Беседы с батюшкой. Женщины и спасение

8 марта 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает председатель Издательского совета Санкт-Петербургской епархии, настоятель храма святых первоверховных апостолов Петра и Павла в Парголове (Санкт-Петербург) игумен Силуан Туманов.

– Сегодняшняя тема связана со светским праздником, который отмечается в нашем государстве, – Восьмое марта. Наша тема – «Женщины и спасение».

В церковной среде нет однозначного мнения о праздновании Восьмого марта. Но мне кажется, что нет и однозначного мнения о роли женщины в Церкви и о роли женщины в деле спасения всего рода человеческого. Может быть, начнем с такого глобального вопроса?

– Может быть, и неплохо, что в церковной среде не сложилось определенного отношения к празднику, отмечаемому сегодня в светском обществе. Потому что и в самом светском обществе не вполне понятно, за что именно прославляется сегодня женщина. Наивно праздновать праздник просто по гендерному типу. Когда сегодня женщин поздравляют с днем весны, дарят подарки и говорят хорошие, приятные слова, все это можно только приветствовать. Другое дело, что этим всем не ограничивается то служение, которое несет женщина и в этом мире в целом, и в христианской Церкви в частности.

Для нас совершенно очевидно, что без женщины не может быть спасения. Любой христианин прекрасно знает о большой и великой роли, которую играет Пресвятая Богородица в деле нашего спасения. Мы знаем, что у Христа были ученицы – равноапостольные. Сразу надо заметить, что с точки зрения иудейского общества времени Господа нашего Иисуса Христа, это было очень смелым шагом, потому что женщины в иудейской среде получали образование дома и практически никогда не становились открытыми ученицами известных религиозных учителей. И вдруг Господь наш Иисус Христос совершенно спокойно допускает, что целый ряд женщин «служит Ему имением своим», как мы узнаем из Евангелия, слушает Его. Помните известный эпизод из Евангелия про Марфу и Марию: «Мария же благую часть избра». То есть Господь не только допускает, но и поощряет то, что женщина Его слушает, тем самым признавая ее абсолютное равноправие в познании Бога, познании духовных истин, необходимых для спасения.

Позже апостол Павел с совершенной категоричностью утверждает эту же мысль Господа, говоря, что «во Христе нет ни мужеского пола, ни женского». Это не значит, что нивелируются различия, но отныне человеку не стоит кого-то считать более способным к спасению, а кого-то нет. При этом мы видим очень тонкий нюанс. Если посмотрим на положение женщин в античном обществе, то увидим гораздо бо́льшую свободу, нежели в древнем Израиле. Мы видим, что в Египте женщина могла открыто править государством, что в Древней Греции женщина могла выполнять роль жрицы, служить, так или иначе, в храме. Ничего этого в Израиле нет.

Когда Христос утверждает равноправие женщины в вопросах спасения, Он при этом не ставит ее на те же общественные роли, что языческое общество. Тем самым Христос подчеркивает, что вопрос служения в Церкви – это вопрос более сложный, нежели просто жречество, прорицание или какие-то иные функции, свойственные Древнему миру. Как отметил апостол Петр, это участие в новом народе, – народе избранном, который весь представляет собой царственное священство. В этом плане и женщины, и мужчины действительно являются священнослужителями. То есть не кто-то конкретный является жрецом, а все мы являемся сослужителями и одновременно приносим Божественную жертву во время Святой Евхаристии. Об этом нам совершенно недвусмысленно говорят молитвы, которые священник читает во время богослужения. Поэтому говорить о роли женщины в деле спасения необходимо в положительном ключе, и делать какие-то поправки или как-то ущемлять положение женщины в христианском обществе будет довольно неправильно.

Другое дело, что христианское общество, будучи постоянно под воздействием окружающих культур, со временем стало забывать об этом апостольском равноправии. И под воздействием иных культур и мнений роль женщины стала немножко затираться. Если раньше женщины могли быть, например, ученицами Христовыми, то в определенный момент они уже не могли становиться студентками средневековых учебных заведений, богословских факультетов и так далее. Такое положение длилось довольно долго, можно сказать, что оно сохранялось до конца XIX – начала XX века. Но это не значит, что Церковь видит женщину как существо в чем-то неполноценное, ни в коем случае. Более того, мы видим, что в истории Церкви многие женщины прославлены как святые, к их мнению прислушивались. Хотя и в меньшей степени, чем мужчины, но это можно списать на условности древнего общества, они представлены и в богослужении. Мы все знаем вдохновенные стихиры инокини Кассии, которые поются перед Рождеством. Одна из стихир поется в Великую Среду и так далее. Мы знаем и другие примеры женского служения, в том числе и наставнического служения, в какой-то мере учительного. Прославляемая сегодня блаженная Матрона была учительницей благочестия для очень многих людей, и мужчины, и архиереи не стыдились прислушиваться к ее словам. Все это очевидные вещи, но их иногда полезно проговорить вслух, чтобы избавиться от тех или иных предрассудков или каких-то заблуждений.

– Вопрос телезрительницы: «Может ли православная женщина делиться с близкими по вере своим духовным опытом? Не будет ли это противоречить словам: «Женщина в храме да молчит»?

 – Благодарю Вас за этот очень интересный вопрос. Дело в том, что когда апостол Павел говорит: «Жены ваши да молчат в храме», то тем самым подчеркивает не столько невозможность женщины в принципе к духовному учению, сколько элементарные нормы приличия и поведения. «Жены ваши да молчат в храмах» – здесь речь именно о каком-то шуме и нестроениях во время богослужения.

Если у Вас есть чем поделиться с подругами и это будет воспринято с благодарностью, конечно же, можно поделиться и что-то рассказать. Но здесь есть два нюанса. Первый: отцы Церкви предупреждают, что лучше по минимуму делиться собственным личным духовным опытом, потому что плоды наших духовных побед над самими собой или радость от каких-то чудесных явлений в нашей жизни могут быть отняты у нас из-за нашего превозношения, надмения. Поэтому здесь надо строго следить за собой, чтобы каждый рассказ о нашем личном духовном опыте был сопряжен с сугубым смирением.

Второй момент состоит в том, что всякий раз, когда мы говорим о чем-то духовном с другими людьми, мы должны быть абсолютно убеждены в том, что нас хотят слушать. Ни в коем случае мы не должны навязывать свой духовный опыт, настаивать на нем и так далее. Лучшие духовники нашего времени советовали в таких случаях просто высказать свое мнение и со смирением отойти в сторону, именно со смирением, чтобы не ранить человека своим превозношением или бо́льшим духовным опытом и тем самым сделать невозможным, чтобы человек вас услышал.

На таких условиях, конечно, можно делиться опытом и даже нужно рассказывать о духовных вещах окружающим людям.

– Вопрос, относящийся как к евангельской, так и к нашей новейшей истории. В Евангелии мы видим, что за Христом следуют апостолы, которым Он дает различную власть: изгонять духов, проповедовать. И за Ним следуют женщины. В самый трудный момент – момент испытаний – апостолы покидают Его, а женщины следуют до конца и стоят при Кресте.  И в советское время в наших церквях было очень мало мужчин, храмы наполнялись женщинами.

Могли бы Вы пояснить, почему так происходит: с одной стороны, женщины не наделяются от Господа какими-то особыми полномочиями, а на деле мы видим, может быть, даже их бо́льшую верность, нежели у мужчин.

– Насчет того, что Господь не дает женщинам особых полномочий, я бы поспорил, потому что мы знаем, что и святая Мария Магдалина, и святая мученица Маргарита, и другие женщины обладали очень сильной духовной властью: и властью над бесами, и властью исцеления, и учения, и чудотворения. Поэтому я думаю, что мы не видим меньшего объема благодати для женщин. Дух дышит где хочет, и Он совершенно не градуирует свое дыхание: «Ой, вот женщина, тогда поменьше чудотворений, поменьше...»

Второй момент очень простой – у женщины больше эмпатии, у нее больше сострадания, больше души, которую она вкладывает в то, во что верит. Когда для Русской Православной Церкви наступили суровые испытания, мужчины были в массе своей арестованы или как-то иначе поражены в правах, поэтому раньше количество мужчин на приходе равнялось количеству священнослужителей. В таких условиях женщины отстаивали храмы, отстаивали свою веру, делали возможным нынешний расцвет православия в России, и за это им, конечно, огромная благодарность.

– Вы говорите об отстаивании веры, но сегодня во многих странах, Испании, Индии и других, проходят митинги женщин в защиту своих гражданских прав, за равноправие в обществе. Как Вы считаете, православные женщины могут отстаивать не только свою веру, но и свои права в обществе, а может быть, и какие-то права в церковном обществе?

– Отвечая на Ваш вопрос, хотел бы зайти немного издалека. В чем глубинная разница Недели святых Жен Мироносиц и праздника Восьмое марта? В Неделю Жен Мироносиц прославляется служение Христу, верность Ему, а праздник Восьмое марта – это прославление женственности как таковой, праздник весны, праздник возрождающейся природы и так далее, это праздник нейтральный. Праздник Жен Мироносиц – это праздник конкретно христианский и говорит о конкретном служении Христу всей жизнью человека. Отсюда возникает некая разница в восприятии. Иногда у нас говорят: вот этот праздник не надо праздновать, этот надо праздновать. Правда, когда дело доходит до Недели Жен Мироносиц, все уже забывают, что надо кого-то поздравить, вручить подарок – существует такое маленькое мужское лукавство.

Для нас важно помнить, что Церковь прославляет женщину не просто потому,  что она женщина, а потому, что она способна на многое. Она способна к преображению души. И тем самым Церковь заявляет окружающему миру, наоборот, о равноправии женщины и мужчины в вопросе спасения. Если в древнем мире считалось, что мужчина имеет больше прав перед Богом, то Христос говорит, что мы равны перед Богом. Об этом равноправии служения и говорит Христова Церковь.

Современные митинги в основном пронизаны совершенно иным духом. Речь идет об ином равноправии, – равноправии на право прожигать жизнь. Здесь не право служения, не право вместе потрудиться какому-то высокому идеалу, а бесконечное право не быть преображенным, измененным светом благодати. И это право не быть спасенным последовательно отстаивается в сегодняшнем секулярном обществе. Дело доходит уже до совершеннейших глупостей: это слово можно произнести, а это – нельзя. Если вы помогли женщине поднять сумку или войти в транспорт, вас могут обвинить в каких-то домогательствах или оскорблении в чем-то...

Права разные на самосовершенствование, но это не значит, что одинаковые возможности, способности, в конце концов – одинаковое восприятие мира. Нет. Поэтому, конечно, христианской женщине есть смысл бороться за свои права. Но при этом надо всегда помнить, что конечное наше право, право и мужчины, и женщины, – это право быть Христовым. Право преобразить, изменить себя, право не быть съеденным этим секулярным миром. Не подлаживаться под него, а владеть им, брать из него то, что способствует нашему спасению, и отметать то, что нас губит. К сожалению, во многих ситуациях я вижу обратное – когда люди борются за право сохранить в себе то, что их губит.

– Вопрос телезрителя из Краснодарского края: «В храме существует женская – левая, Богородичная – сторона и правая – мужская. Сейчас были чтения Великого покаянного канона Андрея Критского, когда делаются земные поклоны. Сейчас женщины не одеваются так, как раньше, и если впереди стоит женщина, то это ведь будет неприлично?»

– Думаю, все вопросы церковной дисциплины надо адресовать священнику того храма, где это происходит. Но если Вы видите, что перед Вами женщина кладет земные поклоны и это Вас как-то смущает, я думаю, есть смысл отойти в другое место, где перед Вами не будет стоять женщина, и спокойно молиться там.

– Светское общество живет по своим законам, а церковное совсем по другим. Но в семье тоже есть свои законы. Часто женщина в православной семье воспринимается все-таки как некий второстепенный член. Есть отец семейства – мужчина, глава, а женщина где-то в тени, и право ее голоса далеко от равнозначного. Считаете ли Вы такое положение нормальным? Или все-таки в семье должно быть максимальное равенство?

– Очень интересный вопрос, и ответить на него одним предложением крайне сложно. Потому что, во-первых, бывают самые разные семьи. Есть семьи, в которых такой матриархат, что мало не покажется.

Мне кажется, то, о чем Вы говорите, следствие средневекового перекоса восприятия женщины только как наследницы Евы, которая и сама согрешила, и мужа до греха довела, поэтому единственное, что можно, – это только плакать, плакать, каяться, каяться, а лучше уйти в монастырь. И мы видим: как наиболее яркие в женском служении Церкви в Средние века предлагаются примеры именно монахинь, отшельниц. Тем не менее мы, хотя и редко, встречаем и княгинь, и благочестивых мирянок. Значит ли это, что только так можно послужить Богу и Церкви? Конечно же, нет.

Когда Христа спрашивали, как надо спасаться, Он подчеркивал, что для этого не надо никуда уходить. Оставайся на своем месте, занимайся своим делом, и если ты будешь соблюдать заповеди, если будешь добросовестно нести свой крест, то ты на пути спасения. Именно это и является образцом для спасения и женщины, и мужчины. И в семье тоже. На своем месте в семье. А какое место у супруги в семье? Быть помощником мужа, рожать детей. Мужчина не может без женщины родить детей и не может их толком воспитать. Женщины часто воспитывают детей без мужей, но это всегда воспринимается как проблема.

Думаю, надо не столько выяснять, кто на первом месте, кто на втором, а кто на третьем  (потому что во многих семьях на первом месте вообще дети), а надо стараться быть помощниками друг другу. Скорее всего надо стараться просто не потерять первое, весеннее ощущение любви, которое, наверное, находится в основе большинства браков. Если это ощущение не теряется, то все остальное становится второстепенным и решается в рабочем порядке. Собственно, Церковь это поддерживает: когда мы говорим, что семья – это малая церковь, это не значит, что надо все делить по иерархии, а значит, что это единое служение Богу. И служение, по заповеди Божьей, на том месте, на котором человек работает, живет и так далее.

– Вопрос телезрительницы из Одесской области: «Должна ли женщина покрывать голову в присутствии священника вне храма? И что означает покров головы?»

– Покров головы – это следование традициям древнего мира, когда этими внешними знаками женщина указывала на свой социальный статус. Замужние женщины покрывали голову, и таким образом человек мог определять, кто перед ним и как ему, соответственно, надо вести себя дальше. Это культурная традиция, которая перешла в быт и Русской Православной Церкви. В ней нет ничего плохого, и я знаю, что многие женщины с огромным удовольствием пользуются разнообразными платками, шалями и так далее, не видя в этом никакого ущемления для себя.

Но мы знаем, что во многих других православных Церквах, которых, помимо Русской Православной Церкви, как мы помним, пятнадцать, есть традиция приходить в храм и общаться со священником так, как женщине нравится. Если она носит женские брюки, то может прийти в брюках, если она не носит головного убора или платка, может прийти без головного платка. Это мы сейчас видим во многих храмах Греции и других странах.

Здесь, наверное, вопрос внутренней культуры и внутреннего желания. Да, сложилась традиция, что, идя на определенные мероприятия с участием священнослужителей, женщины надевают головной убор или платок. Но это необязательная традиция, поэтому если Вы прилично одеты, но нет головного убора, в этом нет никакого нарушения или бесстыдства. То же самое касается и брючного костюма.

В нашей Православной Церкви сложилась традиция приходить по возможности в юбке и с покрытой головой. Удается эту традицию соблюсти – очень хорошо. Не удается – никто из вменяемых людей не будет смотреть на женщину как на что-то нарушившую. Тем более не думаю, что ее осудит Господь.

– Вернемся к вопросу семьи. С одной стороны, женщине навязывается социальная роль второстепенного члена семьи,  а с другой стороны, часто женщины, принимая на себя роль домохозяйки, роль воспитательницы детей, этой ролью довольствуются. Часто от женщин можно услышать такую отговорку: «Не хочу я читать Священное Писание, не хочу изучать богословие, моя роль маленькая – я рожаю детей, воспитываю их, и этого для спасения достаточно. Достаточно ли?»

– Интересный вопрос, и на него тоже нельзя ответить однозначно, потому что не существует женщины вообще, существуют миллионы разных женщин. Кто-то способен к изучению богословских наук, кто-то не считает это для себя нужным. Кто-то находит радость только в деторождении и воспитании детей. И я не могу сказать, что Бог не любит таких женщин и они однозначно предопределены к погибели. Конечно, нет. У всех своя мера, и очень важно открыть в себе свое дарование, очень важно не заглушить его по каким-то надуманным причинам. Конечно, очень важно, чтобы мужчина, находящийся рядом с женщиной, поддержал ее в этом. Если женщина вдруг желает получить богословское образование, почему нет?

Есть множество женщин, которые прекрасно совмещают и богословское образование, и послушание в храме, и регентство в хоре. Сейчас в наших храмах подавляющее большинство певчих в храме – женщины. Кстати, напомню, что до 1880 года это было невозможно, и  только на заседании Поместного Собора Русской Церкви, проходившего в Москве сто лет назад, в тяжелые революционные годы, было впервые принято решение, что женщина допускается и призывается к служению на самых разных уровнях церковной жизни: это и послушание в храме, и пение в хоре, и так далее.

Наше последнее столетие очень интересное, многое меняется. Сейчас никого не удивишь тем, что женщина получает богословское образование; наоборот, это даже поощряется. Я знаю, что многие женщины очно или заочно оканчивают тот же Свято-Тихоновский богословский университет, оканчивают духовные академии, в основном в иконописных и регентских классах, тем не менее это полноценное образование. Этим сейчас никого не удивишь, но важно, чтобы человек раскрыл свое дарование, не заглушил его из соображений ложного смирения или по каким-то другим неважным причинам.

Каждая семья – это тоже абсолютно своеобразное, не похожее ни на какое другое мини-общество. Если женщина по каким-то причинам выбирает ту или иную социальную роль в этом мини-обществе, то это может быть как реализация ее призвания, так и уступка инертности или давлению окружающих ее людей: мужа, детей, членов семьи. Бывает так, что женщины, ради того чтобы послужить своей семье, отказываются от своего призвания и от того, чем они хотели бы заниматься больше всего в жизни. Это, конечно, неправильно.

В любом случае надо отметить, что никакая женщина и никакой мужчина, если они в состоянии понимать, что им говорят, и если не страдают какой-то формой умственного расстройства и способны получить хотя бы среднее образование, не имеют морального права отказаться от элементарной катехизации, элементарного понимания основ православной веры, элементарного понимания основ богослужения. Если есть возможность эти элементарные основы развивать и получать более серьезное образование, к этому надо стремиться.

Наше время – это время, когда образование перестает быть забавой. Это уже вопрос религиозной идентичности,  очень сложный. Если раньше на вопрос, чем мы отличаемся от католиков, мы могли бы ответить: «Мы живем здесь, католики живут там», то сейчас это уже не так. Много русских католиков. Русские люди постоянно приезжают в страны, где живут католики. Это можно сказать и о мусульманах, и о протестантах. В чем разница? И мы вдруг понимаем, что мы ничего не знаем. Почему так, а не иначе? Почему мы поступаем так, а здесь вот так?

– «Греки сидят в храме! А греки вообще православные?»

– Да, да. А православные ли они, если себе это позволяют? И ведь многие всерьез задают эти вопросы и искренне смущаются. Но элементарное образование развеивает эти предрассудки, дает понять, в чем разница, почему мы такие. Мы православные не вопреки католикам.  Нет. Мы православные потому, что мы Христовы, потому что мы восприняли полноту благодати и сокровищницу вероучения Православной Церкви. Но если мы исповедуем это только языком, языком хвалимся, а к этой сокровищнице никак не касаемся, ничего оттуда не черпаем, то мы пустословы. От этого, конечно, надо отходить.

– Батюшка, теперь вопрос о мужчинах. В мужской среде бытует мнение, что мужчина, который подчиняется своей жене в ее просьбах, заботится о ней, уделяет ей время и внимание, вместо того чтобы проводить время в мужской компании, – это подкаблучник, слабый человек, человек, который всячески осуждается. Как Вы считаете, это осуждение справедливо? Или здесь какая-то подмена понятий?

– С одной стороны, действительно существуют такие мужчины. Такому проще согласиться с женщиной, чем настоять на своем, потому что он понимает, что в результате этого будет отравленный вечер, а то и несколько дней, и уж лучше поступить так.

С другой стороны, надо помнить, что очень многие процессы в современной жизни коренятся в слоях культуры, далеко не всегда пропитанных православием. Например, в среде, базирующейся на неких воровских принципах, на зоне, отношение к женщине очень невысокое. Соответственно, мужчина, который проявляет к женщине какую-то нежность, внимание, заботу, тоже подозревается в слабохарактерности. Надо ли обращать на это внимание? Конечно же, нет. Мало ли кто что думает.

Живите своей жизнью. Живите так, как считаете нужным. Живите так, как можете жить. Делайте ошибки, осознавайте их, просите друг у друга прощения там, где вы виноваты. Мир любой ценой – это тоже проигрыш, это поражение. Это не значит, что надо всегда друг другу уступать или, наоборот, всегда настаивать на своем. Жизнь сложна, и она не может быть втиснута в несколько алгоритмов: мужчина всегда прав, потому что он прав; женщина всегда не права или, наоборот, женщина всегда права, а если не права, смотри пункт первый. Все это отголоски секулярного мировоззрения, которое совершенно не базируется на христианском общении.

Человек должен жить так, как он может жить. Может быть, он и не подкаблучник. Может быть, он просто неконфликтный человек, не хочет воевать. Может быть, он настолько любит свою супругу, что не хочет воевать. И на женщине здесь особая ответственность: либо воспользоваться ситуацией и всякий раз «ковырять» своего, как ей кажется, слабохарактерного супруга, тем самым расшатывая ту основу, на которой он строит свое отношение к ней, либо все-таки понимать, что за тишью может последовать буря, в результате которой могут быть сломаны многолетние отношения.

Поэтому в любой семье, в любых отношениях ответственность всегда на обоих: и на мужчине, и на женщине. Нельзя говорить, что мужчина, который выражает свое уважение к женщине, поступает неправильно. Все ситуативно. Может быть, и неправильно, но в любом случае это его жизнь. Не нужно жить с оглядкой на людей, которые считают, что они поступают правильно...

Когда я еще служил в Советской армии, естественно, в части были люди, которые казались невероятно успешными, сильными, авторитет их был беспрекословным. Прошло несколько лет – мы общаемся с сослуживцами – этот спился, этот не нашел себя в жизни, тот где-то, условно говоря, грузит ящики... То есть люди, которые вели себя тихо и спокойно, потом пошли дальше по жизни, а из тех, которые, скажем так, выпендривались, не все  смогли найти себя в этой жизни. Поэтому надо отдавать себе отчет: не факт, что те, кто нас в чем-то упрекает или пытается навязать  свое мнение, свою иерархию ценностей, сами являются успешными людьми. Как и не факт, что, глядя на их жизнь, мы сами захотим жить так же.

Поэтому еще раз подчеркиваю – оставим ярлыки, надо жить ситуативно, надо жить с молитвой и любовью, и тогда все будет нормально.

– Тогда хотелось бы задать ситуативный вопрос – наступает весна, дачный сезон. А дачный сезон очень сильно занимает женскую часть населения, особенно женщин на пенсионном положении. Иногда возникает такое ощущение, что огороды становятся главнее, чем храм. Как быть? Как разрешить эту коллизию?

– Как настоятель храма я должен гневно заклеймить все это, но есть у меня очень сильное подозрение, что женщина, которая выбирает огород в ущерб храму, просто следует своей иерархии ценностей. Значит, не смог храм занять такое место, которое должен.

Не думаю, что сейчас речь идет о выживании, пропитании, о том, что если женщина пропустит этот дачный период, ей будет просто нечего есть. Хотя, в принципе, многие до сих пор компенсируют скудость своей зарплаты какими-то домашними заготовками, но экономическая целесообразность этого сложна. Как-то мы высчитывали это и выяснили, что проще все купить в магазине, потому что трудозатрата такая, что все это просто ни к чему, лучше просто высвободить время для чего-то другого.

Человек находит отдушину в том, чтобы приехать в свой огород, покопаться в земле, в молчании, спокойно, в одиночестве. Или не в одиночестве, а с супругом. Супруг ворчит, но помогает. Находит человек в этом отдушину, и перед тем как отнять ее, это любимое времяпрепровождение, надо хорошо подумать: а что мы предлагаем взамен?

Поэтому не стал бы я никого клеймить, никого ругать, лишь еще и еще раз скажу: старайтесь во всем соблюдать золотую середину. Человек, считающий себя православным и пропускающий более трех воскресений подряд без уважительной причины (а огороды – неуважительная причина, особенно в наше время, когда все наши «огороды» – это «Пятерочки», Spar и «Перекрестки»), отлучается от церковного общения. Это очень серьезное предупреждение. Мы не должны вырождаться в милый клуб людей, которые одобряют все подряд.

Поэтому скажем так: осуждать никого не будем, но напоминаем, что при каждой возможности надо стремиться идти в храм, а если душа не тянет в храм, значит, это свидетельство какого-то серьезного внутреннего повреждения. Если, например, в это время у внука будет день рождения, то все огороды, естественно, будут забыты. Если в это время будут какие-то мероприятия по перерасчету пенсии и надо будет прийти и что-то подписать, естественно, огороды будут забыты. То есть иерархия ценностей такова: если произойдет что-то более важное, огороды будут забыты. Наверное, на всех нас лежит ответственность за то, чтобы богослужение стало более важным. Почему этого не происходит, думаю, надо смотреть в каждом конкретном случае.

– В последнем сегодняшнем вопросе хотелось бы напомнить всем нам о наших мамах. Как Вы считаете, какую роль в спасении каждого из нас играют наши мамы?

– Несомненно, огромную. Конечно, пользуясь возможностью, я хотел бы сегодня поздравить и поблагодарить всех матерей, которые стараются воспитывать своих детей в духе христианского благочестия. Заложенное матерью с детских лет идет по жизни с каждым человеком до конца его дней. Поэтому особая ответственность на матерях. Конечно, невозможно привить ребенку то, что не привито самой, и я очень надеюсь, что наши православные мамы, и молодые, и старые, будут всегда находить возможность молиться в храме Божьем, а самое главное – делать свою жизнь Божьим храмом. То есть нам надо стараться самим настолько пропитываться любовью к Богу, соблюдением заповедей Божьих, чтобы от нас исходила благодать Божия, чтобы, глядя на нас, люди тоже хотели становиться христианами.

Дай Бог всем мамам многих и благих лет жизни, всякой помощи Божьей в их нелегком труде воспитания детей.

– Спаси Господи, батюшка. Благословите нас, пожалуйста, на прощание и скажите несколько слов о Великом посте, в котором мы все по-прежнему пребываем.

– Да благословит всех нас Всемилостивый Господь не просто воздержаться в эти дни от тех или иных видов пищи, но и осознать и себя, и окружающих людей носителями образа Божьего. Осознать, что жизнь наша не случайна, что мы все время пребываем в незримом, но от этого не менее важном присутствии Господа нашего Иисуса Христа. Благодаря этому присутствию возможна наша молитва, возможно наше благочестие.

Человек не может целый год поддерживать один уровень духовной жизни, но посты – это как раз то время, когда мы можем особо задуматься над тем, каково же наше призвание как христиан, и хотя бы немного попрактиковаться в соблюдении заповедей Божьих.

Ведущий: диакон Михаил Кудрявцев

Записала Ксения Сосновская

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы