Беседы с батюшкой. Защита детей от вызовов современности

7 июня 2017 г.

Аудио
Скачать .mp3
В екатеринбургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает председатель Иоанно-Предтеченского братства «Трезвение» Русской Православной Церкви, магистр богословия, кандидат педагогических наук протоиерей Игорь Бачинин.

– Наша встреча была запланирована еще на прошлой неделе – 31 мая, накануне Дня защиты детей. К сожалению (или к счастью), в Екатеринбурге, откуда вещает телеканал «Союз», напротив здания, где мы находимся, Центральный стадион готовится к проведению Чемпионата мира по футболу 2018 года. В связи с этим мы испытываем некие неудобства – то без воды, то без дороги, по которой можно сюда доехать. А в прошлую среду мы почти на сутки остались без электричества. Поэтому не было возможности выйти в прямой эфир и программы были архивные.

Тема, которую мы тогда с Вами договорились обсудить, посвящена защите детей от вызовов современности. Но думается, что это не тема одного дня, а забота всех поколений о том, чтобы воспитать в правильном духе подрастающее поколение.

– Действительно, тема актуальности своей не теряет. Наверное, из года в год она становится все острее для нашего общества. В подтверждение можно привести такой факт. Если верить СМИ, за последний год было около полутора тысяч подростковых суицидов. Конечно, эта проблема, которая в буквальном смысле захлестнула наше общество, как-то отрезвила нас, заставила думать не только нас, людей верующих, но и тех, кто призван принимать в государстве соответствующие законы, следить за этой ситуацией. Нужно что-то делать.

Можно много говорить, почему так происходит, говорить о том, что разрушен традиционный уклад жизни, какие-то механизмы трансляции ценностей от одного поколения к другому. Сейчас очень много проблем у человека, в семье, в обществе. Тем не менее во всех этих условиях мы не должны терять самообладания, а найти средства, способы, возможности, которые нам помогли бы защитить наших детей и самим сохраниться, потому что от этого очень многое зависит. От этого зависит будущее нашего Отечества.

Я полагаю, что очень многие проблемы кроются именно в становлении личности – начиная не только от рождения, а от зачатия человека, от того, в каком состоянии родители находятся, когда происходит акт начала новой человеческой жизни. Далее – что происходит в семье, как происходит развитие, становление, воспитание. Все эти вопросы имеют существенное значение. Ответы на те вызовы, с которыми мы сталкиваемся в настоящее время, зависят от того, насколько мы осознаем это, как сумеем найти средства и возможности для того, чтобы решить эти проблемы, перед которыми все мы сейчас оказались.

– Многое зависит от воспитания, какой пример родители подают своему ребенку. Как правильно выстроить свои взаимоотношения с ребенком, чтобы они были и доверительными, и дружественными? И при этом была бы градация (где человек взрослый, родитель), а не приятельские отношения.

– Действительно, это очень важный аспект. На память приходят слова достаточно известного человека, немца по происхождению, Себастьяна Бранта. Он более трехсот лет назад написал замечательную книгу, которая не потеряла своей актуальности и в наши дни, – книгу для взрослых о воспитании детей. Он дал ей своеобразное название – «Корабль дураков». Там есть замечательные строчки: «Ребенок учится тому, что видит у себя в дому: родители – пример ему». Конечно, от поведения родителей, от примера, который они преподносят детям своим поведением, очень многое зависит в развитии и становлении человека. Это один фактор. Я думаю, сейчас не менее значимой является и среда, в которой находится наше информационное общество, СМИ, как их сейчас называют (или средства коммуникации), все настойчивее входящие в обыденную жизнь. Они тоже во многом влияют на воспитание человека.

Интересен факт, имевший место в Германии. Германские психологи тоже озадачились  вопросом аддиктивного поведения, появления зависимостей. И пришли к достаточно интересному выводу, на первый взгляд неожиданному. Оказывается, те игрушки, в которые играют дети, во многом, говоря педагогическим языком, форматируют сознание, заставляют человека думать определенным образом и являются (по крайней мере, как они в Германии решили) одной из причин появления различных форм аддиктивного поведения. Они нашли достаточно интересный выход – стали проводить неделю без игрушек, месячник без игрушек. Сознательно убирают игрушки, которыми играют большинство современных детей (к сожалению, они во многих странах однотипные), и дают им возможность: вот есть стулья, есть одеяла, подушки. Если ребенок хочет поиграть в автомобиль, он берет стул и думает, как из него сделать машину. Конечно, такие факторы развивают человека, заставляют его думать. Это очень важно в развитии ребенка.

Как мы сказали, среда, игрушки, родители, традиции – эти факты в совокупности, наверное, и определяют состояние современного общества. Безусловно, наши дети нуждаются в том, чтобы взрослые защитили их от негативного влияния (я бы даже сказал – вторжения в человеческую душу), потому что все эти примеры, образы формируют мировоззрение человека. Через мировоззрение человека мы уже имеем то, что имеем.

– Если говорить о личном примере, который родитель дает ребенку… Начиная с определенного возраста среда ребенка, в которой он проводит большую часть времени, все-таки меняется. От трех лет это, как правило, дошкольные учреждения, где ребенок находится целый день на воспитании сторонних людей. С семилетнего возраста – школьная пора; соответственно, другой круг. Как не потерять связь с ребенком, если бываешь с ним не так часто?

– Думаю, здесь очень простые советы современных психологов, я их разделяю. Очень важно, чтобы родители проводили время вместе с детьми, несмотря на свою занятость, на проблемы, возникающие на работе и вообще в жизни взрослого человека. Очень важно, чтобы родители общались с детьми, вместе проводили время, вместе гуляли, читали сказки. Я считаю, что чтение сказок, житий святых, может быть, просмотр современных фильмов являются очень важными, потому что формируется общее пространство, общий понятийный аппарат, общие ценности. Конечно, в мире, в котором мы живем, мы вряд ли сумеем человека (ребенка в том числе) полностью оградить от негативного воздействия. Но, по крайней мере, если родители будут вместе с ребенком, рядом, они помогут ему сформировать правильное к этому отношение.

– Помогут дать оценку.

– Конечно. Помогут разобраться в этом, найти определение. Очень часто ребенок еще не может выразить словами для себя то, что происходит. Но если рядом взрослые, как правило, дети начинают им подражать. В моделях, играх, в их поступках проявляется то, что они усваивают. От такого чуткого отношения, внимания, заботы, попечения зависит во многом то, что происходит в человеческой душе. К сожалению, нередко бывает, что мы не придаем должного значения тому главному, что происходит в душе, мыслях,  чувствах, какие образы формируются, какие эмоции проживает ребенок… И как это часто бывает: сыт, занят, не плачет, не просит – и вроде бы этого достаточно. А что происходит в душе, чем он занят, чем эта занятость проявляется там, в его внутреннем мире, какие он смотрит мультфильмы, какие через чтение сказок  воспринимает нравственные образы, как эти образы проживает, какой они внутри человека оставляют след? Мы часто об этом не задумываемся.

Психологи говорят, что для ребенка очень важно тактильное общение: его важно брать на руки, чтобы он не просто видел, но чувствовал отца, мать, потому что происходит развитие и чувственной сферы. Часто, к сожалению, чувственная сфера у ребенка деформируется, он не имеет в детстве полноты тех проживаний, переживаний, эмоций и чувств, которые полностью развивают ребенка. То есть это все получается стандартизированно, форматизированно. Но каждый человек ведь индивидуален. Найти то призвание, то, к чему ребенок стремится, и помочь направить это в созидательное, доброе русло, – безусловно, это забота родителей. Я бы даже сказал, у каждого из родителей есть своя сфера личной ответственности. По крайней мере, в нашей христианской антропологии эта ответственность лежит на мужчине, отце. Он ответственен перед Богом за то, как происходит развитие и воспитание его ребенка. В настоящее время многие (в том числе православные батюшки) не уделяют должного внимания своим детям, и это создает очень многие проблемы. В младенчестве они, может быть, не так видны, но в подростковом возрасте все это начинает проявляться.

Возвращаясь к теме сегодняшней беседы, скажу, что изучение, исследование, вообще введение категории воспитания в нашу современную жизнь во многом защитило бы детей от вызовов, с которыми они встречаются в современном мире.

– Вы хотите сказать, что сейчас категория воспитания не введена в нашу жизнь?

– С 2012 года она вернулась в систему образования, а до этого (в постсоветский период, в те самые злополучные 90-е годы) категория воспитания вообще была исключена из школы. Мне даже вспоминаются слова одного из руководителей системы образования того времени: школа не занимается воспитанием, она учит, дает знания. Конечно, Господь судья ему. Но  сейчас категория воспитания вернулась в образовательный процесс и мы серьезно начинаем этим делом заниматься (я даже знаю, что в нашем региональном Институте образования создается новая кафедра воспитательных систем);  мы осознали эту необходимость – не просто сказали, что надо заниматься воспитанием, а осознали, как заниматься, кому, как воспитывать, в какое время что воспитывать. Слава Богу, эти вопросы в нашей православной традиции сохранились; может быть, сохранились и в других традициях и культурах других людей. Но эти традиции разрушены, и нам очень важно восстановить эту преемственность поколений, то, что мы называем связью времен.

– Вопрос телезрителя Сергея: «Если в городе открыть молодежное движение (по Екатеринбургу), как Вы смотрите на это? Стоит ли вообще открывать на приходе молодежное движение?»

– Я думаю, не только стоит – это наша пастырская и приходская обязанность. Его Святейшество Патриарх Кирилл нам настоятельно говорит, что на приходе обязательно должны быть: человек, занимающийся катехизацией; человек, занимающийся социальным служением; и обязательно человек, который ведет работу с молодежью. Слава Богу, в нашей епархии такая работа ведется. Есть у нас молодежный отдел, который этим делом занимается. Если будут еще какие-то инициативы, думаю, они должны быть всячески поддержаны, приветствоваться. Этим обязательно нужно заниматься.

– Тем более что молодежный отдел Екатеринбургской епархии систематически проводит различные встречи, конференции, на которых рассказывается, с чего начать, как начать и что сделать, в каких форматах.

– Да, молодежью обязательно нужно заниматься. Но думаю, нужно заниматься не только молодежью. Особенно важным является подростковый период. Как ребенок входит в этот, как его называют, переходный период жизни, куда он перейдет из него – это очень важный аспект. Конечно, Церковь имела традицию, свои формы реализации этой традиции. У нас на приходе мы занимаемся братством православных следопытов. Это, как его часто называют, скаутский метод. На мой взгляд, он очень доступен, очень интересен для подростков, когда они в форме похода, каких-то игр и занятий постигают нравственные ценности и находят себе применение внутри церковной ограды.

– Наша зрительница Яна в группе «ВКонтакте» пишет: «Нашему сыну 9 лет, в компьютерные игры не играет, мы запрещаем. Его окружение тоже стараемся контролировать – где он, с кем гуляет, какие у него друзья. Не скажется ли такое жестковатое воспитание на нем, не взбунтуется ли он? Как лучше ограждать детей от нехорошего?»

– Думаю, во-первых, очевидно, что с этой стороны может быть определенная опасность. Более того, недавно  на кафедре мы проводили семинар по нехимическим зависимостям, в том числе обсуждалась компьютерная зависимость как определенный фактор риска для современных детей. К нам приезжали специалисты, доктора наук, психиатры, занимающиеся серьезным исследованием этой проблемы. Я для себя услышал интересный факт: люди, которые занимаются разработкой программного обеспечения, своих детей компьютеру не обучают.

Думаю, с одной стороны, непросто удержать ребенка, когда все вокруг овладевают компьютерными технологиями, но мы должны все-таки научиться использовать их по назначению. Так, ради чего мы и придумали эту технику, которая помогает очень многому в современной жизни. Ребенка важно направить именно в это созидательное русло, чтобы это не было предметом игр, развлечений, праздного времяпрепровождения. Чем дольше вы сумеете, не напрягая и не обостряя ситуацию, его от этого ограждать, тем правильнее.

– Плавно мы перешли к теме зависимости от компьютерных игр. Действительно, мы живем в век информационных технологий, когда у нас есть и компьютер, и ноутбук, и планшет, и сотовый телефон, в котором умещается множество функций, когда-то немыслимых. Возникает ситуация, что дети, используя все эти средства, могут постепенно через игры, через никнеймы, подменные страницы создавать виртуального себя, вторую жизнь, более яркую, красочную, чтобы это была как бы настоящая жизнь, но виртуальная. Такой парадокс. Как исправить ситуацию, когда у человека в принципе появляется желание подменить реальную жизнь виртуальной?

– Действительно, в современной антропологии появилось такое понятие, как виртуальный человек. У человека есть определенные потребности, в том числе, как мы уже говорили, в развитии эмоциональной сферы. Если человек не получает в нужный период времени  эмоционального проживания, тогда это, безусловно, деформирует личность. Когда он погружается в компьютерную игру, входит в эту самую виртуальную реальность, он  получает те самые эмоциональные проживания, которые ему необходимы, которые он в силу скоротечности современной жизни не может испытать. Эти игры часто заменяют естественную жизнь, в которой живет человек. Он точно так же может там ходить на работу, встречаться с друзьями, играть в какие-то игры. Происходит некая нравственная, духовная подмена реального виртуальным. Когда человек входит в эту виртуальную жизнь, она настолько его затягивает, что ему бывает очень сложно вернуться к реальной жизни.

Тем более что это ведь не просто вхождение человека в мир игр – это еще и коммерческая сфера. Есть люди, которые на этих играх зарабатывают деньги, и немалые. Внутренняя жизнь человека становится предметом коммерции, вот что очень страшно. На человеке начинают зарабатывать, на его эмоциях, его чувствах. То есть человек, не испытывая в реальной жизни каких-то внутренних переживаний, может эти переживания купить, прожить в той или иной игре. Конечно же, это захватывает человека, тем более экономит массу времени: не надо никуда ходить; сидя перед экраном монитора, ты можешь испытать все эти ощущения, и они настолько увлекают человека, что подменяют реальность виртуальным миром. Часто человек оттуда самостоятельно уже выбраться не может. Вот это очень страшно.

Нередко мы говорим о здоровом образе жизни, и человек, который попадает в компьютерную зависимость, хотя и не употребляет наркотики, психоактивные вещества, тоже несвободен. Вернемся еще раз к нашей традиции, которая основана на Священном Писании. В Писании есть замечательные слова: к свободе призваны вы, братья. Но смотрите, чтобы ваша свобода не поработилась плотью. Как быть действительно свободным человеком, оградить себя от соблазнов, которые десять веков были одни, в прошлом столетии совершенно другие? Какие будут через десятилетия, мы даже не можем и предположить. Но если мы сумеем хотя бы изучить и использовать в современной жизни те традиции, которые существовали в нашей Церкви, те меры, формы, последовательность воспитания, мы получим от этого очень много пользы.

К примеру, у нас существует такая практика. Прежде чем образовать ум, нужно воспитать сердце. То есть прежде чем давать какие-то знания ребенку, развивать его интеллектуальные способности, нужно образовать чувственную сферу. Почему это необходимо? В первую очередь потому, что зло настолько многолико, как об этом говорит святитель Игнатий (Брянчанинов), что всегда и без труда обманывает человека. Как человеку разобраться в этих соблазнах, искушениях, существующих в мире? Интеллектуально человеку сделать это практически невозможно. Наша духовная традиция говорит о том, что ребенка надо приобщать к добру, нужно ему давать опытное проживание добра. Тогда, если он столкнется со злом, он, может, и не поймет, что происходит, но внутренне почувствует: что-то здесь не то, не так. Если это произойдет, если мы сумеем эту внутреннюю чуткость воспитать в ребенке, думаю, мы сумеем его оградить от многих соблазнов, существующих в настоящее время в мире, где мы живем.

– Вопрос телезрителя Вячеслава: «Как Ваше здоровье, батюшка?»

– Слава Богу! Я рад Вас слышать!

– Телезритель: «Не узнали меня?»

– Узнал, узнал. Вы были в нашем центре, я рад Вас слышать в добром здравии.

 Раз я давно занимаюсь этой проблематикой, у нас есть еще и реабилитационные центры, где мы оказываем человеку помощь. Мне радостно слышать одного из наших воспитанников, который нас в эфире увидел, услышал и дозвонился. Я рад Вас слышать, Вячеслав, у нас все хорошо. Надеюсь, и у Вас так же.

– В самом начале программы мы упомянули страшные цифры по детской смертности, в том числе из-за суицидов. В последнее время широкую огласку получили так называемые группы смерти, в которых под видом игры (некоммерческой, ставящей своей целью непонятно что) молодого человека медленно, но верно обрабатывают, чтобы итогом этого стало самоубийство человека. Есть специальная статья в Уголовном кодексе, такое деяние наказуемо. Как не допустить попадания ребенка в такие сети? Может быть, Вам известны какие-то предпосылки? Как заподозрить, что ребенок увлекся чем-то очень страшным?

– Думаю, предпосылки очень простые – сколько времени проводит ребенок у экрана планшета, телефона, компьютера и чем он там занимается. Очень большую опасность, безусловно, представляют социальные сети. Надо понимать, что они не появляются сами по себе. Можно сказать, еще в девяностых годах отечественные методологи ввели такое понятие, как консциентальная война. «Консциентале» – латинское слово, означает «ценность и сознание». Действительно, мы говорили о виртуальном мире. В этом мире происходит подмена ценностей, то есть разрушается архетип, некая, как говорит в том числе наш Патриарх, цивилизационная матрица, которая сформирована у человека (то, что мы называем ментальностью, характером, народной душой). В настоящее время средства коммуникации направлены как раз на то, чтобы завладеть душой человека, его вниманием. А дальше работают уже определенные технологии.

Мы недавно проводили конференцию «Христианская антропология и педагогика в развитии человека». Достаточно интересный доклад был сделан магистром богословия (правда, не православным, а мусульманином). Он написал магистерскую работу в этом направлении и исследовал около двухсот аккаунтов. Его интересовал вопрос вербовки людей в запрещенную у нас организацию ИГИЛ: как это происходит, с чего начинается. Вот пример – Варвара Караулова. Человек, который имеет высшее образование, учится в одном из престижных вузов, принимает для себя внутреннее решение (может быть, и неосознанно), что она должна поехать туда. Свойственный ее юношескому возрасту духовный порыв направляется в совершенно другое русло – не созидательное, а разрушительное. Тут работают целые технологии. Нельзя дать какой-то отдельный совет. Надо понимать, что это предмет опасности, что нужно ограничивать ребенка от этого.

Я бы даже сказал, что нужно вообще запретить детям играть во всевозможные [компьютерные] игры. Пусть лучше они играют во дворе, пусть играют с родителями, потому что эта игра, по крайней мере, дает чувственное проживание, ребенка можно почувствовать, понять, когда он плачет, когда ему тяжело. Но когда он смотрит действие, происходящее на экране, он уже не испытывает такого глубокого переживания. Тем более он не знает, кто находится с другой стороны, с кем он общается, какие ему предлагают совершить поступки. Эту подмену  понять бывает практически невозможно, когда на экране появляется одна фотография, один текст, а на самом деле может быть совершенно другой человек, который ребенком манипулирует. Я думаю, один из простых советов – чтобы это было открыто, чтобы родители могли заходить на эту страничку, видеть, с кем и как общается ребенок. Если уж этого избежать нельзя. Я бы сказал, что есть и полезные вещи, нельзя сказать, что все однозначно плохо. Но здесь есть определенная доля опасности. Мы должны проявлять трезвость и быть очень внимательными, памятуя о том, что сказано в Писании: трезвитесь и бодрствуйте, ибо враг ваш, аки лев рыкающий, ходит, ища кого поглотить. К сожалению, неокрепшие детские умы и души сейчас становятся предметом его поглощения. Мы должны это понимать, видеть опасность, должны возрождать традиции,  существовавшие у нас, чтобы достойно противостоять вызовам, с которыми сталкиваемся в настоящей жизни.

– Дай Бог с этими вызовами достойно побороться. По крайней мере, попытаться это сделать.

Вы чуть ранее поделились опытом своей приходской жизни и рассказали о братстве православных следопытов. Это один из примеров того, чем можно занять молодых людей, чтобы это было не виртуально, а реально, чтобы была живая, настоящая коммуникация, а не виртуальная. Расскажите подробнее о том, чем это братство занимается.

– Думаю, безусловно, это одна из форм, причем наиболее эффективных. Она зарекомендовала себя, хорошо проявила в Зарубежной Церкви. У нас эти традиции были разрушены в свое время, трансформировались в пионерскую организацию. Но когда пионерская организация вместе с комсомолом прекратила свое существование, то и традиции эти тоже ушли. Это скаутский метод, основанный на православных нравственных традициях. Он учитывает психовозрастные особенности ребят. У достаточно известного психолога Виктора Ивановича Слободчикова есть понятие «детско-взрослая событийная общность». Событийная означает «совместное бытие». Событийная общность как раз создает условия для совместного проживания нравственных ценностей.

Братство православных следопытов – детско-взрослая событийная общность как раз в своих традициях, формах, которые выражаются в том, что ребята ходят в походы, у них проходят занятия, они вместе в нашем отряде сейчас сдают нормы ГТО, учатся вязать узлы, проходят занятия по начальной военной подготовке. На уроках Закона Божьего разбирают, что такое дружба, говорят о том, как можно проявить взаимопомощь, в каких ситуациях. У них есть общий формат для прочтения. Есть возможность, чтобы старшие помогали младшим.

– Есть еще разрядность?

– Да, есть разряды. Это очень важно для подростков, когда они должны сдать определенный норматив, чтобы получить право носить рубашку, галстуки разного цвета, разные нашивки. Вся эта внешняя сторона, символика в форме братства православных следопытов достаточно хорошо разработана. Сейчас при храме Вознесения у нас лагерь, 10-го числа он заканчивается. Ребята уже вместе съездили в паломничество. Они собираются в поход, готовятся к нему, учат разбивать палатки, разжигать костер, готовить пищу. Имеют дело с теми ситуациями, с которыми человек может столкнуться, когда ему неоткуда получить помощь, нечего есть; как вести себя, если поранил руку, сломал ногу, как оказать первую медицинскую помощь. То есть это реальные жизненные ситуации, которые мы сейчас в силу определенных условий жизни не проживаем и дети не получают соответствующего опыта. В братстве православных следопытов они имеют такую возможность.

При этом мы видим очень многие положительные примеры, когда ранее ребенок не слушался, не выполнял домашние задания, у него не было контакта со сверстниками. Когда он входит в братство, мы с ним общаемся, разбираем, почему так, даем ему примеры, как себя можно было бы вести, подключаем к этому родителей. Совместными усилиями задачу воспитания и развития, которую мы ставим, братство православных следопытов достаточно успешно решает, я полагаю. Причем это не только наш опыт. Нашему отряду чуть более восьми лет, а есть отряды, которые существуют и по десять, и по пятнадцать, по двадцать лет. Мы имеем возможность сравнить это все и увидеть положительные моменты воспитания, развития личности, о которых мы уже говорили.

– Вопрос телезрительницы Елизаветы, 13 лет: «Как помочь другому, чтобы не навредить себе? Я гуляла с подругой, нас попросила о помощи женщина. Она была не очень трезвая, плакала и просила помочь. Мы ей предложили вызвать скорую, она отказалась. Нам с подругой стало ее очень жалко, после этого мы жалели, что не помогли».

– Большое спасибо Вам, Елизавета, за Ваше доброе сердце.

– За неравнодушие.

– Да, за то, что Вы, столкнувшись с человеческой бедой, трагедий, откликнулись. Может быть, Вы не сумели оказать должной помощи. Думаю, в этой ситуации нужно было обратиться к взрослым людям, позвонить своим родителям, связаться с теми, кто имеет опыт оказания помощи в подобного рода ситуациях. Но самое главное и ценное – не думаю, что Вы чем-то себе повредили или нанесли себе какой-то урон. Вы проявили неравнодушие, это самое главное.

Со временем, к сожалению, у нас таких людей не становится меньше. Часто мы встречаемся с людьми, которые нуждаются в помощи. В зависимости от того состояния, в котором находится человек, может быть, достаточно его довести до дома;  вызвать его родственников. Если это пожилой человек, то, наверное, у него есть дети, друзья, знакомые, с которыми можно было бы связаться. Думаю, в этом и была бы реальная помощь, которую Вы могли в этой ситуации оказать.

– Действительно, если встречаешь на улице подвыпившего человека, иной раз и сам не знаешь, что можно сделать, чтобы оказать какую-то помощь, если человек о ней просит. Наверное, это вопрос не только детей, но и всех нас. Каких правил безопасности тогда лучше придерживаться? Потому что если встречаешь подвыпившего человека и он говорит, что не может дойти до дома, было бы очень опасно ребенку, на мой взгляд, пытаться его проводить.

– Думаю, в первую очередь нужно проконсультироваться со своими родителями, взрослыми, как себя нужно вести. Нетрезвый человек непредсказуем в своем поведении. Думаю, чтобы ребенку оказывать эту помощь, надо знать – как. Правильнее было бы, повторю еще раз,  обратиться к помощи взрослых, благо средства коммуникации дают нам такую возможность оперативного общения и консультации, как себя вести в подобной ситуации. Безусловно, оказывая помощь, нужно проявлять внимание, какую-то осторожность, самому не терять трезвости и иметь голову на плечах.

– Да, очень важно, что слово «трезвость» означает не «жить без напитков, содержащих алкоголь», а независимость от пагубных привычек.  Это вообще стиль жизни, который применим как к детям, так и к взрослым.

– Безусловно, я бы сказал, что трезвость – это в первую очередь не физиологическая и не психологическая характеристика человека. Это нравственная категория. Если мы говорим о человеке с христианской точки зрения как о существе, состоящем из тела, души и духа, то трезвость должна быть и для тела, и для души, и для духа. Наверное, подходит такое определение, как «трезвость – норма жизни», она должна существовать и для человеческой плоти как упражнение в добродетели воздержания. Для человеческого ума это как некая норма здравомыслия. И в духовной сфере мы называем добродетелью трезвения то, когда человек стоит на страже своего собственного ума, проявляет духовную бодрость, бодрствование, как этому учат святые отцы, и старается проследить нравственные последствия мыслей, которые возникают у него в сознании. То есть трезвость, безусловно,  очень широкое понятие. Каждый православный человек обязан быть примером трезвой жизни.

– Вопрос телезрительницы Анны (как прозвучал в эфире): «У меня было советское воспитание, о Боге и о православии не было никаких понятий. Когда я пришла в храм, все очень понравилось, благодать Божия посетила. Прошло 3,5 года, я ходила в один и тот же храм и только сейчас поняла, что получились разногласия в духовной жизни. Та духовная жизнь, которая у меня была, проходила бесконтрольно. Сейчас у меня произошло раздвоение личности. Я хотела, например, заниматься одними делами, а занималась другими; времени не было, время посвящала храму. У нас в Туле есть подобная вашей школе скаутов школа туризма. Я уже год туда хожу, все очень нравится. Но сейчас мало того что духовной жизни нет, школа туризма подразумевает походы выходного дня, нужно обязательно идти в поход в выходной день, чтобы участвовать в этом процессе. То есть я не могу посещать богослужения.

Священнику я вопрос задать не могу, потому что такое раздвоение произошло. Понимаю, что нужно обратиться к психологу, но у нас в городе очень тяжело, город неправославный, трудно найти общество верующих людей. И как их отличить? С человеком ведь нужно знакомиться. Как обратиться к психологу, когда есть это раздвоение личности, в каком направлении психолог должен вести человека? Мне хотелось бы заново начать духовную жизнь. Может быть, мне нужно опять искать священника. Вроде уже опыт есть, теория есть, какие-то знания, но жизни нет. Я сейчас осталась одна, вопрос некому задать, непонятно, как дальше быть. Со всеми, кто был до этого, перестала общаться».

– В первую очередь простой совет: не отчаиваться и не унывать. Бывает в нашей духовной жизни такая ситуация, что мы приходим в Церковь, Господь нас приводит. Есть такое определение, как благодать, призывающая человека в Церковь. Все как-то складывается, человек на этом останавливается, и не происходит его духовного развития. Безусловно, в духовной жизни человека очень важно, чтобы обязательно было духовное руководство, чтобы можно было получить духовный совет. Хорошо, если это будет священник. Но нередко, к сожалению, бывает, что и храма рядом нет, и священник может быть занят. Наверное, можно обратиться и к человеку, который имеет более духовный опыт, но при этом не терять своей головы и трезвости.

Важный совет в этой области дал еще Игнатий (Брянчанинов), предвидя ситуацию, что в последние времена будет не так много духовно опытных людей, у которых мы могли бы получить надлежащий совет и окормление: для нас назиданием является Евангелие. Обязательно читать Евангелие, найти себя где-то в приходской общине. Может быть, задуматься о возрождении традиций приходской жизни, которые очень важны для каждого христианина, для нашего современного развития. Думаю, можно проконсультироваться и у психолога. Хорошо, если этот психолог сам религиозный и верующий человек, ходит в храм, исповедуется, причащается. Тогда Вы, по крайней мере, получите какой-то совет человека, имеющего духовный опыт. К сожалению, категория духовности в настоящее время имеет весьма различные направления. О духовности говорят люди, которые и не живут церковной жизнью. Тем не менее это сейчас популярно, модно, и они об этом тоже говорят и призывают к этому людей.

Конечно, нужно не отчаиваться, не унывать, читать Евангелие, обязательно необходимо причащаться и искать себе духовное окормление. Самой понять, в чем заключается проблема. Я убежден, что когда человек остановится, попытается осмыслить свою жизнь, обратится к своей совести, попросит у Бога помощи, он найдет причину происходящего. Господь его не оставит. Но при этом очень важно искать духовного окормления и какого-то разумного, трезвого совета от людей, имеющих необходимый опыт церковной жизни.

– И может быть, подумать, не заменить ли путешествия выходного дня паломничеством к святыням соседних городов или поселков?

– Мне тоже как-то резануло слух, что Тула – неправославный город, хотя там вроде бы такие глубокие традиции (исторические, в том числе церковные). Думаю, важным аспектом в этом плане является организация своей внутренней жизни по заповедям Божиим. Безусловно, есть заповедь: шесть дней делай свои дела, а седьмой день Господу посвяти. А не в поход ходи.

– Спасибо за сегодняшнюю беседу. Те правила духовной безопасности для детей, которые мы сегодня озвучили, во многом применимы ко всем нам. Те же самые зависимости…

– Я сделаю небольшое дополнение. Все-таки заповедь заповедью, я не против походов (может быть, моя фраза так прозвучала). Наши скауты (братство православных следопытов) ходят в поход. Но если они идут в поход, в том числе в выходной день, то обязательно стараются, чтобы там был храм, чтобы они могли побывать на богослужении. Вы использовали понятие паломничества; это как раз соединяет в себе то, что мы называем туризмом, соединенным с духовной жизнью человека. Думаю, это паломничество как раз могло бы объединить, решить те задачи, ради которых девушка нам задавала вопросы.

– В Екатеринбурге в эти дни продолжается цикл занятий для желающих преодолеть свои зависимости и побороться со своими страстями. Они будут длиться до 18 июня. Могут ли наши зрители, которые живут в Екатеринбурге или поблизости, присоединиться к числу слушателей и узнать подробности?

– Можно, конечно. Занятия проходят в открытой форме на улице Куйбышева, 39 (храм святителя Николая), с 18.30. Сегодня мы проводили уже третье занятие. Будут еще занятия завтра, в четверг, в пятницу, в воскресенье (кроме субботы). И примерно так же на следующей неделе. Мы еще одну форму проводим в процессе этих занятий уже несколько лет  – не только для тех, кто нуждается в помощи, но и для тех, кто хотел бы у себя на приходах организовать подобную работу (начиная с понедельника, 12 июня). Если основные занятия проходят с 18.30 до 21.00, то с 10.00 до 17.00 мы будем проводить как раз такие обучающие методические занятия, как организовать эту деятельность у себя на приходе. Пожалуйста, кому это интересно, кто хотел бы этому научиться, мы приглашаем вас и будем рады оказать посильную помощь.

– Спасибо за эту беседу, за ответы на вопросы зрителей.

– Я тоже очень благодарен тем, кто нам позвонил; Вам, Дмитрий, что Вы уже достаточно долго ведете эту передачу. Дай Бог крепости, духовных сил телеканалу «Союз» и вашей передаче, чтобы мы и дальше развивались и приносили пользу.

Ведущий Дмитрий Бродовиков

Записала Маргарита Попова

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает клирик Преображенского храма и церкви преподобного Саввы Сторожевского города Балашихи священник Димитрий Огнев.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы