Беседы с батюшкой. Святые и рак

31 марта 2017 г.

Аудио
Скачать .mp3
В петербургской студии нашего телеканала на вопросы отвечает клирик храма Рождества Иоанна Предтечи в деревне Юкки врач-дерматовенеролог диакон Олег Терлецкий.

(Расшифровка выполнена с минимальным редактированием устной речи)

– Очень радостно Вас вновь приветствовать в нашей студии и продолжить с Вами беседу. Сегодня тема нашей беседы – «Рак и святые». Хотелось бы начать наш разговор с беседы преподобного Порфирия Кавсокаливита, которую мне довелось прочесть в одной из Ваших последних статей. «Рак – это самая лучшая из всех болезней, потому что другие недомогания ты не воспринимаешь всерьез, надеешься, что скоро поправишься, поэтому обычно внутренне ничуть не меняешься» – такая цитата несколько противоречит тому убеждению, которое часто сегодня складывается о раковых больных: что эта болезнь дается за грехи, и даже за тяжкие грехи. Как воспринимать такое отношение к раку сегодня и вообще, в принципе?

 – Мне эта болезнь известна не понаслышке, как я уже говорил в предыдущих передачах. Последнее время довольно часто приходится сталкиваться с больными раком в разных местах и по разным ситуациям. И я заметил одну бросающуюся в глаза закономерность: почему-то у нас онкологические больные считают себя изгоями. И не просто так считают себя изгоями, а есть для этого определенные обстоятельства, которые Вы, в принципе, в вопросе и озвучили. Какие? Грубо говоря, мысль у окружающих какая? Коль человек заболел такой серьезной, страшной, смертельной болезнью, то он действительно великий грешник, ему каяться и каяться надо. «Сиди там со своим раком, помалкивай, – говорят, – вообще никуда не вылезай». Больные раком чувствуют это отношение и, кроме негатива, ничего более не получают взамен.

В Греции ситуация совершенно другая. Я не знал ничего такого, но когда столкнулся с подобной проблемой, начал это изучать, читать, смотреть, интересоваться этим. И что оказалось? Оказалось, в Греции самые почитаемые те святые, которые почили в Бозе благодаря раковой болезни. В частности, святитель Нектарий Эгинский умер от рака предстательной железы, преподобный Паисий Святогорец умер от рака кишечника и тяжелых осложнений, с этим связанных. Кроме этого, у него было и так достаточно много тяжелых, серьезных заболеваний.

И вообще давным-давно известно (не только в Греции, но и у нас), что монашествующие, лица, которые приняли священный сан, как правило, получают еще и все болезни предыдущих поколений от своей семьи. Кроме этого, монашествующие, которые молятся за весь мир, получают еще и болезни от мира: болезни тех людей, за которых они молились. И почему-то вот такое отношение…

Преподобный Порфирий Кавсокаливит жил рядышком с Паисием Святогорцем на Святой Горе, он тоже болел раком головного мозга (гипофиза) и с детства просил Бога, чтобы Он дал ему эту болезнь. Потому что с детства был глубоко верующим человеком и понимал, что рак – болезнь святых. Мы дальше более подробно остановимся на некоторых вопросах.  

Нужно сказать, целый ряд святых говорили о том, что Божия Матерь, когда явилась им, указала на то, что больными раком рай заполнен. И если верующий человек не будет унывать, никого не будет хулить, терпеливо переносить свою болезнь, будет каяться и причащаться, то ему уготован путь в рай. Это особая болезнь. Поэтому сказать, что больные раком великие грешники, категорически нельзя, потому что все наши болезни от грехов. Единственная закономерность прослеживается (и даже по тем святым, кто болел раком, которых мы перечислим, по их жизненному подвигу, жизненному пути, по их человеческим характеристикам, по тем больным раком, которые мне встречались), что эти люди с детства, как правило, тянулись к светлому, хорошему, к Богу, с радостью выполняли Божьи заповеди, много трудились. Они трудоголики, такие отдыхать не умели и не умеют (это и не у святых, а у обычных людей тоже встречалось).

Но если встречались варианты, когда люди шли по жизни без Бога, то, конечно, в такой ситуации происходил надрыв. Соответственно, страдала иммунная система, был упадок сил. Плюс еще гордыня, тщеславие (например, достичь какого-то успеха на производстве, сделать что-то лучше), и, конечно, человека постигала сильная, тяжелая болезнь по его силам. То есть раз болезнь сильная, тяжелая, смертельная, значит – и люди сильные, но ни в коем случае не великие грешники. Причем подтверждение этим мыслям, которые я сейчас изложил, я нашел в Евангелии и у святых отцов, в частности у тех, которые болели раком, и у тех, которые не болели этим заболеванием.

 – То есть тех святых, которых Вы перечислили, объединяло что-то с детства...

 – Я перечислил только часть, но их всех (и тех, о которых мы дальше будем говорить) объединяло с детства стремление к Богу и неустанные труды для Бога и людей. Они полностью жертвовали собой, и происходили чудеса на их жизненном пути. Совершенно неподвижная преподобная Анастасия из царского рода основала в Киеве на пустом месте Покровский монастырь, выкупила землю, и началось грандиозное строительство.

Она десять лет была прикована к постели, но когда начались службы, были построены больницы, когда появился в этом монастыре рентгеновский аппарат (через год после того, как вообще появился в мире первый рентгеновский аппарат, он уже был у нее в больнице), она встала с постели (у нее был перебит позвоночник). Но затем заболела раком груди, потому что постоянно в неусыпных трудах, у постели умирающего больного молилась, посещала все службы, ассистировала на операциях. И все это происходило еще задолго до подвига Елизаветы Федоровны Романовой, святой, которая была подло расстреляна в 1918 году. Я думаю, что она взяла пример этого монашеского подвига, такой благотворительности, устройства монастыря, богаделен, больниц со своей родственницы, преподобной Анастасии Киевской, местночтимой святой Киевской епархии.

В миру преподобную Анастасию звали Александра Петровна Романова. Она была супругой Николая Николаевича, родного брата царя Александра II. В ее жизни и клевета на нее распространялась, как и на святителя Нектария Эгинского, – на всех святых, которые болели раком, была клевета. Да вообще на всех святых лгали, потому что враг человеческий не дремлет и очень даже хорошо трудится и работает денно и нощно в этом направлении.  Что у нее случилось в семье? Муж ушел к балерине, от которой нажил пятеро детей, двое детей от него было у Александры Петровны (еще до иночества). Дальше ее оболгали, что она якобы изменила мужу, и она длительное время была в изгнании еще при Александре II, потому что он тоже не отличался семейным благочестием. А затем ей удалось приехать из-за рубежа, и по ее просьбе она остановилась в Киеве, уже когда на царствование пришел Александр III – наш знаменитый царь-богатырь, тишайший и разумнейший, при котором не было ни одной войны. Он прекрасно понял свою родственницу, то, что ее оболгали, разрешил ей возвратиться. И когда она возвратилась в Киев, основала Покровский монастырь.

А это, по сути, идеал того, о чем я мечтал и мечтаю лет десять, но уже думаю, что эти мечты несбыточны. А какие мечты? Церковь, монастырь, лечебные учреждения: больница, стационар, амбулатория. И все это для верующих больных. И все это бесплатно. Со всей страны съезжались болящие в Киев, в Покровский монастырь, к инокине Анастасии за получением лучшей медицинской помощи (в том числе и хирургической) и духовной помощи. Допустим, по хирургическим операциям в этом монастыре был самый маленький процент смертности по всей стране до зарубежья. Когда в гости приезжали доктора из Европы, они просто диву давались. Все это можно найти в Интернете, почитать, посмотреть; очень рекомендую нашим людям узнать об этой святой.

Кто еще из святых болел раком? Из наших святых – преподобный Иосиф Волоцкий; заболевание головного мозга. Почему я говорю «заболевание головного мозга»? Потому что в медицине все же принято так говорить, не упоминая слово «рак», чтобы не травмировать больного. Кто такой Иосиф Волоцкий? Это тоже уникальный святой. Они все уникальные, но в чем проявилась его уникальность с детства? Будучи еще маленьким ребенком (6-7 лет), он уже стремился к горнему. В семь лет он был отдан в монастырь к духовному отцу, чтобы тот с ним занимался. За год он полностью выучил наизусть Псалтирь, за следующий год выучил наизусть всю Библию (а это 49 книг). А чем он известен для нас, церковнослужителей и мирян? Тем, что благодаря его трудам, его влиянию на царя мы победили ересь жидовствующих. Есть такой термин, мы никого ни в коем случае не ругаем. Что такое ересь жидовствующих? Это смесь иудейства с католичеством, и только внешнее (например, облачения) у них православное.

Если бы мы не победили эту ересь, православной России не было бы, да и России вообще. Мы же видим прекрасно, что сейчас происходит на тех территориях, где победило униатство. По сути, пятьсот лет назад было совершено предательство, и плоды были видны все это время, а в последнее время они уж очень очевидны на тех территориях (например, в Западной Украине).

Я давно слышал (у меня были сведения из разных источников, в частности от священника), что и наш известнейший санкт-петербургский святой преподобный Иоанн Кронштадтский тоже умер от рака, но я никогда об этом не говорил и не писал, потому что у меня не было подтверждений. Подтверждения найдены, это письменные источники, поэтому могу с полной уверенностью сказать, что умирал наш всероссийский старец и батюшка от болезни, которая называется «рак» (причем это был рак желудка), он дошел до крайней степени истощения. Последние три года он все хуже и хуже себя чувствовал, слабел, хотя все равно каждый день причащался, даже когда уже не мог служить. Но в конце концов дошло до того, что он смог причащаться только Крови Христовой и умер в полнейшем истощении, что характерно конкретно для рака желудка. Это наш самый почитаемый святой после Серафима Саровского и Сергия Радонежского. Какие же в таком случае больные раком изгои, если святые болеют этой болезнью? Правда, у святых несколько другие причины, почему они болеют этой болезнью. Мы тоже об этом поговорим.

Еще один святой – праведный протоиерей Алексий Южинский – умер от рака. У него было заболевание кишечника, причем метастазы пошли по всему телу, и когда он умирал во Франции (это было летом), врачи настояли на быстрых похоронах, чтобы не было смрада, потому что в такой ситуации, как они утверждали, быстро идет разложение. Он был очень скромный батюшка. Если почитать  о его жизненном пути, скромнее человека найти невозможно.

Что же случилось? То кладбище, где он был похоронен, мэр города решил перенести в другое место, начали демонтировать могилы, выкапывать мертвецов. И как-то так случилось, что тем, кто выкапывал могилу нашего батюшки Алексия Южинского, был какой-то знак свыше, что-то им подсказало, что после метра работы лопатой надо дальше разгребать руками. Они начали это делать. И что оказалось? Гроб полностью истлел, но они наткнулись на совершенно неистлевшее облачение православного священника и на совершенно нетленное тело. Евангелие, которое лежало на груди, тоже было совершенно не тронуто ни плесенью, ни чем-то другим, как книга, которая стояла в библиотеке в сухом помещении. А это совершенно нетленное тело пролежало в сырой земле 22 года. И через сорок с лишним лет Константинопольская Патриархия прославила этого батюшку в лике святых.

Это пример величайшей скромности и трудолюбия человека. Кстати, он заканчивал нашу Санкт-Петербургскую духовную семинарию и академию, его отец тоже был священником. Когда во времена лихолетья его арестовали, ему перебили руки и ноги, перебили лицевой нерв, и это увечье осталось на всю оставшуюся жизнь. Но чудом он смог бежать в Эстонию, там трудился шахтером, денег не было никаких. Это была нищета, от которой умерла его супруга. В конце концов он оказался во Франции на не очень богатом приходе. Трудился день и ночь. Очень скромный священник. Болел раком. Нетленное тело. Понимаете?

 – То есть понятно: нельзя утверждать, что рак – духовная болезнь, но тогда каким образом воспринимать онкологическое заболевание? Я имею в виду трезвое, адекватное восприятие этой болезни самим больным и его окружающими.

 – Я бы хотел процитировать одного из наших замечательнейших митрополитов, ныне почившего в Боге, – митрополита Волоколамского и Юрьевского Питирима (Нечаева). Он болел раком. Он, по сути, был нашим церковным издателем, на руинах строил издательство, причем еще при советской власти, когда было много препятствий. И человек он был просто замечательный. Что он сказал, когда уже некоторое время болел? Он сказал, что онкология – особый путь к Богу , что это дорога избранных. Кстати, этой дорогой избранных прошли наши святые угодники Божии, например Святейший патриарх Пимен, умерший от рака кишечника. От операции он категорически отказался, сказав, что на все воля Божия. И в день причастия скончался совершенно спокойно. Также это митрополит Киевский и всея Украины блаженный Владимир и другие священнослужители. И, в частности, мне эта болезнь известна не потому, что я доктор, а потому, что я онкобольной. Я не хвастаюсь этим, но был вынужден стать на защиту онкологических больных, потому что вижу то, что вижу: просто «загнобленное» состояние у этих людей и что им нужна помощь с нашей стороны. Мы должны им дать луч надежды, причем надежды вполне реальной и конкретной, потому что все это действительно есть.

Почитание святителя Нектария Эгинского, преподобного Паисия Святогорца, преподобного Порфирия Кавсокаливита в Греции всенародное. И это в православной стране, в которой традиции еще более древние, чем у нас. Поэтому я с радостью сообщаю: святые действительно  правы в том плане, что раковая болезнь очень многое меняет в человеке. Допустим, очень любимый и почитаемый мною преподобный Паисий Святогорец говорил, что за время онкологической болезни у него такие произошли изменения и она столько ему дала, сколько не дал весь его жизненный подвиг аскета-монаха. А он был настоящим монахом, настоящим аскетом, настоящим человеком. Он молился действительно за весь мир.

Были свидетели, которые, не послушав его, перелезли через оградку его каливы, хотели посмотреть, как же он молится. И они реально видели, как старец Паисий как бы парил в воздухе, а вокруг него стояла как бы огненная стена. Когда он услышал, что подходит чужой человек, молитва прекратилась. А когда увидел, говорит: «Ну вот, видишь, ты мне не дал сейчас вымолить такого-то человека, не дал мне возможность оказать ему молитвенную помощь, спасти его. Поэтому вот тебе анафема: три года молись, постись, исповедуйся, но ко мне три года не приходи, потому что так, как ты поступил, делать нельзя». Через три года человек пришел и был прощен. И очень много свидетельств того, что отец Паисий еще при жизни имел все признаки святости. Его видели за тысячу, за две тысячи километров от Горы Афон. Все знали, что он на Афоне, а видели совершенно в других местах, когда он людей спасал: маленьких детей, подростков, юношей, взрослых. Святые эту болезнь действительно считали даром Божиим, болезнью святых и получали ее.

Кстати, почему все же святые и рак? Понятно, почему у нас, мирян, рак. Мы зачастую лбами стены прошибаем, то есть без Божией помощи, без молитвенной помощи, только «я, я, я». Соответственно, идет надрыв, иммунная система не справляется, и раковые клетки начинают размножаться. Но у святых-то ситуация несколько иная. Та физическая нагрузка, которую они испытывали, вообще ни с чем не сопоставима, потому что это молитвенники, труженики, постники, это люди, которые полностью себя изнуряли. Но сколько прожили! Семьдесят, восемьдесят, девяносто лет, причем в изнурительнейших трудах. А почему они так долго прожили и все же на каком-то этапе получали эту болезнь? Да потому, что они всю жизнь молились за мир, за людей, в том числе и за больных раком.

Допустим, Паисий Святогорец. Как он молился? Он просил: «Господи, дай мне болезнь этого человека, исцели его, а мне дай его болезнь». За каждого он так молился. И в конце концов получил рак. Но заранее, до этой болезни, он получил известие от Господа, что он в семьдесят лет уйдет к Нему, Господь заберет его к Себе. И вот в 69 лет он заболел раком, перенес все, что переносит раковый больной: и острую кишечную непроходимость, и операцию, и стому, и метастазы, и изнурительное лечение химиотерапией. Но он лечился. У него была такая же форма заболевания, как и у меня. И, кстати, святые, когда болели, все лечились. Они не отвергали врачебную помощь, потому что если бы они ее отвергали, это не соответствовало бы Евангелию, Библии. То есть они смиренно молились Богу не о своем исцелении, а просили Бога об исцелении своих страстей и грехов. Они даже никогда не просили, чтобы, если на то будет воля Божия, произошло телесное исцеление. Я думаю, они понимали, что зачастую лечение ничего не даст, но лечились, потому что иначе они бы показали плохой пример тем людям, которые их окружали, своим духовным чадам.

 – То есть какие пути можно очертить для ракового больного? Это и молитва, и лечение, и, может быть, какое-то совмещение этих путей?

– Есть один американский фильм (к сожалению, не помню, как он называется), там известнейшие актеры играют раковых больных; один из них верующий, а другой нет.

 – Пока не сыграл в ящик, наверное…

 – Да, совершенно верно. Очень хороший фильм. И вот там четко видно, как миллионер предложил человеку с минимальным достатком, который не мог себе ничего позволить, взять от жизни всё в последние годы или месяцы своего пребывания на земле. Точно так же и онкобольные имеют возможность выбора. Какого? Пойти в полный разгул, кутеж. Чаще всего неверующие больные идут по этому пути. Но бывают и умные люди, которые идут чисто медицинским, разумным путем. Мне крайне трудно представляется, как верующий больной пойдет путем кутежа и разгула. Духовный молитвенный путь вместе с Церковью, с духовником, с покаянием и причастием, вместе с Господом – это душеспасительный путь для верующих больных.

Но еще бы очень хотелось, на примере наших святых, больных онкологическими заболеваниями, попросить верующих больных все же идти и медицинским путем, разумным и рациональным. Совмещать человеческое, мирское лечение с духовным путем. Вот тогда мы видим и самые результативные варианты исцелений или ремиссии. Когда проводишь статистический анализ, то четко это видно, просто бросается в глаза. Кроме этого, у верующего больного, который, может быть, даже не очень умеет молиться, но все же молится, совершенно по-другому все происходит. Мы в одной из наших передач уже затрагивали этот вопрос: «Молитва, онкобольные, продолжительность жизни».

Мы говорили о том, что у нас в Санкт-Петербурге, слава Богу, есть такой ученый, доктор биологических наук, кандидат медицинских наук Слезин, который занимался проблемой изучения молитвы, биоритмов мозга и продолжительности жизни. Оказалось, что православные христиане, которые молятся, живут на пять-шесть лет дольше. Кроме этого, еще встречается целый ряд исцелений от Господа. К сожалению, никто не ведет этот учет. Даже если бы мы хотели, как провести этот учет? Я знаю целый ряд батюшек, которые уже достаточно долго являются нашими пастырями (тридцать или сорок лет), для них такие чудеса уже обычная церковная жизнь, они даже как бы не фиксируются на этом. Потому что если будут фиксировать, будут только этим и заниматься, а надо заниматься паствой, душами человеческими.

То есть верующий больной, который все же идет путем, соединяющим медицинскую помощь, ни в коем случае ее не отвергая, и помощь Божественную, получает лучший результат. Поэтому что можно порекомендовать неверующим людям? Обрести Господа, может быть, именно за счет этих страшных, тяжелых болезней, когда все же человек начинает чаще задумываться. Приобрести Господа, и тогда ничто не страшно, тогда рай тебе обеспечен. Конечно, по твоим трудам; и чтобы ты не оступился все же на этом пути. Оступиться можно в любой ситуации.

Святые угодники Божии, даже столпы нашей Церкви, перед смертью боялись, тревожились, что они в рай не попадут, потому что буквально за секунду что-то может произойти. Мы это тоже должны четко понимать. Но зачастую происходит, что все же неверующий остается неверующим, а верующий остается верующим. И верующего человека на этом пути, который достаточно серьезный, тяжелый (несение этого креста онкологической болезни), всегда укрепляет вера, Господь всегда дает помощь. Сколько раз было уже: думаю, ну все, никаких сил просто нет. И вот я действительно вспоминаю, что надо Господа поблагодарить... А вроде бы за что благодарить? Тебе так плохо, тяжело, рукой-ногой не пошевелить, вроде бы на икону смотришь, и смотреть сил нет, и просишь: «Господи, помоги!» И действительно становится легче. Это подчеркивали святые, те, о которых я говорил: «Всегда благодари, за все благодари, и если тебе уже совсем невмоготу – проси помощи».

Мы люди слабые, грешные, мы можем оступиться в любом месте. Мы не можем то, что могли святые, мы не можем то, что могут ангелы, тем более – что могут Господь и Божия Матерь. Но у нас есть все это, вся эта помощь, мы должны об этом всегда помнить и никогда не идти по пути своей гордыни: «Да я сейчас справлюсь, это моя сила воли...» Попроси помощи – в этом тоже цель любой болезни, в частности тяжелой. Чтобы человек все же действительно смирился в лучшем смысле этого слова, потому что мы ведь знаем, что гордым Бог не помогает. Смиренным, кротким помогает. А кто гордецам помогает? Там, где гордыня, там всегда рядышком те, которые рогатые и хвостатые. И они так «помогут», что мало не покажется. Еще семерых злейших за собой позовут. И человеку  становится намного хуже. Как и написано в двух синоптических Евангелиях.

То есть я желаю неверующим людям все же приобрести веру и молюсь об этом по мере своих возможностей. Призываю всех наших слушателей, зрителей тоже молиться за неверующих людей, по крайней мере своих родственников и близких. Молиться. Не заставлять их, не принуждать – это бессмысленно. Молиться, чтобы Господь сподобил все же управить их мысли в нужное русло и чтобы они действительно приобрели веру и получили ту неоценимую помощь, которую больше ниоткуда не получат. Потому что если человек верующий, он всегда имеет рядом с собой Господа.

Есть такая притча, когда один из людей обижался на Господа в том плане, что Господь его тогда-то покинул, а у него перед глазами как-то была открыта ситуация, что на песке только одни следы, и он подумал, что это только его следы. А Господь ему говорит: «Ты вспомни следы на песке, это же были Мои следы, это ты покинул меня, отвернулся, но Я с тобой был все время». Господь всегда с нами; с нами Божия Матерь, Которая обладает такой благодатью, какой ни у кого больше нет; с нами святые, которые тоже всегда идут на помощь.

Хочу показать иконки тех святых, которых перечислил, фотографии тех наших старцев, которые молились (в том числе и с успехом) за исцеление онкобольных. По порядку начнем с фотографии старца. Это фотография приснопамятного митрофорного протоиерея Николая Гурьянова. Он вымолил не одну сотню людей, больных раком. При жизни святой человек. Я думаю, он будет канонизирован. Кроме того, эта фотография обладает неким действием. Я думал, что сказки, но  сам убедился; потом мне мои больные, которым я подарил эту фотографию, рассказывали: «Да, Вы были правы». То есть отец Николай меняет выражение лица в течение дня, если ты себя ведешь не очень правильно и хорошо в духовном плане. Меняется выражение лица, борода порой светится  вызывающе, подсказывающе.

Приснопамятный старец Василий Лесняк… Это тот батюшка, к которому я ехал креститься, но он был очень болен, меня крестил другой священник. Но меня Господь туда привел, где алтарствовал в то время и мой будущий настоятель отец Григорий Григорьев. Теперь же мы служим в одном храме. А я ехал к отцу Василию Лесняку. Вот как Господь все устраивает. Он тоже вымолил сотни раковых больных из Песочного (онкологическая больница в поселке Песочный. – Примеч.расш.), от которых полностью отказалась медицина. Поэтому каждый из онкологических больных имеет возможность посетить могилку отца Василия Лесняка и отца Николая Гурьянова с просьбой о помощи.

Это преподобный Иосиф Волоцкий (показывает икону); рак головного мозга... Это святитель Нектарий Эгинский (показывает следующую икону); рак предстательной железы. Это преподобный Порфирий Кавсокаливит (показывает икону); рак головного мозга (гипофиза). Преподобная Анастасия Киевская (Романова); рак груди. Преподобный Паисий Святогорец… Кстати, эта икона (не вот эта заламинированная, с молитовкой на обратной стороне) – копия моей. Когда я узнал, что Паисий Святогорец болел раком, а у меня был подтвержден такой же диагноз, эта икона пришла ко мне с Афона ровно через семь дней, причем от того иеромонаха, который был моим больным по кожному заболеванию, а сейчас живет в одной из келий Паисия Святогорца. Понимаете, как Господь все устраивает!

Эта икона (показывает следующую) – картонный складень, в центре «Всецарица», подлинник которой находится на Афоне, по бокам ростовые фигурки Паисия Святогорца и святителя Луки со скальпелем в руках. Это копия моего деревянного складня (писаная икона), которую мне подарили мои больные, когда я заболел.

Кстати, наш владыка Игнатий, епископ Приозерский и Выборгский, благословил меня на то, чтобы разобраться с темой «Онкология и святые» и как мы, священнослужители, действительно могли бы помочь онкобольным. Поэтому все, что сегодня происходит у нас здесь, – это по благословению владыки Игнатия. Этот складень я Вам показывал еще два года назад. Всем тем онкобольным, которые со мной пересекались, я дарил этот складень.

И, конечно, я не могу молчать о моем любимом святом – Евгении Боткине. Храмовая икона у нас присутствует (размер 50 на 70), она мироточила. Он был врач, доктор наук, лейб-медик, честнейший и преданнейший человек. Не могу, конечно, не остановиться на иконе святителя Луки, тоже врача, профессора, доктора наук. У нас есть уже эта храмовая икона размером 50 на 70. И эти иконы в нашем храме находятся, я считаю, на очень почетном месте, в иконостасе верхнего храма: с одной стороны Евгений Боткин, а с другой – святитель Лука. Все же храм наш уникальный даже потому, что настоятель, отец Григорий, является доктором медицинских наук, доктором богословия, а я – кандидат медицинских наук. И вот наши святые доктора, профессора наук (а таких святых  всего два ) присутствуют в нашем храме и помогают нам и нашим болящим прихожанам.

 – Может быть, Вы можете еще сказать о тех местах в Санкт-Петербурге, куда могут съездить и помолиться онкобольные?

 – Мы сейчас находимся возле мощей Александра Невского, это тоже один из моих любимейших святых. Я обязательно после передачи пойду в храм и подойду к его мощам с молитвенной просьбой. И вообще, когда были очень тяжелые ситуации даже по жизни, когда я возвратился обратно в Питер после той службы, куда Родина посылала, я всегда обращался к Александру Невскому. Это же воин, святой князь, а я подполковник медицинской службы и побывал на некоторых войнах, поэтому я к нему в первую очередь и обращался – и всегда получал помощь.

Еще есть блаженная Ксения, Иоанн Кронштадтский. Особенно для онкобольных (мы говорили, что отец Иоанн умер от злокачественного заболевания желудка). Дальше мы говорили об иконах в нашем храме в Юкках. Икона Евгения Боткина мироточила, это признак чудотворения. Кроме того, это же недавно обретенный святой, а это всегда помощь рядышком, он всегда откликается раньше других. И по жизни он всегда так откликался.

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий) помогает, особенно там, где какие-то хирургические заболевания. Онкология – это всегда и терапия, и химиотерапия, и хирургия. И у нас в храме еще около двадцати мощей известнейших святых: практически всех апостолов; и даже мощи моего святого – Олега Брянского, мощи великомученика целителя Пантелеимона, частица Животворящего Креста. Но я бы хотел особо отметить еще очень благодатное место, хотя мой храм, где я служу, нравится мне больше всех на свете, даже хотя бы потому, что там совершенно другая обстановка и все прихожане нашего храма знают, что у нас было явление Богородицы. И там, где Она указала, и был построен храм. Даже хотя бы поэтому уже нам хорошо, потому что это не простое место.

Тем не менее хочу отметить еще небольшой храм, небольшой монастырь, устроенный матушкой Мануилой в Горелове. В небольшой деревянной церкви находится около ста мощей самых сильных, самых редких святых: крупные частицы святителя Николая Чудотворца, святителя Спиридона Тримифунтского. Кроме этого, где вообще вы увидите целые сапожки святителя Спиридона? А там есть. У нее есть такие мощи, которых вообще нигде нет, кроме как на Афоне в Пантелеимоновом монастыре. Это десница Иоанна Русского. У нее есть частичка Иоанна Русского и красивейшая икона. У нас такая же икона висит в храме, но, к сожалению, без мощей, потому что их получить невозможно, так как этот святой никому их не отдает. У него ведь температура тела 36,6 градуса по Цельсию. Это ученые установили, он живой.

И когда у него берут какую-то частичку, если он не хочет, он так устраивал, что всегда частичку возвращали (начинались головные боли или что-то случалось), поэтому никому частички не дают, так как святой сам не дает, а у матушки Мануилы есть. У нее есть икона, можно сказать – чудотворная. На ней очень много драгоценностей по исцелении от рака; это икона «Всецарица». Кстати, в нашем храме тоже есть икона «Всецарица», и тоже очень красивая, и тоже драгоценности на ней находятся. И еще есть много-много мощей, которых вообще ни у кого нет, в частности мощи святителя Нектария Эгинского. Поэтому онкобольным, да и вообще больным и просто православно верующим людям очень рекомендую посетить Горелово, храм, который там есть. Не найти его невозможно, поэтому даже адреса не буду говорить, потому что все это можно и в Интернете узнать.

 – С нами сегодня Ваша новая книга, написанная совместно с отцом Григорием, – «Духовно ориентированная терапия». Можно пару слов о ней?

 – По сути, это второе издание с дополнениями, но дополнений – еще половина к той книге, которая была. Тираж закончился, поэтому мы решили с отцом Григорием, что надо эту тему завершить. Это уже готовый богословский труд и практическая рекомендация для людей. По сути, все, о чем мы говорили на предыдущих передачах и на сегодняшней, в этой книге присутствует. Все по Евангелию, по святым отцам. Те мысли, которые объединяют медицину и богословие, здесь присутствуют. Кроме этого, тут полностью приведены тексты тех трех бывших передач, посвященных именно основам православия: как правильно молиться, как правильно лечиться, то есть это основа основ. Я не буду сильно хвастаться; в принципе, я сказал: вот книга есть. Мы с отцом Григорием сделали для людей то, что могли. Приобрести ее можно в нашем храме. Кто захочет, тот ее получит. И соответственно, получит помощь.

Единственное скажу: если бы Господь так не устроил, что я изучил для себя то, что в этой книге есть, то, столкнувшись болезнью, я бы точно вел себя по-другому. Сегодня точно здесь не был бы, лежал бы пластом и стонал от боли, но я здесь. В воскресенье планирую как дьякон быть на службе, хотя на следующей неделе следующий цикл химиотерапии. И это пятый цикл. Что такое химиотерапия, рассказывать не буду: умные знают; те, кто перенес, тоже знают. Но и жаловаться не буду, все хорошо. С Божьей помощью переносим хорошо и отлично, даже вес набираем.

 – Я благодарю Вас за сегодняшнюю беседу, за  то, что Вы нашли возможность. Господь дал Вам силы прийти к нам сегодня на передачу, и мы с Вами поговорили на столь важную тему.

 – Спасибо Вам большое. И хочу все же пожелать всем больным, неважно – верующим или неверующим, твердости духа, Божией помощи, счастья и радости в жизни и здоровья.

 – Дай Бог! Дорогие телезрители, от себя хочу обратиться ко всем вам и попросить молитвенной поддержки, чтобы мы с вами все вместе молились об отце Олеге. Помолитесь о рабе Божием дьяконе Олеге. Спаси вас Господь!

Ведущий Михаил Проходцев

Записала Елена Кузоро

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы о Варницкой православной гимназии (Троице-Сергиев Варницкий монастырь, г.Ростов Великий) отвечает ее директор, преподаватель Московской духовной академии священник Димитрий Диденко.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы