Беседы с батюшкой. Успение Пресвятой Богородицы

27 августа 2017 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает протоиерей Олег Стеняев, клирик храма Рождества Иоанна Предтечи в Сокольниках. Повтор от 28 августа 2016 года.

(Расшифровка выполнена с минимальным редактированием устной речи)

– Наступил великий праздник – Успение Пресвятой Богородицы, очень знаменательный день для всех православных христиан. И первый вопрос касается личности Пресвятой Богородицы: «Почему Церковь называет Пресвятую Деву выше ангелов, выше херувимов? Как человек может подняться на такую высоту?»

– Действительно, это очень сложный вопрос, потому что когда мы говорим о человеке в целом, то он представляется существом между миром животным и миром ангельским. В то же время уже древние отцы обращали внимание на то, что об ангелах не сказано, что они созданы по образу и подобию Божию, а о людях так сказано. С другой стороны, когда мы говорим о святых людях, то говорим, что это «земной ангел», «небесный человек». И следующая позиция: есть целая группа святых отцов, которые учили, что смысл сотворения человечества – восполнить число отпадших ангелов. Казалось бы, это предел для человека – быть как ангел. И Сам Христос говорит, что люди на небесах будут как ангелы.

Почему же Дева Мария оказалась выше ангелов, архангелов, херувимов, серафимов? Это действительно непостижимая тайна. Если хотите, богословская проблема. Без сомнения, это связано с тем, что Она послужила орудием боговоплощения. В Ней Самой происходит встреча Божественного и человеческого. Ведь мы исповедуем Иисуса Христа Богочеловеком, и Свое человечество Христос принимает от Нее, в Ее чреве, формируясь в Духе Святом. По Божеству Он входит в Нее, по человечеству исходит из Нее.

Давайте теперь зададимся вопросом, кто из ангелов, архангелов, херувимов, серафимов, обращаясь ко второму Лицу Святой Троицы Иисусу Христу, может сказать: «Сын Мой Возлюбленный»? Никто. Только Бог Отец и Пресвятая Дева Мария. Кто из ангелов, архангелов, херувимов, серафимов может любить второе Лицо Святой Троицы родительской любовью? Никто. Только Бог Отец и Пресвятая Дева Мария.

То самое подобие Богу, которое было утрачено в грехопадении, в Пресвятой Деве было восстановлено наибольшим образом. И когда мы говорим об Иисусе Христе как о Богочеловеке, мы отлично понимаем, что так близко Божество к человечеству уже не подойдет. И человечество уже не подойдет к Божеству так близко, как это произошло в чреве Девы Марии. Ведь халкидонски мы исповедуем, что Божественное и человеческое во Христе неразлучно, нераздельно, неизменно, хотя и неслиянно. И это тайна Ее величия, когда смиренная Дева из Назарета поднялась на такую поистине недосягаемую не только для человека, но и для небожителей высоту.

– Как известно, Дух Святой исходит на Пресвятую Деву Марию в день Благовещения. Второй раз Он сходит в Пятидесятницу, и мы видим Богородицу среди апостолов. Что может означать двойное схождение Духа на Пресвятую Деву Марию?

– Об этом писал Дамаскин, писал Лосский, это опять богословская проблема. В обычной христианской жизни во время совершения Таинства миропомазания человек обретает статус царственного достоинства, то есть становится христианином царственного священства. Второй раз человека помазывают миром, когда он становится царем.

Литургически участие Девы Марии как бы в двух снисхождениях Духа Святого – в день Благовещения и день Святой Пятидесятницы – может осмысливаться как помазание на некое царство. И литургически мы Ее чествуем как Царицу Небесную. То есть некое царственное достоинство в необычной полноте исполняется на Деве Марии. Она – как самый зрелый плод ветхозаветной Церкви еврейского народа, и Она же – начаток Церкви новозаветной, является как Царица Небесная, а в христианском понимании – исходя из тайны этих двух снисхождений Духа Святого. Проблема здесь заключается в том, что Архангел уже приветствует Ее словами: «Радуйся, благодати полная!» Вот эта полнота, наполненная потом и в день Пятидесятницы, опять же показывает особую высоту Ее положения, которая недостижима и даже до конца непостижима. Это всегда будет оставаться богословской проблемой. Не случайно существуют разные споры вокруг Девы Марии.

– Можно ли как-то проследить жизнь Пресвятой Богородицы с того момента, когда заканчивается земная жизнь Христа? И откуда об этом известно?

– Древний христианский автор святой Амвросий Медиоланский, говоря о жизни Владычицы нашей на земле, так описывает дивные душевные качества Пресвятой Богородицы: «Она – Дева не только по плоти, но и по духу: смиренна сердцем и нетороплива в речи; слова Ее полны божественной мудрости; Она почти постоянно в чтении Святого Писания...» И действительно, на многих иконах мы видим, что Она имеет прялку и читает книгу.

«...неутомима в трудах; целомудренна в беседах, говоря с людьми как пред Богом...» То есть Пресвятая Богородица очень серьезно относилась к каждому человеку, как к созданному по образу Божию.

«...никого никогда Она не обидела, желая всем добра; никем, хотя бы и убогим, не гнушаясь, ни над кем не смеялась, но все, что ни видела, покрывала Своею любовию; из уст Ее никогда не исходило слова, не приносившего благодати; во всех делах Своих Она являла образ высочайшего девства. Внешний вид Ее был отображением внутреннего совершенства – благодати и незлобия».

Так говорит святой Амвросий. Описание святости душевной и внешнего вида Богородицы встречаем также у древних авторов Епифания и Никифора. Они описывают:

«Во всяком случае Она сохраняла досточтимую сановитость...» Она же была из царского дома Давида.

«...и постоянство» – это тоже особенность царей.

«...говорила очень мало, только о необходимом и добром, – слова Ее были сладостны для уха; к каждому Она относилась с должным уважением; с каждым человеком вела соответствующую беседу, не смеясь, не возмущаясь, тем более не гневаясь. Рост Ее был средний; цвет лица – как цвет зерна пшеничного; волосы светло-русые и несколько златовидные...» Мы помним описание царя Давида: он был белокур.

«...взгляд быстрый, проницательный; глаза, цветом напоминающие масличный плод; брови немного наклоненные, темные; нос средний; уста подобны цвету розы и сладкословесные; лицо не совсем круглое; руки и пальцы продолговатые; в Ней не было никакой гордости, во всем простота, без малейшего притворства; Она была чужда всякого потворства, являя в то же время пример высочайшего смирения. Одежды Ее были просты, без всяких искусственных украшений, как о том говорит сохранившийся доселе покров Ее головы, — словом, во всем у Нее проявлялась проникавшая Ее Божественная благодать».

Так повествуют Никифор и Епифаний о душевных и телесных особенностях Пресвятой Девы Марии.

Конечно, эти предания, скорее всего, относятся к периоду, когда Ей было 50–60 лет. По поводу возраста Ее успения существуют разные предположительные даты. Даже в Житиях Дмитрия Ростовского мы видим ссылки на авторитетных авторов, которые утверждали, что Она умерла в 64 года или в пятьдесят с чем-то лет. Но в целом Ее жизнь не была столь длинной, как у древних патриархов, потому что, рано состоявшись в благодати, девицей из Назарета, будучи уже исполненной благодати, Она стремилась быстрее покинуть этот мир. Известно, что Ее молитвы, особенно после вознесения Христа на небо, были связаны с желанием присоединиться к возлюбленному Сыну. И эти молитвы, по преданию, Она совершала на Елеонской горе. Давайте вспомним, что Елеонская гора – это и гора Вознесения, где апостолам, смотревшим, как возносится Господь Иисус Христос, два ангела сказали: «Как вы Его видите уходящим, так Он и вернется». И возможно, Дева Мария ходила туда каждый день и ждала, когда же Он вернется. Но этого не происходило, и Она стала молиться, чтобы Христос забрал Ее к Себе.

И однажды Ей является чудесное видение Архангела Гавриила, который в восточной традиции является другом праведных, другом пророков. Он является с райской ветвью и говорит: «Ты дождалась. Твое успение состоится. Вот Тебе залог того, что рай уже ожидает Тебя. Сам Сын Твой придет за Твоей блаженной душой». Также предания сохранили, как Богородица готовилась к Своей смерти, которая так и не стала смертью. Обычно слово «смерть» пугает нас. Так вот, когда мы говорим об успении, это другой формат перехода от этой жизни в другую. И в некотором смысле Пресвятая Дева открыла дверь, чтобы иным путем покинуть этот мир.

Мы знаем, что смерть грешника люта. Святые отцы говорили, что смерть Господа Иисуса Христа была очень тяжелой, потому что Он умирал как взявший на Себя грехи всего мира. Но Пресвятая Дева Мария умирает как Праведница, Которая приготовила Себя к встрече с Небесным Женихом. И Предание донесло до нас, что Она молилась, чтобы в момент смерти не увидеть злых духов. Такая молитвенная просьба также соответствует древней иудейской традиции: когда человек, опасаясь смерти, боится встречи с какими-то существами. Давид пишет в псалмах: «Беззакония моя в день злый окружат меня...» и так далее. И тогда Сын Божий как бы посылает Ей удостоверение о том, что Он Сам придет за Ее блаженной душой и Она не увидит этих злых духов, которые действительно иногда ожидают людей при смертном одре. Ее отход от этой жизни – это залог подлинно христианской кончины. Той самой кончины, о которой мы молимся: «Господи! Пошли нам христианскую кончину». В этом смысле Дева Мария, может быть, оказалась первым человеком, который умирает таким благостным образом.

– Как все-таки объяснить слово «успение» доступным языком?

– Слово «успение» надо понимать как «отдохновение». Например, в греческой традиции место захоронения дословно можно перевести как «усыпальница». Успение как сон, как легкий переход, который напоминает не выдирание души из тела («смерть грешника люта»), а проходит как незаметный момент.

Существует древнее предание, что ангел смерти никак не мог забрать душу царя Давида, потому что тот сидел и изучал Священное Писание; сказано: «И в законе Твоем пребываю день и ночь». Изучение Священного Писания – такое важное дело, что даже ангел смерти должен стоять по стойке смирно и ждать. Надо было как-то отвлечь царя Давида, и он стал плескать водой. Давид отвлекся – и ангел смерти быстро забрал его душу. Это, конечно, особый момент ухода, но, похоже, уже апостол Павел понимал, что формат смерти верующего в Иисуса Христа не тот, в каком умирают обычные люди. У Павла есть фраза: «Для меня жизнь – Христос, а смерть – приобретение». То есть кто живет мыслью о Христе, для того смерть – это приобретение. А Дева Мария после вознесения жила мыслью о том, когда же Она опять увидит Своего Сына и сможет наслаждаться Его ликом.

Перед успением Пресвятая Дева хотела увидеть апостолов – продолжателей дела Ее Сына. Она сообщила Иоанну Богослову (с которым проживала в Иерусалиме), показав ему райскую ветвь, что за Ней придет Ее Сын. Иоанн Богослов сразу поспешил к Иакову, брату Господню, который был патриархом Иерусалимской Церкви, и тот оповестил всех христиан Иерусалима и окрестностей. И они во множестве собрались к дому Пресвятой Девы Марии, чтобы проститься с Ней: Она действительно являлась центром их жизни. Помните, как сказано в Евангелии о дне Святой Пятидесятницы: «апостолы с Марией, Матерью Его».

То есть Дух Святой, благодать – это когда мы с Марией, в единстве с этой удивительной любовью к Богу, с этим залогом абсолютно правильного восстановления подобия Богу, что и произошло в Деве Марии. И вдруг совершенно неожиданно грохот на небесах, и к дому Иоанна Богослова – который находился на Сионе, рядом с гробницей царя Давида – на облаках спускаются святые апостолы. Они не понимают, зачем их собрал Господь. Они давно не видели друг друга, обнимаются, к ним выходит Иоанн Богослов, который тоже давно их не видел, тоже обнимаются, и он сообщает им весть о том, что Дева Мария покидает мир.

На иконе видно, как святые апостолы окружают одр Пресвятой Девы Марии, а Сын Божий берет Ее блаженную душу, которая похожа на маленького ребенка, в Свои пречистые руки, чтобы забрать Ее в Царство Небесное. Две плачущие женщины – это две прислужницы, которые помогали Деве Марии, следили за порядком. Богородица подарила этим христианским сестрам, которые заботились о Ней в последние годы Ее жизни, две Свои ризы. Здесь же патриарх Иерусалима Иаков, брат Господень, который собрал христиан, организовал процессию, потому что Пресвятая Дева завещала похоронить Ее рядом с родителями и надо было нести Ее к этому месту – подножию Елеонской горы, в Гефсиманский сад – и там совершить погребение.

– Что сейчас находится на месте предполагаемого погребения?

– Там находятся огромные храмы: на месте успения и месте погребения. Насколько я помню, храмы католические, но святыни открыты для всех христиан, туда приходят молиться и армяне, и греки, и русские. Всякий желающий почтить Божию Матерь может прийти к этим местам.

– Почему в иконографии принято изображать душу Богородицы в виде младенца?

– Приведу пример, связанный с Книгой Бытия, где есть раздел, который называется «Житие Сарры», и в 23-й главе мы читаем о смерти Сарры: «Жизни Сарриной было сто двадцать семь лет: вот лета жизни Сарриной». Это синодальный перевод, а дословно было бы так: «Жизни Сарриной было сто лет, двадцать лет, семь лет: вот лета жизни Сарриной». Почему такое отделение? В древности предлагали такое объяснение: в сто лет Сарра выглядела по красоте как двадцатилетняя, а по чистоте своей как семилетний младенец. Это древняя экзегеза: меньшее число лет человека в определении, сколько он прожил, как бы показывает его чистоту. Помните, Христос говорил: «Будьте как дети». То есть душа Девы Марии не просто девочка, а младенец. Это сердце было настолько преисполнено любви, что оно стяжало младенческую чистоту. И такая иконография соответствует очень древней экзегезе, которая может уходить корнями даже к временам второго Храма.

– В одной из паремий, читаемых на вечерне Успения, есть пророчество Иезекииля. Позвольте зачитать отрывок из него: «И рече Господь ко мне: врата сия затворена будут и не отверзутся, и никтоже пройдет сквозе их; яко Господь Бог Израилев пройдет ими, и будут затворена. Яко Игумен сядет в них снести хлеб, по пути Еламских врат внидет и по пути его изыдет. И введе мя по пути врат святых, сущих к северу, прямо храму, и видех, и се исполнь славы храм Господень». О чем здесь идет речь?

– О приснодевстве Девы Марии. Вратами, которыми проходит Властелин, уже никто не пройдет. Она Дева до рождества. Она Дева в рождестве. И Она Дева после рождества. Эти врата девства всегда закрыты. Как Христос мог родиться, не порушив девства? А как Он дверями затворенными вошел в Сионскую горницу? Отцы, отвечая на этот вопрос, всегда проводили такую параллель. Они говорили: это кощунственная мысль – считать, что, рождаясь, Он что-то разрушил. Христос – Тот, Кто созидает, создает, а не разрушает. Поэтому врата непроходимые, но которыми прошел Один, это девство Пресвятой Девы Марии, нерушимые, как каменные ворота, заложенные огромными камнями.

– То есть один раз воплотившись, Господь больше не сможет пройти?

– Да. Он чудесно прошел этими вратами затворенными, не порушив Ее девства, как и в Сионскую горницу несколько раз входил дверями затворенными.

У Иоанна Дамаскина есть работа, которая называется «О привидениях», то есть о духах, и в ней он писал: «Кто-то скажет: это не чудо – пройти дверями затворенными, а я скажу: только Господь может пройти дверями затворенными. Демон, призрак не может пройти дверями затворенными. Он ждет, когда кто-то откроет дверь, тогда бесенок проскользнет». Дамаскин – это очень авторитетный христианский теолог. Когда я читал это, то вспомнил слова матушки Матронушки (Московской), она говорила: «Когда идет большевистская демонстрация, форточки не открывайте, а то налетит всякая бесовня, и придется их долго выгонять святой водой». Действительно, некоторые вещи открываются не сразу и их нелегко понять. Но мы действительно не можем приписывать силам зла то, что может сотворить только Бог. Так что Дамаскин отказывает силам зла в возможности пройти сквозь стену, стекло и так далее. Не настолько это чистые существа, скажем так, чтобы они могли действовать как-то наподобие Бога. Это не так.

Также они не знают наших мыслей, а определяют их только по поступкам и действиям.

– Как тонкие психологи.

– Да, кстати, бесы всегда занимаются психологией, потому что они всегда наблюдают за нами по поступкам. Это одна и та же школа.

– То есть внушить бес может, но прочитать мысли неспособен?

– Он присматривается к твоим словам, к твоим жестам, твоей манере сидеть, твоей манере говорить, к реакциям на разные слова – такое «неолингвистическое программирование».

– Конечно, за тысячелетнюю историю у них, в принципе, накопилось...

– Да, тысячелетний опыт. А в начале XX века они решили поделиться с людьми: Юнгом, Фрейдом с их «неосознанным».

– Давайте вернемся к теме. Откуда мы узнаем об Успении Пресвятой Богородицы? Ведь в Евангелии мы об этом не читаем, но сохранилось Предание. Можно ли назвать эти источники?

– Во-первых, сегодня мы прочитали нескольких авторов: Амвросия Медиоланского (а это очень авторитетный автор) и двух других, живших в древние времена, которые донесли до нас информацию о Деве Марии. Прежде всего эта информация, конечно, сохранялась в святой Палестине. Потому что когда находишься на Святой Земле, ты как бы внутри иконы. Там все можно осязать, наблюдать, и это ощущение не покидает человека, пока он находится на Святой Земле.

Далее. Здесь более уместен вопрос: а почему так мало говорится в Священных Писаниях Нового Завета о Деве Марии? Блаженный Феофилакт говорит: «Апостолы умалчивают о том, что христианам было общеизвестно». Но если эти тексты попадут в руки нехристиан и они будут читать их со своей грубой, рационалистической системой восприятия текста, то это превратится в осмеяние Девы. В этом смысле апостолы ведут себя как рыцари, которые оберегают честь Пресвятой Девы. Они не дают всю информацию и не говорят, как это было. Потому что даже таинства в Древней Церкви преподавались не всем – была наука тайноводства.

Даже если мы возьмем проповеди апостола Петра и архидиакона Стефана, когда они проповедуют в Иерусалиме, то они не говорят прямо, что Христос есть Бог, а вспоминают слова Моисея: «Другого пророка пошлет вам Господь». И комментаторы спрашивают: а почему они всех отсылают к этому слову, где Христос называется пророком? Действительно, Он совершал в Своем народе пророческое служение. У Него тройственное служение: служение Царя, Пророка и Первосвященника. Это прописано и в догматическом богословии Макария. Наши экзегеты, богословы, особенно древние отцы, говорят: да если бы они сразу сказали, что Он Бог, на этом бы их проповедь и прекратилась, их сразу бы забросали камнями. Если бы они сразу сказали о Троице, проповедь сразу бы прекратилась.

Учение о Троице – это завершающий этап. А что такое завершающий этап? Это крещение: крестят во имя Отца, во имя Сына, во имя Духа Святого. И у нас есть такие горе-миссионеры , которые считают, что человеку надо сразу давать всю информацию, не пытаться подстраиваться под его понимание. А апостол Павел настаивает именно на другом: он пишет, что для иудея надо быть как иудей, для эллина как эллин, для всех всё. И отцы говорят: да, это даже выглядит как неискренность, как какое-то лукавство, но это не так. Это попытка уловить душу. Здесь надо проявить миссионерские хитрость и качества. Потом они дадут результаты.

Внешне нельзя судить о миссии. Я бы никогда не советовал серьезным ортодоксам смотреть диспуты православных миссионеров с буддистами, например, или с китайцами. Даже поведение апостола Павла в ареопаге… Любой серьезный православный ортодокс прочитает и скажет: да что он там вытворяет? Как Павел ведет себя в ареопаге? «Обходя ваши святыни, я увидел, что вы народ как бы особенно набожный». Миссия – это не для всех. А Евангелие как священный текст – это для своих. И то в некоторых случаях какие-то темы умалчиваются, потому что надо дойти до них. Христос иногда останавливался в Своей проповеди. Он говорил: «Я вам о земном говорю – вы не понимаете. А хотите, чтобы я вам о небесном говорил».

– Не все полезно, как говорится.

– Да, конечно. Истина открывается нам в той мере, в какой мы можем ее вместить. Ведь на чем погорел дьявол? Он имел сразу много, и он возгордился в этом состоянии. Это была высокоорганизованная духовная личность, а как он низко пал...

– То есть можно говорить, что Пресвятая Богородица от момента вознесения до Своего успения просто жила спокойной жизнью в Иерусалиме?

– Когда происходят гонения, Она вместе с Иоанном Богословом покидает Иерусалим. У Нее была Своя миссия: Она общалась с Лазарем Четверодневным, посетила Афон, участвовала в других путешествиях. Известен случай, когда апостолы были еще в Иерусалиме, они стали бросать жребий, кому куда идти проповедовать. И Дева Мария в евангельском рвении говорит: «Я тоже брошу жребий». Она бросает жребий, и Ей выпадает Иверия. Иверия – это Грузия. Грузия – настоящий удел Девы Марии, Ее дом. Она туда не пошла, не была в Иверии. Но через несколько столетий после Своего успения Она является деве из дома царя Давида, то есть Своей родственнице, скажем так , и говорит: «Ты пойдешь вместо Меня в Иверию и обратишь эту землю ко Христу». И смиренная дева Нино с крестом в руках отправляется в Грузию и обращает царя и целый народ. Не было никакой миссионерской программы, никакого миссионерского отдела, не было обеспечения, рекламы, да ничего не было. Но была своя вера и покров Пресвятой Девы Марии. Это чудо.

Есть древнее христианское молитвословие, обращенное к Деве Марии, которое меня всегда очень умиляет. Там сказано: «Никогда не было и никогда не будет человека, который, обратившись к Деве Марии, не был бы услышан». И у одного отца я читал: «Если ты чувствуешь, что совершил тяжелый грех, что справедливый Божий гнев тебя раздавит, и тебе кажется, что прямо сейчас проклятье обрушится на тебя, прямо сейчас твоя жизнь завершится, и вдруг вместо недугов – исцеление, вместо проклятия – благословение, что же случилось? Это Дева Мария опять умолила Сына Своего именно по поводу тебя».

– Это как провинившийся ребенок, который бежит к матери под ее утешение.

– Мы же называем Ее Матерь Божия. Но в это слово «Мать» вкладываем смысл, относящийся и к нам. Есть древнее предание, как один святой был восхищен на небо и ангел водил его, показывая все обители. И святых показывал, что они там делают, какие у них небесные конференции, что изучают, что поют. А Девы Марии не было в Царстве Божием. Тогда Божий угодник спросил ангела: «А где же Матерь нашего спасения?» И сопровождающий его ангел сказал: «Она с вами. Она не покидает вас. Она у постели больного человека, который молится Ей. Она опекает ребенка, который заблудился в лесу. Она скорбящих утешение, Она нечаянная радость. Она принадлежит всему народу Божьему».

Ведь мы усыновлены Ей у древа Голгофского Креста. Когда под ним стояли Мария и Иоанн Богослов как единственный представитель всей Церкви, Христос, глядя на них, говорит Иоанну Богослову: «Се Матерь Твоя», а Деве Марии: «Се сын Твой». То есть произошло усыновление всей христианской Церкви Деве Марии. Поэтому Она наша Матерь. Конечно, Иоанн Богослов выполнял и функцию временной опеки Девы Марии, сам при этом понимая, что Она уже опекает весь христианский мир Своим молитвословием.

Кстати, Ее погребение было очень сложным. Когда иудеи узнали, что хоронят Мать, как они говорили, обманщика, льстеца, то решили остановить процесс и надругаться над телом. И вдруг на Иерусалим сошел очень густой туман. По древним порядкам во время погребения пелись псалмы. Апостолы шли и антифонно пели их. И евреи никак не могли увидеть, где же эта процессия. Кто был в Иерусалиме, знает: там узкие улочки – пойди разбери. И был один ревностный иудейский священник Афония, как сказано в житии Успения, физически очень сильный. Для него туман вдруг приподнялся – и он увидел: апостолы несут одр с Девой Марией. Он с криком бросился, схватился за одр, чтобы его опрокинуть, но появился Архангел Божий Михаил и отсек ему руки.

Руки Афония-священника повисают на одре, а он падает в пыль и понимает, что сделал что-то не так. У иудеев очень обостренное чувство справедливости – мера за меру, не бывает наказания без вины. И он понял, что этот поступок неправильный, если даже Ангел Божий явился и отсек ему руки. Апостолы стали ему говорить: «Попроси Ее, чтобы Она помогла тебе. Попроси у Нее прощения». И он просит у Пресвятой Богородицы прощения, апостолы предлагают ему приложить руки – и руки приросли, только остался круглый шрам как напоминание о том, что это произошло. И Афоний шел за одром к месту погребения, восклицая: «Пресвятая Богородица, спасай нас!»

То есть первым, кто стал молиться Деве Марии, был человек, который имел ненависть опрокинуть Ее одр и обращенный Ее любовью. Когда совершалось погребение Девы Марии, христиане еще не молились Ей. Они молились Иисусу Христу, Богу Отцу, Духу Святому. Апостол Фома опоздал (он все время опаздывает) и сказал: «Откройте для меня пещеру, я хочу проститься с Девой Марией». Открыли пещеру, вошли – там никого не было. Был только аромат свежих трав, вот почему на Успение принято украшать одр Девы Марии ростками зелени. И когда они вышли из пещеры на улицу, то увидели Пресвятую Богородицу на воздусе в царственном величии. И тогда все стали восклицать вместе с Афонием, иудейским священником, а теперь уже христианином: «Пресвятая Богородица, спасай нас!»

Такая интересная история праздника Успения, советую всем перечитать житие этого праздника по Димитрию Ростовскому, где он собрал очень интересный разный материал.

– Все наше богослужение на протяжении всего суточного круга пронизано молитвословиями, которые восхваляют Пресвятую Богородицу. Но как был установлен праздник Успения? Можно ли привести историю формирования празднования?

– Когда речь заходит о праздниках, то чаще всего это связано с каким-то местом. Наверняка после того как было обнаружено, что пещера пуста, но везде ростки свежей зелени, это место становится объектом почитания. Туда приходят на молитву, как Сама Дева Мария ходила на Елеонскую гору и совершала там молитвы. А через какое-то время люди принимают решение собираться в этом месте в определенный день, чтобы совершать здесь какие-то памятные мероприятия. Из Библии мы знаем, что некоторые праздники устанавливал Сам Господь. Церковь могла устанавливать праздники самостоятельно, потому что действия ее были по принципу: «Изволися нам и Духу Святому», как сказано в Книге деяний. А ветхозаветные люди не могли так говорить, потому что Дух Святой касался их, но не наполнял.

Власть Церкви устанавливает новые праздники и назначает даты, может иногда переносить, смещать их. Например, когда праздник накладывается на праздник, Церковь вправе чуть-чуть сдвинуть дату. Праздники возникают в истории. Мы знаем, что почитание Успения Девы Марии было в Греческой Церкви, в Римской, но там понятие Успения было вытеснено понятием Вознесения Девы Марии. В этом было такое логическое решение: если Ее не нашли в пещере, значит – произошло Ее чудесное восхождение на небеса. Интересно, что если мы берем старообрядческие, дониконовские книги, где описывается служба Успения, она составлена так, что это больше похоже на Вознесение. И в сохранившейся службе Успения эти мотивы присутствуют. Но, возможно, в православии не стали делать такие акценты.

Существует такое движение, как мариология, когда слишком большой акцент ставят на Деве Марии и даже настаивают на том, что Она Соискупительница. Римская Церковь даже провозгласила догмат, что Она непорочно зачатая, то есть Сама родилась без греха. Хотя этого и не было в Римской Церкви. Если открыть третью часть «Суммы теологии» Фомы Аквинского, написанную им в XIII веке, то там он вступает в спор с людьми, которые считали, что Дева Мария непорочно зачатая. Он пишет: «Есть у нас те, которые празднуют непорочное зачатие Девы Марии, но если Она непорочно зачатая, значит, Она не нуждалась в искупительной жертве Христа, а это умаляет значение жертвы Христа как жертвы, принесенной за грехи всего мира, всего рода человеческого». И далее он предполагает: «Она могла не иметь личных грехов, но Адамов грех тяготеет над всем человечеством. Ибо даже Давид говорит: “В беззакониях зачат я, и в грехе родила меня мать моя”». Это очень удивительный, авторитетный католический автор, и вдруг совершенно неожиданно он утверждает: да , такие представления есть, но это какие-то диссиденты. Серьезно это не надо воспринимать.

Сила православия заключается в том, что мы стараемся не вводить новые понятия. Мы придерживаемся веры единой, неразделенной Церкви до 1054 года. И мы должны видеть в этом свое преимущество, а если будем вводить новые понятия... Кстати, они вводились на Константинопольских Соборах уже после разделения Церквей: то признавали бога мусульман, то не признавали, учили о разных энергиях. Сила православия все-таки в сохранении той веры единой, неразделенной Церкви, когда она, что называется, дышала двумя легкими. И вот происходит трагическое разделение 1054 года, хотя, конечно, это был длительный процесс, который не тогда начался и не тогда кончился. Мы понимаем, что согласие отцов – это не aggiornamento, обновление , потребность все время обновлять свою веру. Согласие отцов – как принял, так и сохраняй. Как до тебя положили, так пусть и лежит и оберегается. То есть Церковь должна нести охранительную функцию догматов, ставить вокруг них ограду канонов, чтобы никто не мог этого разрушить.

– Вы говорили, что Пресвятая Богородица избрала Своим уделом Иверию (Грузию), а что касается нашей Русской страны? Ведь мы знаем, что есть еще удел Пресвятой Богородицы на Афоне, в Дивеево. Каково отношение русского народа к Богоматери?

– Вы не поверите: приехал один болгарский архимандрит и стал рассказывать, что в Болгарии есть какое-то место, которое называется «Последний удел Пресвятой Девы Марии». Я спрашиваю: «А в каком смысле последний?» – «Самый благостный, самый величественный». Я не стал спорить, меня это умилило. И ничего плохого нет в том, что каждый православный народ, каждая Поместная Церковь хочет жить под покровом Пресвятой Девы Марии.

Пресвятая Дева Мария, моли Христа Бога спастися душам нашим!

Храни Господь! С праздником!

Ведущий Сергей Платонов
Записала Юлия Подзолова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы