Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы

29 ноября 2017 г.

Аудио
Скачать .mp3
В екатеринбургской студии телеканала на вопросы телезрителей отвечает протоиерей Петр Мангилев, проректор Екатеринбургской духовной семинарии по учебной работе, настоятель храма святых равноапостольных Кирилла и Мефодия.

– Вопрос телезрительницы из Крыма: «Мне очень было бы интересно, как бы Вы, батюшка, ответили протестанту на вопрос: “Где конкретно в Евангелии написано, что человек должен исповедоваться священнику?” Как правильно ответить на этот вопрос? Они считают, что священник – это человек и ему исповедоваться не надо, исповедоваться надо Богу. Я ответила, что как же тогда к Причастию приступать, кто же разрешительную молитву прочитает? Мне интересно, как бы Вы ответили на такой вопрос».

– Во-первых, ответы нужно искать, скорее, в Новом Завете не в Евангелии, а в Апостоле. С чего нужно начать ответ на этот вопрос? Что в Православной Церкви каждый из нас, приходя на исповедь, исповедуется Богу. Священник во время чина Исповеди читает молитву: «Се чадо, Христос невидимо стоит, приемля исповедание твое, не усрамися, ниже убойся, и да не скрыеши что от мене, но не обинуяся рцы вся, елика соделал еси, да приимеши оставление от Господа нашего Иисуса Христа... аз же точию свидетель есмь...» То есть священник говорит о себе, что он только свидетель и свидетельствует, о чем человек исповедуется Богу. Это важный момент. И в Евангелии, когда Господь Иисус Христос дает власть апостолам, Он говорит: что вы свяжете на земле, то будет связано на небе; и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе – грехи, которые не простите, свяжете, будут связаны перед Богом. Эта власть дается апостолам, преемственно она дается епископам, священникам. Но исповедь совершается перед Богом. В Соборном Послании апостола Иакова тоже есть слова: исповедуйте друг другу согрешения и молитесь друг за друга.

В ответ можно привести эти слова Евангелия: Аминь глаголю вам: елика аще свяжете на земли, будут связана на небеси: и елика аще разрешите на земли, будут разрешена на небесех – эта власть дается апостолам, от них она переходит епископам, а епископы, обладая этой властью, дают ее священникам, чтобы прощать и разрешать грехи.

– Как быть, когда требуют такого буквального соблюдения, говорят: «Покажите пальцем, где то, о чем вы говорите, написано в Евангелии»? И вообще, как отвечать на вопросы, точного ответа на которые ты, может быть, не знаешь?

– В ответ на вопросы, на которые мы не знаем точного ответа, надо извиниться, сказать правду: посмотрю и отвечу. Что-то мы можем забыть, перепутать, но что-то мы должны знать по определению.

Что касается «покажите, как в Священном Писании», – нужно иметь в виду, что православные и протестанты немножко по-разному понимают соотношение Священного Писания и Предания. В Православной Церкви Священное Писание есть часть Предания, а у протестантов Священное Писание вынесено над Преданием. Но почему православное понимание важно? Потому что правильно понимать Писание можно только в контексте Предания. Как оно передано нам, Церковь хранит Священное Писание, толкует, учит ему. Учение Церкви содержит не только Писание, но и Предание. Это важный момент, вероучительный. Исходя из этой разницы, иногда возникают недопонимание и такой буквализм, а он далеко не всегда бывает хорош.

– Вопрос исповеди, подготовки к ней особенно актуален сейчас, поскольку начался пост. Наш зритель спрашивает: «Я стараюсь по возможности соблюдать пост, но стал замечать уныние. Посоветуйте, как его преодолеть».

– Наверное, нужно посоветоваться со священником, к которому телезритель ходит на исповедь: заочно давать советы, в чем причина уныния, сложно, надо разбираться в жизни человека. Может быть, есть какие-то неисповеданные грехи, может быть, что-то не так в духовной жизни человека. Внимательное отношение к себе, обсуждение проблем со священником на исповеди, наверное, могло бы здесь помочь.

Телезритель из Рязани спрашивает: «В этом году мы отмечаем столетие восстановления Патриаршества. Каково значение этого события и что оно для нас означает?»

– Во-первых, мы должны помнить, что уже апостольские правила говорят, что «епископам всякого народа подобает знать первого в них, и признавати его яко главу», то есть первоиерарх, первый епископ должен быть в Церкви. И это традиция, это обыкновение, когда первый епископ есть, он управляет, председательствует на соборах, управляет в межсоборный период церковной митрополией, экзархатом, патриархатом – это древняя традиция Церкви. Ему дается и особая благодатная власть для этого, и это особая ответственность, которая на него возлагается. Он такой же епископ, как другие епископы, но он первый среди равных, немножко с особыми полномочиями, с особой ответственностью. Этот порядок был заменен в начале XVIII века на коллегиальное управление – хотя, конечно, в Синоде был первоприсутствующий член Синода. Неким формальным образом это правило соблюдалось, но все-таки первоприсутствующий член Синода был во многом ограничен в правах, не имел тех прав, которые имеет патриарх. И Синод, как коллективный орган управления Церковью, не имел прав патриарха, он контролировался государством.

Восстановление Патриаршества – это восстановление самоуправления Церковью. Это был очень значимый и важный шаг. Церковь оказывалась в очень сложной ситуации, нужно сказать. Двести лет существовала синодальная система управления, Синод был ведомством в государстве...

– Поэтому это время называют Синодальным периодом.

– Да. Церковь не имела своего бюджета, ей выделялись ассигнования из государственного бюджета: Синод распоряжался, утверждал какой-то бюджет, но это шло из государственной казны – хотя какие-то местные бюджеты формировались, но сейчас не об этом. И в новых условиях Церковь, со всей сложной структурой, со всем аппаратом, с учебными заведениями, вдруг оказывалась оторванной от государства, с необходимостью перестроить всю систему управления… И избрание патриарха, и строительство правильного, нормального церковного управления было безотлагательной задачей: патриарх в новых условиях стал тем центром, на который в условиях Гражданской войны, сложной церковной жизни люди могли ориентироваться, могли видеть лицо Церкви. Если бы этого не произошло, то церковные разделения, которые и так происходили в 20–30-е годы, были бы более сильными, наверное, и более драматичными.

Даже в мирный период мы все-таки слушаем, о чем говорит патриарх, мы видим, что патриарх, как первый епископ, предстоит за Церковь, хлопочет о тех или иных важных делах, собирает Синод, Собор: звучал доклад Святейшего Патриарха на Соборе, где затрагивались важные вопросы. Мы в этом смысле слушаем его голос – ему поручается говорить от лица Церкви, хотя мы живем в мирных условиях (не беспроблемных, но мирных).

А в условиях, в которых оказалась страна сто лет назад, отсутствие патриарха привело бы, наверное, к очень тяжелым последствиям. И так последствия были не очень...

– Когда заканчивается Архиерейский Собор, появляется очень много документов, обращенных ко всем верным чадам Русской Православной Церкви. Насколько важно, необходимо изучение этих документов? И как быть с тем объемом, который придется узнать? И где прочитать основную выдержку из документов?

– Знаете, современный мир ставит перед Церковью те или иные вопросы, и церковная рефлексия на эти вопросы необходима. Мы сталкиваемся с новыми реалиями и вызовами жизни, которых не было 100–200 лет назад, и должны давать ответ на эти вызовы. Причем ответ этот должен исходить не из сиюминутной пользы или сиюминутного представления, как должно быть, – он должен исходить из церковного вероучения и должен быть согласен с учением Церкви.  

Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же, и Церковь всегда учит об Одном и Том же Христе, – но учит она о Христе в изменяющихся условиях мира. Со временем ситуации и условия меняются, и какие-то вещи становятся неочевидными, непонятными, и бывает необходимо ответить, как Церковь смотрит на те или иные вопросы. А эти вопросы накапливаются. Ведь вопросы, которые обсуждает Архиерейский Собор (и обсуждали Архиерейские Соборы) важны. Например, были приняты «Основы социальной концепции», целый ряд документов по важным сторонам жизни, отношения к тем или иным социальным, политическим, научным явлениям (биомедицинские технологии, еще какие-то вопросы). Люди сталкиваются с чем-то и задают священнику вопросы на исповеди: «Батюшка, мне предлагается вот это и это, как я должен (должна) поступить, реагировать?» Это новое, и не всегда об этом новом найдешь ответ, и не всегда священник способен сразу найтись, что ответить в этой ситуации.

Эти вопросы собираются, аккумулируются, доносятся до Священноначалия, которое обсуждает их и выносит на соборное обсуждение. Потом появляются документы. С документами можно ознакомиться на официальном портале Московской Патриархии patriarchia.ru – там есть раздел «Документы»: все находится в открытом доступе, всякий желающий посмотреть позицию Церкви по тому или иному вопросу, зайдя в интернет, может это найти. И церковная печать публикует эти документы. Я знаю, что в «Православной газете» публиковали «Основы социальной концепции» и отдельными книжечками выходили много. И другие документы точно так же публикуются и обсуждаются. На портале Патриархии, может быть, и нет такого активного обсуждения, но у Межсоборного Присутствия есть свое место в интернете, где и клирики, и миряне могут высказывать свои замечания, суждения по поводу новых документов; есть портал «Богослов» (bogoslov.ru), там тоже могут быть высказаны те или иные суждения – то, что принимает Архиерейский Собор, проходит живое обсуждение в церковной жизни, и каждый из нас может высказаться по тому или иному волнующему вопросу – это будет как-то учтено и может даже попасть в документ.

Вопрос телезрителя: «Меня давно интересует вопрос о свободе выбора. Бог дает Своим созданиям полную свободу выбора. Но чтобы выбирать, нужно иметь две противоположности, допустим, добро и зло. Когда Денница делал свой выбор, из чего он выбирал? Зла тогда не было как он выбрал зло?»

– Да, зла тогда не было. Зло не есть самобытное явление, оно не существует изначально – оно творится нами: мы, каждый из нас, можем выступать (как и Денница в свое время) творцами зла. Уклоняясь и делая злой выбор, когда возникает в нас это стремление, мы несуществующее делаем существующим. Он в определенный момент, как мыслящее существо, помыслил и осуществил в себе, дал несуществующему (злу) бытие. И каждый из нас, когда творит злое, дает бытие злу и преумножает зло. Почему злом нельзя победить зло? В частности, потому, что зло на зло дает только умножение зла, а не его преодоление.

– Еще есть несколько вопросов в социальной сети «ВКонтакте»… Телезрительница спрашивает: «Почему в русском Крыму вместо Русской Православной Церкви присутствует Украинская Православная Церковь Московского Патриархата?» Может быть, кому-то вопрос покажется провокационным, но, думаю, на него стоит ответить.

– Во-первых, Украинская Православная Церковь – это составляющая часть Русской Православной Церкви, соответственно, епархии входят в состав Русской Православной Церкви, но как структурная единица Украинской Православной Церкви – Церкви с правами расширенной автономии. Присоединились эти территории, но административное подчинение как было Киеву, так и осталось. Как Абхазия: отделившись от Грузии, осталась в каноническом подчинении Грузинской Православной Церкви. И это тоже вопрос. Поспешное решение вопросов с переделом территориальных границ, наверное, не приносит добра в мир церковных взаимоотношений. Поэтому в какой-то момент вопрос может быть приведен к общему знаменателю: так останется или будет по-новому, но исторически понятно, почему так. Спешить, наверное, не стоит – и так отношения сложные, зачем еще осложнять их церковным конфликтом.

– Наш зритель (к слову, прихожанин Украинской Православной Церкви Московского Патриархата) оставил такой вопрос: «Почему в первом томе “Добротолюбия” содержатся выдержки из творений монаха Евагрия, ведь он был предан анафеме на V Вселенском и лютеранском соборах? Церковь, находя эти писания душеполезными в деле спасения души, может ли в наше время снять прещение с их автора?»

– Дело в том, что он был оригенист и он отлучается как оригенист – за те творения, в которых оригенизм выявляется. Тексты, что вошли в «Добротолюбие», вполне согласны с православной традицией и в них ничего специфически еретического нет, это душеполезные тексты. Нужно иметь в виду, что бывают еретики, но они ведь не во всем еретики, в чем-то их учение согласно с учением Православной Церкви, в чем-то они уклонились. Иногда, если есть нечто ценное в их учении, оно Церковью удерживается. Например, тот же самый Ориген, осужденный V Вселенским Собором, анафематствованный, одновременно сохраняет титул учителя Церкви. Его, конечно, нет в святцах, но значение его для становления православного богословия признается.

То есть анафема прежде всего имеет для нас педагогический характер, она является таким указателем: туда не ходи, там яма – оступишься и провалишься. И когда сочинения тех или иных авторов были опасны и Вселенские Соборы, выносившие суждение по этим вопросам, принимали такое резкое решение, они принимали это решение исходя из душевной пользы людей, которые реально живут, чтобы, увлекаясь чуждым и неполезным, люди не впали в заблуждение – это с одной стороны. С другой стороны, не все, что написал человек, даже отлученный от Церкви, плохо и не все развращает ум. Поэтому в «Добротолюбии» удержаны какие-то сочинения того же самого Евагрия. Они очень хорошие, он повлиял на монашескую традицию, они касаются аскетики: его учение о страстях в целом лежит в основе, используется Церковью, здесь он очень хорошо наблюдал, обобщал, и опыт его полезен.

– Вопрос телезрительницы из г. Арамиля: «Я хотела бы задать вопрос отцу Петру, как проректору нашей духовной семинарии. Меня очень интересует вопрос, будет ли в нашей семинарии открыта магистратура и какую работу проводит отец Петр лично для достижения этой цели. Вопрос важный: жалко, когда хорошие студенты, окончившие нашу собственную семинарию, уезжают защищаться в Москву и Санкт-Петербург».

– Спасибо за вопрос. Работа в этом направлении ведется. Наша семинария имеет потенциал к тому, чтобы магистратура была открыта, и сейчас поданы документы в Учебный комитет, они прошли предварительное согласование, и если все пройдет благополучно, то, наверное, первую группу мы наберем в самое ближайшее время. Действительно, сейчас реформа духовной школы идет в том ключе, что мы теперь имеем бакалавриат и магистратуру, и ряд семинарий (не только центральные семинарии, но и ряд семинарий в регионах) открыли магистратуру – в Оренбурге, в Тобольске. И конечно, дальнейшее развитие духовной школы с необходимостью предполагает продолжение обучения после бакалавриата. Мы в этом направлении работаем. Может быть, не так активно, как хотелось бы, но тем не менее вопрос, слава Богу, решается. Я так думаю, что и у нас магистратура начнет полноценно работать.

Вопрос телезрительницы из Санкт-Петербурга: «У меня большая боль: уже год, как внук двадцати лет ушел в ислам. Как быть? Как молиться? Как вообще переносить это без уныния? Понимаете, не могу смириться. Знаю, что это отсутствие нашего должного воспитания: не привили ему любовь к православию. Но как теперь помочь ему? Как вести себя самой и родителям?»

– Я полагаю, что в данном случае нужно не переставать молиться, не переставать любить вашего внука. Молодые люди часто находятся в религиозном поиске. Значит, молодой человек неравнодушный религиозно, коль скоро он искал и сделал такой выбор, значит, душа его жива, но просто запуталась.

Такт, любовь и молитва, несмотря на трудности и подступающее уныние, очень много могут сделать в этой ситуации – просто аккуратное и бережное обхождение, молитва и с любовью отношение к нему. Такое свидетельство собственной веры, молитва способны будут как-то привести его к дальнейшему размышлению и, может быть, к изменению позиции.

– Еще один «семейный» Вам, как проректору семинарии, вопрос задет телезрительница в социальной сети «ВКонтакте»: «У меня проблема с взрослым сыном из-за учебы: 4-й курс университета, последний, доучивается еле-еле, потерял интерес к учебе, на лекции не ходит – сидит дома за компьютером, играет в игры. Прошу Господа каждый день вложить в сердце желание к учебе и к работе. Сколько раз помогал мне Господь со здоровьем, в семье, а с сыном – будто стена непробиваемая, отношения хуже и хуже. Что делать?» И здесь, наверное, можно поговорить и о мотивации к образованию, обучению, и как не потерять вообще интерес в этом направлении.

– Мы не теряем интереса к тому, в чем видим смысл. Если мы перестаем видеть смысл в одном или в другом деле, мы теряем интерес. Если человек в возрасте еще может по инерции, по привычке делать что-то, то молодой человек, в силу определенной юношеской бескомпромиссности, запускает и учебу, и работу, и начинаются кризисные явления.

Надо с детства приучать видеть смыслы. Я не знаю, как это делать, но надо как-то делать. Родителям нужно молиться и любить (как и в предыдущем случае), свидетельствовать о своей вере и показывать эти смыслы на примере своей жизни. Конкретную ситуацию нужно видеть конкретно. А «общий» ответ – это потеря смысла. Если человек не обретет смыслов в своей жизни... Почему ему неинтересно стало учиться? Почему он утратил смысл в учебе? Почему его увлекли игры? Почему виртуальная реальность для него стала более значимой, чем реальность жизни? Почему он хочет из живой жизни уйти в жизнь неживую, компьютерную? Почему? Что такое случилось? Почему семья, друзья, окружение не создают для него значимого, а там ему интереснее, веселее? Это проблема не только для этой матери, но для многих и многих.

– Вопрос телезрительницы из Тулы: «Что делать, если человек ходил в церковь, исповедовался, причащался, но сейчас вера в добро пропала совершенно? Нахожусь в отчаянном состоянии, страх теперь: исповедовалась, не смогла отказать священнику в его определенной просьбе, и получился конфликт с другими людьми (батюшка меня попросил позвонить). После этого пропало доверие к священникам. Не могу себя преодолеть. Причем это случилось уже не в первый раз. Вот такой у меня характер – не умею отказывать. Теперь вера в добро у меня пропала совершенно, но есть страх, я боюсь идти на исповедь к священникам и не знаю, что делать. Молилась три дня Богу, просила у Него указать путь. И знаете, после этого стали появляться какие-то старые друзья, родственники. А я не могу понять, что это значит...»

– Очень трудно, не зная ситуации, конкретно ответить. Но я хотел бы сказать вот о чем. Во-первых, не нужно унывать, нужно все-таки свою печаль возлагать на Господа, и если мы с верой будем это делать, то можно преодолеть это свое состояние. Это первое. Второе: вы сказали о себе, что нерешительны, не способны отказать. Вы, наверное, сделали что-то, что не следовало бы делать, пошли на поводу, может быть, даже у священника, который ошибся где-то и что-то неправильно сказал (или он сказал правильно, а вы как-то неправильно поняли – не знаю). Но мы все-таки должны отвечать за свои поступки, стараться не поступать против своей совести и не совершать греховных поступков. А если мы их совершили, то, чтобы не впадать в унылое состояние, мы должны иметь силу каяться в этих поступках. Если мы оставляем себя в этом состоянии, то уныние нас посещает, мы запутываемся и приходим в тяжелое состояние. Вам нужно разобраться с ситуацией, в которую вы зашли, поставить все на свои места, ободриться, призвать Господа в свою жизнь и жить дальше с верой и надеждой.

Ведущий Дмитрий Бродовиков

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы