Беседы с батюшкой. Я постоянно всем недоволен. Что делать?

8 июня 2017 г.

Аудио
Скачать .mp3
В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма во имя святого Спиридона Тримифунтского на территории предприятия ООО «НеваРеактив», клирик храма святого пророка Илии на Пороховых священник Константин Морозов.

– Отец Константин, рад Вас приветствовать!

– Здравствуйте, Михаил! Здравствуйте, дорогие телезрители! Милость Божия пребудет с вами.

– Сегодня тема нашей беседы следующая: «Я постоянно всем недоволен. Что мне делать?» Отец Константин, наша с Вами цель сегодня такая понятная и в то же время непростая: очертить, кто такой недовольный человек и что с этим делать. В богатом литературном наследии Федора Михайловича Достоевского, нашего великого русского классика, встречаются такие образы недовольных людей, как Родион Раскольников или Гаврила Ардалионович Иволгин, которые как бы дают нам возможность взглянуть на себя со стороны.

И в то же время жизнь дает нам совершенно другие перспективы. То есть, казалось бы, все понятно, тем не менее… Нам бывает открыта и евангельская истина, и известные слова апостола Павла о том, что нужно радоваться и радоваться, но как-то очень быстро мы об этом забываем и впадаем в эту ловушку недовольства. В связи с этим хотелось бы понять, почему это с нами происходит? Как Вы думаете?

– С одной стороны, человеку свойственно быть недовольным собой. Это, наверное, природное, то, что отличает человека от любого другого существа на планете. Поэтому сколько бы родственники и друзья ни говорили на всех наших днях рождениях, юбилеях и прочих событиях нашей жизни: «Какой ты хороший и замечательный человек, таким и оставайся», – внутри себя мы ощущаем: «Нет, какой я есть – это плохо, я хочу быть иным, хочу быть лучше». И это ощущение идет из того, что мы действительно утеряли рай,  первозданное состояние единения с Богом; отсюда это наше внутреннее недовольство собой.

Но оно преодолимо во Христе. Поэтому я думаю, что все православные христиане испытывают особое чувство радости в Пасху, когда действительно  понимаешь, что грех побежден, что смерть побеждена, что все уврачевано воскресением Христовым. И когда нам тяжело, мы обычно всегда поем пасхальные песнопения и этим самым возвращаем себе ту радость, о которой Вы напомнили: «Радуйтесь, непрестанно молитесь, за все благодарите Бога». Потому что действительно самое основное Христос уже для нас сделал, Он подарил нам рай, вернул поврежденные отношения с Богом, уврачевал и простил нас Своей смертью и воскресением.

Поэтому, безусловно, христианину несвойственно чувство какого-то недовольства жизнью или своим положением. Отчасти, конечно, чувство недовольства влечет к изменению. Если оно влечет к изменению себя, это плюс. Но если оно заводит нас в какую-то депрессию, отчаяние, уныние, то это проявление нашего повреждения; мы не доверяем Богу, что Он нас может уврачевать, исцелить. Я думаю, вообще для любого человека (верующего или неверующего) самый радостный момент – утро, потому что нам дали еще одну возможность жить, которую никто из нас не заслужил. Но нам она дается каждое утро. И поэтому, как мне кажется, каждый человек должен быть счастлив, особенно утром.

– Да, конечно. Совсем недавно, 6 июня, не стало поэта Николая Колычева. Это поэт, который жил в Мурманске, тем не менее я далеко за его пределами встречал людей, которые исполняют стихи этого человека, положив их на музыку (таким образом рождаются песни), или просто читают эти стихи. И удивительное дело: нашел видео, где он читает о том, что, не думая о смерти, не начнешь ценить жизнь.

Действительно важно, когда человек просыпается,  думать о хорошем, о том, что ему дарован день. А вот как быть тем, кто, просыпаясь, сразу проклинает наступивший день и говорит: «Да лучше бы мне и не просыпаться»? Потому что человек в своем недовольстве может дойти и до такой степени уныния, и близкие только разводят руками и думают, как ему помочь, ведь человек находится как бы в капкане.

– Это некая зацикленность человека на себе в первую очередь, и ее, конечно, надо преодолевать. Некоторые психологи рекомендуют: когда  плохо, купи килограмм апельсинов и раздавай проходящим мимо людям на улице. Таким образом ты будешь ощущать некую свою востребованность, ты будешь дарить радость, а она будет возвращаться к тебе.

Допустим, Дмитрий Сергеевич Лихачев, вспоминая о Соловках, говорил, что юмор помогал жить. Чувство юмора позволяло выйти из сложных лагерных обстоятельств. Вы помните эту так называемую смешную науку, всевозможные журфиксы? Он сам был в «Космической академии наук», за что и попал на Соловки, потому что один из их товарищей, который входил в этот кружок (журфикс), написал им телеграмму от лица папы Римского, поздравляя их с Новым годом и Рождеством. Естественно, это было замечено, не прошло просто так. Их приговорили за связь с Ватиканом. Но вот эта легкая наука (с одной стороны, научная деятельность, а с другой – очень в легком варианте) позволяла мыслить, не давала сжимать ум в каком-то прокрустовом ложе, позволяла расширить свое сознание. Почему? Потому что человек, не умеющий смотреть на себя критично, иногда со смехом, – это человек с очень большими проблемами. Иногда общаешься с человеком, говоришь ему о тех или иных ситуациях, а он начинает: «Нет, у меня такого нет, это точно не у нас». То есть понимаешь, что человек не может посмотреть критично на ту или иную сложившуюся ситуацию. И это влечет к тому, что жизнь, безусловно, становится более тяжелой лично для него.

Я вспоминаю отца Иоанна (Крестьянкина), он же прошел лагеря, тюрьмы и прочее. Он попал туда из-за одного своего сослуживца. И когда его келейница говорила, как он мог вообще так поступить, отец Иоанн отвечал: «Ну что ты, у него же были дети. А вот ты бы могла, если бы у тебя были дети, не предать, не накляузничать? Все очень сложно». И в этот момент радость у него все равно осталась. Она, в принципе, и привлекала к нему (помимо его, безусловно, богатого духовного жизненного опыта). Действительно, священник – это человек, который должен улыбаться, показывая свою радость во Христе. И если бы это было у многих христиан, я думаю, очень много людей пришло бы в храм, видя нашу радость. К сожалению, в большей степени люди приходят со своими проблемами, житейскими неустроенностями, и они так этим подавлены, что не могут увидеть радость в своей жизни. А ведь самый потрясающий момент тот, что мы живем.

У нас в одной из молитв на литургии есть слова: «Ты из небытия в бытие меня привел еси». Я иногда думаю: «Было тысячи вариантов, какой человек мог родиться от моих родителей, а родился я». И это то, что иногда потрясает: почему Господь именно меня привел в бытие? Эти клетки  именно таким образом соединились, что появилась моя личность. Ведь могли быть тысячи вариантов. Это может удивить любого человека.

– Согласен с Вами. Конечно, приходит на ум личность апостола Павла, про которого я вспомнил в начале передачи, потому что все, о чем Вы говорите, в нем было. Во-первых, несмотря на то что его помещали в тюрьму, избивали, не зная, что он римский гражданин (наверняка он потом посмеялся над этими стражниками, которые не знали этого), он и радоваться умел, и в то же время умел пошутить. Например, когда обращался к афинянам, говорил: «Вижу я, что вы как бы особенно набожны...» В этой фразе очень много иронии. И преподаватель Нового Завета нам рассказывал, что  у апостола Павла часто встречалась эта подколка собеседника, но такая, чтобы не разозлить его. Может быть, даже собеседники ничего и не поняли, но мы, читатели, понимаем манеру общения апостола Павла с ними, и это очень здорово.

– Действительно, юмор – это признак ума. Когда человек умеет подойти к ситуации с некой иронией. Потому что если человек относится очень серьезно к себе и событиям, его окружающим, – это показатель того, что он закрыт для других и, в принципе, закрыт от жизни. Это, к сожалению, так, и поэтому апостольская радость (в Священном Писании мы постоянно встречаем слово «радость») говорит о том, что в действительности Христос подарил им эту радость, Он Сам сказал: радость ваша будет совершенной, радости вашей никто не сможет у вас отнять. И ведь поистине радость действительно всегда с тобой, потому что моменты какого-то удивления или восторга проходящие, они есть только здесь и сейчас, а радость – это то, что с тобой пребывает всегда. И этот момент радости, по сути, никто не может забрать, потому что нет таких обстоятельств, которые могли бы ее исхитить из твоей жизни.

– Вопрос телезрительницы из Московской области: «Если самые близкие люди тебя не любят, ненавидят, как можно радоваться жизни? Или что-то в себе изменить надо? Что я должна понять из этого?»

– Во-первых, в Священном Писании написано, что враги человеку домашние его, и в этом моменте мы понимаем, что в большей степени боль для нас могут принести только наши самые близкие люди, потому что для других мы закрыты определенными масками, у нас те или иные манеры поведения и общения с другими людьми. Момент любви оголяет человека, делает его абсолютно открытым для другого, и этот другой может нанести определенную рану твоей душе. Поэтому надо, конечно, быть особо внимательным именно со своими родными и близкими. Если отношения не сложились (такое часто бывает, и я часто с этим сталкиваюсь, когда отношения в семье или среди близких, родных, сестер, братьев не складываются), можно посмотреть на это с той стороны, в чем ты не прав в этих отношениях; что ты сделал не так в первую очередь; что понял не так…

Я бы посоветовал попросить у них прощения, потому что, по словам Достоевского  (роман «Братья Карамазовы»), мы все друг пред другом виноваты. И когда мы просим прощения, мы открыты, а человек, который нас обидел, иногда бывает в таком состоянии: «вдруг меня не примут, отвергнут?» Человеку, которого обидели, легче попросить прощения, нежели тому, кто обидел, потому что первый не стоит перед этим барьером. И, безусловно, молитва о своих родных и близких, даже о тех, которые от нас очень далеки, очень важна, это акт любви. Сразу начать с любви и не получится. Можно просто сначала сожалеть о том, что так вышло, так получилось. И вот с этого момента жалости к своим близким и родным появится частичка любви, которая  в конечном счете превратится в горячую молитву о них, а Господь все устроит в этом моменте. Но в большей степени мы должны понять, что если мы хотим чего-то в своей жизни, то это зависит от нас в первую очередь. Господь всегда нам поможет, но только тогда, когда мы будем готовы пойти на какие-то жертвы со своей стороны. Будь то попросить прощения… Даже если не чувствуешь, что виноват или виновата, помолиться об этих близких людях и, конечно же, испытать какое-то чувство жалости к ним.

– Что касается недовольства собой, мы уже поняли, что здесь вопрос двоякий. То есть, с одной стороны, мы постоянно стремимся к духовному росту и можем быть недовольны своим положением во грехе, в рабстве страстей, которым подчинены и от которых никак не можем освободиться. Но, с другой стороны, вопрос любви к себе тоже очень важен, потому что если человек не любит себя, то ему очень трудно полюбить окружающих. Он может находиться в таком состоянии, что закрыт к этой любви. А если он не любит ближнего, то что говорить о любви к Богу? Потому что нечасто такое бывает: человек, минуя ближнего, может говорить, что любит Бога. Он просто, может быть, не понимает, как это возможно в таком случае.

– Вы затронули важную тему: мы действительно не умеем любить себя. И в заповеди «возлюби Бога и ближнего, как самого себя» в первую очередь важны слова «самого себя». Когда я научаюсь не эгоистичной любви, не потребительской, а действительно ценить себя, понимать себя, говорить с собой... Ведь мы общаемся с кем угодно в течение дня, мы говорим о каких угодно проблемах с другими людьми, но очень редко человек говорит с самим собой о своих проблемах, размышляет с самим собой, почему у него та или иная жизненная ситуация. Мы как-то очень мало говорим с собой. И из-за этого  не можем сосредоточить свою жизнь и направить ее в какое-то правильное русло, потому что мы себя не готовы понять и принять. И только с того момента, когда я себя понимаю и принимаю, в моей жизни может наступить какая-то деятельность.

Об этом сказано у святителя Николая Японского в его дневниках. У него там есть разные моменты: где-то он радуется тому, что открыл новый храм и на приход пришло пятьдесят человек, где-то  грустит. Например, говорит, что в праздник Богоявления в храме собралось сто пятьдесят человек, но помнит, что в России на этот праздник храмы битком набиты, то есть грустит о Родине. А где-то у него есть момент отчаяния, когда он впадает в некую депрессию. И это в дневниках у него тоже отображено. Он пишет: «Зачем ты родила меня, мать? Забери меня, мать сыра земля. Грехи грехами, но не для этого я жил, а для служения Богу и Церкви». И вот этот путь святости – это, конечно, служение Богу и Церкви, под которой мы понимаем людей. Что такое Церковь? Это собрание людей, которым мы служим. И когда эта цель определена, то человеку легче перейти через какие-то свои внутренние и жизненные потрясения.

– Вопрос от телезрительницы из Казани: «Я сейчас в разводе. Меня постоянно мучает тоска, одиночество из-за несложившейся личной жизни. В своей вине в разрушении семьи я не могу себя простить, так же как и муж меня не может простить. Я не знаю, что мне делать, чтобы выйти из постоянной депрессии».

– Это то, с чего мы начали. Любая депрессия, любое негативное состояние – это когда человек чрезмерно зацикливается на себе, он не видит выхода из ситуации. Поэтому иногда стоит отложить решение проблемы и начать жить той жизнью, которая  сейчас есть. Не искать выхода из сложившейся ситуации, а решать те проблемы, которые сейчас стоят перед тобой. Ведь когда мы, находясь в разводе или в тяжелых отношениях с семьей, думаем только о том, что было, мы живем прошлым. У меня есть настоящее и будущее, и в этот момент я их упускаю. Я упускаю момент настоящего, не обращаю внимания на близких и родных, которые жаждут моего общения, я не обращаю внимания на те радости, которые мне Господь посылает в это время, а они есть. И, безусловно, человек переселяется в прошлое.

Чтобы этого не произошло, надо ситуацию немножко отодвинуть, сказать: «Господи, я не могу ее решить, но Ты можешь», – и передать эту ситуацию в руки Божии. Пока я бы Вам  посоветовал не стремиться ее решить, она, может быть, решится со временем. Но только тогда, когда Вы ее отпустите и начнете жить нынешним временем, когда не будете жить прошлым, отчего у Вас и уныние, и отчаяние. Потому что все, что было в прошлом, Вы решить не можете, Вы можете решить только то, что есть в настоящем. А Вы, постоянно обращаясь к тому, насколько правильно или неправильно поступили, загоняете себя в состояние уныния, отчаяния, депрессии. Надо  понять, что в данный момент у тебя есть это, это и это, исходить из сложившейся ситуации, не решать прошлое, а решать настоящее.

– Да, это действительно очень важно, и об этом в современной философии есть. Такая очень сильная мысль проходит и у Мартина Хайдеггера, и у Мартина Бубера – мощных философов XX века; о том, что наша жизнь, наше бытие – это присутствие здесь и сейчас. То есть, присутствуя здесь, я присутствую, но можно и отсутствовать присутствуя. То есть постоянно опережать события, жить в будущем  и думать, что же случится через пять, через десять минут, через час, через год. Но мы же не знаем, что произойдет через минуту, может произойти все что угодно на самом деле.

 Или постоянно думать о прошлом, что же там получилось, и так далее. Мысль в том, что мы в этот момент на самом деле не живем. А живем тогда, когда мы здесь и сейчас. И, наверное, молитва – это самый сильный повод жить именно в настоящий момент, потому что человек, обращаясь к Богу, по-настоящему молится, когда он не блуждает мыслями в прошлом или настоящем, а находится здесь.

– Мы очень мало живем здесь, это проблема нашего бытия. Допустим, расстался с человеком и кто-нибудь спрашивает: «А тебе звонил тот человек?» Почему он мне должен звонить, для чего? Это уже забылось, и наступило будущее. Или старики иногда очень любят жить прошлым. Старость наступает тогда, когда человек начинает жить прошлым. У него может быть огромное количество ощущений, которые он переживает сейчас: он послушал хорошую музыку, сходил в хороший театр, съездил отдохнуть куда-то, но он почему-то постоянно вспоминает прошлое. И это прошлое не позволяет ему жить в настоящем. Он всегда обращен в прошлое, а значит, не видит настоящего и будущего. Поэтому у старых людей это большая проблема.

– Что касается недовольства своим положением... Мы так или иначе размышляем о том, что все это и от самомнения, и от зацикленности на себе, но тем не менее… Раньше было такое, что люди по тридцать-сорок лет могли работать на одном предприятии и были счастливы, воспитывали своих детей, занимались хозяйством и так далее. Сегодня же постоянно происходит поиск лучшей доли, и бывает такое: человек видит, что он в этой постоянной погоне теряется. И конца и края этому нет. Вот здесь появилась прореха, и здесь, и здесь. То есть от того, что есть, внимание сразу отключается, а на том, чего нет, как раз и сосредотачивается. Отсюда и зависть, и множество разных тяжелых состояний.  Как научиться быть довольным своим положением? Я понимаю, что это очень сложно на самом деле.

– Знаете, моя прабабушка говорила, что лучше всех не проживешь, красивее всех не оденешься. Это такой универсальный совет. Действительно, всегда будут люди, которые живут лучше тебя, одеваются лучше тебя. Но что такое зависть? Как говорил Василий Великий, это скорбь о благополучии ближнего. Мы же не завидуем собаке, что у нее хороший нюх, а у нас не такой. Мы всегда завидуем лучшему. Мы как бы сравниваем себя с кем-то по тому, что хотели бы иметь. И отсюда возникает зависть: «Я хотел бы это иметь, у него это есть». Но здесь, конечно, молодежь всегда в некой погоне за этим лучшим. Но это лучшее иллюзорно: сейчас так, пройдет время – совсем по-иному все будет. Мы видим, как быстро устаревает сейчас всевозможная техника, и кажется, ты когда-то хотел иметь именно такой сотовый, а сейчас он стоит копейки. И так далее. Мы всегда видим, как мир несется в этой погоне за лучшим.

Но опять же, с чего мы начали: мы тогда не умеем ценить то, что имеем. Это самая большая проблема, потому что мы имеем действительно многое, каждый может просто сесть и подумать: «А что же я имею в своей жизни?» На самом деле я имею близких хороших друзей, близких родственников, имею возможность куда-то съездить, что-то увидеть, потому что это для каждого возможно. Необязательно ездить на Мальдивы или Кипр, но сходить в тот или иной музей, просто прогуляться по городу (мы живем в Петербурге, он же великолепен!) и посмотреть на эту красоту. И мы это имеем, мы просто очень мало ценим то, что мы живем в таком городе, именно в это время, что на улицах никто не висит на колах, как в средневековье.

Мы как-то мало чувствуем то время, в котором мы существуем. Отсюда это блуждание и желание что-то улучшить. Я бы сказал, что оно довольно естественно для человека, мы стремимся улучшить себя, улучшить жизнь, и если бы этого стремления не было, то, наверное, вся жизнь остановилась бы. Человек, который не способен изменить что-то в своей жизни, считает: «Жизнь прожита, чего я буду что-то менять?» Но это взгляд тупиковый. Ты должен постоянно что-то менять в своей жизни, не должен привыкать постоянно к одному и тому же. Потому что если будешь привыкать к одному и тому же, в конечном итоге утратишь интерес к жизни. Отсюда, безусловно, человек должен постоянно стремиться к изменениям, но эти изменения должны быть в правильном русле.

– Вопрос телезрительницы: «Я читаю утренние молитвы, Псалтирь, хожу по выходным в храм, на литургии бываю часто. Всегда бывает такое настроение, что душа поет. Бывает так, что после храма, молитвы пообщаюсь (либо с мужем, либо еще с кем-то) и чувствую какое-то нападение на меня: у меня портится настроение. Не знаю, что это, свои ощущения никак не понимаю...»

– Я скажу, что на самом деле это показатель нашей молитвы. Если мы, приходя из храма, считаем, что на этом труд перед Богом выполнен, значит, мы плохо молимся. Потому что на самом деле после литургии должны быть ощущения радости, которой хочешь поделиться с другими. И когда мы приходим домой (может, к не очень церковным своим родственникам), мужу и детям, которые что-то требуют: приготовить обед, накрыть стол, вымыть пол или решить те или иные жизненные обстоятельства (потому что другого времени, кроме воскресенья, нет), – для нас это определенный труд, это продолжение дела Христова, продолжение служения другим людям, о чем Вы, в принципе, всякий раз слышите на литургии.

Литургия – это общее дело, которое мы несем в свои дома. Поэтому когда помолишься, должно быть ощущение спокойствия, радости, того, что с тобой находится Христос и все твои жизненные ситуации, с Божией помощью, будут преодолены. Когда приходишь домой, должен быть готов послужить своим родным и близким. Вот и все. Отсюда, если происходит какая-то тяжесть от общения с родными и близкими после литургии, значит, ты плохо молился, не понял, что же ты просил у Бога.

– Да, это такая распространенная ситуация, когда действительно человек может как на крыльях прилететь домой или даже войти в общественный транспорт, и тут же что-то с ним случается: наступили на ногу, толкнули. Здесь как раз тот момент: как человек себя поведет, как это примет, обыграет. Может быть, даже с юмором отнесется. Или обрушит всю мощь своего негодования и растеряет в этом же троллейбусе все те дары, которые так усердно собирал всю неделю.

Есть еще один важный момент, чем часто бывают люди недовольны. Мы с Вами поговорили уже о зависти. И часто зависть бывает обращена именно на те таланты, которые мы видим в другом человеке и как бы не видим в себе. Особенно страшна зависть духовным дарам. Например, у другого, видимо, хорошо получается молиться и так далее, и человек может страшно обзавидоваться, сам не зная почему. Потому что откуда мы знаем, кто как на самом деле молится? Но вот, бывает, вдруг возникает такое предубеждение, что у этого человека с духовной жизнью точно все в порядке, а у меня нет. И возникает зависть к его духовным дарам. Как с ней справиться? Как обратить внимание на те дары, которые нам дает Господь?

– Вы знаете, у старцев Афона есть практика не раскрывать свои духовные дары, потому что, бывает, какому-нибудь монаху, который всего лишь два года в монастыре, дается то, что не дается монаху, прожившему полжизни в этом монастыре. Об этом пишет архимандрит Софроний (Сахаров): о том, что в действительности духовная жизнь не должна быть открыта всем, как вообще любая личная жизнь. Личная жизнь на то и личная, чтобы никому не говорить, когда в ней было хорошо и когда плохо. И туда лезть вообще никому не следует. Поэтому когда мы начинаем лезть в личное другого человека, если он нам не раскрывает этого, конечно, это не совсем корректно в первую очередь. Отсюда и вот эти духовные проявления, как зависть, какое-то стремление подражать. Если бы было желание подражать так: «Ой, как хорошо, что у него так здорово получается молиться! Я буду стремиться столько же и так же молиться, как он, может быть, Господь мне даст…» Это правильный, позитивный момент в том, что ты увидел у этого человека. Потому что в действительности нас губят наши ощущения зависти, какой-то неправоты в себе, превращают нашу жизнь в кошмар более, нежели жизнь того, кому мы завидуем. Зависть всегда разрушает самого человека.

– А таланты? Вот упомянутый Гаврила Ардалионович из романа Достоевского «Идиот»… Федор Михайлович его окрестил как абсолютно ординарного человека, хотя он по характеру непростой и мыслил, бывало, весьма скверно. Тем не менее Гавриле постоянно указывали на его ординарность и как бы его бесталанность, даже  в его попытке делать подлость. Даже в этом его обличили, сказав, что нет у него такого таланта.

Вопрос: когда человек не видит в себе никаких талантов, даров, не может же быть такого, чтобы Господь его на самом деле не наделил определенного рода дарами? Мы встречаем и у апостола Павла, что у каждого есть свой дар. Поэтому какой ответ можно дать людям, которые считают, что их как бы обделил Господь? Что ответить таким людям? Как им раскрыть в себе талант?

– Подлинно великих харизматиков мало. Человека с харизмой видишь всегда, это ярко. Мы просто должны посмотреть в себя. Я сказал изначально, что человек мало беседует с собой, мало проговаривает какие-то свои идеи сам для себя. Отсюда он может действительно ощутить, что у него чего-то не хватает или совсем ничего нет. Но на самом деле испечь те же самые вкусные булочки и принести их в храм для общей трапезы и порадовать  этим всех остальных – это великий дар. Когда ты кому-то уделяешь свое время... Ведь самое драгоценное в нашей жизни – наше время. И когда ты уделяешь свое драгоценное время кому-то, это великий дар, что ты можешь это себе позволить. Таких мелких, казалось бы, незначительных даров очень много у каждого. Дар общения – это ведь тоже дар. Есть у некоторых дар сострадания, сочувствия. Таких  даров очень много.

Наш настоятель рассказывал историю, что как-то в советское время он служил и освящал весь день куличи и яйца в Великую Субботу, а денег даже не было, чтобы себе что-то купить. И вот одна женщина каким-то образом принесла ему  деньги, которые старостам носили в советское время (церковные сборы). Там небольшая сумма была, но батюшка говорит, что он расплакался, он до сих пор это вспоминает. Вот дар понимания и дар сочувствия. Кажется, что этой женщине было до священника, который целый день стоит и освящает? Ничего. То есть она могла пройти мимо, могла вообще не вдаваться в его ситуацию, что ему нечем дома как-то разговеться. Но это же великий дар – ощущение другого человека, вхождение в его ситуацию. Очень много даров у каждого. Я думаю,  людям просто стоит обратить внимание на то, как мы проявляем свое отношение к другим. И тогда эти дары раскроются.

– Да, дай Бог. У нас остается время для того, чтобы пожелать что-то нашим телезрителям. Если у Вас какие-то мысли еще были, можно ими поделиться.

– Наверное, в первую очередь я скажу: чтобы радоваться и чтобы жизнь была полноценной, стремитесь к тому, чтобы в ней понемногу что-то менять, куда-то ходить, радоваться этому дню, который у нас есть. Тогда мы меньше будем грустить о том, что кто-то имеет что-то другое. Я опять же приведу в пример своего настоятеля. Он стремится хоть не каждую неделю, но хотя бы через две выходить куда-то гулять; недавно ездил на экскурсию в Ясную Поляну. Это же великое дело. Человек, уже умудренный сединами, опытом, знаниями, стремится что-то новое увидеть, посмотреть, послушать – жизнь не останавливается. И в этом приобретается великая благодать того, что ты живешь,  существуешь, и это должно нас наполнять радостью.

– Спасибо, отец Константин! Действительно, ценное пожелание и ценный пример. Я Вас благодарю за это общение, надеюсь на дальнейшие встречи и думаю, что наши телезрители (те, кто сегодня задавал вопросы и кто хотел задать, но по каким-то причинам не смог) будут вновь ждать Вас в эфире телеканала «Союз».

Ведущий Михаил Проходцев

Записала Елена Кузоро

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы о Варницкой православной гимназии (Троице-Сергиев Варницкий монастырь, г.Ростов Великий) отвечает ее директор, преподаватель Московской духовной академии священник Димитрий Диденко.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы