Беседы с батюшкой. Родители и дети

30 ноября 2017 г.

Аудио
Скачать .mp3
В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает протоиерей Григорий Григорьев, доктор богословия, заслуженный врач РФ, профессор, д.м.н., психотерапевт-нарколог, преподаватель Санкт-Петербургской православной духовной академии, настоятель храма Рождества святого Иоанна Предтечи в деревне Юкки.

– Наша сегодняшняя тема – «Родители и дети». Я надеюсь, что эта передача будет особенно интересная, потому что и тема, наверное, одна из самых древних и актуальных.

– В приходской жизни каждый священник сталкивается с большим количеством вопросов на эту тему, когда прихожане говорят о взаимоотношениях со своими детьми. И я бы так сказал, что эта проблема не просто актуальна, она становится  все более и более значимой и растет не по дням, а по часам. Наша встреча, наша беседа, наше размышление, исследование этого вопроса – именно попытка увидеть этот вопрос глазами Бога, потому что Господь – это ветер радости, это Дух, наполняющий душу человека. Вообще, если мы хотим осознать какую-то проблему, крайне желательно попытаться увидеть ее глазами Бога.

Сделаем небольшой исторический ракурс: языческое время, взаимоотношения детей и родителей… Вспоминаются спартанцы, когда больных детей сбрасывали в пропасть. Практически дети всецело зависели от родителей, которые могли даже лишить их жизни. Вспомним ветхозаветные времена, когда действительно отношения детей и родителей были строго регламентированы полным подчинением детей родителям. И вспомним новозаветные времена. Я бы сказал, что таким мостом между Ветхим Заветом и Новым является притча о блудном сыне. Почему эта притча является мостом? Потому что это единственная ветхозаветная притча в Новом Завете. И вот именно через понимание притчи о блудном сыне мы можем увидеть ту разницу отношений между родителями и детьми, которая произошла с Ветхого Завета до Нового.

Всякая притча, с которой Христос выступал перед людьми, была провокацией («провокация» по-гречески – «вызов»). Он как бы вызывал их на дискуссию, но таким образом, что дискутировать с Богом было практически невозможно, всякое желание дискуссии отпадало. И иудеи всегда с напряжением ожидали этого выступления Христа. Когда Он начал рассказывать притчу о блудном сыне, они расслабились, потому что каждый иудей знал эту притчу. «Наконец-то Он говорит что-то наше, понятное для всех, хорошо нам известное. Наконец-то Он заговорил дельные вещи».

Вспомним кратко эту притчу, когда блудный сын просит отца отдать ему полагающуюся часть наследства, чтобы не ждать его смерти. Вот представьте, приходит сын к отцу и говорит: «Отец, чтобы я не ждал твоей смерти, когда получу наследство, отдай мне прямо сейчас полагающуюся часть, которую я все равно получу по твоей смерти. И давай будем жить так, как если бы ты умер для меня, а я умер для тебя». Наверное, если бы кто-то из нас подошел к своему отцу с таким вопросом, то не видать бы нам наследства, как своих ушей, и наверняка мы бы полностью испортили отношения со своим отцом; возможно, на долгие годы.

И вот Господь, Который символизирует любящего отца, не говорит ни слова упрека, не пытается остановить сына, не пытается предупредить, не пытается ничего запретить, не говорит: «Сынок, тебе это не пойдет на пользу, послушай меня, ты торопишься». Нет, с любовью говорит: «Да будет по твоему слову». А что было наследством для иудея? Это земля в первую очередь. И что первым делом, получив землю, делает блудный сын? Продает ее. Продать землю в то время было все равно что продать родину. Одно и то же. Тот, кто продал землю, – без рода и племени. У человека нет своей земли, которую он получил по наследству, он продал землю предков. И это как предательство родины. Но того мало это интересовало. И отец его не остановил, не предупредил, не постарался послать парламентеров: «Сынок, только вот этого не делай». Нет, «да будет на все святая воля твоя». Ни одной мысли осуждения любящий отец (Господь) не послал блудному сыну.

И чем же занялся блудный сын, получив деньги? Занялся блудной жизнью, к чему и стремился. Ему казалось, что это и есть высшее проявление свободы. Он не понимал, что высшее проявление свободы – это любовь Бога к человеку. Человек считал, что высшее проявление свободы – это попрать любовь Бога, но какие бы ни были большие деньги, все равно рано или поздно они заканчиваются. И неправедная компания, которую собирают большие деньги, по мере их окончания исчезает, и блудницы тоже исчезают. В конце концов человек оказался в таком состоянии, что ему нечего стало есть. И чтобы не умереть с голоду, он пошел работать к богатому жителю той страны, где находился. То есть мы понимаем, что тот человек, который нанял его на работу, не был иудеем, потому что устроил его пастухом свиней. Значит, это был язычник, это был человек другого вероисповедания. Иудею того времени нельзя было даже ходить по земле, где ходили свиньи, а он пас их и был рад доесть за ними остатки. Но даже этого никто не давал ему. Вот так низко опустился блудный сын.

А что же любящий отец? Он все это время ждал, когда сын придет в себя. И однажды блудный сын сам себе сказал: «В доме моего отца столько богатства, любой наемник живет лучше, чем я. А здесь я доедаю остатки за свиньями. Приду к отцу, вернусь, попрошу прощения. Конечно, я не достоин называться сыном, но, возможно, он примет меня хотя бы наемником в свой дом». И, приняв такое решение, сын отправляется к отцу.

До этого момента ветхозаветная и новозаветная притчи как бы были одинаковы. А дальше начинаются различия. Когда ветхозаветный блудный сын приходит к ветхозаветному отцу, падает на колени и просит у него прощения, отец говорит ему: «Свиней ты возлюбил – к ним и уходи». Он выгоняет блудного сына, просто прогоняет его с глаз долой. То есть этот сын умер для отца. А в Новом Завете, когда любящему отцу докладывают, что блудный сын возвращается, он не просто идет к нему навстречу, не просто спешит, а бежит. А представляете, что значит «бежит» для иудеев? У них была длиннополая одежда по типу рясы, и надо было ее поднять, а под ней – голые ноги. А голые ноги вообще человек не должен был показывать, это было оскорбительно. То есть Бог бежит с голыми ногами навстречу грешнику, навстречу человеку, ибо Господь сказал: «Об одном грешнике кающемся больше на небесах радости, чем о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии».

Вы представляете, что испытали иудеи, когда такое услышали? Как они разрывались от внутреннего негодования, от подобного попрания, как им казалось, всех норм, всех правил, всего Ветхого Завета, всех преданий старцев! И вместе с тем именно так это происходит. Конечно, второй сын, который как бы символизирует иудеев, возмутился и сказал: «Как же так? Когда этот блудник вернулся, ты устроил пир с его друзьями и теленка зарезал. А я столько лет с тобой, и ты даже козленка мне с моими друзьями никогда не приготовил». И Господь (любящий отец) говорит ветхозаветному «праведному» сыну, который своего брата даже не называет братом («Твой сын пришел, промотавший наследство с блудницами» – он как бы не признает его братом): «Дорогой мой сын, все мое – твое; все, чем я располагаю, всегда с тобой. Я тому радуюсь, что брат твой (он как бы показывает: это все-таки твой брат, это не просто мой сын, это твой брат) был мертв – и воскрес, пропадал – и нашелся».

Вот действительно, выстраивая систему взаимоотношений со своими детьми, перед нашими глазами мы всегда должны иметь образ Бога, любящего Отца из притчи о блудном сыне. И когда мы не знаем, как нам поступить, следует еще раз перечитать Евангелие от Луки, найти эту притчу и поступить так, как поступил бы Господь, любящий Отец. Потому что Господь – это ветер радости, наполняющий душу человека. Если мы не поступаем как новозаветный отец, мы поступаем как ветхозаветный отец, проявляя жесткость, иногда необоснованную, по отношению к детям. Да, конечно, дети должны почитать отца и мать, дабы дни их на земле продлились. Это понятно, но сказано также: «И вы, родители, не раздражайте своих детей». И что бы между вами ни произошло, должен победить закон любви, закон вечности. Все-таки очень важно стать любящим отцом, бегущим навстречу блудному сыну.

– Это если мы говорим об отношениях сверху вниз, от родителей к детям. А наша телезрительница задает вопрос обратный: «Мне 56 лет, родителям по 76 лет. Последние четыре года они оба болеют, не выходят из дома. Полностью за ними ухаживаю, хотя сама, слава Богу, работаю. Сердце постоянно сжато от жалости к ним, когда видишь, как они тают и умственно, и физически. Вся моя жизнь вокруг них, а из моей жизни ушла радость. В храм хожу, молюсь, много читаю и духовной литературы, и литературы по общению с людьми такого возраста. Как мне вернуть радость? Или отсутствие ее нормально в такой ситуации?»

– Я считаю, что отсутствие радости не нормально ни в какой ситуации. Человек, в душе которого живет Господь, душа которого наполнена ветром радости, даже оказавшись в аду, будет находиться в состоянии радости. Ведь апостол Павел сходил в ад для проповеди, и Христос там проповедовал, и Он разрушил державу смерти, поэтому потеря радости – это всегда уход от Бога. Это факт, несомненно, как бы некоего духовного повреждения, духовной ошибки. Значит, данный человек вышел из лодки Божественной любви на берег греха, сошел с реки Божьих заповедей.

Вот здесь надо, конечно, анализировать эту ситуацию. Берем пятую заповедь: почитай отца твоего и мать, дабы дни твои на земле продлились. В протестантской общине Соединенных Штатов (может быть, это было в 70-е годы) провели большое социологическое исследование на десятках миллионов человек, изучив ранние смерти в возрасте от 30 до 50 лет и отношения этих людей с родителями. Оказалось, что у тех, которые рано умирают (от 30 до 50 лет), в 86 процентах случаев были испорченные отношения с родителями, либо не было родителя, либо не было никаких отношений. То есть действительно, когда мы портим отношения с родителями, мы буквально сокращаем свою жизнь.

Конечно, я понимаю, что ухаживать за престарелыми родителями чрезвычайно трудно. Говорят, есть три самых трудных в мире вещи: это регулярно молиться, отдавать долги и содержать престарелых родителей. Я бы сказал, что содержать престарелых родителей, наверное, самое трудное. Старый – он как малый. Мы когда были малыми, то нередко обижали своих родителей, раздражали их, «доставали». А когда они состарились и превратились в детей, мы как бы испытываем на себе, что испытывали они: к нам вернулся тот посев, который мы заложили в детстве. И, несомненно, для нас есть великая возможность отдать этот бесценный долг нашим родителям, проявить к ним такую же терпимость и такую же любовь, как они проявляли к нам в детстве.

Я думаю, что женщине, которая так устала от всего этого, нужно помнить самое главное: спасись сам – и тысячи возле тебя спасутся. Да, то, что она так служит искренне и с самопожертвованием своим родителям, делает ей великую честь, но она забыла про себя, она забыла про костер своей души. Вероятно, она перестала причащаться. Все равно надо регулярно причащаться, минимум хотя бы раз в неделю, и благодарить Бога за то, что у нее есть такая возможность ухаживать за родителями. Ведь родители в своих болезнях, в своей старости как бы отчасти распяты на кресте. Многие старые люди хотели бы умереть, но не могут. И в момент этого «распятия» сгорают очень многие грехи рода человеческого, поэтому они как подвижники, как мученики.

Старые родители – это как мученики, которые своими страданиями, своими болезнями сжигают грехи рода человеческого. Не только своего личного рода, но и всего рода человеческого. То есть в этот момент, в момент болезни, в момент страданий, эти люди несут подвиг, сопоставимый с подвигом Самого Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. А у кого-то есть возможность ухаживать за такими замечательными людьми. Вот представьте, если бы у нас была возможность стоять при Кресте, как стояли Жены Мироносицы, и подать плат распятому Господу нашему Иисусу Христу, как подала Ему Вероника, когда Он шел по крестному пути. Вот буквально так надо к этому относиться, как к бесценному Божьему дару, как к великой Божьей милости, как к прямому обещанию будущих благ, получению Духа Утешителя.

Но обязательно надо причащаться, постоянно благодарить Бога. Не говорить: «Господи,  как они меня достали! До какого времени?» Вообще мы все должны приучаться жить в сумасшедшем доме, ведь это же очень нормально – жить как в сумасшедшем доме. Действительно, если мы забываем, как вести себя, надо перечитать притчу о блудном сыне, надо чаще перечитывать русские народные сказки. Я имею в виду «Конька-горбунка»; с образа Ивана-дурака брать пример и действительно помнить, что мы с ума начинаем сходить тогда, когда становимся умными. Основной закон психиатрии говорит: дураки с ума не сходят. Надо почувствовать себя дураком, радоваться жизни, благодарить Бога за все и считать величайшей Божьей милостью возможность ухаживать за родителями.

Я могу Вам так сказать, что иногда дети ждут смерти своих родителей; и родители сами ждут этой смерти, они очень страдают, очень сильно болеют. И все ждут этого конца. И когда этот конец приходит, никакого облегчения не наступает. Наоборот, близкие люди, дети, которые ждали смерти родителей, придавливаются тяжелейшей бетонной плитой, как бы грехи всего рода на них наваливаются, и теперь они должны будут как-то нести их и искупать своей жизнью. Вот об этом я говорю. И такие люди говорят: «Да хоть бы день они еще пожили». Потом это понимание приходит, когда мы их теряем; мы все так живем: что имеем – не храним, потерявши – плачем. В общем-то, ответ очень простой: оскудение духа любви в сердцах людей. В этом проблема ухода за престарелыми родителями. А лекарство от этого только одно: регулярное, минимум еженедельное принятие Тела и Крови Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа.

– Сразу задам и еще один вопрос из группы «ВКонтакте»: «Подскажите, как правильно начать приучать ребенка к духовной жизни? Как приучить ребенка стоять на службе и вести себя спокойно? Когда приходим на Причастие, ребенку сложно удержать внимание, начинает ходить, хныкать; просится на улицу. Ребенку три года, нужно ли уже воздерживаться от еды перед Причастием?»

– Вопрос очень актуальный, значимый и важный для многих людей, но хочется мне сказать, услышав такой вопрос: «Бедные мы бедные, несчастные мы люди». Человек устроен таким образом, что детство – это самое главное время для получения положительных воспоминаний. Все детство ребенка должно быть временем любви, ребенок должен находиться в атмосфере любви. И если, думая о воцерковлении своих детей, мы не принесем дух любви в храм Божий, то наше воцерковление отучит ребенка от храма. То есть поход в храм должен быть для ребенка самым радостным, самым светлым воспоминанием, великой наградой. Не надо маленьким детям находиться на литургии, им там будет очень тяжело, они не будут ни понимать, ни слышать, их просто надо причащать. До семи лет, конечно, никаких постов, никаких исповедей, не надо делать никакого дополнительного напряжения, но как-то надо таким образом все выстраивать, чтобы ребенка тянуло в храм.

У нас в храме Рождества Иоанна Предтечи в Юкках Выборгской епархии, где я являюсь настоятелем, причащается на каждой воскресной службе 100–150 детей, и после литургии у нас сразу же все идут в нижний храм. Там у нас накрыты столы, там самые лучшие в мире пироги. И ребенок знает, что после Причастия он получит пирожок, очень вкусный, очень сладкий. Поэтому когда он думает о литургии, он знает: это замечательное место, где я обязательно получу вкусный пирожок.

И, конечно, детям желательно не делать никаких замечаний. Я вообще считаю, что нам всем как-то надо так молиться, чтобы друг другу не надо было делать замечания. По тому узнают, что мы ученики Христовы, что имеем любовь между собой. Ученик спросил как-то своего ученика: «Авва, а если человек ходит по храму, делает что-то не так, можно ли ему делать замечание, как-то его остановить?» Тот говорит: «Конечно, можно, если человек что-то делает не так, но также если ты имеешь достаточный дух любви». Потом подумал и добавил: «Но так как такого духа сейчас ни у кого нет, то лучше не делать никаких замечаний».

В нашей богослужебной практике мы стараемся никому не делать никаких замечаний: ни детям, ни родителям. И знаете, это как-то очень странно может показаться, но, в принципе, никаких особых проблем у нас не появляется. Когда этот дух любви начинает главенствовать, то и дети себя нормально ведут, и родители тоже, и злых бабушек у нас нет. Есть такие люди, которые на службе в основном свечками занимаются: то потушат, то поставят, то уберут, то еще что-нибудь. А вообще-то мы должны все вместе молиться, и мы стараемся таким тоже не делать замечания, но как-то проходит время, и они перестают заниматься свечками и начинают молиться. Поэтому тут надо быть «мудрым, как змей, и простым, как голубь».

Или, помните, в фильме «Операция “Ы”» Федя говорит Шурику на стройке, что к людям надо помягче, а на проблемы смотреть пошире... Все-таки любовь должна побеждать. Если вы делаете замечание, то вы его должны покрыть такой любовью, чтобы оно воспринималось как радость. А как сказал святой Василий Великий, клевета – это правда без любви. То есть, понимаете, как-то надо уметь наводить порядок в храме именно духом любви. И я действительно верю, что это возможно, и дети это почувствуют.

Но детей лучше ни в коем случае не «грузить», не заставлять, не перенапрягать, все время надо их хвалить, ни в коем случае не делать им никаких замечаний. Это очень важно. И особенно тех, кого привели первый раз (когда они к Чаше подходят, кричат, отворачиваются), мы всех хвалим, говорим: «Какой ты молодец, как ты себя хорошо ведешь, вот умница! Приходи еще, мы тебя очень любим». Погладить по головке – и ребенок отвлекается. Они должны понимать, что пришли к любящему отцу, а не в место, где все им делают замечания из-за того, что они неправильно себя ведут.

У некоторых народов есть такая культура: до 5-7 лет замечания не делают, а в Японии вообще до 14 лет. Потому что любое замечание ребенку в таком возрасте травмирует его психику, оно его калечит. Поэтому дети в этом возрасте у многих народов ходят на головах прямо-таки, но когда они уже вырастут и окрепнут, тогда их начинают «впрягать». Вы знаете, жизнь еще запряжет, не надо с детства, потому что иногда мы калечим детей своими замечаниями. Вот когда у детей ночные страхи, заикание, недержание мочи, не есть ли это иногда результат воспитания родителей, которые проявляют неоправданную жестокость и не дают достаточное количество положительных эмоциональных воспоминаний для этих детей? И, конечно, в этой воспитательной работе родителей по отношению к детям крайне важным элементом являются старые люди. Дети смотрят, как мама и папа относятся к дедушке с бабушкой, и тем самым мама и папа готовят себе будущее – так же будут к ним относиться и их дети.

Поэтому я лично считаю, что в этом вопросе надо сразу вспоминать притчу о блудном сыне, сразу ее перечитывать; вспоминать Бога, любящего Отца. Это действительно единственный прямой евангельский образ Ветхого и Нового Заветов, указывающий на отношение Бога к человеку. Господь  – это любящий Отец. Мы живем во время Первого Пришествия. Да, скажут, но Он и праведный Судия. Да, при Втором Пришествии. Но мы пока живем при Первом Пришествии. Мы находимся в новозаветной Церкви Первого Пришествия Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. И только один у нас опознавательный знак – дух любви. По тому узнают нас, что мы ученики Христовы, что будем иметь любовь между собой.

– Может быть, что-то еще, самое-самое важное?

– Родители иногда думают, что сделать для детей, когда дети больные, когда они неправильно живут. Я бы таким родителям сказал: спасайте в первую очередь себя. Придите в такое благодатное состояние, чтобы, глядя на вас, ваши дети говорили: «Хотел бы я быть таким, какими являются мои родители». Как можно чаще причащайтесь, просите Бога о приумножении духа любви, особенно перед Причастной Чашей, просите у Бога мудрости змеиной, простоты голубиной. Господь обязательно все управит.

Самое главное, чтобы эти передачи «Ветер радости», которые проходят в цикле «Бесед с батюшкой», наполнили души наших телезрителей, чтобы они почувствовали, что Господь – любящий Отец и что прямо в этой передаче души людей наполняются ветром радости. И все наши проблемы – это просто наши заблуждения, все трудности – это предупреждения о грядущих радостях. И радости будет в семь раз больше, чем трудностей. Поэтому, когда у нас много трудностей, какие же радости мы получим! В конечном счете это самое главное: помнить, что мы – ученики Христовы и между нами должна быть любовь. И с каждым Причастием, с каждым новым посещением храма душа человека должна наполняться Божественным духом любви.

– Вопрос телезрительницы: «Раньше моя внучка, когда была поменьше, ходила со мной в храм без проблем. Сейчас ей 13 лет, и она практически перестала ходить в храм. Может быть, что-то посоветуете, что мне сделать? Потому что она живет с опекуном; он тоже не ходит в храм, а мне хочется, чтобы она чаще причащалась и исповедовалась».

– Я бы сказал, что нередко так получается в жизни. Это ни о чем не говорит. Вспомним замечательный роман Федора Михайловича Достоевского «Братья Карамазовы», светлый образ такого православного человека, как Алеша Карамазов. В сожженном томе этого романа, который Достоевский сам сжег, Алеша Карамазов должен был стать революционером, уйти из монастыря (таких называли обновленцами), воспринять  новую власть, пройти круги ада и вернуться в духе любви в монастырь к любящему отцу.

Вы помните, что состояние блудного сына неизбежно для всех нас. На каком-то этапе мы воспринимаем Бога на духовном, интуитивном уровне, на каком-то этапе мы невольно уходим от Бога, нас манят блуждающие огоньки этого мира, нам кажется, как блудному сыну, что в доме отца душно, неинтересно; мы хотим свободы, мы стремимся к новым ощущениям. И человек – это существо социальное, а в таком возрасте, конечно, дети очень зависят от компании, в которой находятся, от школы, сверстников, одноклассников. Это все пройдет. Самое главное – сохранить любовь, ни в коем случае насильно не уговаривать, периодически предлагать мягко, терпеливо, не настойчиво, на какой-то праздник: «Может быть, причастишься? Может быть, придешь?» По-хорошему, по-нормальному. И все время говорить: «Мы тебя очень любим», чтобы дети не чувствовали этого давления. Они обязательно к этому придут. Просто уход блудного сына от любящего отца – это ситуация, которая происходит со многими людьми.

Я не хочу сказать, что это обязательно, потому что в той же притче есть и другой сын, который остается с отцом. Такое тоже возможно, но в данном случае это не надо анализировать. Бог мог сделать так, чтобы все люди ходили в церковь постоянно, чтобы все жили по заповедям, чтобы никто их не нарушал. Скажем, идешь по дороге заповедей, подошел к краю, тебя сразу током ударило: поставили такого электропастуха. Но тогда мы не были бы людьми. Господь нам дал свободу воли, и мы иногда проходим по тем местам, которые для нас интересны. И в каком-то возрасте может случиться так, что идея о Царствии Небесном будет менее интересна, чем идея общения со сверстниками. Но это пройдет.

Самое главное, что Вы заложили эту основу в детстве, в младенчестве. Когда ребенок подрастет, когда он начнет проходить жизненные испытания и окажется в затруднительной (может быть, в безвыходной) ситуации и поймет, что, кроме Бога, никто не может ему помочь, он обязательно вернется. Этот опыт очень важный; не бойтесь этого ухода, благодарите Бога за все. Еще ближе подходите к Богу, чаще причащайтесь, молитесь за своих детей, внуков. Господь обязательно все управит, обязательно доверяйте Богу как любящему Отцу. Всему свое время.

– Какими должны быть отношения между детьми и родителями? Должны ли они быть больше похожи на дружеские отношения? Или все-таки должна быть  преднамеренная дистанция с учетом авторитета?

– Дело в том, что может быть и так, и так, это сугубо индивидуально, зависит от личностных особенностей людей и, может быть, даже от той обстановки, в которой они выросли, как они сами были воспитаны. Если их воспитывали в отношениях с дистанцией, то такая дистанция может и сохраняться. Но дружеская форма всегда ближе. И все-таки Господь, будучи Богом, не соблюдал дистанцию с апостолами, с другими людьми. Но это зависит от того, насколько в человеке хватает духа любви. То есть чем больше духа любви, тем труднее будет держать дистанцию и тем ближе будут дружеские отношения. Поэтому это все – по оскудению духа любви, но понятно, что дети должны почитать родителей, не разбирая, какие они, хорошие или плохие. Но и родители не должны раздражать своих детей, не должны «грузить» их. И, конечно, над всем должна быть любовь.

Поэтому я бы сказал, что нет вообще однозначных вопросов в духовной жизни. Что в духовной жизни для одного человека спасительно, для другого может быть губительно. Правда только одна: чтобы паруса нашей души все время наполнял ветер радости – Господь. Вот когда Господь не наполняет паруса нашей души, значит, что-то не так, куда-то не туда мы пошли, мы сбились с курса. Потому что если Господь наполняет паруса нашей души, то наш навигатор, наш руль, наш курс направлены на Царствие Небесное. Даже если мы его не видим, не ощущаем, но по ветру радости мы туда двигаемся. И действительно, наша главная цель – стяжание благодати Святого Духа. Я бы сказал по-другому: открыть паруса своей души для  Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа.

– Вопрос телезрительницы: «Я заведующая детским садом. Включила передачу как раз тогда, когда речь шла о том, чтобы не делать замечания прихожанам в храме. И когда воспитатели пытаются помочь родителю, что-то подсказать, может быть, даже это звучит как замечание, что где-то ребенок нашалил. Так как это очень актуальная проблема на сегодняшний день, я всегда говорю своим педагогам, чтобы мы думали, что говорим родителям, как до них доносим информацию. Мне бы хотелось получить какое-то разъяснение, помощь, совет, как быть. Потому что все-таки современный мир немножко другой, жестокий».

Ведущий: – И я дополню. Буквально на днях я тоже был на родительском собрании в детском саду у своей дочери, и тоже от воспитателей было пожелание, чтобы дети все-таки в три года вели себя уже как взрослые, сидели правильно за столом, правильно держали ложку, карандаш. Чтобы все было как на работе, чтобы они как на работу ходили.

– Когда Вы включили телевизор, я как раз рассказывал именно о той практике, которая существует в нашем храме в Юкках, где я являюсь настоятелем. Но это не значит, что в других храмах не может быть других традиций и правил. И я хотел бы, чтобы все понимали, что со своим уставом в чужой монастырь не лезут. В православии есть две дороги: дорога икономии (мягкий путь) и дорога акривии (жесткий путь). На VI Вселенском Соборе это подробно разбиралось, и 121-е правило этого Собора говорило следующее: проявлять к человеку икономию, дабы не ввергать душу страждущего в стремнины отчаяния.

В наш храм приходит очень много духовно больных людей, пьяниц, наркоманов, с нервно-психическими болезнями, с другими болезнями. Но так как я являюсь врачом, то многие люди приезжают для того, чтобы получить какие-то консультации, как-то в этом разобраться. Но, конечно, для людей аскетов, для тех, кто уже давно в православии, кто чувствует какую-то уже глубокую воцерковленность, возможно, нужны и жесткие подходы – акривия. Это в первую очередь для аскетов, для монахов.

Но в целом я бы сказал следующее. Характеризуя наше время, Вы правильно сказали, что люди стали другими, но Бог-то остался Тем же любящим Отцом. И святые отцы, говоря про наше время, отмечали следующее: наступит время, когда всего станет мало (света в небе, воздуха, рыбы в озерах и реках, зверей в лесах) и много станет зла. И где будет преизобиловать грех, там будет преизобиловать благодать. Чем темнее будет ночь, тем ярче будут светить звезды. И вот это будут самые благодатные времена для духовного спасения. Потому что в эти времена пойдет речь не о приумножении духовных дарований человека, не о приумножении талантов, которые дал Господь, а о сохранении тех лучших человеческих качеств, которые были в нас заложены от рождения. Это, если угодно, эпиграф к роману «Тихий Дон» Михаила Шолохова: «В годины смуты и разврата не осудите, братья, брата».

Поэтому, конечно, нужно это все понимать. И в первую очередь, если нет той любви, о которой я сказал, той агапе, когда мы готовы жертвовать друг за друга своими жизнями, как нас учил Христос, то надо хотя бы относиться к человеку с уважением, с почтением. Надо найти такой подход, чтобы увидеть в человеке лучшее. Это то, о чем говорил преподобный Паисий Святогорец: все люди по психологическому восприятию мира делятся на «пчел» и на «мух». Пчела повсюду видит цветы и мед, а муха находит невидимую кучу даже в цветущем саду.

То есть в Вашей воспитательной работе, в общении с родителями очень важно оставаться «пчелами». Я бы сказал, что сильно «выстраивать» детей не стоит, как-то тоже надо воспитывать в игровом варианте. Я понимаю, что не у всех хватает сил, терпения, смирения. Может быть, не все учителя начальной школы, не все преподаватели детского сада имеют должное образование, воспитание, может быть, люди сами больные, у них не в порядке нервная система, но помните, что, конечно, любовь побеждает все. И ребенок запомнит только самое светлое, самое хорошее. Поэтому если мы чему-то хотим научить, все равно надо относиться к ним с любовью. И как-то так надо делать замечания, чтобы они были незаметны.

Тут надо быть очень большим дипломатом. А что такое дипломатия? Когда одного дипломата спросили, что такое дипломатия, он сказал: «Вы видели когда-нибудь комариную струйку? Так вот, это значительно тоньше». Поэтому надо просить Бога о разуме змеином, о простоте голубиной. И просить о приумножении духа любви. Преподавателям и воспитателям детских садов тоже хорошо бы причащаться хотя бы раз в неделю, и многое бы поменялось, конечно. Потому что я просто знаю, как меняются люди, которые начинают регулярно причащаться. Я думаю, главная проблема оскудения духа любви и все проблемы между родителями и детьми в значительной степени исходят из того, что мы потеряли дух любви. Мы перестали причащаться. Самое главное, что дал нам Господь, мы сами отдали врагу, мы перестали регулярно вкушать истинные Тело и Кровь Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа.

– Вопрос телезрительницы: «Моему старшему ребенку четыре года, и после просмотра мультиков у него случаются всегда истерики, он не может оторваться от них. Я ему объясняю, что так долго нельзя смотреть, но в ответ слышу: "Ты плохая, я тебя не люблю". Как ребенка оградить от телевизора? Папа у нас еще не особо православный, смотрит телевизор, и поэтому невозможно пока оградить сына от этого. Второй вопрос. Я вижу, что мой супруг немного грубо относится к своему ребенку, применяет более строгие методы. Как правильно отцу воспитать ребенка, показать ему какой-то пример? И как правильно наказывать ребенка, если у него случилась истерика или он кого-то обидел (меня или свою сестру)?»

– Родители относятся к детям так же, как к ним относились их родители, когда они были детьми. Это очень сложно перевоспитать. То, что Вы сказали, присуще всем детям, поэтому если ребенок капризничает, не надо его сильно наказывать, надо набраться терпения. Как говорил апостол Павел: дайте дорогу гневу. Пусть он покричит, поругается; может быть, переключить его, как-то отвлечь на что-то другое. Но ни в коем случае не надо включать эмоции, здесь надо просто терпеть и ждать, не ломать ни в коем случае. Потому что если сломать, то потом будет очень много других проблем. И мы будем мучиться с ними.Это и ночное недержание мочи, и заикания, и ночные страхи, и многое, многое другое. Поэтому тут надо иметь змеиную мудрость и простоту голубиную. Надо самим чаще причащаться и восстановить в себе дух любви, и Господь подскажет, как поступать в таких ситуациях.

– На прощание, может быть, какое-нибудь напутствие в связи с тем, что мы вступили на поприще поста?

– Наш разговор проходил под таким, я бы сказал, доминирующим влиянием евангельской притчи о любящем отце. Будьте всегда как он, берите с него пример. Но если вы блудные дети, помните, что чем дальше человек уходит от Бога, тем Бог больше любит человека. Я желаю вам всем радостного, светлого, приятного поста. Потому что моя душа уже в Рождестве находится. Вы представляете, Господь разрушит державу смерти, восстановится мир между Богом и человеком! Представляете, в какое замечательное время мы живем! Поэтому Божье благословение да пребудет со всеми вами.

Ведущий: диакон Михаил Кудрявцев

Записала Елена Кузоро

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы