Беседы с батюшкой. Духовник олимпийской сборной России

8 августа 2017 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы отвечает настоятель храма святого благоверного великого князя Димитрия Донского в Северном Бутове протоиерей Андрей Алексеев.

– Отец Андрей, Вы – духовник олимпийской сборной России. Недавно Вы вернулись с юношеских олимпийских игр, которые прошли в венгерском городе Дьёр. Как прошли эти соревнования? Расскажите о Вашей деятельности, Ваших эмоциях, ощущениях.

– Наверное, стоит начать с того, что это большое событие для меня. Большое потому, что, во-первых, это вновь благословение Святейшего Патриарха и ответственность – быть священником в той команде, которая представляет твою страну, быть с командой, в которой дети. Они могут быть часто очень высокими (хотя не все), но в то же время это дети. И священник должен поддерживать моральное, психологическое состояние, произнести доброе слово, поддержать, уделить внимание тем, которые уже имеют какой-то опыт религиозной, церковной жизни или, может быть, только начинают свой путь к чему-то важному и значимому в отношении формирования личности. В таком большом деле, как соревнование европейского уровня, участие священника, конечно, большая для него (для меня) ответственность.

И вновь это событие, которое сподвигает меня после Олимпийских игр в Бразилии быть с командой; тем более что впервые с юношеской командой приезжает священник. Это встречи, это общение, это живой диалог не только со спортсменами, но и с руководством сборной, с людьми, которые связаны с соревнованием, со спортсменами и болельщиками разных стран. Но ты – пастырь Церкви: ты молишься, поддерживаешь, находишься рядом. Потому что, конечно, разное есть там. С одной стороны, то, что сподвигает тебя внутренне собираться, иметь напряжение, а с другой – то, что показывает, насколько удивительное время сегодня дал Господь Русской Церкви: быть рядом и со спортсменами в таких серьезных, больших испытаниях.

– Тем более наша сборная проявила себя очень хорошо – первое место в общем медальном зачете с огромным отрывом от ближайших преследователей.

Отец Андрей, очень интересно, как вообще организовывается общение со спортсменами? Вы летите вместе со сборной, размещаетесь вместе в олимпийской деревне. Как вообще все происходит?..

– Это происходит очень интересно. Оказываешься в ситуации, когда можешь немного почувствовать себя в положении тех, о ком ты читал. Вы, Сергей, ведь тоже учились в духовной школе, окончили семинарию, академию; и мы открывали книги по просветительской, миссионерской деятельности. И вот оказываешься в таком же положении, но на этом пространстве. Вот аэропорт, вот спортсмены команды, которой тебя вот так специально никто не представил: «Дорогие друзья, вот этот священник...» Нет-нет. Ты входишь в пространство, где живые души, а ты – тот пастырь, который направлен Патриархом к этим овечкам. И начинается то естественное, живое общение, которое невозможно даже объяснить словами. С кем-то познакомился и пообщался на паспортном контроле. Подошел кто-то к тебе с вопросом: «А Вы что, с нами летите?» Твое движение по салону самолета… С кем-то идешь, беседуешь. «Ой, батюшка, а Вы знаете, мы проводили отборочные соревнования, нам предложили пожить либо в отеле в Саранске, либо в монастыре. Мы в монастыре жили, и мы выиграли. Вы знаете, такое потрясающее впечатление!» Мне тренер рассказывал: «Мои ребята сказали, что после жизни в монастыре как-то и матом ругаться не хочется». Интересно!..

Или, допустим, такая ситуация: устраиваешь часовню. А живешь не в олимпийской деревне, а в гостинице. Есть правила, по которым  можешь посещать олимпийскую деревню только в определенное время; оно в течение всего дня, но в конце дня ты должен покинуть олимпийскую деревню. Вообще сам день очень интересен. Каждое утро тебя привозят в олимпийскую деревню из гостиницы, ты служишь молебен (всегда, обязательно и в определенное время). Это студенческий городок, где живут спортсмены разных стран. Пятьдесят стран участвовали в этом фестивале. Флаги, знамена... Похоже, конечно, на Бразилию, но все-таки поменьше людей.

И вот прибываешь в то место, где проживают спортсмены твоей страны, тебе выделяется специальная комната, которую ты делаешь часовней. Все необходимое для этого есть. Вместе с этим я был на связи с епископом Тихоном, который отвечает не только за одно из викариатств в городе Москве и носит титул епископа Подольского, но еще является и архиереем, окормляющим Венгерскую епархию. Владыка приезжал туда, решал вопросы в отношении богослужения, потому что было две литургии: мы служили в Дьёре в храме святителя Николая и вторую литургию – в Будапеште накануне отлета. Все это живая связь. Одновременно с этим духовенство епархии звонило, тебя ожидали и по списку все необходимое предоставили. Часть везешь с собой, часть они привозят...

– То есть наши православные приходы в Венгрии помогали?

– Да, обязательно. Священники уделяли внимание, звонили; все, что нужно, привезли. С собой берешь лишь что-то походное... На месте все организовал. Понимаете, если сидеть только в часовне, – мало кто к тебе придет; важно идти и общаться с этими детьми, с людьми. Потому что просто даже появление священника в этом пространстве – это уже некий знак. И после общения с теми юными спортсменами, с которыми пришлось пересечься, эти встречи сегодня несешь в сердце.

Приходит девушка и говорит: «Знаете, батюшка, я плохо сплю по ночам. Мне снятся страшные сны». Говорю: «Давай мы с тобой помолимся». Я прочитал «Да воскреснет Бог...», покропил ее святой водичкой, благословил, она исповедовалась. Пришла на следующее утро и сказала, что страшный сон ей не снился. Мы с ней еще через какое-то время встречались – сон не снился. Потом мы с ней связывались по приезде, она сказала, что страшные сны ей больше не снятся.

Прибегает другая: «Я так прошу Вас побывать на соревновании. Пожалуйста, придите на гимнастику». Я приезжаю, тороплюсь, буквально захожу, какие-то мгновения, ее прыжок – и он лучший, она получила золотую медаль. Потом мы встретились в аэропорту, она сказала: «Вы знаете, я так ждала, что Вы подойдете! Я Вас только увидела, побежала и прыгнула...» Лучше всех. Конечно, она опору и поддержку ждет в Том, Кто с тобою пришел.

Да, здесь очень много разного; давайте будем аккуратны, ведь всякое соревнование предполагает и те страсти, которые есть в человеке. Вот для этого священник и находится рядом – чтобы поставить на свои места то значимое и важное, что нужно рассказать, объяснить ему, начинающему свой путь в духовной жизни. Ты – тот духовный тренер, который должен находиться рядом; более того, стараться не создать ситуацию трудностей для человека твоим неверным, немудрым шагом, поступком, ведь ситуации разные бывают... Здесь же есть сложившиеся отношения между тренерами и спортсменами; руководство сборной; люди, которые обеспечивают порядок, охрану; окружающие сборную люди, которые приехали; волонтеры. И вот священник, который в облачении, с крестом, идет для того, чтобы помочь всякому из них осознавать себя чадом Божиим, представляющим огромную страну (если мы о России говорим), и мы должны достойно выглядеть не только на спортивной площадке, но и за ее пределами.

И еще, что самое главное, – иметь понимание не только этой внешней победы, которая, конечно, значима для спортсмена, но и внутренней работы над собой. Потому что эти победы, глубокие и значимые (а жизнь в спорте порой очень короткая), должны быть неким фундаментом дальнейшего пути жизни человека. Ведь эти юноши станут отцами, девочки должны стать матерями. Что они должны передать по наследству? Мы рассуждаем о спорте и здоровом образе жизни. А духовная жизнь, духовное здоровье, душа человека, нуждающаяся в молитве, в благодарности Богу, в уважении к ближним, в любви к Родине – кто об этом должен рассказать? И вот находишься там для того, чтобы после молитв в этой часовне было общение в предназначенные для этого утренние часы (обычно так). А затем живое общение идет уже и за пределами часовни, это и выезд на соревнования (это и плавание, и велотрек, и зал для гимнастики, и волейбольные, гандбольные манежи). Приезжаешь и находишься возле них. Поддерживаешь их, утешаешь, вдохновляешь; находишься рядом, ты – духовный наставник, духовник.

– У нас на заставке сейчас будут как раз некоторые эпизоды соревнований наших девчонок, их соперников, пьедестал...

– И мальчишек.

– Вы посещали большие соревнования. Интересны Ваши ощущения. Вы переживаете так же, как и все? Как вообще священнику нужно вести себя в таком большом скоплении людей, иностранцев? Сейчас у нас очень тяжелые отношения в мировом спорте. Скоро чемпионат мира по легкой атлетике, и наших спортсменов там не будет. Какая ваша роль, ваше поведение?..

– Священник должен молиться в первую очередь. Потому что те юные, которые приезжают туда, в пути к чему-то более основательному и серьезному в отношении не только внешних побед, но в отношении того внутреннего мира, о котором с ними кто-то должен заговорить. Ты пришел трудиться на перспективу, пришел посеять или удобрить то сердце, ту почву, которую Господь перед тобой открывает; Он будет взращивать, ты только поливай. Ты должен помнить, для чего находишься в этом месте, в том числе и на каком-то конкретном состязании. Должен молиться, поддерживая тех, кто нуждается в духовной поддержке; должен быть рядом.

Присутствие священника, его значимость ощущают и спортсмены, и руководство сборной. Я хочу действительно порадоваться отношению к священнику, к Русской Православной Церкви со стороны и руководства Олимпийского комитета, и лично Александра Жукова и тех людей, которые стоят у руля нашей олимпийской сборной: это и Сенглеев Владимир Борисович, и Казиков Игорь Борисович. Эти люди – патриоты; это люди, которые беспокоятся за то, чтобы не просто мероприятие состоялось, но чтобы Россия была достойно представлена на этих площадках. Более того, это внимание и опека, это забота о спортсменах, в данном случае о детях; это деликатность и огромный опыт работы в этом направлении.

Скажу вот о чем. Я приехал туда как священник, но вместе с тем я занимаюсь организацией мероприятий, в том числе и спортивных, являющихся частью миссионерской, просветительской работы, которую я веду по патриаршему благословению. Для меня это и уроки, и примеры, в чем я могу и должен поучиться у них; и не только у них, а в том деле, которое для нас сейчас значимо и важно. Поэтому здесь настолько интересный горизонт этого взаимодействия, который и они чувствуют. И знаете, это все живо и естественно.

– Отец Андрей, опять хочется спросить об отношении к русским спортсменам. Ведь в западных СМИ идет некая травля нашей страны, есть различные скандалы, связанные с допингом, и так далее. Сейчас часто на вершине пьедестала оказывались наши спортсмены. Каким было отношение иностранцев, других спортсменов к нашим ребятам?

– Знаете, не в пример Бразилии, где были не просто неприятные, но неприличные ситуации. И я об этом уже говорил, когда вернулся из Рио-де-Жанейро в прошлом году. Здесь, слава Богу, ничего такого не было.

Что же касается русской сборной, то действительно наша российская команда побеждала часто. Более того, не будь ряда факторов, побед было бы еще больше. Потому что не все спортсмены смогли приехать на эти соревнования, есть отбор, есть те команды, которые не смогли войти в состав общей сборной. Но даже эти сто спортсменов смогли так выступить, что тридцать золотых медалей! А всего шестьдесят одна медаль – это лучший показатель за все годы проведения данных олимпийских фестивалей. Конечно, это триумф.

Я вспоминаю бассейн: мне пришлось шесть раз подряд подниматься на гимн нашей страны! Знаете, это очень впечатляет. Причем один из моих соседей по тому месту, где мы с болельщиками располагались, из руководства сборной очень искренне сказал: «Ну что ж, пусть люди учат российский гимн». Так было отрадно! Конечно, ощущаешь чувство радости за свою страну. А эти здоровые молодые люди (эта элита, ведь это не обычные, а выдающиеся дети, которые завтра будут выходить на большие площадки как члены главной олимпийской команды) мыслят только категориями внешних побед? Или кто-то с ними заговорит о самом главном?..

– Две фамилии известны в спортивном мире в легкой атлетике: Елена Исинбаева и Юрий Борзаковский. Они когда-то, в конце 90-х годов, блистали как раз на этих юношеских фестивалях. А сейчас о них говорит весь мир. То есть – да, это будущие олимпийские спортсмены.

– И вот как важно, чтобы в сердцах этих детей сегодня был Бог.

– Мы рассказывали в прошлой передаче как раз о Елене Исинбаевой, о конфликте, который был: ее же не допустили. И она всех простила...

– Это очень достойный поступок выдающейся российской спортсменки, которая показала пример всему миру – умение поступать с Богом в сердце. Вот этот глубокий момент, который показывает внутреннюю работу. Я общался с нашими легкоатлетами, они помнят это событие, этих мальчишек и девчонок. Это действительно пример для подражания. А для Лены это переосмысление многого и очень важный, один из самых важных поступков в ее жизни.

Вместе с тем скажу, дорогие телезрители, насколько же велика в этих условиях роль тренера. Для меня на этих играх в очередной раз открывались души этих замечательных людей, воспитателей вот этого сердечного порыва юных. Ведь вкладывается не только умение что-то совершить на спортивной площадке, в манеже, в ином месте соревнований – формируется личность человека. Важно, когда ты перед собой имеешь мудрого собеседника, а я таковых видел, с кем-то особенно близко соприкоснулся. В частности, это Александр Викторович Кариков, который воспитал многих чемпионов мира, Европы, Олимпийских игр; он тренировал взрослые волейбольные команды, а сейчас работает в течение ряда лет с нашей командой девушек, которые стали чемпионками Европы. И вот он их приводил каждое утро на молебен. Они все приходили помолиться, пообщаться со священником. У многих были вопросы и личного характера, и, знаете, это было нормально, естественно, вопросы возникали своим чередом. Было общение и с тренерами гандбольной сборной, девчонки приходили пообщаться. Мы общались и с волейболистами. Хорошее, живое общение с пловцами, с тренерами этих команд. Замечательное общение с нашими девчонками, которые получили много наград на площадке, где шли соревнования по гимнастике. Со спортсменами по гребле, теннису... Это все тот путь, где человек, решая для себя важные земные задачи (а ведь у спортсмена есть задача: он приехал достойно, как можно лучше выступить и постараться выиграть), здесь же встречается с пастырем, с тем, кто помогает ему преодолеть что-то в себе.

В одной из команд была ситуация, когда что-то не получилось. И вот спортсменка пришла поделиться своими переживаниями, у нее произошел некий конфликт. И она пришла за духовным советом: как поступить. Предлагаешь ей поступить по Евангелию. Она поступает по Евангелию за пределами поля и на площадке. И ты видишь, ты этому свидетель – именно она добывает самые важные очки, и команда выигрывает.

Потом, после этих соревнований, она неожиданно подбегает и обнимает меня, как дочь обнимает отца, со слезами благодарности Богу за то, что она в себе преодолела что-то очень важное. В каждом из нас есть и гордыня, и самолюбие, и обида вследствие гордыни. Она преодолела это и смогла и себе что-то доказать, и своим сверстницам, причем не в состоянии заносчивости от таланта, а готовностью быть частью команды, готовностью осознать себя частью коллектива, когда нужно подстроиться, примириться с чем-то и, показав пример остальным, в этом явить красоту маленького подвига. Это маленький подвиг, но этот подвиг был сделан над собой, и эта девушка испытала состояние радости и вдохновения.

И что она захотела сделать? Она тут же пришла и выразила благодарность так, как она могла, по-детски, по-девичьи: подошла к священнику и, как отца, его обняла, с благодарностью Богу за то, что он помог ей пережить что-то в себе. Знаете, это очень дорогого стоит. Такие встречи, когда соприкасаешься с человеческим сердцем и понимаешь, что сейчас туда можешь вложить нечто важное и значимое, что, может быть, не сегодня, не завтра, но будет проявляться в жизни, – дорогого стоят.

– Отец Андрей, интересно было бы подробнее рассказать о наших спортсменах как о личностях. Возраст спортсменов от 14 до 18 лет. Я себя вспоминаю в 14–16 лет: учился в школе. В 18 лет я думал о том, как бы ЕГЭ сдать хорошо. А это что за мальчики и девочки? Чем они отличаются от простых своих сверстников?

– Знаете, отличаются. Я скажу, что мне очень понравилась их организованность, их целостность, их определенная уже в эти годы работоспособность и готовность к самоорганизации. Это сразу их выделяет, выказывает в них людей основательных. Это еще молодые люди, но они ведут очень суровый образ жизни: режим, редкое присутствие дома, тренировки, занятия. Все это площадка, основание для такого организованного человека, уже вставшего на путь некой аскезы (простите, я называю вещи своими именами), ведь у них жесточайший режим жизни. Это молодая элита страны. А знаете, с ними бывает так легко говорить о вере! Потому что они имеют готовность слышать; насколько – это уже посмотрим. Потому что, подчеркиваю, каждый человек – это ведь не только душа, но и тело; не только тело, но и душа. И для каждой составляющей должен быть тот, кто за нее отвечает. Ты никому не навязываешь своих убеждений, к тебе приходят люди, ты к ним идешь, они спрашивают, прибегают к тебе с просьбой.

У человека умерла бабушка. Прибегает: «А что сейчас делать?» Говорю: «Давай помолимся. Пойдем с тобой в часовню, отслужим литию». Человек постоял, поплакал, помолился, свечку поставил. Пришел на следующий день: «Что еще мне нужно сделать? Куда пойти здесь или там?»

Кто подскажет человеку, как это все совершить? Священник. Но не резко, не навязчиво, не заставляя, а призывая помнить о том, что каждый из нас – Божие чадо. И для каждого из нас Он открывает некий путь, где сейчас, в момент твоего напряжения, кто-то должен быть рядом.

Эти молодые люди, эти девушки и юноши, действительно отличаются от многих из тех, с кем я общаюсь сегодня, потому что у них есть цель в жизни. Да, она земная, но она очень сильная. И в то же время, когда уже некий путь движения к цели этими людьми пройден, с ними легче говорить о самой важной цели в жизни, они готовы это слышать. Более того, они имеют рычаги воздействия на душу, на которые уже нажимали их тренеры, воспитатели, наставники. И знаете, это такое поле для деятельности! Это действительно радостная возможность – говорить с людьми на языке, который для них известен.

И потом, ведь дети более открыты для Божьего слова. Сказано: будьте как дети. И это сильно отличалось от того, с чем я сталкивался в Бразилии: часовня наполнялась несравнимо с Рио-де-Жанейро. И общение было более частым и массовым. Но есть и одна особенность: общение чаще было недолгим, все-таки это дети. Со взрослым, кто уже прошел некий путь и у кого есть большее осмысление чего-то, разговоры были длиннее, обстоятельнее. А с детьми чувствуешь: достаточно (должна быть мера, чтобы не утомить чем-то), завтра продолжим, послезавтра. Или будет какое-то событие, которое их приведет, – а ты рядом, и они знают, что ты здесь, что ты есть.

– А Вы испытывали какие-либо трудности в своей деятельности? Допустим, я встречал комментарии под статьей, в которой говорится, что у сборной России есть духовник, что, мол, зачем батюшки и туда лезут? Бывали какие-то разногласия или противники? Потому что, к сожалению, это часть нашей жизни...

– Да, я понимаю, о чем Вы говорите. Но там я этих трудностей не испытывал. Были те, кто вежливо просил: «Батюшка, можно здесь я сам? Меня водичкой святой кропить не нужно». Разве я могу кого-то заставить быть окропленным святой водой? И вежливо уклоняешься, чтобы такие возникающие у человека недоразумения сейчас не обострить. Ну, не готов человек. И  обходишь ситуацию. Но это единичные случаи.

Более того, если кто-то не готов... Ты приехал, и у тебя иконки, святыни, святая вода. Люди приходят и просят: «А можно мне пояс взять с молитвой?»; «А можно эту иконочку?»; «А есть ли вот такая?..»; «А можно крестик?..» Разобрали почти всё с готовностью, с желанием.

С теми, кто, может быть, не являются христианами, проблем не возникало: я подошел, поздоровался, пообщался, поздравил, поддержал, доброе слово сказал...

– Отец Андрей, пока у нас на заставке фотография, где есть и Вы, расскажите, пожалуйста, кто здесь…

– Это волейбольная команда. Александр Кариков и девушки, те самые чемпионки Европы, которые взяли третье место. Замечательная команда, с которой мы продолжили общение; они приезжали к нам на подворье через несколько дней по окончании этого фестиваля, выпускали белых голубей. У нас есть замечательный приходской кот Барсик, они с готовностью брали его на руки. Потом они прошли экскурсию по подворью, мы их угощали вкусным обедом со сладостями, фруктами. И сколько у них потом было личных вопросов к священнику!..

А на этом фото наши девочки: и гандболистки, и гимнастки; здесь и тренер по плаванию.

– Есть и маленькие совсем девочки.

– Маленькие, но им по 14–15 лет. Сложнее всего было смотреть, как выступают эти девчонки: как можно совершить кувырок, сальто на бревне... Какой же это труд! Эти девочки настолько работоспособны: чувствуешь, что это труженицы, прошедшие уже большую школу жизни. Конечно, их выступление – это потрясающая, большая работа, и действительно впечатляет их талант к тому, чтобы преодолевать себя.

– Рано взрослеют. Получается так.

– Да. Глаза у этих девочек уже могут быть не детскими, потому что здесь порой и боль от травмы, и скорбь, потому что редко встречаешь родителей, не хватает тепла. Но ты должен им дать это тепло, явить его своим присутствием, а уж дальше оно естественно проявится в тех, которые его ищут. Это вопрос радости и благодарности: «Спасибо, что Вы с нами». Было интересно, что тренер команды (и не один) подходил и радовался тому, что здесь есть священник; при этом вспоминал свои годы: «Знаете, батюшка, с нами никто не ездил. А так жаль. Я ощущаю, что здесь есть часовня, есть священник, можно детей привести, сам могу прийти свечку поставить. Как хорошо, что это есть».

– Как раз на фотографии ваша часовня?

– Да, наша, вот такая походная часовня.

– Очень интересно. Вы уже начали тему про волейболисток, которые приехали непосредственно к вам на приход. Это уже не первое общение со спортсменами. После Бразилии, насколько я помню, к вам гандболистки приезжали?

– И гандболистки, и девушки-чемпионки по синхронному плаванию и фехтованию. И сколько уже после этого было всего: и крещения, и венчания, и встречи, и собеседования, и звонки, и поздравления.

– Общение продолжается.

– А знаете, такой интересный момент. Девчонки-гандболистки пришли на молебен. После молебна я с ними общался, беседовал и набрал по телефону чемпионку Олимпийских игр Владу Бобровникову. Говорю: «Владочка, скажите сейчас девчонкам что-нибудь хорошее в преддверии важного матча». И она такие теплые слова нашла для них! Они стояли и слушали ту, которая, конечно, для них пример для подражания. Плюс ко всему Влада сейчас беременна, и молишься о ее здравии. Она живет в Италии. И как важно, чтобы продолжалась эта живая связь. И она просит твоих молитв, и она им поклон передает, и тренер обращается к ней… Чувствуется семейная, теплая обстановка. И ты – такое соединительное устройство, инструмент в Божиих руках для того, чтобы это все произошло; ты их соединяешь, им сейчас что-то важное нужно получить.

Или еще интересный эпизод. Мне звонит волонтер Наташа Салмина. Мы с ней познакомились в Бразилии. Получаю вдруг смс-сообщение: «Батюшка, хочу поисповедоваться, испытываю потребность в покаянии». Мы созваниваемся. Приходит молодая девушка, спортсменка, волонтер, хирург, человек, которая прошла уже определенную школу в лагерях, где занималась талантливая молодежь, где воспитывались лидеры. Вот так мы с ней познакомились. Она пришла к нам на приход, поет в нашем приходском хоре. Она полетела в Дьёр специально для того, чтобы петь литургию.

– А литургию служили там же, в часовенке?

– Нет, литургию служили в Дьёре и в Будапеште. И вот она пела на клиросе и в Дьёре, и в Будапеште. Мы думали: как это все будет? А вдруг некому будет петь?.. Так оно и вышло. В Дьёре пели литургию два человека: священник и Наташа.

Так вот, Наташа была как раз в команде волонтеров. Поздний вечер, дело уже к полуночи, она мне вдруг шлет смс-сообщение: «Батюшка, нашли телефон. Может, это кого-то из нашей сборной? Не поможете?..» Я стал выяснять. Оказалось, девчонки-гандболистки в автобусе потеряли мобильный телефон. Представьте себе: ночь, священник капитану команды (а у нас уже есть связь, мы обменялись телефонами) пишет сообщение: «Надюша (так зовут капитана нашей девичьей гандбольной сборной), у вас девчонки телефон не теряли?» Отвечает: «Да, батюшка, это наш телефон. Мы так расстроились, полагали, что он уже потерялся, не найдем». Через священника находится пропажа, и в олимпийскую деревню приносят телефон, потерянный в автобусе. Это совершается через пастыря Церкви. Почему так? Это что, случайное стечение обстоятельств?..

Знаете, что интересно? Когда я стал общаться с девчонками-гандболистками, они ко мне относились как к давно знакомому человеку, потому что видели то общение со взрослыми гандболистками,  когда приезжали девчонки – чемпионки Олимпийских игр к нам на подворье. Я прошу прощения, я могу позволить себе их так назвать, потому что между нами такое живое общение. Они и сейчас приезжают.

Буквально в канун отлета в Венгрию приезжала со своей семьей Майя Петрова из Ростова-на-Дону. Она приехала с мужем, с двумя детьми: «Батюшка, хочу Вас познакомить. И знаете, машину, которую нам президент вручил год назад, я специально не освящала. Можете Вы ее освятить?» Это отношение к тебе, это доверие к тебе. И  понимаешь, что за этим многое стоит, потому что в течение года мы созванивались, у нее были вопросы, она испытывала потребность разделить что-то очень глубокое внутри ее души. Вот это очень важно.

Вот сейчас у меня очень интересная ситуация. Приходит в храм молодой человек. Я его вспоминаю: он играл мальчишкой за футбольную команду, был лучшим бомбардиром чемпионата воскресных школ по футболу. Потом пропал. Прошли годы, и вот он, Дима, стоит в храме: «Отец Андрей, я Вас нашел. Вы знаете, я женился, у меня ребенок родился. Я Вас прошу, можете именно Вы покрестить его? Я помню, как мы с Вами общались. Я пришел в ваш храм. Можно?..» – «Конечно, Дима». Собеседование с ним, с его супругой и с крестными, исповедь, причастие... Он мне звонит: «Батюшка, знаете, не получается в этот день прийти. Можно ли в другой?» – «Конечно, Дима». Перезванивает крестная: «Как подготовиться к исповеди? Я забыла, какие каноны читать. Для меня это такое странное слово “каноны”: что это такое?..»

– Слава Богу, что спрашивают.

– Об этом и речь. Это молодые люди, и в их жизни уже есть Церковь, есть священник, с которым можно посоветоваться, которому можно позвонить в любое время.

Когда мы прощались со спортсменами (а телефон есть у многих из них), я им сказал: «Ребята, девчонки, мне можно звонить в любое время по вопросам, вас беспокоящим. Все, что я могу для вас сделать, чем могу быть полезен, – буду полезен. Я готов вас поддержать, принять, встретить, утешить...»

Разве не замечательно, когда есть возможность сегодня всем этим заниматься? Это милость Божия! Это патриаршее благословение, которым я очень дорожу и которое для меня, как для пастыря Церкви, очень ответственно. Это пусть маленькая, но важная миссия. И ощущаешь, что и тебя это ко многому обязывает, собирает, ты находишься в напряжении, но в напряжении, которое вдохновляет и радует, потому что ты инструмент в Божиих руках. Ты можешь принести пользу и открыть двери сердца человека перед Христом, Который должен войти туда. А ты – Его слуга, привратник: открываешь дверь, Господь туда входит, и они чувствуют радость от того, что они с Ним встретились. Разве это не здорово?

– Это прекрасно на самом деле. У меня такой вопрос возник. Вот мы смотрим на этих маленьких девочек, они уже чемпионки...

– Сергей, они порой под два метра ростом. (Смеется.) Но это дети.

– Это дети, которые всю свою жизнь (это же не быстрый процесс) с малых лет ведут свою спортивную карьеру. Я полагаю, что это дети, которые, может быть, не получили то детство, которое получает обычный, рядовой ребенок.

Возникает вопрос (может быть, он немножко резкий, не совсем в духе нашей программы, но я думаю, что, отвечая, Вы внесете в него некий позитив): обоснован ли труд этих маленьких девочек, которые лишаются всего? Получается, они всю жизнь тратят на спорт. В двадцать лет  могут выйти на пенсию, потому что травмы порой не позволяют вести дальнейшую спортивную жизнь. Как к этому правильно относиться? Что это такое? Можно сказать, что спорт – это тоже некое служение?..

– Сергей, Вы подняли вопрос очень важный и непростой. На него невозможно дать однозначного ответа, но ответить нужно. Давайте будем внимательны вот к чему.

Конечно, всякое дело, которое мы делаем в жизни, имеет разные стороны. Есть такое удивительное рассуждение у людей святой жизни, что ты должен научиться всякое свое дело совершать как богослужение. Как это? Обращаясь к Богу сегодня, на этом этапе твоего становления, ты сегодня с Богом можешь встретиться и начать жить иначе. Ведь с этими детьми кто-то об этом должен заговорить. Да, они пришли в спорт. Да, у них есть определенные задачи в этой жизни. Но с ними никогда никто об этом мог не говорить; хотя со многими кто-то говорил. Да, есть какие-то ориентиры сегодняшнего дня. Но разве жизнь ограничивается только этой победой (или поражением)? Разве уход из спорта в двадцать или тридцать с небольшим лет – это конец?..

Мне очень понравилось вот что. Мы встречали детей волейбольной сборной, и мои большие помощницы – руководитель нашей хоровой студии «Агница» Ангелина Глухова, ее дочери Даша и Настя – пели для них. Сейчас наш большой хор на каникулах, а вот эти трое прилетели в пять утра, приехали на подворье, оделись в концертные костюмы и после окончания службы в спортивном комплексе, где потрясающая акустика, пели народные песни и духовные канты. И потом, отвечая на вопросы этих девчонок и произнося им пожелания, они говорили о главных ценностях: чтобы они не ограничивались только спортом в своей жизни, что нужно подумать и о семье, о создании ее уже сегодня, о нравственности, целомудрии. Это говорили их ровесницы, это говорила мать четверых детей, которая пела для них и переживает за них как мать, потому что теперь эти девочки тоже часть нашего прихода, они имеют к нему отношение, поскольку я несу послушание духовника этой сборной.

И знаете, с каким теплом и вниманием слушали их и девочки, и тренер, который потом за столом в трапезной сказал: «Девчонки, то, что вам сейчас пожелали ваши ровесницы, – это очень важно. Да, вы сейчас должны добиваться чего-то, но это на время. Вы должны сейчас и образование получать, и подумать о той музыке, которую  слушаете, о тех книжках, которые читаете, о тех фильмах, которые смотрите, и о том, кто ваш советчик в жизни». Вот такова роль тренера: он поднял и поднимает с ними темы нравственности, ответственности. Я порадовался тому, с какой заботой этот человек беспокоится об этих девчонках.

Да, есть сложные проблемы, которые имеют место в спорте. Но, дорогие друзья, священник идет в то место, где есть душа человеческая, души многих людей, и призывает их осознать себя в этом мире Богом любимыми. Можно взять любой спектр нашей современной жизни, любого человека (спортсмена, шахтера, преподавателя, юного, взрослого) и найти человека, с кем можно о Христе заговорить. Дальше он может откликаться или нет. Вот эта команда откликается. Эти люди готовы принимать в этой жизни не только задачи, имеющие отношение к внешней победе, но и внимать голосу незримого Бога, Которого они слышат и чувствуют.

Я это испытал как священник в большей степени, причем не только общаясь со спортсменами, но и с теми людьми (кого-то из них я назвал по имени, кого-то не назвал, потому что их немало), которые обеспечивают организацию жизни этих спортсменов. Вы знаете, это огромный труд. И какое уважение я испытывал в отношении себя, священника, который делает свое дело, и уважение к тому делу, которым занимаешься! Нужно ехать на соревнование, но эти выдающиеся люди, которые в прошлом были спортсменами, ожидают окончания молитвы (общения, встречи) и потом с тобой вместе выезжают, чтобы там ты тоже побыл. Ты был вместе с ними. Как один из них (уже в преклонных годах человек) сказал: «Знаете, батюшка, наверное, большинство здесь верующие. Но Вы, как священник, ближе к Богу, и Ваше присутствие для нас важно, потому что Вы ближе к Нему, Вы нас можете поддержать. Мы в этом нуждаемся». Вот очень важный момент.

Да, у каждого свой путь. Да, сегодня кто-то в большей степени готов, кто-то в меньшей степени готов, чтобы идти, но это те, кто открывается перед Богом, Создателем этого мира, Небесным нашим Отцом.

И еще я для себя вдруг осознал, и меня это, конечно, потрясло. Кто я такой? Я – маленький человек. Да, пастырь Церкви. Но для меня это событие еще потому вдохновенно и радостно, что там, в Венгрии, было пятьдесят команд – и только в одной команде был священник. Не будем обо мне лично говорить. Я о факте того, что только в одной команде был священник. Получается, только один Олимпийский комитет обратился к Церкви, чтобы прислали пастыря, и Церковь откликнулась: прислали священника, чтобы он там находился. Знаете, это момент единения, когда ты находишься в том месте, где люди нуждаются в Боге, к Которому ты призываешь, находясь вместе с ними на этом испытании. Потому что это испытание, и ты должен быть и в победе, и в поражении рядом с ними, искать нужные слова, молиться, звать Господа и их поддерживать.

– Отец Андрей, спасибо Вам большое за сегодняшнюю беседу.

Вы будете встречаться еще со многими спортсменами, я бы хотел от нашей команды телеканала «Союз» пожелать им удачи в их достижениях, спортивных свершениях. Мы всегда очень болеем и всегда переживаем за них. Нам всегда радостно слушать русский гимн на различных спортивных форумах. Можно сказать, я обращаюсь от всех наших телезрителей, кто нас смотрит, кто нас любит, кто любит свою страну и переживает за нее всем сердцем. И Вам желаем успехов в Ваших трудах, помощи Божией, терпения и сил для грядущей поездки на зимнюю Олимпиаду в Корею.

– Спасибо, Сергей!

Дорогие, прошу ваших святых молитв и обо мне грешном, и о тех соревнующихся и труждающихся (вот такой термин в молитве, которую Патриарх читает о спортсменах: «соревнующихся и труждающихся»), которые ожидают с Богом встречи, а когда она совершается, несут эту радость и продолжают двигаться к этому свету Христову,  просвещающему всякого человека, живущего в этом мире.

Ведущий Сергей Платонов

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы