Беседы с батюшкой. О молитве

28 февраля 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
В екатеринбургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает игумен Флавиан (Матвеев), наместник Крестовоздвиженского мужского монастыря города Екатеринбурга.

– В течение длительного времени наши зрители могли утром и вечером молиться вместе с Вами, читая утреннее и вечернее правило.  И эта совместная молитва так полюбилась нашим зрителям, что необходимость новой съемки, обновления картинки, в связи с тем что телеканал «Союз» перешел в формат 16:9, вызвала целый шквал звонков. Люди вопрошали: где отец Флавиан, почему его нет, почему мы не можем привычно вместе с ним помолиться?

А не так давно, по многочисленным просьбам наших зрителей, с Вашим участием  записали Последование ко Святому Причащению, которое в нашем эфире зрители могут видеть по субботним дням и также вместе молиться. Предлагаю поговорить не про взаимоотношения со зрителями, не про ощущения зрителей и их привычки, а о том, что важно для каждого из нас (и монашествующих, и мирян): как настроиться на молитву, как сосредоточиться на ней и сделать так, чтобы молитва, читаемая по книге, была не вычитыванием, как ее еще называют, а была искренней и сердечной?

– Во-первых, конечно, нужно именно к домашней молитве – утренней, вечерней и творимой на протяжении дня – относиться как к большому духовному труду, как к духовному деланию. А когда мы приступаем к какому-то делу, мы его, во-первых, планируем, понимаем, как оно должно совершаться, контролируем процесс, наблюдаем за собой. И это же нужно делать во время молитвенного правила. Ему нужно уделять определенное время и определенное место. Конечно, это должно быть самое спокойное и тихое место, где человек может полностью сосредоточиться именно на этом деле, на этом духовном труде. И вот эти аспекты важны: время, место, осознание необходимости, подготовка.

Есть некоторые христиане, читающие молитву о даровании молитвы перед началом совершения молитвенного правила, потом выдерживают паузу и после этого начинают молиться. Таких молитвенников тоже очень можно понять. И, наконец, важен самоконтроль, когда мы во время молитвы внимательно наблюдаем, чтобы ум, как говорил святой преподобный Иоанн Лествичник, буквально плавал в словах молитвы, чтобы это было неразрывным соединением молитвенного слова и следования за ним нашего ума. Тогда дело молитвы пойдет человеку на пользу.

Конечно, человек может относиться именно к молитвенному труду по-разному, в зависимости от того, какое у него настроение, насколько ему это полезно и как считает его духовник. Образ совершения молитвы может быть такой, что человек молится, что-то читает, мысль отвлеклась, – надо возвращаться и продолжать. Таким образом человек прочитывает определенное количество молитв и на этом заканчивает. Но временами полезно молитву совершать в виде упражнения или посвящать упражнению в молитве какое-то отдельное время. Если ум отвлекся, человек начинает молитву заново или с того места, где он отвлекся.

– Или начать с молитвы о даровании молитвы…

– Это уже слишком, так сказать. Человек может попасть в заколдованный круг...

– ... и никогда из него не выйти.

– Это, наверное, слишком сложно, но, по крайней мере, когда человек упражняется в молитве, то это ее, во-первых, разнообразит. Во-вторых, это гораздо больший труд, но в то же самое время и гораздо более интересный. Это труд особенного самоконтроля и даже в какой-то степени самопознания. Человек узнает сам себя в процессе приручения своего ума и сердца следовать ходу молитвенных мыслей.

– Вопрос телезрительницы из Екатеринбурга: «Когда мы готовимся к причастию, вычитываем правило – Последование ко Святому Причащению. Там есть канон, после которого получается очень много молитв, а я очень плохо вижу, у меня плохое зрение, и вычитать эти молитвы мне очень и очень сложно. Достаточно ли канона? Или только какие-то отдельные молитвы можно вычитать? Как быть? Наизусть я их не помню, их очень много».

– Я Вас понимаю. Но раз Вы зрительница телекомпании «Союз», то, по крайней мере, накануне воскресного дня можете прослушать Последование ко Святому Причащению. Дмитрий об этом уже сказал. С другой стороны, всегда можно обратиться к кому-то из христиан, чтобы кто-то помог с прочитыванием Последования ко Причащению. Интересно даже бывает, когда больным и слабым помогает кто-то более сильный. Это помогает навести какие-то мосты, завязать новые знакомства внутри приходской общины. Всегда бывает так, что находятся люди, у которых есть время, чтобы прийти и потратить час на то, чтобы вместе помолиться. А на следующий день, вполне возможно, они вместе и причащаются. Помимо этого есть возможность использовать  MP3-плеер, для того чтобы прослушать Последование ко Святому Причащению в виде аудиофайла. Собственно говоря, разница здесь небольшая: по телевидению человек видит какую-то картинку и слышит чтение молитв, а здесь человек будет только слышать. Наверняка в приходе найдутся какие-то технически подкованные христиане, которые смогут с этим делом помочь. Главное, не стесняться обратиться, и добрые люди всегда найдутся.

– Вопрос телезрительницы: «У нас в храме очень быстро читают шестопсалмие, а когда сорок раз говорят "Господи, помилуй!" – как барабанщики бьют. И непонятно, и отвлекает от молитвы. В общем, вслушиваешься – и просто раздражение какое-то. Я обратилась к настоятелю с просьбой, чтобы помедленнее читали, а теперь смущаюсь: имела ли я право обращаться к нему с этой просьбой?»

– Вы, ради Бога, не смущайтесь, потому что настоятель ведь для того и нужен – следить, чтобы в духовной жизни прихода и в совершении богослужения, как говорится в Священном Писании, все было благопристойно и чинно. Поэтому, конечно, если Вам показалось, что есть какое-то уклонение от чинности совершения богослужения, Вы обратились к настоятелю именно по адресу. Но прежде чем обращаться к настоятелю, возможно, следовало бы обратиться к тому чтецу, чтение которого Вам показалось слишком поспешным. В Евангелии Христос Спаситель преподает нам такое правило разрешения каких-то споров, недоумений, разногласий: «Если согрешит против тебя брат твой, обличи его наедине. Если не послушает, возьми еще одного или двух и при них постарайся разобраться в этом вопросе. Если и их не послушает, скажи Церкви. А если Церкви не послушает, то будет тебе как язычник и мытарь». Вот это правило нам, христианам, нужно стараться соблюдать неукоснительно. И если бы Вы изначально обратились именно к тому чтецу, чтение которого Вам не нравится, то Вы, наверное, поступили бы немного лучше, чем так, как это сложилось в данной ситуации. Но, так или иначе, обращение к настоятелю – это именно обращение по адресу, именно настоятель должен следить за тем, как совершается богослужение в храме.

– Наверное, можно еще и прихожан храма, которых знаешь, спросить: «Не кажется ли вам, что читают слишком быстро?» Потому что для одного человека определенный темп может быть очень быстрым, а для другого вполне приемлемым. Такие вопросы есть также к тем утренним и вечерним правилам, которые звучат и в нашем эфире в том числе.

– Говорится: «Спасение во мнозе совете». То есть спасение созидается там, где есть атмосфера диалога и обмена мнениями, совета.

– Вопрос телезрительницы из Екатеринбурга: «У меня внук имеет трепетное отношение к церкви и ходил со мной причащаться. А сейчас ему исполнилось семь лет, и как только это произошло, мы еще ни разу не причащались. Я не знаю, как правильно его подготовить».

– Ваш вопрос очень понятный, но он состоит из нескольких аспектов. Конечно, с внуком можно поговорить о том, что вообще происходит в его жизни, потому что жизнь семилетнего мальчика уже очень серьезная и насыщенная событиями. И временами то, что человек знает о духовной жизни, необходимо обновлять в виде каких-то новых красок, как бы это перезагружать. И то, что внук ходит с бабушкой в храм Божий, – с одной стороны, это радость, с другой стороны, это труд, который происходит во взаимоотношениях мальчика и его родителей. Не изменилось ли их отношение к церкви? Не находятся ли какие-то занятия, которые мальчика отвлекают от раннего вставания в воскресный день, от участия в богослужении и так далее? Тем более семь лет – это то время, когда идут в школу или подготовительный класс. И получается так, что есть очень много самых разных аспектов, которые могут на это повлиять. Но, так или иначе, нужно выяснить, в первую очередь в разговоре с самим внуком, что происходит. А дальше попытаться выстроить свои взаимоотношения таким образом, чтобы внук был заинтересован продолжать походы в храм Божий... Кто знает? Может быть, ему хотелось бы с папой ходить в храм, а папа не хочет. А ребенок считает, что с бабушкой не так солидно, как было бы с папой. Мы можем это только предполагать. Но, так или иначе, серьезный разговор, конечно, нужен. А дальше – чем больше будет в этом случае творческого подхода, тем лучше.

– Но семь лет – это не только подготовительный или первый класс, это еще и первая исповедь, как правило. Ведь священнослужители рекомендуют детям до семи лет причащаться без исповеди и той подготовки, к которой мы привыкли. А как ребенку рассказать о том, что такое исповедь? Как понятным для него языком объяснить, в чем он должен каяться и как должен подходить к таинству Покаяния?

– Ребенок в семь лет уже может совершенно четко понимать, что такое стыд, который испытываешь бесплодно, и что такое стыд, который приносит свои плоды. Устыдишься своего поступка, попросишь прощения, примиришься с кем-то – и на душе легко. Если ребенок в общечеловеческих взаимоотношениях это уже прошел, знает и понимает, то он  может это переложить и на Господа Бога. Ребенку можно сказать: «Знаешь, так, как ты своим дурным, непродуманным словом или поступком можешь испортить настроение какому-нибудь человеку, так же можешь огорчить и Самого Господа Бога. Он, конечно, виду не покажет, но будет за тебя скорбеть, переживать, потому что ты поступишь не по заповедям, не по любви, не по Евангелию. И так же, как ты просишь прощения у человека и тебе на душе становится легче (восстанавливается мир, любовь и доброе общение), так же происходит и в твоих взаимоотношениях с Богом». Если ребенок способен понять такие вещи, тогда будет легко.

С другой стороны, бывают такие случаи, когда родители говорят: «У нас ребенок не умеет просить прощения. Видимо, мы его вырастили эгоистом. Как его в этом случае привести на исповедь? Он не умеет признавать ошибки». Приходится констатировать факт и говорить: «Да, дорогие родители, наверное, вы правы. До тех пор, пока эти вещи не окажутся ребенку понятными, тема исповеди, тема раскаяния будет для него темным лесом». Самая первая исповедь уже должна быть для ребенка не каким-то простым повторением того, что ему посоветует мама, папа или бабушка, а это должна быть, хотя бы в каких-то маленьких аспектах, уже серьезная работа над собой. И пусть ребенок даже назовет один или два греха на первой исповеди… Если это будет разумно, продуманно и он будет делать это именно для того, чтобы ничто не мешало нормально общаться с Богом ни утром, ни днем, ни вечером, тогда это будет самый лучший подход. И если ребенок в этом смысле еще не готов к первой исповеди, пусть первая исповедь будет и в восемь, и в девять лет. Священник может встретиться и поговорить с ребенком и родителями, и он может дать и такой совет, которому не нужно удивляться. Если первая исповедь будет несколько позже, но будет соответствовать общему развитию внутреннего мира ребенка, то это будет неплохо.

– Вопрос телезрительницы из Санкт-Петербурга: «У меня большая проблема. В этом году мне исполнится 60 лет, я уже немолодая женщина, и у меня всегда такое борение: я молюсь, а меня леность одолевает. И вот эта леность меня преследует. Молюсь и днем, и в храме на утренней и вечерней службах. Я уже пыталась читать молитвы о том, чтобы Господь мне подал исцеление от этой лености, рассеянности на молитве, но все равно тяжко. Я сама себя постоянно укоряю в этом. И борюсь, такое у меня борение. И не у меня одной. Эта леность как бы все затмевает, когда пытаешься молиться…»

– С одной стороны, хочется посочувствовать такому обращению, а с другой стороны, хочется порадоваться за человека: человек отчетливо понимает свою немощь и скорбит, и переживает, и пытается ее преодолеть. И самое главное, что это не простое следование традиции, а вот именно такое неравнодушное отношение к тому, что происходит внутри тебя, – это и есть духовная работа. Это свидетельство того, что духовная работа происходит. И дай Бог, чтобы было и в дальнейшем такое же отношение, чтобы в духовной жизни  стараться не жалеть себя, а именно продолжать в том же духе, продолжать настраиваться на молитвенный лад. А с другой стороны, важно понимать, что даже какой-то духовный неуспех, какая-то неудача в молитве (когда человек отчетливо сознает: да, молитва не получается; это не то, к чему я стремлюсь; моя молитва не такая, какой должна быть) научают человека смирению. И человек понимает, что даже если в молитве будет неуспех, то немножечко, капелька за капелькой, будет прибавляться смирение. А это уже хорошо. Духовная жизнь в общем и целом – это труды и неравнодушное отношение к тому, что происходит внутри, в сердце. Поэтому за эту христианку, которая позвонила, действительно хочется порадоваться.

– Что касается молитвы, существует такое мнение: в том случае, если читаешь молитву, а ум уходит в сторону и рассеивается, еще иногда рекомендуют  помолиться своими словами, воззвать ко Господу с тем, что есть на душе. Это первая часть вопроса. А еще Павел в социальной сети «ВКонтакте» спрашивает: «Можно ли мирянам заменять утренние и вечерние молитвы Иисусовой молитвой?»

– Что касается молитвы своими словами, то она должна быть в первую очередь молитвой о насущных духовных проблемах, о каких-то духовных бедах, которые сопровождают человека, о тех греховных состояниях, с которыми человек не может справиться, о тех проблемах, которые возникают во взаимоотношениях с ближними, о каком-то разладе внутри себя, о том, что именно не так складывается во взаимоотношениях с Господом. Именно со своими насущными проблемами обязательно нужно обращаться ко Господу и в конце утренних, и в конце вечерних молитв, потому что те молитвы, которые мы имеем в качестве образца утренних и вечерних молитв, задают общий тон. Но человек должен понимать, что именно внутри его происходят эти беды. И так просто эти проблемы не пройдут, если с ними не бороться и не привлекать в эту борьбу союзником Самого Господа Бога; они не минуют сами собой, нужно бороться и просить, чтобы Господь помог именно так и именно в тех обстоятельствах, в которых человек находится. Поэтому, конечно, образец – это утренние и вечерние молитвы, но в конце утреннего и вечернего правила очень даже стоит молиться своими словами.

Что касается замены утреннего и вечернего правила Иисусовой молитвой, то, в принципе, это возможно. Но это возможно для тех людей, которые, во-первых, о молитве Иисусовой что-то знают, читали, хотя бы прочитали беседу старца с учеником о молитве Иисусовой из первого тома святителя Игнатия (Брянчанинова). И, конечно, такую замену нужно делать по совету и под контролем своего духовника. Или, если его нет, под контролем приходского священника, чтобы он наблюдал, как человек молится, что происходит в его внутреннем мире, как действует эта молитвенная перемена: оживляет его внутреннюю жизнь или, может быть, она идет не в том направлении?

Иногда бывает, что человек начинает какие-то перемены по своеволию, без совета со священником. И это своеволие дает такие плоды, что появляется какая-то излишняя восторженность или, наоборот, человек не получает ожидаемого и начинает унывать от того, что все не так, как казалось в самом начале. И может возникнуть охлаждение к молитве как таковой. А перемена в молитвенном занятии, конечно, может быть. Человек иногда, бывает, устает от однообразия, когда его молитвенное правило все время одно и то же. Одних людей однообразие наполняет спокойствием, уверенностью и серьезностью и служит каким-то мерилом труда: «Да, я помолился, я потрудился». А другим людям нужно разнообразие. В этом смысле все мы немного разные, и если человеку нужно разнообразие, то, конечно, замена утреннего или вечернего правила молитвой Иисусовой возможна.

Иногда бывает, человек настолько серьезно берется за молитву Иисусову, что это может быть началом того, что человек будет сосредоточен на молитве Иисусовой уже потом всю оставшуюся жизнь. Такое тоже бывает. Но все это желательно делать под контролем священника. И лучше, если священник сам молится Иисусовой молитвой. Конечно, не нужно забывать такое общее правило для тех, кто занимается молитвой Иисусовой: если за нее взялся, то она потом уже в твоей жизни должна присутствовать неизменно. Это настолько серьезное занятие, что нельзя взяться за Иисусову молитву, а потом с нее переключиться на что-то другое и покинуть ее. Замечено, что такое оставление молитвы Иисусовой может принести человеку многие духовные беды. Поэтому здесь все по поговорке: взялся за гуж, не говори, что не дюж.

– Вопрос телезрительницы: «У нас на приходе есть батюшка, он старенький, ему уже 80 лет. И когда к нему попадаешь на исповедь (а обычно по выходным всегда он исповедует), он никогда ни о чем не спрашивает и никогда не успеваешь ему ничего сказать. То есть он просто спрашивает имя и сразу говорит: «Прощаются тебе твои грехи» – и так далее. Каждый раз, когда я к нему попадаю, у меня нет чувства, что я действительно исповедовалась. Может ли это считаться настоящей исповедью? Я, правда, теперь делаю так: пока стою в очереди к нему (а к нему всегда самая большая очередь,  потому что это легко: просто подойти, ничего не говоря), про себя проговариваю свои грехи, обращаясь к Господу Богу. Но получается, что я это делаю не перед священником, а как бы сама разговариваю с Богом. Считается ли это настоящей исповедью?»

– Скажите, пожалуйста, а у Вас есть выбор, к какому священнику попасть? Может быть, не к этому, а к тому, кто Вас больше выслушает?

– Телезрительница: «Выбор есть, просто он всегда в субботу и в воскресенье, а я кроме этих дней не могу прийти на неделе. И получается, что я к нему попадаю. Я не каждый раз к нему хожу, стараюсь попасть к священнику, с которым можно поговорить, который сделает внушение. Но иногда попадаю к нему».

– В этом случае, наверное, будет более логичным попросить священника о том, чтобы он более внимательно к Вам отнесся: «Батюшка, у меня такое затруднение: если я в двух словах скажу, то потом испытываю неприятное чувство, что раз я не высказалась, то, соответственно, начинаю сомневаться в действенности совершения таинства. Поэтому Вы, пожалуйста, меня выслушайте. Пусть я и займу Ваше время, зато душа моя будет спокойна». Думаю, что любой священник откликнется, если это будет такой искренний и самокритичный вопль души. Думаю, что начинать надо именно с этого.

– Либо спросить у второго священника, когда можно подойти после работы в будние дни.

– Вы правы, попроситься к священнику на беседу или попросить его как-то более внимательно Вас выслушать. Это всегда только на пользу.

– Но есть священнослужители, которые разделяют достаточно четко таинство Покаяния (исповедь) и беседу со священнослужителем. Они  так и говорят: «Если Вы хотите о чем-то поговорить, чтобы я посоветовал какую-то литературу, то приходите в тот день, когда у нас бывают занятия и я отвечаю на вопросы. А таинство – это таинство». Это не умаляет таинства и в том, и в другом случае, я так понимаю?

– Согласен. И такое обращение священника иногда бывает очень уместно, потому что это позволяет разумнее пользоваться временем. Мы же не знаем, насколько продолжительна желаемая исповедь той христианки, которая к нам обратилась. В большинстве случаев исповедь продолжается две-четыре минуты. Если исповедующихся много, кто-то дышит в спину, вряд ли исповедь обычно продолжается дольше. А если этой христианке нужно гораздо больше времени, для того чтобы высказать какие-то свои покаянные мысли, иногда бывает необходима беседа со священником, чтобы, может быть, даже в чем-то перестроить свое отношение к исповеди и других христиан поберечь, чтобы они не так долго ждали. И самой надо научиться это разделять: чтобы исповедь была исповедью и укладывалась в разумное время и краткие слова. А беседа, если она нужна, возможна уже во внебогослужебное время.

– Вопрос телезрительницы из Москвы: «Можно ли сейчас в пост после утренних молитв самовольно, без всякого благословения читать третий, шестой, девятый часы с молитвой Ефрема Сирина, поклонами и всем, что там полагается по Часослову? Потому что перед этим Вы сказали о том, что самовольно что-то делать нельзя».

– Здесь, наверное, нужно рассудить так: все-таки часы – это богослужебное чинопоследование, и для совершения их в домашних условиях, конечно, лучше будет испросить благословения священника. Тем более что Москва такой город, где храмы очень доступны для каждого верующего человека. Лучше всего, конечно, посоветоваться. И лучше, если священник поинтересуется, почему христианку привлекают именно часы, а не какие-то более привычные для домашних условий молитвословия? Нет ли в этом какого-то, может быть, превозношения, какой-то гордыни, какого-то стремления молиться дома с претензией на наименование этого молитвенного труда богослужением? Конечно, такие вопросы у священника могут возникнуть, и такое общение со священником будет, на мой взгляд, очень важным, нужным. Священник, конечно, может такое благословить, если услышит какие-то адекватные ответы, если для духовных нужд молящейся дома христианки действительно подойдут эти богослужебные чинопоследования. Еще раз повторюсь: на мой взгляд, есть более традиционные и более привычные молитвенные тексты (например, такие, как каноны или акафисты; или Псалтирь).

– У нас есть еще несколько вопросов из социальной сети «ВКонтакте». Татьяна спрашивает: «Великий пост – время внутреннего изменения. Как правильно себя вести, когда силы терпеть искушение уже на пределе и чувствуешь, что сейчас сорвешься. Такое ощущение, словно огнем душу палит. Что это за ощущение и как правильно себя вести, чтобы претерпеть это до конца?»

– Конечно, нужно понимать, что такое внутреннее состояние не рождается одномоментно. Как правило, это бывает тогда, когда в душе накапливается недовольство от каких-то обстоятельств жизни, которые не соответствуют внутренним чаяниям человека. И здесь нужно попытаться разобраться внутри себя, посмотреть, какие есть внутренние противоречия. Может быть, это какие-то болезненные, неправильные взаимоотношения с ближними – и это человека тяготит. Одним, если у них есть вдумчивый, хороший духовник, может помочь беседа со священником, другим помогает какой-то хороший друг или подруга в чем-то разобраться, если есть желание искренне обсуждать эти проблемы.

Иногда человек вообще говорит: «Нет, я не готов эти проблемы обсуждать с кем бы то ни было». Для такого человека может подойти такой совет: выписать в тетрадку все свои плюсы и минусы от того или иного своего занятия, аспекта жизни и отложить ее в сторону, потом через несколько дней к этой тетрадке вернуться и все проанализировать. По крайней мере, искреннее изложение своих мыслей на бумаге помогает разобраться, о чем я думаю, о чем переживаю. Некоторые люди ведут дневники. Сейчас это не очень популярно, но, как известно, в прошлом, до революции очень многие грамотные люди вели дневники. И это были не только какие-то памятки и заметки. Это был один из способов навести порядок у себя в душе. И если этот порядок удается навести таким способом, значит, он будет и в будущем.

После такого вдумчивого анализа, после беседы или, может быть, даже визита к психологу, после выписывания всей проблематики внутренней жизни на бумагу всегда найдется то, что человек осознает как грех, постарается вывести это за пределы своей жизни и скажет: «Да, конечно, это то, что я должен (или должна) принести на исповедь». Но для того чтобы это принести на исповедь, это должно созреть, это должно быть осознанным. И перед тем как пойти на исповедь, человек должен отделить грех от себя: «Это я, это мое внутреннее пространство, в котором места для греха нет. И так должно быть». Человек говорит себе так, ставит точку и уже потом идет на исповедь.

– Вопрос телезрителя из Пензы: «У меня друг употребляет наркотики, я о нем молюсь своими словами. Правильно это или нет? Вообще я за близких молюсь, называю их имена, здоровья им прошу. Правильно ли я делаю? Или достаточно просто сказать: моим близким – здоровья...»

– Очень правильно поступаете.

– Телезритель: «Еще я смотрел фильм про Григория Распутина. Как Церковь к нему относится? Кто он такой вообще? Вроде бы добро делал, людей исцелял, но понять сам не могу. Если можете, ответьте».

– Что касается первого вопроса, то, конечно, в молитвенном труде ориентиром должны быть те молитвы, которые составлены по тому или иному случаю святыми отцами, молитвенниками, людьми духоносными, которые знали в этом толк. И поэтому, конечно, есть молитвы и о здравии болящих, есть молитвы о тех, кто страждет от наркотических и иных зависимостей. Там есть такие формулировки, и я даже сейчас вспоминаю, что в молитвах это называется «зельем душепагубным», «дурманом» – это именно те слова, которыми и надо это называть. Это должно быть основой для молитвенного делания, но, как говорится, всегда в молитве должно быть место просто искреннему воплю души за того человека, который нуждается в нашей молитвенной помощи и поддержке.

Что касается Григория Распутина, я могу сказать только о каких-то своих личных впечатлениях. До поры до времени, когда был Советский Союз, говорили о том, что Распутин – развратник, пьяница, мерзавец, негодяй. И то, что он был рядом с царской семьей, – это, как говорится, те люди, которые друг друга стоили. Вот такое было отношение, оно навязывалось всем советским людям, я еще со школьной скамьи такое отношение помню.

Но, конечно, эта точка зрения не характеризует эту личность со всех сторон, потому что известно, что Григорий Распутин совершал паломничества, много и охотно молился, делал добрые дела, старался действительно искренне помочь наследнику-цесаревичу, чтобы он получал облегчение в своей тяжелой наследственной болезни, от которой постоянно страдал. Что и каким образом помогало ему? Может быть, действительно получалось вымолить для наследника какую-то помощь, которую ощущали в царской семье. Особенным доверием Григорий Распутин пользовался у императрицы. Что это был за дар? Может, это был какой-то дар внушения – и он умело внушал царской чете свою какую-то особую значимость, близость к Богу. И когда болезнь естественным образом отступала (а при гемофилии так это и происходит: приступ болезни – облегчение; приступ может быть обусловлен какой-то травмой), когда наступало облегчение, императрица связывала это с каким-то молитвенным заступничеством друга семьи старца Григория, как его называли. Что это было? Мы, может быть, так и не узнаем. Были в этой личности и темные стороны, были и светлые, но если мы будем рассуждать о самих себе, каждый про себя может сказать то же самое.

Несомненно, это была такая личность, которая могла внушать людям нечто о себе. Распутин, несомненно, был человеком, который умел себя подать. Очень много сейчас споров, рассуждений об этой личности. Но, по крайней мере, Комиссия по канонизации святых, когда рассматривала вопрос о канонизации императора Николая II и членов его семьи, сочла, что вот эта близость Распутина к царской семье не может служить препятствием для канонизации, потому что может быть какой-то  простительной слабостью, которую проявляла, в частности, императрица. Поэтому канонизация все же состоялась. При этом понятно, что личность Распутина в глазах Синодальной комиссии по канонизации бросала некоторую тень на царскую семью. Вот об этом также не нужно забывать.

– Чуть ранее Вы говорили про важность и пользу дневниковых записей, изложение своих мыслей на бумаге, вспомнили и святую царскую семью. Дневниковые записи императрицы Александры Федоровны и императора Николая Александровича, наверное, имеют для нас огромную духовную пользу, и они есть в открытом доступе. Хотелось бы отметить, что в Екатеринбургской епархии в год столетия подвига святой царской семьи запущен такой проект – сайт под названием «Царская семья.рф», где в том числе есть дневниковые записи святой царской четы, а также запущен специальный Telegram-канал, где каждый день, соответствуя сегодняшнему календарю, приводятся письма государя и императрицы друг другу, а также их заметки и дневниковые записи.

– Получается, как бы спустя сто лет; очень интересно.

– Готовясь к сегодняшней программе, я посмотрел некоторые  записи, которые встретились в дневнике Николая Александровича в дни начала Великого поста. Так вот, Пасха в 1918 году отмечалась 22 апреля по старому стилю, 5 мая по новому стилю. И начало Великого поста было 5 марта по старому стилю, 18 марта по новому стилю. И в то время члены царской семьи, столетие подвига которых мы отмечаем в этом году, находились в Тобольске. Интересно, что расстояние от губернаторского дома, где они содержались, до Благовещенской церкви, куда их водили, не превышало ста или двести сажен. Это, насколько я понимаю, около двухсот- четырехсот метров, надо было лишь перейти улицу. Однако царскую семью перестали водить на богослужение после Рождества Христова, где Николаю Александровичу пропели «Многая лета».

И вот 7 марта, в третий день Великого поста, в дневнике императора Николая II есть такая запись: «Среда. Наконец, после двухмесячного перерыва, попали снова в церковь к Преждеосвященной литургии». Преждеосвященная литургия и вечерня служились также для царской четы в пятницу, 22 марта. В этот день государь-император написал следующее в дневнике: «Сегодня годовщина моего приезда в Царское Село и заключения с семьей в Александровском дворце. Невольно вспоминаешь этот прошедший тяжелый год. А что еще ожидает нас всех впереди? Все в руке Божьей, на Него только все упование наше». На следующий день, 23 марта, царская семья причастилась в церкви за обедней, Николай Александрович пишет: «Хор пел на редкость. Вернулись к девяти часам домой. После чая гуляли; погода совсем весенняя, таяло в тени. Днем много работали, а в девять часов была всенощная дома». Вообще в дневниковых записях императора можно встретить очень много упоминаний о богослужениях в доме и в храме, о спевках, молитве.

И в завершение этой программы хотелось бы Вас спросить, как нам научиться уделять такое серьезное внимание церкви и Богу?

– Пример, который Вы привели, читая дневниковые записи государя, – это один из примеров человека, который нам очень близок. Нас по телеканалу «Союз» смотрят в самых разных уголках земного шара, но, по крайней мере, создается вот именно такое ощущение, переживание того, что святой царь и его семья близко. Прошло сто лет, этот год – юбилейный год их подвига, но есть ощущение, что это тот пример, который всегда перед нами, пример искреннего предания себя в руки Божии, понимания того, что за нашими пределами есть много такого, что течет без нашего участия. Это пример человека, который совсем недавно правил самым большим государством земного шара, а теперь находится в заключении. И нет какого-то неодобрения, сердитости в адрес тех людей, под надзором которых он перемещается между тем местом, где живет вместе с семьей, и тем местом, где надлежит им молиться Богу. Они решают, когда государь ходит в церковь, когда возвращается домой, и ни тени неудовольствия, ни тени сетования, что все не так. Этого нет.

Очень часто рядом с нами что-то происходит не по нашей воле, и мы сразу же испытываем тревогу и начинаем строить планы, как нам нужно это переменить, как нам нужно взять это под контроль, как нам нужно обратить это так, чтобы это соответствовало нашим планам. И иногда нам нужно брать пример именно с императора Николая II, с его предков, один из которых – император, когда слушал какую-то новость, которая была совершенно неприятна, выдерживал паузу, подходил к окну и потом всегда говорил одну и ту же фразу: «Так угодно Богу». В случае с императором Николаем II пример следования воле Божией – это действительно великий пример великого человека, потому что настолько велик контраст! Только что он был правителем – и оказался в роли главы семейства, заключенного под стражу. Этот пример очень близок для нас, потому что все это происходило в Екатеринбурге. По крайней мере, это те примеры, которые могут очень многому нас научить.

Дай Бог, чтобы мы брали пример не только со святого государя Николая Александровича, но и с тех святых, имена которых мы носим, которые особо почитаются в том или ином городе или местности, которые являются небесными покровителями и в честь которых, может быть, названы города. А очень многие города носят названия в честь святых. Поэтому у каждого христианина всегда есть перед глазами пример для подражания. И как говорится в апостольских посланиях, мы имеем облако свидетелей, вокруг нас души тех христиан, которые преставились из этой жизни, достигли спасения; вокруг нас сонм ангелов. И вот эти духовные реалии всегда рядом с нами, поэтому мы и молимся святым и просим у них заступничества. Потому что наше общение внутри Церкви в Духе Святом никогда не прекращается. И, конечно, у каждого христианина могут быть какие-то особенные святые, даже иногда по профессии. Тот или иной человек говорит: «Я этого святого почитаю именно потому, что что-то в его жизни, в его занятиях, поучениях особенно близко именно мне». И это очень хорошо. Всегда за таких христиан очень радостно.

Ведущий Дмитрий Бродовиков

Записала Елена Кузоро

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы