Беседы с батюшкой. С прот. Дмитрием Смирновым

4 июня 2017 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии телеканала на вопросы телезрителей отвечает протоиерей Дмитрий Смирнов, настоятель храма святителя Митрофана Воронежского на Хуторской, г. Москва.

(Расшифровка выполнена с минимальным редактированием устной речи)

– Здравствуйте, дорогие братья и сестры! Мы поздравляем вас с праздником Святой Троицы, днем сошествия Святого Духа на апостолов, днем рождения нашей Церкви.

– А почему этот день считается днем рождения Церкви?

– Он не считается, он таким стал. Вот день рождения человека: почему он таким считается? Потому что человек родился. В этот день, день Святой Пятидесятницы, после пятидесяти дней по воскресении Христовом,  родилась Церковь Божия. Рождение произошло от Духа Святого: Господь Святой Дух сошел на первую христианскую общину, которая состояла из ближайших учеников Спасителя и Матери Божией; и Церковь начала свое бытие.

– То есть до этого община учеников не являлась Церковью?

– Нет. Если можно сравнить (раз мы используем образ рождения), то с внутриутробным периодом.

– То есть она готовилась к этому рождению.

– Да.

– И мы знаем, какими дарами Святого Духа исполнилась первая Церковь. Для многих людей это было очень необычно...

– И само появление Церкви в мире тоже очень необычно. Появился новый народ, новый Израиль, и родство этого народа между его представителями было не по крови, как обычно бывает среди народов, но по духу: их объединила вера в Иисуса Христа.

– Хотя существовала Церковь ветхозаветная.

– Это уже ее так стали называть, это не совсем точное название. Просто используется термин «новозаветная»...

– Но она все-таки обладала некоторыми признаками Церкви.

– Конечно, единой верой в Единого Бога.

– Богослужение было установлено.

– И как сейчас модно говорить: единые ценности, единый храм, единое Писание, единая духовная история.

– А был ли Дух Святой в той Церкви?

– Конечно. Разве не Духом Святым Симеон пришел в храм, чтобы встретить Младенца Спасителя с Его Матерью и мнимым отцом Иосифом?

– И пророки возвещали пророчества Духом Святым.

– Конечно. Дух дышит где хочет. А люди примечают явления Духа. Разве у Овчей купели не Дух Святой сходил на воду, исцеляя тех, кто первый туда опустился в надежде исцеления? Разве не Духом Святым пророк Божий Илия воспламенил костер с жертвой Единому Истинному Богу? Не своей же силой он это сделал, а обращением к Богу; а Господь устроил.

– И все-таки рождается новая Церковь.

– Да, потому что это родилась Церковь христианская. Если продолжать употреблять термин «ветхозаветная», то она жила ожиданием. Как мать живет ожиданием рождения дитяти, которое у нее во чреве. Когда родился человек в мир, это уже другое, новое качество.

– И Господь хочет всех людей собрать в Свою Церковь. Или же не всех?

– Всех, кто хочет.

– Потому что есть один из вопросов (я перейду к тому, о чем нас вопрошают): «Можно ли стяжать Духа Святого, молясь вне Церкви, своими молитвами так, как это делали порой ветхозаветные праведники?»

– Разумеется.

– То есть человек необязательно через Церковь получает Духа Святого?

– Обязательно через Церковь, тут только вопрос принадлежности ей. Мария Египетская жила в пустыне, где не было храма, но она была в Церкви, и Господь дал ей Духа Святого, Который научил ее Священному Писанию и сделал ее способной даже совершать чудеса. Она, например, по воде ходила яко по суху. Когда к ней пришел Зосима, первое, что она спросила: «А как живет Церковь Божия?» То есть ее мысли все равно были в Церкви, хотя физически она с ней не была в то время связана и даже не могла причаститься. Слава Богу, он ее причастил.

– Так вопрошают люди, которые видят недостатки в современном церковном устроении и на что-то надеются вне Церкви...

– Об этом даже нечего рассуждать. Каждый человек склонен с детства оправдывать свою неправоту, иногда абсурдными вещами. Например: «Ты чашку разбил?» – «Нет, она сама». Все взрослые знают, что сама чашка не может разбиться, нужен минимум какой-то человек, или домашнее животное, или землетрясение. Но чтобы избежать… не наказания (за чашку вряд ли кто-то будет казнить ребенка), но каких-то неприятных разговоров, ребенок откровенно врет. Взрослые тоже изобретают себе всякие оправдания, чтобы не молиться, чтобы не ходить в храм, не причащаться, не вести христианскую жизнь и так далее. И у них вместо веры появляется мечта о вере. То есть они только мечтают, что они христиане, и за эту мечту, которая время от времени, около раза в год, проносится по какому-то поводу в мозгу, они уже считают, что с ними все в порядке. На самом деле нет. Если мы верим во Христа, то верим и в Его слова. А Он сказал: «Кто любит Меня, тот заповеди Мои соблюдет». А как можно спастись, если не любишь Иисуса Христа?

В Церкви есть недостатки. Хорошо. Идет человек пешком по эскалатору, у него развязался шнурок. Это неисправность, но мы же не говорим про этого человека: «Ах, какая грязная тупая скотина! Неужели он не понимает, что это опасно?» И так далее. Не вызываем прокуратуру, чтобы ему сказали, что он нарушает закон. Потому что по закону нельзя с развязанным шнурком ходить. И прочее, и прочее. Так же и здесь. Существуют призывы Господни, которые пришли с самого Неба, для того чтобы человека научить, потому что он во тьме, его собственные мечты никоим образом не соответствуют истине. Истина – это один-единственный Христос, воплотившееся Слово Божие, и надо Ему следовать. Что такое христианство? Христианство – это не следование своим (как бы помягче выразиться) дурацким мечтам, а следование Самому Господу Иисусу Христу. А в Церкви, естественно, могут быть и развязанные шнурки, и оранжевые носки под черными брюками...

– Это как раз замечается.

– Всякие в Церкви могут быть неисправности. Церковь состоит из людей: не из святых еще пока, а из тех людей, которые встали на этот путь.

– Хотят прийти к святости.

– Да. Вот сегодня я беседовал с одним парнем, он пришел в церковь первый раз. Молодой красивый парень, очень интересно мы с ним побеседовали. У него явный интерес; он говорит: «Вне Церкви я не вижу смысла жизни». Правильный шаг. Куда еще идти? В «Универсам», что ли? В магазин «Метро»? Где смысл жизни? Или в телевизоре? Человек ищет смысл жизни, это нормально. А когда работники средств массовой информации подходят к ребенку и спрашивают: «А у тебя есть мечта?», – это как-то несерьезно.

– Вопрос телезрительницы: «Мне непонятны слова старца Моисея Брянской Белобережской пустыни: “Не всякое желание добра попадает в сердце от Бога, но оно бывает и от дьявола”. О каком добре идет речь? И второй вопрос: сегодня праздник Святой Троицы, это пятидесятый день после Воскресения Христова… Но почему мы празднуем Пасху каждый год в разные дни, если на самом деле воскресение произошло в один конкретный день? Почему не установлена точная дата?»

– Дело вот в чем. Древние иудеи все свои праздники праздновали (и вообще вся их жизнь проходила) по лунному календарю, а в Римской империи был календарь солнечный. В силу того что само воскресение Христово случилось не в день еврейской пасхи,  мы, чтобы соблюсти историческую достоверность, празднуем Пасху христианскую в день, когда она совершилась по лунному и солнечному календарю. Поэтому ежегодно календарь нам показывает, когда ее праздновать. Существует специальная таблица, которая называется пасхалия, и по пасхалии вычисляется дата.

Теперь по поводу добра. Добро, сделанное не ради Христа, очень часто обращается злом. Например, собирают деньги для того, чтобы помочь с операцией какой-то девочке. Вроде дело доброе. Потом оказывается, что все деньги украдены, никакой девочки не было, а это операция некоторых жуликов. Потому что это добро не во имя Христа, а во имя наживы. И так далее. Очень часто человек затевает добро для того, чтобы прославиться, то есть цель другая. Ведь главное в добре – это мотив, что понуждает человека. Не то, что он говорит, потому что человек всегда хочет изобразить себя хорошим. А бывает, что он просто камуфлирует свои, никому не открываемые планы.

– Батюшка, а когда добро творится с тем, чтобы ублажить человека?

– Это просто явное зло. Потому что из этого баловства не вытекает ничего хорошего, это просто развращение, потакание безделью, капризам и прочее.

– То есть это нанесение вреда самому человеку?

– Конечно.

– Кажется, что я ему помогаю...

– Вот: кажется. Вот мы говорили о мечтах, это как раз из области мечты. А добро – это очень конкретное дело ради Христа. Идет человек, видит: израненный. Он подходит, возливает на раны масло, вино, перевязывает его и на своем муле везет в гостиницу. Гостиннику дает денег и говорит: «Послужи этому больному человеку. Когда я возвращусь, заплачу тебе, если ты истратишь больше». Вот это добро. Он спас человека от ран, продезинфицировал их вином, облегчил страдания елеем, отвез к людям, обеспечил ему уход, питание, чистую постель, все оплатил из своего кармана. Не из какого-то фонда, куда он никаких денег никогда не сдавал (так сказать, клянчил по всему миру и семьдесят процентов брал себе; это не считается за добро, это просто такой бизнес на милосердии).

– А вот когда из своего карманчика достал...

–... это в чистом виде милосердие. Это остается милосердием, даже если тебя обманули. Потому что с твоей стороны чистый мотив – помочь человеку. Просто нарвался на жулика. Но, как говорится, Бог ему судья, не нам судить.

– Но твой мотив Господь увидел.

– Обязательно, и это главное. Потому что главное в делании добра – это мотив, а не конкретный результат. Сколько человека ни лечи, он умрет. Цель – не исцеление (исцеление, может быть, для самого человека и для его близких родственников играет роль), а цель – умягчение твоего сердца. Когда человек что-то совершает из чистого мотива, он улучшает, можно сказать, биение своего сердца в сторону Царствия Божия – вот это важно.

– Вопрос телезрительницы: «У меня муж очень против моего общения с моими, так скажем, подругами, знакомыми. Когда они мне звонят и рассказывают о своих бедах, неприятностях (у кого-то что-то случилось или кто-то кому-то обидное сказал), я вроде бы как сопереживаю этому человеку, а муж мне говорит: “Вот они своих бесов осуждения передают тебе, и ты точно так же начинаешь осуждать этих людей”. Как к этому относиться? Отказаться от общения с окружающими и сидеть в четырех стенах?..»

– А почему сидеть? В четырех стенах можно стоять или ходить от одной стены к другой. А можно еще их попросить: «Знаете, голубушки, вам только потрепаться, а муж мой раздражается. Давайте я вам установлю время, вы будете звонить, когда его дома нет». И все, и трепитесь сколько хотите. А так эти разговоры разрушают семью. Я его очень хорошо понимаю.

– Телезрительница: «Дело в том, что и у меня бывают какие-то проблемы, которыми мне хочется поделиться, хочется выговориться. И ограждаться от мира я тоже не могу».

– Я понимаю, что у вас страсть многоглаголания, от которой вы совсем не хотите отказаться, и я же Вас не принуждаю к этому. Каждый человек волен жить как нравится. Но у Вас семья, поэтому в семье надо устроить жизнь так, чтобы «никому не досаждать и всем мое почтение». Поэтому такой ценой я бы не рекомендовал, иначе жизнь с мужем у Вас будет немирная. «Хочется поделиться» – что это такое? От этого деления что-нибудь улучшается? Нет. Это просто бабий треп. Я знаю и даже опыты делал, что это может длиться целыми часами. Вместо того чтобы молиться, или что-то делать по дому, или гусей пасти, делать что-то полезное (может быть, даже красить или вышивать), только треп. Ведь еще совсем недавно никаких телефонов не было. Взять, к примеру, Александра Сергеевича Пушкина: он без телефона обходился, а был поумнее нас. Если он хотел что-то кому-то сообщить, писал письмо, а может, стихотворное обращение, творчеством занимался, и польза вышла большая и нам, и нашим детям. А просто трепать по телефону – пользы в этом нет. Наша жизнь очень короткая.

– Телезрительница: «А как же тогда отвечать на такие звонки? “Я не буду с тобой разговаривать”; или: “Мне это неинтересно”… И человек обидится».

– А зачем же говорить грубые слова? Надо написать: «Драгоценная моя подруженька, у меня сейчас дома муж, я, к сожалению, не могу тебе уделить время. Позвони, пожалуйста, в 23 часа 22 минуты; я буду знать, что это ты, отвечу тебе, и потихонечку мы с тобой до утра потреплемся».

– Телезрительница: «Все ясно. Я поняла Вас, батюшка. Надо избавляться от греха многоглаголания».

– Видите, Вы знаете даже слово «грех», это хорошо. Дай Бог Вам успеть до конца жизни это победить.

– Телезрительница: «Спаси Господи Вас!»

– Храни Вас Господь Святая Троица.

– Батюшка, вот Вы сказали, какая польза, а она ответила: выговориться, и на душе легче стало.

– Да, выговориться. Некоторые используют «напиться», третьи используют «подраться». Зло берет, кишки дерет, пошел и первому встречному как дал!..

– И полегчало.

– На этом же и терроризм существует, что кто-то кого-то обидел. «А, они все такие... Давай взорвем вот этих в метро». А они к этому вообще не причастны... Но зло сорвал. И маме радость: парню было двадцать три года, воспитывала, учила, что-то говорила ему, а он взял и покончил с собой таким страшным способом; его разорвало на куски, и даже хоронить нечего. Кому от этого радость?.. И потом, от этого трепа очень опустошается душа. Попробуй протрепись два с половиной часа, а потом правило читать – ничего не выйдет. Выговориться-то охота, а помолиться неохота. Вот не надо заменять одно другим, хорошее заменять плохим.

– Вопрос телезрительницы: «Скажите, пожалуйста, можно ли отпевать и читать Псалтирь по усопшей женщине в возрасте 85 лет, крещенной в православной Церкви, в советское время жившей без Бога, но последние годы усердно дома молившейся Богу и почитавшей особенно Николая Чудотворца? В храм она не ходила из-за заболевания ног. Но занималась на дому лечением людей молитвами, крестным знамением – шептала без благословения священника. Она никогда не исповедовалась, не причащалась и не соборовалась».

– Это на усмотрение церковной власти.

– Телезрительница: «А церковная власть ее в глаза не видела».

– Это не важно. Вы мне сейчас рассказали, я увидел.

– Телезрительница: «И Вы бы разрешили отпевать ее?»

– По-разному. Если мне в городе привезут бабку под девяносто лет покойницу и скажут: «Марфа умерла», – отпоем; это одна ситуация. Другая ситуация, что она жила в деревне; все про нее знали, что она – шептунья. Я бы такую не стал отпевать как деревенский священник, чтобы другим неповадно было заниматься шепотом.

– Телезрительница: «То есть это по уставу церковному не положено?»

– Нет, просто из соображений церковной миссии. Потому что чтобы человека лечить, у нас есть таинство Соборования, есть молебен о болящих, есть Святые Таины, которыми человек исцеляет душу и тело.

– Телезрительница: «Скажите, пожалуйста, а читать Псалтирь ночью можно?»

– Дело в том, что пока у нас ночь, в Калифорнии день. На земном шаре не бывает, чтобы везде была ночь, поэтому читать Псалтирь можно когда угодно: и утром, и днем, и вечером, и ночью, и когда не спится.

– Телезрительница: «Тогда еще такой вопрос: дело в том, что мы не предупредили батюшку об этом, он приехал и ее отпел. На ком будет грех? На той, которая заказала батюшку?»

– Да, на той, конечно, совершенно справедливо. Батюшка тут ни при чем, он не знал.

– Телезрительница: «А что теперь делать мне, если я заказала батюшку?»

– Идти на исповедь: «Батюшка, я каюсь вот в таком грехе: я очень хитрая и врунья. Прости меня, Господи. Дайте мне епитимью, я даже согласна до Успения Пресвятой Богородицы попоститься, только чтобы Господь простил мне этот грех».

– Телезрительница: «Дело в том, что в тот момент, когда она умерла, я просто забыла о том, что она шептала. Это было горе. И еще дело в том, что два последних года она очень страдала, мучилась, хотела умереть, а Бог не забирал ее. Она просила Бога, чтобы Он забрал. И она сказала своему родственнику: “Я это колдовство передавать не буду, чтобы люди не мучились так, как я мучаюсь. Но если хотите, там, в коробочке, лежит, можете заниматься”. Но она никому не передала это».

– Надо все это спалить.

– Телезрительница: «А то, что она покаялась?»

– Нет, она не покаялась, уж простите.

– Телезрительница: «Но она два года никуда не выходила, понимаете? Лежачая была».

– Я понимаю. Но всегда можно трактор нанять, и тебя отвезут куда хочешь, даже на том диване, на котором ты лежишь. Мужикам дать на две бутылки, они диван погрузят и отвезут и в церковь, и в больницу, и куда хочешь. А то, что все шептуны очень плохо умирают, это я знаю. Я еще ни одного случая не знаю, чтобы умер тихо, спокойненько; все они очень мучаются. Но то, что с ней будет потом на том свете, похуже всяких мучений перед смертью.

– Телезрительница: «А то, что мне очень плохо сейчас? Ночью мне плохо было читать, меня тошнило...»

– Затошнит, конечно.

– Телезрительница: «И сейчас я очень плохо себя чувствую, у меня все не ладится, все ломается».

– Правильно. Против Бога идти – значит, идти против рожна.

– Телезрительница: «Я же хотела как лучше, я хотела помочь ей».

– Бывает у человека плохой сосед. Он хочет как лучше, берет топор и проламывает ему череп. Потом кто-нибудь узнает, что тот его зарубил, под белые ручки его – и на следствие. Он там быстро признается и идет в тюрьму на восемь лет. Он хотел как лучше – избавиться от соседа, а получил тюрьму, еще хуже. Все люди, которые не знают Священного Писания и Закона Божьего, все время хотят как лучше, а у них получается все время как хуже. Но самое худшее, что страдают дети и внуки тех людей, которые хотели как лучше. Если мы хотим, чтобы было как лучше, надо читать Евангелие, соблюдать посты, ходить в церковь, постоянно исповедоваться и причащаться Святых Христовых Таин не реже, чем раз в месяц. Вот это будет как лучше.

– Телезрительница: «Спасибо большое. А можно заказывать в храмах панихиды, сорокоуст?»

– Я бы не стал по ней ничего заказывать. Хватит, Вы уже наворотили; сама еле жива.

– О как! Хотела как лучше...

– Так это обычное дело. И Виктор Степанович Черномырдин говорил, что хотели как лучше, а получается как всегда.

– И ведь батюшка же есть. Что бы не пойти к нему, не посоветоваться?

– Было очень большое горе. Человек всегда найдет себе оправдание. Теперь страдает. Потому что не терпится...

– Вопрос: «Я воцерковилась после свадьбы. Муж недоволен еженедельными походами в храм. Если буду пропускать службы, то будут ли ко мне относиться слова Господа: “Кто любит отца или мать, сына или дочь более, чем Меня, тот Меня не достоин”?»

– Тут не в этом дело. Можно ради любви к Отцу Небесному готовить такой обед мужу и так вести дом, что он забудет все на свете и скажет: «Вот у меня жена!» А она будет говорить: «Это меня Господь понуждает так за тобой ухаживать и так содержать дом».

– Смотришь: он ко Господу изменит мнение.

– Обязательно. А если она еще и детей воспитает ему хороших: почтительных, работящих, которые не будут говорить: «Нет, я не буду, пусть Васька. Я вчера ведро выносил»... «Сейчас, папочка». – Побежал, сделал. – «Пап, смотри, я все сделал». А она будет говорить: «Это меня Господь научил». Он скажет: «Да что же это такое? И я в церковь пойду».

– Вопрос телезрительницы: «Первый вопрос по поводу слова “фанатос”. В переводе с греческого это означает “смерть”. Значит, слово “фанатик” означает, что это человек, который стоит за веру до смерти. Наверное, правильно было бы называть нас, христиан, фанатиками? Иногда слышишь: верьте, но не до фанатизма. То есть как-то исковеркан смысл самого слова фанатизм? Потому что это же нормально, если христиане до смерти будут стоять за Христа, за веру свою. Как Вы, батюшка, считаете?

Второй вопрос по поводу Псалтири. Читаешь Псалтирь, и ведь в каждом псалме крик души. А вот у нас в храме Псалтирь тихо, спокойно читается. Понимаю, это, наверное, чтобы наша молитва была более спокойной, что ли. А что Вы можете сказать о традициях чтения Псалтири? Была ли когда-нибудь в храме традиция, чтобы по-другому читали Псалтирь?»

– Я хожу в церковь пятьдесят лет, всегда читается примерно одинаково: размеренно, ритмично, без выражения, не быстро и не медленно, желательно отчетливо. Вот так всегда и учили. Что было раньше, я не знаю.

Теперь по поводу фанатиков. Это зависит от того, что вкладывать в слово, какой смысл. Потому что фанатики есть и футболисты, и террористы, и люди, которые собирают какие-то коллекции, и те, которые бесконечно любят свою работу, что домой приходят за полночь. Это зависит только от того, что человек вкладывает в это слово.

– Часто называют фанатиками людей, которые стараются еженедельно бывать в храме, посты соблюдают, причем по уставу.

– Дело вот в чем. У всех людей на Земле разное отношение к вере. Двух одинаковых людей не бывает. Даже если взять монастырь, где все всё делают одинаково, отношение к послушанию, игумену, богослужению у всех разное. И всегда на того, кто поусерднее, менее усердный говорит, что тот фанатик. Вот, собственно, и все.

– То есть просто желание оправдать свою нерадивость.

– Да. Каждый человек (кроме тех, кто нормальные христиане) все время находится в оправдании. Христианин находится в покаянии. А нехристианин – в оправдании, он все время себя оправдывает: «Меня не научили, поэтому я ничего не знаю». И так далее.

– Вопрос: «Почему Господь не всем людям показывает будущие мучения в аду, ожидающие грешников после смерти? Я читала, что некоторым грешникам Господь показывал, что их ожидает за гробом, и они после этого меняли свою жизнь».

– А другие не меняют. Поэтому Господь показывает только тем, на которых это возымеет какое-то действие. Одно и то же лекарство всем не может помогать.

– Увидел Господь, что человек может...

– ... от этого перемениться, и дает ему возможность.

– Вопрос телезрительницы: «Я бы хотела спросить у Вас совета… Я работаю с людьми, и работа заставляет меня раздражаться, гневаться, осуждать людей...»

– Можно Вас на секундочку прервать? Мы с отцом Александром говорили давеча, что каждый человек, который не является христианином, всегда ищет себе оправдание. А христианин кается, ищет покаяния. Вот Вы дали нам прекрасный пример, что во всем виновата работа: она заставляет раздражаться, с людьми плохо разговаривать. Замечательный пример. Теперь продолжайте, пожалуйста.

– Телезрительница: «Даже хочется оставить эту работу. Я понимаю, что это не дело так поступать. А как быть? Я стараюсь бороться со своими грехами, стараюсь не гневаться, не осуждать...»

– Это очень хорошо, но этого недостаточно. Поэтому когда Вы свою работу оставите и пойдете на другую...

– Телезрительница: «И там будет то же самое».

– Абсолютно. Знаете, почему?

– Телезрительница: «Потому что не работа виновата».

– Да. Вы же себя понесете на ту работу и все свое неумение и отсутствие терпения возьмете с собой. Более того, есть такие интересные виды работы, например на метеостанции, где Вы будете дежурить одна: в поле, в лесу или у моря будете снимать показания с приборов совсем одна. И Вы будете злиться на ветер, на чаек, на холод,  одиночество, на то, что не работает мобильная связь, что Вы устали, и так далее.

– Телезрительница: «Так как же быть, батюшка? Как бороться с собой?»

– С собой бороться двумя методами. Первый метод – это как Вы сказали: «Я стараюсь удержаться»; это правильно. А второй метод – ежедневно молиться Богу, чтобы Он дал Вам терпения. Вместо того чтобы злиться и раздражаться, надо тут же про себя мысленно молиться: «Господи, дай мне терпения». Так помолитесь лет двадцать или двадцать пять, и оно у Вас появится.

– Телезрительница: «Спаси Господи, батюшка. Вы меня утешили».

– Видите, как хорошо. Так что на метеостанцию можно и не ехать.

– Телезрительница: «Храни Вас Бог, всего доброго».

– Вопрос: «Как сохранить мир в отношениях с родной матерью и братом, если они клевещут на Церковь и священников?»

– Очень просто: надо купить билет и уехать в другое место.

– И на расстоянии будет мир.

– Да. И не звонить. Тихо, мирно уехать. И поздравлять их с 1 мая, с днем 7 ноября, с днем рождения Ленина, с днем смерти Троцкого, Свердлова.

– То есть сохранить здесь какие-то добрые отношения невозможно?

– Непонятно: зачем?

– Мать родная.

– Так и что родная мать? К матери нужно относиться с почтением, а разве поздравления с праздниками не есть проявление почтения? Если есть денежки, можно еще и пять тысяч послать переводом: «Дорогая мамочка, вот тебе на лекарства. Твоя любимая доченька». И будут хорошие отношения. А если она напишет: «Ничего мне от тебя не надо», то больше и не надо. А если скажет: «Больше мне не пиши», то и не писать.

– Тягота на душе останется у человека, потому что рассорилась с собственной матерью.

– Никакой ссоры-то не было. Если она клевещет, тебе-то зачем клеветать? Ссоры не было: тихонько собрала чемоданчик и уехала. А можно даже такой ход придумать: взять отпуск и за это время подобрать место нового жительства, снять себе жилье (или купить, в зависимости от денежных средств).

– Спасибо, батюшка, нас просят заканчивать передачу.

– Всего вам доброго, дорогие братья и сестры! Мы с вами прощаемся до конца августа. После праздника Преображения Господня, будем надеяться, увидимся. Храни вас всех Бог Пресвятая Троица! Всех с праздником дня рождения Матери нашей Церкви. Спаси всех Господи!

Ведущий: протоиерей Александр Березовский

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает клирик Преображенского храма и церкви преподобного Саввы Сторожевского города Балашихи священник Димитрий Огнев.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы