Беседы с батюшкой. С прот. Дмитрием Смирновым

29 октября 2017 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии телеканала на вопросы телезрителей отвечает протоиерей Дмитрий Смирнов, настоятель храма святителя Митрофана Воронежского на Хуторской, г. Москва.

(Расшифровка выполнена с минимальным редактированием устной речи)

– Сегодня мы вспоминали Лонгина Сотника, того, кто стоял у Креста Господня. Когда он увидел все происходящее, воскликнул: «Воистину Сын Божий!» Он воскликнул, а остальные?.. Почему ему открылось это знание, а им нет?

– Здесь ответ может быть чисто по практической ситуации: он стоял ближе всех, слышал слова Господни и отчетливо видел, как душа Спасителя отошла от тела. Это совпало и с землетрясением. Про завесу он, конечно, не мог еще знать. Вот это на него подействовало. А вообще почему Господь одному человеку открывается, а другому нет – это тайна.

– Потому что часто люди недоумевают: ему дано, почему мне не дается?

– Чаще всего, как я замечаю, это по гордости. Особенно не дается тем людям, которые всех учат, на все знают ответ, «энциклопедистам». Одни говорят: я – атеист. А есть еще вежливая форма, когда говорят: мы – агностики. Обычно, я наблюдаю, все эти люди исполнены гордости.

– Человеку кажется, что он знает.

– Нет, почему? Человек действительно может знать всякие фактические материалы, иметь хорошую память и оперировать огромными массивами информации, сам приходит к выводам, говорит всегда, немножко отклячив губу, таким тоном, будто все премии мира ему присуждены по разным массивам науки. Видно, что человек обременен собственным величием. В отдельных случаях этот человек будет полный дурак, потому что гордость зачастую оглупляет человека. Но обычно не сама гордость, а ее младшая дочка...

– Тщеславие.

– О! Видишь, ты все знаешь, а спрашиваешь. Да, тщеславный человек всегда выглядит очень глупо.

– Господь дал человеку пытливый ум, память для того, чтобы человек совершенствовался в знаниях, и эти знания, получается, приводят его к гибели.

– Потому что нет главного познания – Бога, Его Промысла. Нет к Богу даже какого-то уважения. Обычный человек несколько с иронией относится к Богу.

– Когда Бога пытаются учить, критиковать...

– И такое бывает.

– И обычно люди стараются это вежливо делать.

– Сейчас такая эпоха. А будет другая – начнут опять вешать в раздражении.

– То есть мало что поменялось.

– Нет, в человеке ничего не меняется. Вот сейчас мы вспоминаем события наимрачнейшего юбилея нашего Отечества, и как будто это все вчера было: все то же самое.

– Но, судя по тому, что люди вспоминают, это не ушло из памяти.

– Из памяти, конечно, не ушло. Но большинство людей сейчас, конечно, никаких книг уже не читает. Если показывают какие-то исторические хроники, то обычно в очень поздний час, поэтому тем людям, которых именуют интеллигенцией, еще что-то такое достается, а у простых школьников или студентов просто гладко все в памяти.

– Вопрос телезрительницы из города Владимира: «Возможно ли быть хорошим человеком вне Церкви? Допустим, один человек более верующий, а другой менее верующий. Первый ходит в храм, читает молитвы, Псалтирь, но у него много страстей (например, злость, раздражение) и он со всем этим пытается бороться. А другой человек в храм не ходит, но сам по себе от природы спокойный, кроткий, смиренный».

– Есть очень много хороших людей, но они вообще ни во что не веруют. А есть такие верующие, что надо полы подобрать и бежать с огромной скоростью. Что тут такого нового-то? Вы как будто только вчера родились.

Знаете, был такой Человек на земле две тысячи семнадцать лет тому назад, звали Его Иисус, что значит «Спаситель». Он был особенный Человек, потому что сошел с небес и был Сын Божий. Он прожил короткую жизнь, по нашим понятиям,– тридцать три года, и Его распяли на Кресте, как разбойника, вместе с двумя разбойниками. Был суд, главный судья хотел Его отпустить, но народ заволновался; он испугался, как бы на него не написали кляузу, и умыл руки: что будет, то будет. И вот все люди (и те, которые участвовали в распятии, и толпа, которая стояла на площади, и те, кто вершил суд – все-все) были верующие люди. Понимаете? Так что Вы, сударыня, не там ищете.

(Окончание диалога с телезрительницей.)

– А вне Церкви человек может приобрести смирение?

– В какой-то степени. Даже домашний кот (я знаком с одним котом) иногда проявляет смирение.

– Но это будет все-таки не в полной мере?

– В полной мере смирение только у святых. Собственно, смирение и приводит к святости, потому что Бог дает Свою благодать только смиренным. Сначала человек достигает смирения, а потом это венчается от Бога святостью.

А хороший человек – это как хорошее кресло. Вот я сейчас сижу в кресле: оно неплохое, на четверочку, по мне; немножко спинка низковата, но на четверочку пойдет. Поэтому я смиряюсь, не ропщу, не говорю: дайте мне другое кресло, чтобы подлокотник был повыше. Не по мне шито, «кольчужка коротковата». Все очень просто. Хороший человек никогда Царствия Небесного не наследует, потому что без веры невозможно угодить Богу.

– Добрые дела человека Богу приятны.

– Конечно. Когда серийный убийца, сидя в какой-нибудь пожизненной тюрьме на каком-то острове, совершает какой-то хороший поступок, то это тоже Богу приятно. И охране приятно. И если его сожители по этой тюрьме об этом узнают, они тоже это оценивают. Потому что каждый человек знает, что хорошо, а что плохо. То, что плохо, он оправдывает, а то, что хорошо, хвалит. А тщеславные люди стараются этот поступок сделать достоянием многих: это называется «хвалиться». Но никакая хорошесть не влияет... Есть хорошие проявления в человеке, которые приятны Господу, и если Господь захочет поощрить этого человека, Он может оказать ему милость. А эта милость будет для человека как шаг навстречу Богу и может потом, лет через тридцать, привести его и к смирению, и к Богу, и к Церкви.

Обычно такие вопросы задает человек, который не понимает, зачем существует Церковь, поэтому ему вообще не хочется с ней иметь дело и он ищет себе оправдания. Но считает себя хорошим. «Я вот хороший, могу как-то так, на одной хорошести...»

Вот «Мерседес» – хороший автомобиль, но он не попадает в Царствие Небесное. Почему? Потому что он мертвый. Хотя на вид он и урчит, и ездит, и потребляет топливо, прямо как зверь. И имя женское, и называется «тачка». Но не входит «Мерседес» в Царствие Небесное.

– За хорошие поступки Господь человеку воздает...

– Не всегда. Это зависит от мотива.

– Но для Царствия Небесного таких отношений с Богом недостаточно?

– Нет.

– То есть человек должен сделать некий шаг именно навстречу Богу.

– Да, этот шаг называется (не буду скрывать от дорогих наших зрителей) покаяние. А покаяние заключается в том, чтобы увидеть свое недостоинство, увидеть себя, что ты совсем не хороший человек, это у тебя такая горделивая иллюзия. И вот если человек это увидит, тогда это уже шаг к покаянию.

– Человек увидел и стал себя ругать за все.

– Это неконструктивно. Конструктивно – это когда человек изменил поведение, изменил свои слова, изменил мысли и чувства.

– То есть это целый комплекс изменений.

– Да, просто мы разделяем это для того, чтобы человек лучше понял, что требуется. Потому что очень часто люди твердят: «Я хороший человек, я трудолюбивый, я молитвы читаю, я в церковь хожу...» Думаешь, когда же этот поток кончится? А потом это заканчивается словами: «Но вот Пелагею Захаровну простить не могу». Тогда то, что он делает, это кому и зачем?

– Ему нравится.

– Он сам себе нравится и считает себя хорошим, но совесть все-таки говорит, что нельзя так Пелагею Захаровну ненавидеть. Потому что Господь сказал: любите враги ваша. Но, к сожалению, люди, которые задают такого рода вопросы, Евангелие не читают; максимум, может, когда-то начинали одну-две главы о том, как Авраам родил Исаака, Исаак родил Иакова, и на этом чтение заканчивалось.

– Вопрос телезрительницы из города Санкт-Петербурга: «Раз речь в этой передаче идет о добрых людях, о верующих и неверующих, о том, что такое истинная доброта и как она оценивается Господом нашим, хочу спросить о притче о самарянине, который оказал помощь человеку, попавшему в руки разбойников. Поистине ли добрый этот человек? Ведь он же самарянин, значит, он был вне какого-то Божьего закона, вне веры в Бога».

– Почему? Просто он был другого рода-племени, и в некоторых религиозных вопросах его племя, в котором он жил, заблуждалось. А у нас таких заблуждающихся среди православных 99,9 процента. Потому что начнешь спрашивать о христианской православной вере, человек начинает такое плести, что «хоть святых выноси» (есть такой термин русский).

(Далее диалог с телезрительницей.)

– Согласна. Так вот, я хочу понять.

– Господь просто хотел объяснить, что такое христианский поступок. Потому что большинство людей говорят: а где грань? Пока ему не скажешь, где грань, он хороший поступок не будет делать. Господь показывает такую ситуацию, в которой этой грани нет. Просто человек идет, видит: раненый, он его сажает на свою скотинку, возливает ему дезинфицирующий раствор (потому что вино содержит спирт) на рану, очищает ее, и чтобы она не болела, еще возливает елей (чистое оливковое масло является таким умягчающим лекарством). Привозит его в гостиницу и говорит: «Я спешу, пусть он у тебя полежит поболеет, ты за ним ухаживай, корми. Вот тебе деньги, а я на обратном пути заеду, спрошу, сколько ты на него истратил, и тебе все отдам». Вот это христианский поступок без всяких граней.

– Так все-таки это христианский поступок?

– Конечно. Но он не мог быть тогда христианином, потому что христианином тогда на земном шаре был только один – Тот, Который эту притчу сказал. А других Он пока только учил христианству.

– Так вот, исходя из этого, если человек, который не ходит в храм и не исповедует веру открыто, совершает такие поступки в жизни, как они расцениваются?

– Они расцениваются на пять с плюсом.

– И не более того. Но это не спасение души, да?

– Пока еще нет.

– Это просто хороший человек.

– Да. Это такой человек, какого в каждом из нас хочет видеть Господь.

– Так, может быть, лучше, чтобы было больше таких людей: искренних, любящих?

– А какой толк, когда они не наследуют Царствия Небесного?

– Вот я и не понимаю этого.

– А что тут понимать? Чтобы достигнуть Царствия Небесного, надо веровать и исповедовать Господа Иисуса Христа, нашего Спасителя, распятого на Кресте на окраине Иерусалима на Голгофе. А про этого самарянина ничего не известно, просто он совершил прекрасный поступок; и слава Тебе, Господи!

– И был упомянут в Евангелии, такой чести удостоен.

– И я в курсе.

– Хорошо, спасибо Вам большое.

 (Окончание диалога с телезрительницей.)

– Все хочется найти еще одну дверь, ведущую в жизнь вечную.

– В самом этом желании нет ничего плохого. Но для нашей же пользы Господь наши блуждания по всяким гностическим изыскам прекратил: есть одна дверь, один путь, одна тропа – путь этот в гору.

– Вопрос: «В молитве ко Святому Причащению святого Симеона Нового Богослова есть такие слова: Несоделанное мое видесте очи Твои, в книзе же Твоей и еще несодеянная написана Тебе суть. Поясните, пожалуйста, как их понимать, если у Бога написано все, что я еще и не сделал?»

– Это образ. Симеон Новый Богослов был великий поэт, и это такой поэтический образ, который рассказывает о том, что Богу все ведомо, что от Него ничего не скроется. В частности, Господь знает существо самого человека лучше, чем знает он сам и мать родная. Поэтому Он прекрасно знает, что от данного человека можно ожидать вот это, вот это, а вот этого нельзя ожидать. Мы можем ошибаться, предполагать, что от этого человека в дальнейшем будут большие проблемы, а как-то так пройдет, что вроде и обойдется. Мы точно считали, потому что уже такое бывало и все время головная боль, а Господь может устроить иначе. То есть мы можем ошибиться в каких-то своих прогнозах, а Господь нет.

– То есть здесь речь идет не о предопределении.

– Нет, спаси и сохрани. Вот, например, есть Книга Апокалипсис. Почему то, что там написано, до сих пор не сбывается? А потому, что Господь знает те последствия, к которым привело грехопадение Адама и Евы в раю, и конец этих последствий обязательно приведет к апокалипсису. А когда – это зависит от нашего с тобой поведения.

– Что человек выберет, какой путь своей жизни.

– Да. Можно увидеть тенденцию, а можно ее не увидеть. Но Господь знает. Поэтому две тысячи лет прошло, а последняя фаза апокалипсиса пока еще не настала. Но то, что она будет, совершенно очевидно.

– Как только Адам согрешил, уже было известно, что это состоится.

– Да. Вот опытный врач: он знает болезнь, в которой  является специалистом. Возьмем диабет: известно, что бывает с диабетиками, если не лечиться. А если лечиться, можно замедлить этот процесс.

– Вопрос: «Как бороться с ревностью? Потеряла покой, все мысли только об этом. И молюсь, и стараюсь отгонять их, и все равно они меня побеждают».

– Что ж, хорошо бы к психиатру сходить, к психологу. Начать с психолога.

– То есть ревность самим человеком не может быть побеждена?

– Человек ясно пишет, что он не может.

– Но, может быть, есть какой-то путь, который человек не ведает?

– Очень важно с этим человеком поговорить и показать ему несостоятельность ревности. Потом, нужно узнать, что он хочет. Потому что человек ревнивый жизнь другого человека, которого ревнует, превращает в ад.

– Рано или поздно все рухнет.

– Обязательно, рухнет самым жутким образом. Поэтому, если хочешь разрушить, – действуй. Если хочешь это остановить, – психолог, психиатр. А вообще перекрестился: «Господи, помилуй», – и все. От глубины этого вздоха зависит исцеление прямо тут же, и не надо никаких психиатров. Но если человек так ослеплен, весь дрожит, уже козни затевает, психолог ему объяснит, что в его ощущениях жизни никакой любви нет.

– Вопрос телезрительницы: «Если сын обижает мать, делает подло и говорит при этом: “Я тебя обижаю и буду обижать, а ты должна смиряться и терпеть”, – надо ли в этом случае терпеть?»

– Не надо, это вредно для сына. Полезно его выгнать из дома, лишить довольствия. А если он еще произнесет какую-то хулу, лишить и наследства полностью. И он сразу опомнится. Еще обязательно заблокировать телефон.

– Спасибо, батюшка.

– Всегда страшно идти на такое противостояние.

– Война вообще страшна, а тут еще обидно, что родной сын... Мать родила, перед этим выносила почти год, потом выкормила – это какие труды, болезни, бессонные ночи… А он: «Ты смиряйся». Что за глупость? Смирение в том и заключается, что, при всей привязанности к сыну, преодолеть эту пагубную страсть привязанности и поставить его в стойло; ему это чрезвычайно полезно, а то погибнет его душа. А так он лишится всего: общения с матерью, всякого довольствия на будущее. Остаются трусы, майка, джинсовая куртка и кеды. И думай. Причем без жилья тоже. Он скажет: «А я здесь прописан». Тогда сменить замок, дверь новую поставить. Пусть он попробует пойти в суд, будет целый год судиться, потратит деньги на адвоката, чтобы с двумя судебными приставами его вселили силком. А потом выйдет за сигаретами – и опять закрыть. И опять сначала. Пускай потрудится. И вот таким образом мама восполнит то, что она недодала ребенку в воспитании, пусть несколько запоздало. Но не надо бояться, что он осерчает, – он уже в таком состоянии, поэтому тут никакого риска нет.

– Как раз матери боятся...

– Я даю бесплатные советы, меня же необязательно слушаться. Если некоторым людям нравится такая жизнь, – да на здоровье! Пользуйся плодами своего воспитания. А я предлагаю такой радикальный путь, который гарантированно изменит ситуацию.

– Мамаша говорит: погибнет он, если я его выгоню.

– Так он уже погиб, куда же дальше?.. «Кто не печется о своих домашних, тот отрекся от своей веры и хуже язычника». Это я, что ли, сказал? Это сказал апостол. Что значит «хуже язычника»? Это значит, что этот человек уже даже некрещеный. Это просто законченный нравственный урод. Хотя он может быть хорош собой.

– В продолжение вопрос: «Муж всегда был гневливым, а последнее время стал и рукоприкладствовать. Должна ли я терпеть? И как быть? В браке уже более десяти лет».

– А зачем терпеть? Должна быть какая-то цель. Вот, например, наступила война, в стране случился голод, мы терпим нужду: запасли каких-то сухарей и из круп, которые на какое-то время у нас есть, варим кашу. Тут понятно: мы переживаем общенародное горе. А тут: он лупит, а другой должен терпеть. С какой стати?

Я понимаю, боксеру на ринге рассекают бровь, кровь заливает лицо, рефери смотрит: еще на раунд хватит. Боксер терпит (все-таки они же деньги зарабатывают), есть специальные охлаждающие компрессы. Тут ясно – за что. Или: спецназовец на какой-то войне лежит, дождь пошел, мокро – он терпит; тут тоже все понятно.

А здесь зачем терпеть? Это противопоказано, это развращает этого человека, он делается еще хуже.

– Тогда получается развод с этим человеком.

– Почему обязательно развод?

– По крайней мере, разъезд, чтобы не жить под одной крышей.

– Зависит от ситуации. Может, он опомнится. Допустим, человек, когда не хочет работать, говорит: я ищу работу. А сам на компьютере в игрушки играет. Я сегодня про одного такого слышал. А жене говорит: ты должна больше работать, нам денег не хватает. Это же очень просто: перестаешь покупать продукты, все, что в холодильнике, съедается, порошки тоже не покупаешь. Пишешь в ЖЭУ: «Мы сейчас не будем платить за электричество, вы нам его отключите». И пусть он сидит в темноте, телевизор не работает. Может, и скажет: «Женушка, прости, я пошел на работу».

– Он скажет: «Ты что, с ума сошла? Где обед?»

– Обеда нет. Ты капусту купил?

– Нет, батюшка, чувство жалости не позволит.

– Человек спрашивает, что делать, мое дело рассказывать. Ведь человек хочет изменить ситуацию.

– Хочется, чтобы муж понял, чтобы сынок перестал безобразничать...

– Я, например, в своей жизни участвовал в таких операциях, и противоположная сторона прекрасно понимала. Знавал одного человека, который не работал десять лет. Но как только мама с папой, его кормившие, уехали на ту квартиру, которую он получил от государства, тот на второй день устроился на работу. На второй!

– Когда реально увидел, что всё...

– И как быстро! Я был свидетелем всей этой, можно сказать, драмы. Вполне можно было бы кино про это снять. Так что я говорю не от фонаря, а реально от жизненного опыта; я видел, как это помогло.

– Вопрос: «Можно ли планировать рождение ребенка в семье, или это грех и нужно полностью положиться на Бога?»

– Можно планировать, только это планирование должно быть без медикаментов и всяких ухищрений. Каким образом? Перестать делить ложе. Эти люди знают, как дети появляются на свет, как их зачинают, поэтому это надо исключить – и все.

– То есть уклонение друг от друга не является здесь грехом?

– Если по взаимному согласию, то нет; это написано в Писании. В одностороннем порядке – конечно, грех, потому что опять же в Писании написано, что жена своим телом не распоряжается, но муж; и муж не распоряжается своим телом, но жена.

– И тут возникают...

– Да пусть возникают. У нас, слава Богу, есть истина в последней инстанции. Просто наш народ чрезвычайно темный, он даже чтет и не разумеет: просто читает, как некоторые чтецы по-славянски, «бу-бу-бу», и ни одного слова не понимает.

– Вот сегодня на литургии была притча о сеятеле, которую ученики тоже не поняли. Пришли спросить, а Господь говорит: вам поясню, а другим нет. И люди остались в неведении.

– Правильно. Разве можно все пояснить? Сам мир не вместил бы этих книг. Но Господь оставил на земле Церковь: она есть учитель, она есть и врач. И в Церкви всегда есть умные мужи: например, Ерм или Василий Великий; из последних – архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий), он очень много писал, изъяснял. Пожалуйста, почитай, если тебе Василий Великий сложноват. Столько книг – можно вообще профессором стать.

– Да как-то чтение...

– Конечно, легче позвонить на «Радонеж» или на «Союз».

– Вы говорите, порой читают и не разумеют.

– Конечно. Потому что если человек придет в МГУ в аудиторию 02 на какую-нибудь обзорную лекцию, что он там поймет? Сначала надо в математическую школу поступать, готовиться к этому, тогда что-нибудь и уловишь. А потом профессор обязательно укажет литературу, которую можно почитать по тем темам, что затронули. Через Интернет через две секунды он достанет и начнет читать, не надо даже в библиотеку ходить.

– Вопрос: «Господь сказал: невозможно не прийти соблазнам. Но зачем Господь их попускает, ведь через соблазны люди впадают в тяжкие грехи?»

– Как зачем? Ибо сказано в том же Писании, о котором мы сегодня и всегда очень много говорим: радуйтесь, братья, когда впадаете в различные искушения. Что такое искушение? Это испытание, или по латыни – «экзамен». Нужно же проверить: ты вообще чему-то научился или нет? Искушения и показывают. Идет некоторый гражданин, и ты ему показался неприятным. Он тебя хрясь в правую щеку, а ты ему – другую. Иди, дорогой, пять с плюсом. И еще радуется человек: я выдержал экзамен, недалек я уже от Царствия Небесного. Вот и все. Нужно прийти соблазнам. А как узнать вообще, кого ты больше любишь: грех или Бога? Потому что всё это разговоры: «Ой, я Бога люблю...» Люблю говорить о том, какой я замечательный.

– Человек впал в грех через соблазн. Это потому, что человек не мог его понести? Или избрал просто неверный путь?

– Нет, это значит, что он насчет себя очень сильно заблуждался. Господь его хранил какое-то время от этого соблазна, а потом видит, что человек в этом направлении ничего не делает, руку Свою убирает – и человек впадает в грех. Тогда человек задумается. А так – сколько можно?..

– Или злится, осуждает. Или унывает.

– А разве такое состояние души, как злоба, уныние, не грех? Как человек в злобе и в унынии может войти в Царствие Небесное? Поэтому надо его носом... Потом человек нос оторвет от лужи, в зеркало посмотрит: «Ой, кошмар!.. Прости, Господи, помилуй». И прольет горячую слезу.

– Дай Бог, чтобы слеза действительно была покаянная. А то ведь от жалости к себе плачем...

– Вот такая задача стоит.

– Спасибо, батюшка, за передачу. Нас очень просили напомнить нашим телезрителям о пожертвованиях на телеканал.

– Вот ты уже и напомнил.

– Мы обращаемся ко всем нашим слушателям, зрителям: мы очень нуждаемся в вашей помощи, не забывайте. Спасибо вам за вопросы. Батюшка, Вам спасибо за Ваши ответы.

– На здоровье! Всего вам доброго, дорогие братья и сестры! Не забывайте, что канал этот ваш. Если не будут поступать средства, то придется его закрыть; может быть, сначала на какое-то время, а может, и совсем. Все зависит от нас.

Ведущий: протоиерей Александр Березовский

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы