Беседы с батюшкой. Соборование

26 марта 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма во имя Анастасии Узорешительницы в Теплом Стане (г. Москва) священник Александр Ковтун.

– Сегодня наша передача посвящена теме соборования. Отец Александр, что такое соборование? Какова его история и каков его духовный смысл?

– Впервые о помазании елеем для исцеления больных говорится в Евангелии от Марка в 6-й главе, когда Господь Своим ученикам говорит: «Бесов изгоняйте, помазывайте елеем больных и через помазание исцеляйте». Также о таинстве Соборования (Елеосвящения), о помазании елеем для исцеления болящих говорит апостол Иаков в своем Послании: «Болеет ли кто из вас, да призовет пресвитеров Церкви, и помажут они болящего елеем во имя Господне, и молитва веры исцелит болящего».

Сам чин соборования формировался постепенно, и в таком виде, как он сейчас существует, он окончательно сформировался в XV веке. Но элементы, которые сейчас в нем существуют, уже имели место и в IV веке. Тайносовершительная молитва «Отче Святый», которая читается непосредственно во время помазания, уже существовала в IV веке.

– То есть она очень древняя.

– Да, эта молитва очень древняя. И когда совершается таинство и мы слышим эту молитву, мы чувствуем всю древность этого таинства. Таинство Соборования так называется потому, что оно традиционно совершается собором священников. Традиционно семь священников должны совершать соборование, но не всегда это получается, бывает, что и три священника совершают таинство, бывает, что и один священник вычитывает все семь Евангелий, семь молитв. Таинство также еще называется «Елеосвящение», потому что веществом, через которое совершается таинство и через которое подается благодать, является елей – масло. При помазании елеем Господь подает врачующую благодать для больных.

Еще при совершении этого таинства человеку прощаются забвенные грехи. Те грехи, которые мы помним, нам прощаются в таинстве Исповеди, когда мы их исповедуем. А грехи, которые мы по немощи, по невнимательности, по нерадению к духовной жизни забываем, все равно существуют и имеют свое действие. Для этого нам еще и дано это таинство, чтобы избавляться от таковых грехов. И когда христианин исповедуется, соборуется, происходит полное очищение души через избавление от грехов в таинстве Исповеди и через избавление от забвенных грехов в таинстве Соборования. После этого душа полностью очищается и становится способной принимать врачующую благодать Божию. Тогда исцеляющая благодать к нам приходит и врачует нас. В этом смысл соборования, почему мы прибегаем к нему, когда болеем, пребываем в недугах. Чтобы Господь послал нам исцеление от них.

– Только ли болящие люди могут прибегать к таинству Соборования? Или телесно здоровый человек тоже может приступить к нему?

– Есть болезни телесные, а есть душевные. Душевная болезнь – это страсть. Нет ни одного человека, который физически не болел бы. А если таковые найдутся, нет ни одного человека, который не имел бы душевных болезней, то есть страстей, которые его мучают. Кто-то мучается от раздражительности,  зависти,  ревности, кто-то мучается от чревоугодия. Есть люди, которые мучаются от греха винопития, кто-то страдает грехом блуда. Это есть душевная болезнь. И эта душевная болезнь еще более опасна для человека, чем телесная, потому что телесная болезнь существует только до гроба. Когда человек умирает, телесные болезни его уже не мучают. А душевные болезни существуют и после смерти. Если человек страдал какой-то страстью и не работал над собой, чтобы избавиться от нее при жизни, она мучает его и после смерти. Ты хочешь насытить свое чрево, а не можешь, потому что уже нет тела для удовлетворения греха. То же самое касается и многих других страстей, пороков. Поэтому мы все нуждаемся в таинстве Елеосвящения, потому как если не телесные недуги нас мучают, то недуги душевные.

– Только ли в храме может совершаться соборование? Или оно может совершаться и на дому?

– Те люди, которые могут посещать храм, имеют такую возможность, конечно, приходят в храм для совершения таинства Соборования. А для немощных, для больных это таинство совершается и на дому. Точно так же, как мы причащаем на дому людей, которые не могут ходить в храм в силу своих телесных немощей, так и это таинство тоже совершается и на дому. Или при каких-то других определенных обстоятельствах, которые оправдывают совершение таинства на дому: если кто-то находится на военной службе или в какой-то ситуации, когда он не может прийти в храм, потому что так складываются обстоятельства.

– А сам чин, который служится в храме, отличается от того, который служится на дому или в каких-то экстренных ситуациях?

– Нет, чин один, тот же, который совершается в храме. Этот чин мы полностью прочитываем. Так же и в больнице, если к кому-то приходишь. Бывает даже, что приходишь в больницу к болящему, а в палате находится несколько человек; когда они узнают, что придет батюшка для совершения таинства Елеосвящения, также изъявляют желание собороваться. Бывает, соборуешь целую палату больных.

– Есть интересные подробности, которые тоже хотелось бы осветить. Во время таинства Елеосвящения люди стоят со свечами в руках. Какой духовный смысл в этом?

– Вообще свеча символизирует собой горение души и жертвенность. То есть она сама сгорает, отдает свет и тепло. И таинство должно сопровождаться горячей молитвой. И горящая свеча в наших руках напоминает нам о том, что мы должны быть сосредоточены на молитве. Все внешнее нам должно помогать собраться с мыслями, сосредоточиться на молитве. И свеча в наших руках именно для этого и служит – для напоминания. Таинство совершается довольно-таки продолжительное время. Если соборуешь одного человека, то это занимает приблизительно полтора часа. И чтобы ум наш не рассеивался во время совершения столь продолжительной молитвы, свеча нам помогает собраться. Как говорил преподобный Серафим Саровский: «Если рассеивается ум или существуют помехи для слушания молитв, которые читает священник, смотри на пламя свечи и молись». Свеча в наших руках может содействовать столь продолжительной молитве в таинстве Елеосвящения.

– Еще интересно, почему елей, который готовится для таинства, смешивают с вином.

– В первом Евангелии, которое читается при совершении таинства Соборования, говорится о том, что милосердный самарянин возлил елей и вино на раны человека, который попал в руки разбойников. Елей смягчает, а вино обеззараживает. И по образу, читаемому в Евангелии, при совершении таинства мы также используем вино и елей.

– То есть это имеет не только медицинский смысл, но и духовный?

– Конечно, здесь главное – духовный смысл, здесь не тот смысл, что мы обеззараживаем раны, но благодать Божия врачует, обеззараживает. И вот это все нам напоминается через вещества, которые применяются при совершении таинства.

– Почему принято собороваться только Великим постом?

– Таинство Соборования носит покаянный характер, а Великий пост – это время сугубого покаяния и видения своих грехов. Поэтому это время наиболее благоприятное для того, чтобы очиститься и от забвенных грехов, которые также действуют на нашу душу и мешают нам в деле нашего спасения. В общем, это таинство совершается в Великом посту, но если есть необходимость, то можно его совершать вообще в любое время года, в зависимости от потребности человека. Если человек заболел тяжелой болезнью, узнал о страшном диагнозе, конечно, он обращается в храм Божий – и священник совершает над ним это таинство. Это таинство может совершаться и на Светлой неделе – по необходимости, если человек в этом нуждается.

– А может ли оно совершаться над детьми?

– Смысл таинства заключается в том, что мы избавляемся от забвенных грехов, от нашей невнимательности и нерадения в духовной жизни, а дети семи лет только начали свою сознательную духовную жизнь, только начали исповедоваться. И они еще не имеют навыка отслеживания своих помыслов, многие проявляемые в них грехи скорее родительские, то есть их духовное становление еще только начинается. Поэтому все-таки нужно вступить в тот возраст, когда уже имеешь навык в покаянии,  исповеди, когда накапливается та масса забвенных грехов, которая требует применения таинства Соборования. Традиционно в Церкви дети начинают собороваться где-то с 13-14 лет. Бывают исключительные случаи, когда дети очень сильно преуспевают и в грехах, не только в добродетелях, и тогда они раньше нуждаются в соборовании.

– Вопрос телезрительницы: «Можно приходить на соборование, если человек никогда не причащался и не исповедовался?»

(Далее диалог с телезрительницей.)

– В любом таинстве нам подается благодать Божия, и, чтобы эту благодать принять не в осуждение, а во спасение, нужно себя правильно приготовить для такого таинства. А приготовлением к таинству является исповедь. Когда мы зовем домой гостей, мы наводим в доме порядок, сами надеваем приличную одежду, и гости приходят и радуются тому, что их ждут и встречают. И когда благодать Божия призывается в храм нашего тела – в душу, нужно себя привести в порядок. Перед любым таинством – и перед крещением, когда крестят взрослых, и перед Причастием – нужно покаяться. Перед соборованием тоже нужно приготовить свою душу, чтобы принять благодать не в осуждение, а во спасение.

– А еще, когда я начинаю дома читать молитву, у меня начинается зевание...

– У кого-то из древних отцов (если не ошибаюсь, в «Добротолюбии») говорится, что если человек начинает зевать, то это признак воздействия духовных сущностей на человека, которые не желают, чтобы молящийся возносил молитву. А отложи молитвослов и начни читать роман – и куда эта зевота денется? Можно даже провести такой эксперимент. То есть бесам не нравится, когда мы устремляем мысли к Богу, когда мы молимся. Они радуются, когда мы пребываем в развлечении,  рассеянии. Тогда они нам не мешают. А начни что-то дельное совершать, они тут же будут мешать. Они же имеют доступ к мыслительной сфере человека, могут воздействовать на физиологию. В частности, зевота есть воздействие бесов на физиологию человека, чтобы воспрепятствовать и отвлечь его от молитвы.

– Мне это так в себе не нравится… Я вот сейчас пришла с работы и хотела на ночь почитать молитвы вечерние. Начинаю, а у меня зевота.

– Осените себя крестом, внимательнее смотрите на текст молитвослова – и с Божьей помощью получится. Не обращайте внимания на зевоту.

– Мне еще сказали, что когда в церкви стоишь, надо рот перекрестить.

– Себя крестом осенить точно нужно.

(Окончание диалога с телезрительницей.)

– Еще, наверное, будет полезно сосредоточиться на пламени свечи. Вы сказали, что нужно исповедоваться перед таинством Соборования. Можно ли исповедоваться после соборования? И вообще какой должен быть правильный порядок? Сначала исповедь, причастие, потом соборование? Либо исповедь и причастие после соборования? Как правильно это организовать?

– Традиционно и идеально было бы покаяться в грехах, очистить душу от тех грехов, которые мы помним, которые отягощают нашу совесть. Затем приступить с чистой душой к таинству Елеосвящения, в котором мы получим прощение забвенных грехов. И потом уже, полностью очистившись, принять Святые Дары. Таинство Евхаристии есть венец всех таинств, мы соединяемся со Христом, вкушая Тело и Кровь Господни. Поэтому нужно, чтобы это таинство уже венчало таинства Исповеди и Соборования. То есть мы должны подойти к Святым Дарам с очищенной душой. А таинства Покаяния и Соборования именно очищают, приуготовляют нашу душу.

– Если человек не успел исповедоваться и причаститься, то какой срок может быть?

– Можно мысленно исповедоваться и идти на таинство Соборования. Но, конечно, если есть смертные грехи, очень тяжелые, то ни к какому таинству с такими грехами приступать не нужно. А если есть такие грехи, которые мы между исповедями по немощи совершаем, но которые не отлучают, не отделяют от Церкви, а только ранят нас, тогда можно, имея внутри твердое намерение и обещание по возможности исповедоваться, пойти собороваться. Но настроение должно быть покаянное. К тому же некоторые люди думают, что если они на исповеди скрыли какой-то грех или не могут сказать в силу ложного стыда, то такой грех простится в соборовании. Нет, такой грех нужно проговорить, нужно обязательно его обозначить; чтобы он был разрешен, его нужно связать, зафиксировать. И для этого требуется работа и нашего ума, и сердца, и нужно иметь волю произнести это перед свидетелем, перед духовником. Тогда таинство будет нами принято не в осуждение.

Ведь что есть православие? Это есть практика общения с Божьей славой, с Божьей благодатью. И можно к таинству подойти так, что оно будет в осуждение. Ведь Иуда причастился, принял Святые Дары, и они послужили ему в осуждение. В Евангелии сказано, что после причастия в Иуду вошел сатана. И бывает, когда человек недостойно принимает церковные таинства, он после этого становится еще более жестким, черствым, нечувствительным, озлобленным. Это признак того, что таинство принято недостойно. Будем стараться подходить к таинствам с чувством ответственности, с покаянием, и тогда они нам послужат во спасение.

– То есть нельзя так сказать: то, что я не исповедовал, мне простится в соборовании?

– Это лукавство. Бывает, человек грешит лукавством, когда вместо исповеди у духовника идет к другому священнику, которого не знает, и называет там эти грехи. А духовника, который его знает и, как любящий отец и лечащий врач, ведет его по жизни, по житейскому морю, он избегает и лукавит пред ним. Такая исповедь также лукавая и не принесет духовного плода. Потому что Господа не обманешь. Священник говорит: «Прощаю и разрешаю», а Господь говорит: «А Я не прощаю и не разрешаю». Поэтому нужно предстоять перед Богом, внимать своей совести и поступать по-евангельски.

– Как часто следует собороваться?

– Традиционно к таинству Соборования прибегают один раз в году, в Великом посту. Но в «Настольной книге священнослужителя», которая издавалась еще до революции (ее составил протоиерей Сергий Булгаков), говорится, что если у человека, который уже соборовался в этом году, возникла очень тяжелая болезнь, то можно и второй раз прибегнуть к этому таинству. Конечно, это исключительные случаи.

– Как правильно использовать елей, взятый в храме после соборования, и пшеницу, в которой ставятся свечи?

– Святой блаженный Симеон Солунский, известный толкователь Божественной литургии, церковных таинств и обрядов, говорит, что нужно очень бережно относиться к елею, который остается после соборования, и хранить его в домах. По традиции этим елеем пользуются так: когда читаешь утренние молитвы, во время чтения 50-го псалма (этот псалом покаянный, и таинство Соборования имеет покаянный характер) нужно перст омочить в освященном елее и начертать им крест Господень. И ты будешь находиться под покровом тех молитв, которые читались при таинстве Соборования. Все внешние обряды, все внешние действия служат нам во спасение, помогают собрать ум, сосредоточиться на молитве. В частности, помазание соборным елеем помогает нам обратиться умом к тем молитвам, которые совершались при таинстве Соборования. Зерна, которые остаются после таинства, также раздают молящимся, тем, кто участвовал в таинстве; их вкушают для нашего душевного укрепления. Все, что с верой и благоговением принимается, служит во благо в деле нашего спасения.

– Если человек, допустим, соборовался, но не получил телесное здравие, каковы могут быть причины этого?

– К таинству Соборования прибегают для того, чтобы получить исцеление от недугов. Тем не менее мы не можем заставить благодать Божию действовать целенаправленно, так, как мы хотим, совершая то или иное последование. Конечно, очень часто Господь являет Свое милосердие, и многие получают исцеление от душевных, телесных недугов. Но если телесная болезнь после таинства Соборования не проходит, значит, Богу так угодно, чтобы ты эту болезнь нес как крест для спасения. Ты уже эту болезнь будешь нести не как наказание, а как крест во спасение. То есть ты раскаялся, прибег к таинству, и Господь тебе оставил эту болезнь. Значит, тебе полезно с этой болезнью жить.

Есть даже такая пословица, и подвижники благочестия ее употребляют, что иногда лучше думать о еде, чем о блуде. И мы бываем поставлены в такие обстоятельства, когда  настолько заняты заботой о добыче пропитания для нашей земной жизни, что нам некогда думать о грехах. И когда человек страдает от какой-то болезни, бывает, что это обстоятельство его останавливает от совершения каких-то тяжких грехов, она оказывается сдерживающим фактором. Только дай ему здоровье, он побежит по всей Москве, все бары и казино обойдет. Приболел – и как-то об этом уже не думаешь. Поэтому Господь все нам во благо посылает. И если так происходит после соборования, нужно воспринять эту болезнь как необходимость в деле нашего спасения, для душевной пользы.

– Вопрос телезрительницы: «Я не вижу Вас в глаза, поэтому могу прямо сказать: я не просто занималась развратом, а у меня была постыдная извращенность. Это давно уже ушло, но я не могу батюшке сказать об этом. Ну не могу. Вот гляжу на него – и поэтому отхожу. А причащаться мне идти стыдно, я обманываю, мне же не простили. Поэтому я просто подхожу к иконам и прошу простить меня. Это считается прощением или нет? Не могу я сказать об этом мужчине. Думаю, как я такое поганое слово назову? Эта мерзость меня преследует. Что мне делать?»

(Далее диалог с телезрительницей.)

– Можно так же, как и сейчас, не смотря мне в глаза, подойти к духовнику.

– Не могу.

– Напишите тогда большими буквами и батюшке вручите эту хартию.

– Ой, стыд-то какой.

– И при этом стойте, пусть батюшка прочитает.

– А он ничего не скажет?

– Батюшка только обрадуется Вашему мужеству.

– Как же я буду подходить к нему? Вдруг он меня запомнит. Стыд-то какой; Вы не представляете, какая это была гадость.

– Понятно, что в нашей жизни всякое могло быть, но для того, чтобы нам от этого избавиться, это обязательно нужно обозначить. Представьте себе ситуацию: приходит больной к врачу, доктор просит его показать свою рану, а больной говорит, что ему стыдно эту рану показывать. И врач скажет: «Я не могу Вам помочь ее вылечить, потому что Вы ее не показываете». Но я Вам хочу сказать, что священника Вы ничем не удивите, они очень много слышали грехов и похуже Ваших. Поэтому батюшка Вас не осудит, а только обрадуется Вашему мужеству и желанию избавиться от греха.

– А если просто стоять перед иконой Всемогущего, это не действует, не поможет?

– Господь в Евангелии сказал, что исповедь совершается только через Его учеников: через апостолов и их преемников. Только таким образом. Кому отпустят последователи апостолов, тому отпустится, а кому нет – тем не отпустится.

– Вы знаете, столько лет мучаюсь.

– У меня был случай в пастырской практике, когда одна прихожанка, очень много лет ходящая на исповедь (больше десяти лет исповедовалась), потом как-то пришла и говорит: «Вы знаете, я хочу сегодня сказать то, что я всегда боялась сказать; я поняла, что в осуждение причащалась». И когда она назвала этот грех, возникло чувство радости за нее;  даже хотелось ее расцеловать, что она такая умница и смогла так сделать.

– Ну, может, Вы так благородны. Я что-то не уверена. Понимаете, у меня нет уверенности.

– Нужно Богу верить, а не батюшке. Мы идем Богу каяться, батюшка свидетель, а мы в Бога верим и должны Богу доверять. Нет такого греха, который Бог не простил бы, кроме одного, когда человек не хочет каяться.

– Была такая грязь постыдная, я даже вспомнить боюсь, меня это томит.

– Один раз назовите это – и забудете. И больше не называйте и не вспоминайте. Помоги Вам Господь достойно покаяться.

(Окончание диалога с телезрительницей.)

– Грех как раз стыдом и очищается.

– Да, через этот стыд, через обличение грех выгорает в проговаривании. Очень важно его проговорить. Многие думают, что достаточно на исповеди одним общим термином обозначить грех, но не называть его. Это неправильно. Ведь как грешил, так и кайся. А когда человек начинает лукавить... Чтобы врач нас исцелил, нужно открыть рану, иначе доктор не поставит нам правильный диагноз и не подберет нужное лекарство. И вот Господь  –  Врач, Он видит этот грех, но Он ждет движения навстречу. Господь нам помогает, но если мы сами проявим волю и сделаем один шаг к Нему, Он  десять шагов сделает навстречу. Но этот шаг очень важен. Насильно Господь никого в рай за Собой вести не будет,  только тех, кто проявляет волю, а в своих действиях – произволение и согласие с Его Божественной волей.

– То есть одного слова, чтобы просто обозначить, недостаточно, а нужно как бы подробно сказать, чтобы вычистить душу?

– То, что касается греха, – да. А когда начинают на исповеди говорить вещи посторонние, уже не касающиеся греха, их не нужно называть. Нужно называть только то, что подчеркивает грех и открывает его как таковой, чтобы от него полностью избавиться.  Тогда мы получим облегчение и отдохновение в душе и почувствуем, когда приложимся ко кресту и Евангелию и отойдем от аналоя, что тяжесть с души отошла. Значит, мы достойно покаялись.

– Мы говорили о той ситуации, когда человек после таинства Соборования не получил телесного выздоровления. Как человеку продолжать борьбу со своим недугом духовными методами? Что нужно делать? Как молиться? Как вообще поступать?

– Есть наблюдение. Когда люди, страдающие хроническими болезнями (в том числе тяжелыми и душевными болезнями), в частности больные шизофренией, начинают воцерковляться, жить в ограде церкви, каяться в грехах, приступать к церковным таинствам (Елеосвящению, Причастию), когда стараются жить по Евангелию и по заповедям Господним, тогда с этой болезнью можно как-то жить. Но когда человек находится вне Церкви, вне благодати Божией, то медикаментозные средства просто в чем-то внешне сдерживают, но внутренне человек не имеет той опоры, которую имел бы, живя в Церкви.

Лучшее средство для того, чтобы вообще нашу жизнь прожить осмысленно, чтобы  страдания не могли нас смутить, чтобы мы благополучно вышли из нашей жизненной колеи, – это жить в Церкви. А жизнь в Церкви – это соблюдение всего: это и утренняя и вечерняя молитва, и церковные посты, и хождение в храм Божий (шесть дней трудись, один посвяти Господу Богу твоему), и участие в таинствах. Накопились грехи – не надо их носить, надо от них избавляться через таинство Исповеди; раз в году прибегать к соборованию. И тогда смотришь – с Божьей помощью можешь жить с этим недугом, даже он может быть тебе во спасение. Как мы и говорили, бывает, что после соборования болезнь от нас не отходит, значит, в ней есть необходимость в деле нашего спасения. Поэтому единственное средство, для того чтобы жить с каким-то недугом, который нам послал Господь, – это жить в Церкви. Человек находит себя в Церкви, а теряет себя вне благодати. Так мы созданы, так устроены.

– Если болеют маленькие дети до семи лет, которым еще не нужно собороваться, может ли покаяние и соборование их родителей повлиять на исцеление?

– До семи лет, до осознанного возраста, они еще ничего своего не имеют. И те недуги, которые они несут, есть следствие родительских грехов. Поэтому чтобы как-то на них благотворно воздействовать, нужно устранить причины – грех. Если родители живут невенчанные, явно нарушают заповеди Божии, грешат и не хотят избавляться от грехов, то Господь так устроил, чтобы мы все эти грехи видели на невинных людях. А чаще всего это дети. Они самые чистые, самые невинные. Это проблема невинных страданий. В романе Достоевского «Братья Карамазовы» Иван Карамазов обозначает эти невинные страдания. Многие претыкаются на них, это является камнем преткновения, когда страдают невинные. Бог так устроил, что мы должны видеть свой грех на другом.

Почему в Ветхом Завете приносились жертвы? Ведь впервые, когда жертва была принесена, все увидели, что такое грех. Грех – это убийство, это смерть, кровь. И тогда человек может ужаснуться тому, как он живет. И ты тогда, может, остановишься, когда это увидишь. То есть все человечество органично связано. Все мы, люди, связаны друг с другом. Особенно самые близкие люди. Поэтому когда мы видим страдающего ребенка, это должно нас подвигнуть к тому, чтобы начинать работать над собой, чтобы избавляться от тех грехов, которые мешают жить и нам, и нашему ребенку.

Вспоминается случай, когда один мужчина, который курил с пяти лет (в 30-е годы он начал курить), пришел к священнику, когда тяжело заболел его сын, и тот сказал: «Бросай курить». И вот он, который бросал курить множество раз и никак у него это не получалось, уже на шестидесятом году жизни бросил курить, видя страдания своего сына. В один момент. И это благотворно сказалось на душевном состоянии его ребенка. Так Господь устроил, что мы связаны друг с другом, и, видя это все, мы должны проявлять такое дерзновение и быть милостивыми и к окружающим, и к себе.

– Может быть, духовное выздоровление родителей повлияет на ситуацию, касающуюся не только телесного здоровья, но и на семейную ситуацию, на ситуацию с работой? То есть если есть какие-то неурядицы в жизни детей и родители делают шаги по духовному пути, может ли это исправить ситуацию, касающуюся не только телесного здоровья?

– Приходилось общаться с многодетной семьей, в которой один ребенок был тяжело болен. Семья была нецерковная, они были неверующие. Они воцерковлялись, прошли годы, и мама со слезами на глазах сказала: «Наша дочка – это наш спаситель. Мы так рады, что она у нас есть. Благодаря ей мы нашли Господа, воцерковились. Мы теперь понимаем, зачем мы живем и куда идем». И она даже не просила Господа исцелить ребенка, она Его благодарила за то, что они пришли в церковь, воцерковились. У них началась другая, осмысленная жизнь. И она говорит: «Я все поняла, почему ребенок заболел и почему у нас такая ситуация. Но самое главное – мы благодарим Бога за то, что она у нас есть, и за то, что есть эта ситуация». Конечно, это было удивительно слышать, очень отрадно. Это какой труд был проведен внутри (в сердце и в душе) и какой ведется! Поэтому бывают такие ситуации. Мы всегда желаем изменения к лучшему и вовне. Это естественно – желать, чтобы человек имел радость уже здесь, в этой жизни. И бывает, что после того, когда родители решали многие проблемы в своей духовной жизни, это благотворно сказывалось на детях, на их судьбе.

Если ребенок рожден в венчанном браке, слышал с детства молитву, когда мама его носила во чреве, когда не слышал слова проклятий, матерщинной брани в доме, когда рос в такой благотворной обстановке, всегда это будет благодатно действовать на ребенка всю его жизнь. Потому что над ним читалась молитва, когда он еще находился в утробе. Это есть залог того и надежда на то, что ребенок, когда вырастет, будет благочестивым. Конечно, бывают исключения, но на то оно и исключение.

– Иногда путают таинства Соборования и Миропомазания. В чем отличие?

– Таинство Миропомазания совершается сразу после таинства Крещения, когда по выходе из купели читается молитва. При помазании миром подаются дары Святого Духа, которые необходимы нам в деле нашего спасения. И это миро имеет апостольское происхождение. Когда апостолы крестили людей, то на новокрещенных, вышедших из воды, апостолы возлагали руки и передавали ту благодать, которую они имели со дня Пятидесятницы (дня Святой Троицы), когда на них сошел Дух Святой. То есть они имели власть эту благодать передавать.

Когда принимать крещение стало много людей и апостолы чисто физически не могли возлагать на всех руки (крестили их помощники и преемники – пресвитеры), тогда варили этот благоуханный елей (раньше он состоял из тридцати трех компонентов, по годам Христа) и освящали им; рассылали его в церковные общины. Священники совершали таинство и помазывали апостольским миром новокрещенных, тем самым через миропомазание передавая благодать, которая была у апостолов. То есть это одно и то же, что и возложение рук на главу новокрещенного.

Когда заканчивалось миро, сваренное апостолами, варилось новое, а старое вливалось в новое. И вот пословица «Одним миром мазаны» имеет еще буквальный смысл: частичка апостольского мира имеется в том мире, которое стоит на престоле каждого храма нашей Церкви. И от нашего Патриарха можно провести нить преемства до апостолов. И проследить это можно в передаче мира, которое совершается после таинства Крещения. Из Византии передали миро на Русь, в Византии есть своя нить преемства. Но от нашего Патриарха можно провести нить преемства до апостолов. И миро – это свидетельство апостольского преемства, которое есть в нашей Церкви. Допустим, у протестантов мира нет, нет преемства, оно потеряно.

В таинстве Миропомазания подаются Дары Святого Духа. Когда человек принимает крещение, становится христианином, дьявол не имеет над ним власти, как имел раньше. Но он может воздействовать на периферию чувств человека. То есть может блюсти его пяту: иметь на него воздействие там, где человек оступится, где он сделает не так. И для того чтобы сопротивляться дьявольской силе, человеческого ума не хватит, потому что у лукавого опыт борьбы с человеком более семи тысяч лет. Мы не сможем ему противостоять нашим умом. И чтобы он не мог воздействовать и на периферию наших чувств, чтобы достигнуть нашего сердца, мы облекаемся благодатью Святого Духа через помазание святым миром.

А таинство Елеосвящения также имеет апостольское происхождение, но это таинство совершается над больными душой и телом, и в нем посылается исцеляющая благодать и прощение забытых грехов.

– Наш телезритель спрашивает, как должна строиться исповедь. Нужно ли просто называть грехи, выписывая их из книги, из списка, либо каждому греху уделять особое внимание и подробно его раскрывать?

– Есть такое понятие, как «мнительная совесть». И когда человек начинает отцеживать комара, иногда теряется самое главное. Обычно к исповеди как готовятся? Сначала говорят то, что мучает, обличает, что никогда не забудешь, в первую очередь называют самые тяжелые грехи и самые постыдные. А потом можно взять книжечку «В помощь кающимся», которую написал святитель Игнатий (Брянчанинов), просмотреть, какие грехи ты упустил. Потому что мы часто живем рассеянной, суетливой жизнью, и нужно собраться умом, чтобы вспомнить, что мы сделали за прошедший месяц, после последней исповеди. То есть просмотреть, в чем еще укоряет нас наша совесть, и напомнить себе о том, что делал не так. Но когда грех уже раскрыт, опознан, а человек начинает привлекать чужие имена, других людей, какие-то обстоятельства, которые не касаются греха, – это не подробная исповедь, это уже исповедь, перерастающая в беседу.

Многие люди путают беседу с исповедью. На беседу нужно попроситься в будний день, когда немного людей, рассказать обстоятельства своей жизни, а исповедь – это не беседа, это предстояние перед Богом. И мы должны со страхом Божиим, без всяких шуток, без лишних слов называть свои грехи. Ведь как страшно бывает исповедоваться! И как неуместно будет, если мы начинаем пространные беседы, начинаем обращать внимание на те вещи, которые чисто психологического характера. А еще, бывает, люди начинают как-то смеяться на исповеди, шутить, еще что-то. Это абсолютно неуместно. Это недопустимо. Теряется страх Божий и осознание величия таинства.

Поэтому нужно отделять исповедь от беседы, собеседования и называть грехи так, как ты грешил: исчерпывающе, ничего не скрывая (совесть нам в этом поможет), но в то же время не вдаваться в ненужные подробности, которые являются следствием мнительной совести. Некое трезвение всегда нужно хранить при совершении таинства Исповеди. Иногда люди его теряют, иногда уделяют личности священника большее значение, чем Богу, перед Которым каются. «Этому батюшке я могу этот грех назвать, а этому не могу, этот батюшка обо мне плохо подумает». Мы Богу каемся, мы не к священнику идем. Значит, ты не в Бога веришь, ты приходишь к таинству чисто по-человечески, а нужно приступать со страхом Божиим и верою, тогда оно нам будет во спасение, а не в осуждение.

– Нужно ли записывать грехи сразу после того, как их совершаешь? Либо можно перед самой исповедью постараться вспомнить?

– Бывает, люди ведут дневники и пишут такие мелочи, что исповедь становится перегруженной и обременительной. Все-таки совесть нам подсказывает, как нужно каяться. И не нужно перегружать исповедь многими формальностями. Конечно, если у человека слабая память, в конце дня можно что-то отметить, что, как ты чувствуешь, ранило твою совесть. Но часто люди уже просто формально ведут дневники, описывая такие поступки и шаги, которые можно выразить как-то более органично и живо, в живой беседе. Часто эта формализация мешает исповеди. Нужно стараться сказать о том, что помнишь. Если чувствуешь, что это забыть нельзя, то можно и не записывать. Но если память подводит, записывай, но все-таки обозначай грех и живо воспринимай обличения своей совести, а не так, что записал, запечатал, а потом приду и это все просто зачитаю.

Период говения – подготовки к исповеди – называется так от слова «благоговеть». Веяние Духа Божия и страха Божия должно пронизывать все восприятие наших грехов и наших поступков. Постоянная формализация и некий стандарт, которому люди часто пытаются соответствовать, убивает живую исповедь. Когда только неделю назад человек был и теперь приходит с большим блокнотом, чувствуешь, что там имена называются или те обстоятельства, которые греха не касаются, – конечно, это мешает живому восприятию того, в чем человек кается.

– Главное – живое покаяние.

– Да, но ум, конечно, должен помогать сердцу. Иногда человек приходит на исповедь и теряется от страха. Конечно, нужна шпаргалка, чтобы посмотреть и не забыть то, в чем ты хотел покаяться на исповеди. Но это должно быть именно шпаргалкой, а не путеводителем. Все-таки путеводитель – это наша совесть, наша душа. А бумага – это шпаргалка, которая помогает нам напомнить то, что мы боимся забыть, когда каемся.

– Совсем немного времени остается до конца передачи. Может, еще какие-то финальные слова о смысле таинства Соборования?

– Хочется подвести некое резюме и пожелать всем нам сохранять живую потребность в том, чтобы стремиться к Богу, ощущать благодать Божию. Все таинства церковные существуют именно для того, чтобы нам быть с Богом, соединяться с Ним. И таинство Елеосвящения нужно стараться тоже так воспринимать, а не просто как то, что мне нужно от Бога здравие и исцеление, поэтому я к этому стремлюсь. Мы больны, поэтому не можем быть с Богом, и мы ищем здравия для общения с Господом. То есть основная цель таинства Соборования такова. И тогда, когда мы будем иметь правильное устремление, тогда и таинство будет нам во благо. Ведь Церковь благотворно действует на все сферы жизни человека: на социальную жизнь, на экологию, на семейную жизнь. Но не это главное. Церковь существует для того, чтобы нам соединяться с Господом, а все остальное будет следствием. Будем искать главное, а все остальное да приложится нам.

Ведущий Денис Береснев

Записала Елена Кузоро

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В петербургской студии нашего телеканала на вопросы отвечает протоиерей Григорий Григорьев, доктор богословия, заслуженный врач РФ, профессор, д.м.н., психотерапевт-нарколог, преподаватель Санкт-Петербургской православной духовной академии, настоятель храма Рождества святого Иоанна Предтечи в деревне Юкки. Тема беседы: «Причастие как ветер радости».

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы