. Конечно, почаще читайте Евангелие от Иоанна, это тоже будет памятью об отце Вашем и от Господа  утешением для Вашей души. Кстати, читая Евангелие, особенно на Светлой седмице, Вы после каждой главы можете поминать батюшку: «Упокой, Господи, душу усопшего раба Твоего, новопреставленного архимандрита Лавра». Помоги Вам Господи пережить утрату духовника. Но надеемся, что его молитвы нам еще помогут и укрепят всех нас на нашем жизненном пути.

– Батюшка, если угодно, помяните и Вы его.

– Конечно. Благодарю за звонок, потому что об этом не знал. Батюшку знал лично; теперь, конечно, буду молиться о его упокоении. А вам всем помощи Божией.

(Окончание диалога с телезрительницей.)

Итак, вернемся к этой мысли о двух радостях, которые могут быть, и о том смысле жизни, который мы часто теряем. Мы сейчас говорили, что телевидение и современные средства массовой информации обслуживают индустрию наслаждения, гедонизм, когда весь смысл человеческой жизни видится в этом. А оказывается, тот же самый подвижник из Тулы, схиархимандрит Христофор, однажды мне говорил: «Знаешь, наша жизнь – это не место наслаждения, а место служения, а монастырь – не место отдыха, а место подвига. И вот кто в этой жизни перепутает эти принципы, то мало что в ней поймет». Если человек не понимает, что жизнь – не наслаждение, а служение, тогда он будет за этим наслаждением гоняться (как осел, когда перед ним несут пучок с сеном), но так его и не найдет. А надо понимать, что это служение родным, близким, семье, Церкви, Отечеству на том месте, где родился (где родился, там и сгодился). То есть там, где ты сейчас находишься, и делай все возможное.

Был такой благочестивый обычай у москвичей. Когда появились первые телефоны, мне старые москвичи рассказывали, что они, обращаясь друг к другу или подымая трубку, говорили не «алло» и «Вас слушаю», а сразу говорили: «Чем могу быть полезен?» То есть если звонит человек, то значит – что-то надо. И если я кому-то звоню, может быть, мне тоже что-то надо. И чтобы не было преамбул, прелюдий и вступлений: «Ты знаешь, хорошая погода, но у меня прохудились галоши, поэтому... не могли бы Вы дать клей, чтобы помочь заклеить галоши...» То есть издалека не начинали, а сразу слышали: «Чем могу быть полезен?»  Была готовность помочь. «Нет, ничего, я просто звоню узнать, как здоровье». Все нормально, звонили просто узнать, как дела. Но какая была готовность послужить! И в этом служении есть шанс ощутить эту божественную радость, а не только радость от того, что мы поели куличей, что Пасха, у нас сейчас мясо и колбаса.

Кстати, с колбасой поосторожней, потому что мяса почти нет, химия непонятно какая, поэтому сразу на колбасу не налегайте, чтобы не было «постразговейного» синдрома. Как сегодня одна говорит: «Из дому боюсь выйти, а то одно место часто бывает нужно». Я говорю: «Надо же было лопать поменьше, разговляться надо было с умом, а не без ума». Вот искали радости человеческой: поесть, попить и разговеться на Пасху. Но не в этом дело. Надо делать то, что питает душу, а питает душу богослужение, Евангелие, добрые дела. «Веселиться божественне» – это когда ты что-то отдаешь. Вот тогда ты можешь испытать божественную радость.

– Вопрос телезрителя: «У меня вопрос связан с этим праздником. Мы его празднуем как память о том, что произошло две тысячи лет назад, или же это как бы заново все повторяется? Житий добавляется, грехов тоже, то есть Христос каждый год умирает?»

– Христос каждый год не умирает, мы воспоминаем этот путь нашего Господа. И кто-то из мудрых людей сказал: «Когда ты помнишь смерть Христа, ты помнишь историю; когда ты веришь, что Он умер за тебя, тогда ты находишься на спасительном пути; а когда есть вера, что Он умер за грехи каждого из нас, тогда история становится спасением».  Поэтому Церковь без конца нам об этом напоминает. И Евангелие об этом: о рождении Спасителя, о Его жизни, смерти и Воскресении. Ради чего? Чтобы мы тоже прошли этот путь.

Пасхальный канон и вообще всякое богослужение заключают в себе смысл праздника, и многие какие-то сокровенные вещи нам открывают. И вот там есть такие слова: Вчера спогребохся Тебе, Христе, совостаю днесь воскресшу Тебе, сраспинахся Тебе вчера, Сам мя спрослави, Спасе, во Царствии Твоем. Когда мы сораспинались Христу? На Страстной неделе. И это сораспятие делает возможным и совоскресение. Не будет распятия, не будет и воскресения.  Будем иметь память о нашем Господе, о том, что Он сделал для каждого из нас, что Он умер вместо нас и за нас… Это только благодарное сердце способно испытывать  любовь к Господу.  Это бесконечная благодарность, потому что это не только история, а реальность нашей жизни.

И у Патриарха в послании были такие слова: «Христос реально умер за нас и реально воскрес». Вот это надо помнить, что Он умер реально за каждого из нас. Один из наших богословов сказал: «Любовь через добровольность стала бессмертной». Христос добровольно умер за каждого из нас, не вообще за все человечество, но за каждого из нас. И в Евангелии есть такие слова: «Я имею власть жизнь Мою принять и жизнь Мою отдать. Но за то, что Я ее отдаю, за это любит Меня Отец Мой Небесный. И эту добровольную любовь сделал бессмертной». Когда человек отдает жизнь за друзей своих, она становится бессмертной.

Помните, на памятниках советским воинам писали такие слова: «Подвиг твой бессмертен»? Бессмертен в человеческой памяти. Во всяком случае, должен быть бессмертным, а не так, как сейчас: демонтаж памятников советским воинам в Польше, в других соцстранах, которые забыли, сколько сотен тысяч наших воинов полегло в Великую Отечественную войну, освобождая от фашистов эти страны. Было написано: «Подвиг твой бессмертен». Но, оказывается, человеческая память короткая, а память у Бога вечная. Поэтому когда наша жизнь с Богом будет, по евангельским заповедям, тогда и наша жизнь тоже будет бессмертной.

Именно об этом праздник Светлого Христова Воскресения: что через жизнь, через страдания Христос нам подарил бессмертие. Но воспользоваться этим мы должны уже сами, этот путь мы должны пройти сами. Господь нам руку протянул, свою руку надо вложить в Его руку и пойти за Ним. А если просто просидим на одном месте, то в жизни ничего не произойдет. Если будем только сидеть, смотреть на путь ко спасению, но не двигаться по нему.

– Вопрос телезрительницы: «Можно ли во время Светлой седмицы заниматься рукоделием? В процессе я обычно пою какие-то молитвы, а сейчас можно пасхальные песнопения напевать? Потому что я с утра хожу в храм, дома что-то прочитаю, но все равно время остается. И хочется чем-то заняться, а я очень люблю заниматься рукоделием».

– Прекрасно, занимайтесь хоть круглые сутки. Святые отцы не были без рукоделия, поэтому Вы вместе с ними будете проходить этот путь. Они плели корзины, четки, циновки. Если у Вас есть дома какое-то вышивание или шитье – пожалуйста, занимайтесь. Потому что лучше заниматься рукоделием, чем заниматься ерундой и смотреть телевизор, убивая время. Конечно, это не относится к просмотру каналов «Союз», «Спас», «Радость моя», «Царьград». Поэтому с Богом, занимайтесь.

Кстати, еще есть такой вопрос. Видите, как она хорошо сказала, что работает и старается молиться или петь песнопения. Некоторые задают такой каверзный вопрос: можно ли во время работы молиться? Можно. А можно ли работать во время молитвы? Вот во время молитвы работать нельзя. В то время, которое отведено собственно для молитвы, ничего делать не надо. Например, человек проспал и начинает во время утренних молитв готовить завтрак. Можно ли во время утренних молитв готовить завтрак? Нет, завтрак во время утренних молитв параллельно готовить нельзя. Но если вы прочитали утренние молитвы, начали готовить завтрак и, готовя его, стали молиться любимыми молитвами, которые вы знаете наизусть или слушаете, – это будет очень хорошо, когда вы стараетесь даже в своем обыкновенном мирском труде памяти Божией не терять. Как говорили святые отцы: «Дело в руках, а молитва в устах». А многие просыпают, на ходу читают утренние молитвы, вечерние кое-как. Вот этого делать не надо. Итак, во время работы молиться можно, а во время, посвященное сугубой молитве, работать нельзя.

– Известны ли Вам живые примеры людей, которые сумели сохранить пасхальную радость на долгие годы?

– Сложный вопрос. Во всяком случае, пасхального батюшку я видел. Его и народ так называл, и я сам имел честь этого общения с отцом Иоанном Крестьянкиным. Поездки, встречи в Печерском монастыре были в свое время, но никогда его не видел унывающим; даже тогда, когда не общался, а видел только на богослужении; видел, как он идет через толпу народа, который ждал его. Я удивлялся: ему уже было лет под восемьдесят, а мантия за ним развевалась из-за скорости прохождения по монастырю. То есть такое было впечатление, что он летал. И  у него шутка интересная была. Когда отец Филарет, его келейник, за руку проводил его быстрее в келью, особенно когда шли из Михайловского собора, батюшка часто шутил: «Экспресс, экспресс, экспресс» (то есть автобус без остановок). В одном из своих писем он пишет: «Господь посещает меня радостью». И когда его спросили, откуда у него это состояние радостного настроения, он сказал: «Я старался всю жизнь хранить совесть чистой». Это тоже, наверное, один из главных фундаментов нашей темы, и обретение этой радости по жизни – это чистая совесть. В этом плане отец Иоанн Крестьянкин – пасхальный батюшка, так его звали. И мы своими глазами его видели, своими ушами слышали, и это настроение, конечно, передавалось всем тем, кто хоть раз в жизни с ним соприкасался.

– Вопрос телезрительницы из Тулы: «Позвольте мне в тему предложить свои рифмы.

Откуда свет такой, откуда радость эта?

Что это вдруг со мной? Он не дает ответа.

И сердце не унять, душа поет, ликует,

И хочется весь мир обнять, всех за любовь такую.

А Христос в ответ с небес тихо, сладко, внятно:

«Я же для тебя воскрес». Господи, понятно!

Слезы катятся из глаз, дух как захватило!

Губы шепчут в сотый раз: «Боже мой, спасибо!»

Моя радость пасхальная этого года и моя рифма. Пожалуйста, примите.

(Далее диалог с телезрительницей.)

– Это Вы сочинили?

– Да.

– Прекрасные стихи, и Вас сердечно благодарим. Почаще их читайте своим родным и близким, соседям. Разошлите всем родным и близким. Это будет радостно, и тоже будет доброе дело.

– Благодарю Вас, мне приятно это слышать.

– Потому что радостью надо делиться, мы как раз об этом сейчас и говорим, о том, что у Вас есть шанс испытать божественную радость, когда Вы эсэмэски не получаете, а отправляете. А самая главная эсэмэска – это сердце. Как, кстати, отец Иоанн Крестьянкин говорил: «Очень важно иметь память сердца, сердечную память». Когда мы носим человека в своем сердце – и потом эта память уже выражается в какие-то дела. Поэтому подарите эту радость многим людям и в конце напишите: «Переслать родным и близким». Пусть они тоже пересылают.

(Окончание диалога с телезрительницей.)

– Как должна быть организована жизнь (ритм жизни, круг общения), чтобы радость не терялась, а приумножалась?

– Мы сейчас не будем говорить за весь год и за всех, мы сейчас говорим про пасхальную неделю, которая у нас идет. Сегодня только понедельник. Конечно, у нас было общение в храме. Во всяком случае, люди старались посещать богослужения в Страстную неделю, в которой суббота совпала с Благовещением, людей в храмах было очень много. Конечно, достаточно было богослужений, и сейчас они продолжаются. Посвятите время общению с родными и близкими: друзей навестить или пригласить. То есть это время и человеческого общения, и встреч, и празднования.

Кстати, сегодня отец Александр рассказал на встрече в Андреевском монастыре (где-то он прочитал дореволюционные обычаи православной Москвы): «Была такая поговорка: на Светлой и нищему куличик достанется». То есть люди щедро делились. Три дня Москва праздновала. Это были выходные дни, время сердечного общения. Не знаю, это шутка была или нет, но он говорит: «Компенсация поста: если собирались в гостях, то на столе было до пятидесяти блюд». То есть пятьдесят дней был пост, и вот чтобы компенсировать… (Смеется.) Может быть, так и было. Если всего понемножку...

И еще такое было: дарили специальные пасхальные открытки, которые назывались «поздравишки». Это тоже считалось этикетом, потому что издания были дорогие, там наверняка были какие-то назидательные слова, какие-то красивые картинки, и это оставалось. То есть это было редкостью, так не относились, как сейчас, но кто-то, может быть, накапливал.

– Сейчас эсэмэски поздравительные.

– Вот о чем и речь, я к этому веду. Поэтому пусть эсэмэски станут «поздравишками», как это было в православной дореволюционной Москве.

– Телезрительница: «Привет Вам, батюшка, из Дмитрова, Вы рассказывали, что служили здесь у нас...»

(Далее диалог с телезрительницей.)

– В Орудьеве, под Дмитровом.

– Да, так что с пасхальной радостью! Думаю, Вам приятно, что мы помним о Вас. Приезжайте, посмотрите, какой Дмитров красивый стал, какие храмы красивые.

– Спасибо. Были где-то года три назад там в кремле, порадовались. На экскурсии были. Действительно, город разрастается. И даже новые храмы строят. Но меня, конечно, кремль порадовал. И то, что дали возможность служить в кремле, отдали его Церкви.

– Приезжайте, нам очень приятно, что Вы были.

– Летом приеду.

(Окончание диалога с телезрительницей.)

– Действительно, было такое приятное воспоминание, это был полк учебного собаководства. Это отдельная история. Но вспоминается храм Введения Пресвятой Богородицы рядом с селом Орудьево. И вспоминаются моменты, когда имелась возможность решиться на самоволку в воскресный день, первый раз за три месяца армии. Я жил в казарме, строем туда, строем сюда; в роте было сто двадцать человек. Иногда нам кажется, что у нас тесные квартиры, где от двух до шести человек, а представьте себе квартиру на сто двадцать человек. Двухъярусные кровати, общий туалет – и так несколько месяцев. А самое главное, я, конечно, чумел от мата-перемата, который был в армии. После храма оказаться в такой обстановке – это было почти невыносимо.

И когда я через три месяца решился на самоволку, потому что душа просто раздиралась, это было как глоток свежего воздуха, особенно когда удалось причаститься, когда батюшка вместе со мной на исповеди плакал. Я ему говорил: «Батюшка, не пощусь, сам чуть ли не в поросенка превратился». Он надо мной плачет: «Бог простит, Бог простит». А я в форме, со звездами, с ремнем, в шинели… То есть он в шоке был. Спрашивает какие-то молитвы. Я говорю, что алтарником был. Он еще со мной плачет от радости. А когда причастился первый раз за три месяца, конечно, просто летал, мне еще на полгода хватило. Потом через полгода там еще были такие возможности. В общем, первый раз вот такие радостные воспоминания, что Господь и в таких условиях не оставляет. Теперь вот думаю: решился бы сейчас или нет вот так уйти из части? Это не пример, конечно (если меня слушают те, кто в армии служит). Из частей никуда в самоволки не ходите, потому что это случай особый.

– Совсем немного времени остается до конца передачи. Может быть, для наших телезрителей еще несколько слов пасхальной радости и о том, как провести Светлую седмицу?

– Все просто, мы уже посвятили этому целую передачу. Кто-то из наших святых говорил (по-моему, даже отец Иоанн Крестьянкин): «Мне радостно радовать». И вот человек может это испытать, когда он для себя найдет этот повод кого-либо порадовать. А это может быть что угодно. Это все тоже должно быть творческим – творческий подход к тем людям, которые рядом с нами. И тогда все будет на своих местах, тогда все будет благодатно, божественно.

Как мы сегодня говорили о словах Пасхального канона: «веселимся божественне»; «Пасху празднующе веселыми ногами». Поэтому в гости ходите весело, особенно весело приглашайте, чтобы к вам гости пришли, чтобы поделиться чем-то, пообщаться, «Союз» посмотреть под кулич и чай. Так что все будет нормально. Когда дарим, тогда и сами получаем. Поэтому дай Бог, чтобы щедрость сердца, щедрость души, щедрость общения были в нашей жизни, потому что молитвы было достаточно, теперь пусть будет человеческое общение. А если нет такой возможности, то дома продолжаем свою духовную жизнь, продолжаем быть с молитвой, читаем святых отцов, не забываем отправлять «поздравишки».

И, конечно, чтобы наше вещание в эфире продолжалось, не забывайте, что телеканал «Союз» существует на ваши пожертвования,  поэтому потихонечку от щедрости души отправляйте. Это дело очень великое: более ста стран смотрят наш телеканал «Союз».

И еще, чтобы у вас духовной радости прибавилось, приглашаю всех вас в Покровский храм в Ясеневе. Это метро «Ясенево», потом одна остановка на троллейбусе в сторону центра, и вы увидите храм, в котором есть точная копия Кувуклии Гроба Господня. Как раз это место сейчас для нас – центральное в нашей Светлой неделе. Это событие, когда гроб оказался пустым, потому что Господь воскрес. Точная копия Иерусалимской часовни Гроба Господня находится в нашем Покровском храме. Там же и Камень помазания, там же и Голгофа, и место Рождества Христова, и водонос из Каны Галилейской – точные копии. То есть приезжайте и своими собственными глазами все увидите. Могут провести экскурсию.

Храм открыт с раннего утра и до позднего вечера: с 7.30 до 20.00. Такая копия Гроба Господня есть в Новоиерусалимском монастыре в Истре, туда съездите в ближайшие дни, тем более лето началось. Кстати, сегодня интересно: из зимы мы в лете оказались. Это тоже, думаю, благословение Божие, все подстраивается, даже сама природа, под Пасху. Во всяком случае, у нас в Москве. Страстная неделя у нас бывает суровая, но вот в пасхальные дни Господь нас радует. Милости вам Божией! Сами радуйте и от этой радости радуйтесь. Мир вам и Божие благословение! Христос воскресе!

Ведущий Денис Береснев

Записала Елена Кузоро

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает ответственный по миссионерской работе Сергиево-Посадского благочиния протоиерей Димитрий Беженарь. Продолжение беседы на тему «О самом необходимом».

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы