Беседы с батюшкой. Духовно-нравственное просвещение. Как избавиться от зависимостей

26 апреля 2017 г.

Аудио
Скачать .mp3
В екатеринбургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает председатель Иоанно-Предтеченского братства «Трезвение» Русской Православной Церкви, магистр богословия, кандидат педагогических наук протоиерей Игорь Бачинин.

– Христос воскресе!

– Воистину воскресе!

– Спасибо, что сегодня пришли в нашу студию. Предлагаю поговорить о духовно-нравственном просвещении,  трезвом образе жизни и о том, как вообще всем нам избавиться от зависимостей, страстей, которые в нашей жизни так или иначе присутствуют.

Завтра в Екатеринбурге пройдет общественный форум «Сила России – в духовном единстве», организаторами которого выступают правительство Свердловской области, Екатеринбургская епархия и общественно-государственное движение «Попечительство о народной трезвости». Расскажите, каково взаимодействие между государством и Церковью по вопросам утверждения трезвости.

– Традиционно у нас складывается такое впечатление: люди считают, что государство светское. Это понятие – светскость – трактуют по-своему. На самом деле, если мы будем рассматривать его в традиционном правовом аспекте, то оно просто означает, что государство не вмешивается в религиозные дела, а религиозные организации не вмешиваются в государственные. Это, наверное, совершенно необходимо и правильно. Но при всем том у нас есть общие задачи. Те, кто приходит в храм, в том числе являются гражданами государства, налогоплательщиками, у них есть дети. Они хотели бы воспитывать своих детей в тех духовно-нравственных ценностях и традициях, которые у нас существуют.

Вообще одним из мотивов для организации данного форума, который завтра будет проходить, является то, что есть еще одна общественная общероссийская организация «Общее дело». Они недавно сделали фильм, называющийся «Утерянная добродетель». Когда мы говорим о каких-то проблемах, очень важно, в каком ракурсе мы об этом говорим. Когда, скажем, мы говорим о зависимостях, то «борьба с зависимостью» – уже приевшиеся, устоявшиеся термины, то есть тот формат, в котором мы пытаемся решить эту проблему. Но на самом деле наша традиция говорит несколько о другом. Если мы опираемся на Священное Писание, то говорим о том, что нужно не только уклоняться от зла, – более того, нужно утверждать добро. Церковь в решении этой социальной проблемы предлагает совершенно иное методологическое основание. То есть средство борьбы со злом есть  утверждение добра. Трезвость как нравственная ценность, как христианская добродетель присуща нашей культуре, культурам  народов, населяющих территорию Российской Федерации. Безусловно, о трезвости как о нравственной ценности, как о добродетельной форме жизни человека мы как раз и хотели бы поговорить на данном форуме.

Мы планируем, что это не единственное мероприятие, проводящееся у нас «Попечительством о народной трезвости». Недавно завершился один из проектов, который мы на протяжении уже двенадцати лет реализуем в области. Это социально-педагогический проект под названием «Будь здоров», в котором учащиеся 7, 8, 9-х классов в течение учебного года участвуют в различного рода мероприятиях. В этом году участвовали порядка четырех тысяч подростков из шестнадцати муниципальных образований в области. Все они борются за главный приз – поездку классом на Черное море. В этом году победителем проекта стал класс из города Кировограда. Мы хотели бы почествовать победителей, тех, кто занял 1, 2, 3-е места, наградить какими-то памятными призами, отметить педагогов и еще раз рассказать о той главной работе, ради которой, собственно, еще в 2008 году было создано «Попечительство о народной трезвости» как форма социального партнерства, как общественное государственное движение.

– Вы говорили о традициях трезвости. Существовали ли такие традиции? Или это современные традиции, которые складываются сегодняшним днем?

– Безусловно, эти традиции существовали и в Российской империи. Наверное, наиболее ярким проявлением, видимым явлением в общественной жизни был конец XIX века. Можно привести имя выдающегося русского педагога Сергея Александровича Рачинского. Наверное,  о нем надо особо говорить, потому что это выдающийся человек, ученый с мировым именем. После защиты в Европе  докторской работы по ботанике он вдруг оставил научную карьеру, уехал в свое родовое семейство в Татьево, на собственные деньги построил школу и стал в этой школе заниматься нравственным воспитанием сельских детей. Может быть, со школы кто-то помнит картину «Устный счет». Это как раз о тех математических упражнениях, которые применял в своей школе этот выдающийся педагог.

Рачинского также, безусловно, беспокоило, что в детской среде и вообще в крестьянской семье существовало такое распространенное тогда явление, как пьянство. Надо сказать, что масштабы не были такими, как сейчас. Если сейчас, по разным оценкам, душевое потребление [алкоголя] двенадцать-пятнадцать литров на душу населения, тогда оно не превышало четырех литров, то есть как минимум было раза в три меньше. Тем не менее выдающиеся люди того времени били тревогу и говорили о том, что мы теряем народ, теряем поколение и чтобы его вернуть, надо его воспитывать в трезвости. Сохранились  шедевры эпистолярного жанра, когда Рачинский писал письма своим воспитанникам, – «Письма духовному юношеству о трезвости». Это были выпускники его школы, учившиеся в Казанской духовной академии, с ними он вел такую полемику и рассказывал о том, что же из себя представляет эта нравственная норма, как ее воспитать, как себя сохранить от данной пагубы в современном мире. Безусловно, это имело свои определенные успехи.

К этим успехам еще нужно отнести то, что в 1910 году Священным Синодом было принято решение во всех церковноприходских школах ввести предмет «Наука трезвости», а с 1912 года во всех семинариях и академиях еженедельно преподавался антиалкогольный час, где как раз рассказывали о том, что из себя представляют алкогольные напитки и как человек может всему этому противостоять. Можно привести еще много другого рода примеров. Единственное, наверное, нужно сказать, что инициатором всевозможных этих мероприятий – духовных, духовно-нравственных, просветительских, воспитательных – в то время была Церковь. Из отчетов Священного Синода мы знаем, что на 1911 год существовало 1767 приходских обществ трезвости. Безусловно, это была очень большая, влиятельная сила. Я думаю, в настоящее время вряд даже одна политическая партия может похвастаться таким количеством ячеек. А объединяли они порядка полумиллиона человек.

– Ведется ли сейчас статистика по количеству приходских обществ трезвости, может быть епархиальных?

– Безусловно, да. При Синодальном отделе по социальному служению и церковной благотворительности у нас есть координационный центр по утверждению трезвости. По отчетам  за прошлый год было уже 525, как мы их называем, субъектов трезвенного просвещения. Это приходские общества трезвости, причем о них можно говорить по-разному – те, которые имеют устав своей деятельности, и те, которые не имеют; или просто ведется какая-то просветительская работа. Объединяют такие общества порядка семи тысяч людей, живущих по обету трезвости.

– Как минимум работа ведется, несмотря на то что эта цифра, конечно, меньше той, что Вы назвали.

Понятие трезвости в нашем сознании неразрывно связано с алкоголем и алкогольной зависимостью. Но ведь трезвость – это не только жизнь без алкоголя. Это более широкое понятие. Я предлагаю немного порассуждать, что такое трезвость.

– Безусловно, для нас, членов Иоанно-Предтеченского братства, которые радеют о трезвости и занимаются этими вопросами, в свое время вставал вопрос, что же такое трезвость.

– К чему мы, собственно, и стремимся.

– Да. Мы проводили ряд методологических семинаров, для того чтобы разобраться в этой категории, и пришли к убеждению: в силу того, что природа человеческая трехсоставна,  безусловно, должна быть физиологическая трезвость, душевная трезвость и духовная. У нас появилось такое определение этого понятия, что трезвость в первую очередь нравственная ценность. Сейчас есть такое понятие, как базовые национальные ценности. Я полагаю,  трезвость вполне можно как нравственную категорию отнести к разряду базовых национальных ценностей, которая проявляется в физиологическом аспекте – воздержанием; в душевном аспекте – в здравомыслии; в духовном аспекте – тем, что у нас называется трезвением, или, как об этом говорят святые отцы, духовным бодрствованием. Безусловно, невозможно человеку быть трезвым только телесно, или только душевно, или только духовно. Это взаимосвязанные категории. Если человек трезв физически, то он, конечно, должен быть трезв и духовно.

Но, к сожалению, нередко бывает несоответствие: не всегда человек, который не употребляет алкоголь (или, как сейчас принято говорить, психоактивные вещества), сохраняет духовную трезвость, трезвость своего ума, чувств, желаний. Если этого не происходит, тогда мы как раз имеем то, что имеем. Наше общество захлестнули всевозможные, если говорить научными терминами, аддикции, формы аддиктивного поведения. Их только в современной международной практике описано более четырехсот наименований.

Конечно, когда общество находится в таком состоянии, возникает вопрос, что делать, когда эта практика, которая призывает нас к борьбе с наркоманией,  алкоголизмом,  пьянством,  игроманией, не всегда бывает выигрышной. Наша традиция говорит о том, что, как мы уже сегодня это озвучили в нашей передаче, гораздо полезнее и важнее не только бороться с пороком, но и утверждать добродетель. Мы в своей деятельности акценты ставим как раз на этом аспекте. Чтобы победить зло, нужно утвердить добро. Или, как об этом нам говорит святоотеческий духовный опыт, чтобы побороть порок, нужно сформировать добрую привычку. Этой доброй привычкой, навыком, нравственной ценностью как раз и является категория трезвости.

– Вы перечислили три проявления трезвости – это духовная, душевная и телесная. С вопросом телесного ограничения, думаю, всем понятно – исключить вещества, от которых зависим человек. Возможен ли некомплексный подход к этому вопросу? Или трезвый образ жизни, трезвость – это составляющие всего, что было перечислено?

– Ну, смотря какие задачи...

– Я к чему пытаюсь подвести? Думаю, для многих наших зрителей не будет незнакомым слово «кодировка». Это внушение человеку, иногда применение специальных медицинских препаратов,  направленное именно на физическое ограничение человека от его зависимости. Имеют ли место вообще в таком правильном подходе подобные методики?

– Думаю, вряд ли здесь можно однозначно сказать,  да или нет.  Опять-таки какую мы ставим задачу. Если человек хочет просто бросить пить, здесь уместно привести фразу известного литературного классика Марка Твена, который в свое время сам о себе говорил, что нет ничего проще, чем бросить курить, и он это делал раз сто… Есть замечательная песня у «Уральских пельменей», когда человек встает с похмелья и дает себе обещание: мол, это было в последний раз, он больше никогда в жизни это не будет даже в рот брать, нюхать, в руки никогда не возьмет… Однако, имея такое намерение, почему-то человек не справляется. Казалось бы, имея такую благую цель, он не может решить эту задачу.

Если мы будем смотреть на проблему с духовной точки зрения, то первое, что поражается у человека, – это воля. Да, он вроде бы хотел изменить свою жизнь и встать на путь трезвого образа жизни, но не хватает какой-то внутренней силы. По крайней мере, так об этом говорит опыт нашего братства, моей личной деятельности (а я больше четверти века занимаюсь этой проблематикой). Задача решается гораздо эффективнее, когда человек получает благую помощь, ту недостающую силу для правильной жизни. Он понимает ее необходимость, но часто люди, имеющие зависимости, говорят: я все знаю, я хочу жить трезво, я пытался в своей жизни избавиться от этого порока; хотел, понимаю, что плохо, пытался что-то сделать, но у меня не получилось. Почему? И большинство людей говорят один и тот же ответ: не хватает силы воли. Действительно, не решая проблему комплексно, можно получить и однобокий результат. А когда мы понимаем природу этого явления, этой зависимости и начинаем комплексно ее решать, тогда и получается такой устойчивый результат, когда человек возвращается к естественному для него трезвому образу жизни.

– Вопрос от телезрительницы: «Один из моих крестников, ему 25 лет, страдает много лет алкогольной зависимостью, не работал ни дня, мама с отцом в разводе. Я говорила с его матерью, давала телефон братства, предлагала пойти вместе к батюшке, поговорить, помочь. Нет, ничего, на звонки сейчас не отвечает. Что я как крестная, кроме молитвы, могу еще сделать?»

– Ну, много чего можно сделать, и, конечно, в этом отношении молитва является определяющей. Можно в молитву включить не только себя и близких людей, но и попросить знакомых и начать молиться по соглашению. С молитвы я бы всегда посоветовал начинать. Но часто люди бывают нецерковными…

– Вы имеете в виду тех, кто хочет помочь?

– Да. И тех, кто нуждается в этой помощи. Я бы сказал языком зависимого человека, они часто говорят: знаете, батюшка, пока сам не захочешь, никто тебе не поможет. В этом есть безусловно, доля правды. Я сказал бы по-другому: первое, с чего нужно начинать помощь, – с того, чтобы человек осознал, что у него есть проблема. Для этого существуют различные способы. Есть разные психологические практики, разные методы, как убедить человека увидеть свою проблему. По крайней мере, у нас при храме проводятся периодически такие занятия для родственников страждущих – как с ними выстраивать взаимоотношения. Безусловно, здесь есть своя специфика – и о ней нужно знать. Я полагаю (по крайней мере, из того, что было озвучено сейчас в эфире), ситуация не безнадежна. Если Вы дойдете до нашего храма, думаю, мы найдем возможность оказать Вам необходимую помощь в решении этой проблемы.

– К хорошей теме подвели нас этим вопросом. Вы долгие годы проводите занятия и для страждущих, и для их родных и близких. Все-таки приходят чаще сами люди, желающие побороться со своей страстью, или их родные?

– Я бы не стал делить. Бывает и так, и так.

– Бывает, что надо и самому побороться, и родных вразумить…

– Конечно, бывают и такие люди. Достаточно часто (по крайней мере, у нас в храме) бывает, что человек приходит и говорит: «Батюшка, я уже устал, не знаю, что мне делать, помогите». Наверное, первый шаг, с которого начинается исцеление человеческой души, – когда человек видит и понимает, что у него есть проблема. К сожалению, не всегда так бывает. Нужно отдать должное, в большинстве случаев первым доходит до храма не сам страждущий, а кто-то из его близких. В этом отношении от них во многом зависит, как дальше будет развиваться ситуация. К сожалению, нередко случается так, что сами родственники, не зная, как правильно себя вести, не понимая, в чем заключается суть проблемы, какими средствами можно ее победить, являются «провокаторами», то есть провоцируют это зависимое поведение человека. Конечно же, думаю, здесь без специальной помощи и поддержки вряд ли человеку удастся как-то понять, что происходит, и уж тем более решить эту проблему.

Но из опыта я бы сказал, что самое главное заключается не в этом. Самое главное в том, что когда человеку оказали помощь и он вроде бы все осознал, понял, гораздо более сложная задача – сохранить эти убеждения, свою целеустремленность, устойчивость  результата.

– Это снова к вопросу о силе воли, да?

– Сила воли здесь, безусловно, имеет очень важное значение, но я бы сказал, что гораздо большее значение имеет та среда, в которой находится человек. В Священном Писании, в Евангелии, есть замечательные слова: с преподобными преподобным будеши, а с развратными развратишься (ср.: Пс. 17, 26–27). Еще говорится, что худые сообщества развращают добрые нравы. Нередко бывает так, что человек, благополучный в этом отношении, не имеющий каких-то порочных задатков, попадает в плохую среду, причем неважно, среда эта с личностным общением или виртуальная. Если в этой среде присутствует негативный компонент, то, как правило, этот компонент берет верх, и человек попадает в ту или иную форму аддиктивного поведения. Но даже в этом случае можно человеку помочь осознать это и исправиться, однако начинать нужно как раз с того, чтобы помочь человеку увидеть эту проблему. Если он проблемы не видит, тогда нет предмета изменения. Осознание самого себя, этой проблемы является первым шагом на пути исцеления.

– Вопрос из социальной сети «ВКонтакте»: «Сейчас люди все зависимы – кто от алкоголя, кто от наркотиков, кто от социальных сетей; иные от вещей, денег. Все служат своим страстям, упиваются этим, никто не хочет служить Богу и быть зависимым от Него. Все мы поражены. Как же хочется чуть-чуть приблизиться к Нему! Стараешься вроде, и опять в болото».

И крик души, и вопрос, как из этого болота выбираться и стараться в него не попасть…

– Невозможное для человека возможно для Бога, ибо для Бога нет ничего невозможного. Действительно, если мы посмотрим на эту проблематику с антропологической позиции, то человек не может быть независимым. Он обязательно находится в зависимости. Но эта зависимость приносит свои плоды, результаты. Зависимость  разрушает человеческую личность, и тогда человек это понимает, осознает. Это состояние зависимости вызывает у него чувство страдания, человек мучается от этого состояния, нередко не может самостоятельно найти выход из него.

Но есть и прямо противоположная ситуация – когда человек испытывает чувство радости, когда вместо разрушения начинается процесс созидания, и в этом отношении как раз наша церковная, духовная жизнь дает человеку полноту жизни, дает ощущение радости, о которой Господь сказал, что скорбь обратится в радость и этой радости никто никогда не отнимет у человека. Конечно, есть очень существенное отличие между светским весельем и духовной радостью, к которой стремится душа человеческая. Свойственно человеку жить в радости, но когда человек не знает, как эту радость пережить, как ее получить и, самое главное, сохранить, он начинает искать суррогаты радости. Те или иные формы зависимого поведения как раз играют психологическую роль суррогата, заменителя радости. Когда человек это понимает, начинает осознавать, что он обманут, что стремился к одному, а получил совершенно другое, это в большинстве своем является первым шагом на пути изменения человеческой жизни.

– Вопрос телезрительницы: «Меня зовут Валентина, я из Казани, мне 71 год. Я курю и не могу никак бросить. Понимаю, что это нехорошо, но никак не могу справиться  с этой зависимостью».

– Валентина, у вас в Казани есть епархиальное общество трезвости. Занимаются этим обществом иеромонах отец Вячеслав (Шапоров) и Юферов В. А. Я думаю, Вы можете прийти в епархию и спросить, где найти этих людей… Шапоров как раз является руководителем епархиального отдела. Я убежден, что они Вам смогут оказать необходимую профессиональную помощь.

– Телезрительница: «Еще вопрос: могу ли я молиться сидя? У меня очень ноги болят».

– Думаю, если Вы можете молиться сидя, конечно, надо молиться сидя. Если Вам трудно стоять, можно. Самое главное – молиться. Сидя так сидя, давайте молиться сидя.

– Может быть, у наших зрителей еще возникает вопрос, с чего начать бороться со своими зависимостями. Первый шаг – осознать, что зависимость есть. Если человек осознает, что она есть, то нужно найти тех, кто поможет действовать дальше. В частности, приходские общества трезвости, епархиальные общества трезвости. Где можно почерпнуть эту информацию, узнать о том, какие общества действуют поблизости, вообще какие шаги делать дальше? А если, допустим, таких обществ поблизости нет?

– Думаю, при желании в настоящее время можно найти необходимую информацию. Во многих крупных городах уже есть общества трезвости, можно прийти и обратиться за помощью. С чего начинать? Человек осознает, что у него есть проблема. Дальше, если он может сам справиться, – пожалуйста, пусть решает проблему самостоятельно. Мы должны здесь понимать, что Господь никогда никому не попускает искушения выше сил. Если человек поймет и осознает, что у него есть проблема, будет обращаться к Богу за помощью, то он обязательно таковую получит. Самое главное – чтобы у него было искреннее желание изменить, исправить свою жизнь.

Мне часто приходится бывать в разных епархиях. В конце прошлого года мы были в Киргизии, в Бишкеке. Там тоже есть наша епархия, владыка Даниил является ее управляющим. Собрались люди, были прихожане, священники. Мне было удивительно, когда встала одна женщина, зовут ее Татьяна, и рассказала свою судьбу: у нее в жизни был очень трудный момент, и она просто-напросто где-то в поисковике нашла лекции священника Игоря Бачинина; прослушала эти лекции и уже семь лет живет трезво; у нее была проблема с курением. Она с Божией помощью решила эту проблему. Я думаю, что человек, который осознает и понимает это, дальше должен принять, что надо что-то делать. Сама по себе проблема, в принципе, не решится. Обращаясь к Церкви, к Богу, в приходское общество трезвости, он обязательно получит  помощь и поддержку.

На сайте Синодального отдела можно найти несколько методичек – мы написали о том, как вести себя, если в семье страждущий, как организовать общество трезвости, школу трезвости для оказания помощи людям. Всю необходимую информацию  можно получить и найти в настоящее время.

– Вы имеете в виду Отдел по церковной благотворительности и социальному служению?

– Да, там очень много методических материалов. Это сайт http://diaconia.ru. Есть раздел, рассказывающий об этой проблематике (раздел «Методики». – Прим. расш.). Думаю, можно найти человека, который пользуется современными информационными технологиями, и он легко найдет эту информацию. Те же, кто еще пока не освоил эти технологии, могут прийти в церковь. Там существуют общества трезвости. Если нет, то, наверное, скажут, где находится ближайшее общество, и обязательно окажут необходимую помощь и поддержку.

– Насколько я помню, сайт Иоанно-Предтеченского братства трезвения – http://trezvenie.org.

Вопрос от телезрителя: «С алкозависимыми есть наработанная схема, расписанная программа. А как быть с таким злом, такой напастью, когда и наркологи, и психологи разводят руками, потому что человек сходит с ума, он не возвращается в разумное состояние? Если у Вас есть опыт работы с такими людьми, поделитесь, пожалуйста. И если можно, пару слов о ремиссии таких реабилитантов».

– К сожалению, действительно, волна этих спайсов, мазей, солей, как их еще называют, захлестнула наше Отечество. Есть свои особенности в оказании помощи такому человеку, но нередко проблема действительно бывает непоправимая – по одной простой причине: происходят органические повреждения в мозге, в психике. К сожалению, не всегда удается вернуть человека к нормальному образу жизни. Это, безусловно, очень большая трагедия, проблема. Конечный результат зависит в большинстве своем от степени вовлеченности человека в это.

Не всегда ему можно помочь чисто духовными или психологическими средствами. Но если ситуация зашла уже  далеко, то современная фармакология тоже может подобрать необходимые препараты. Наша психиатрия достаточно развита и может оказать человеку необходимую помощь. Безусловно, вряд ли он уже вернется к нормальной жизни. Во многом эти люди ограничивают свою дальнейшую перспективу развития. Но, по крайней мере, сохранить человеческий облик и как-то социализироваться, не развращаться дальше можно. Хотя, положа руку на сердце, это не всегда удается сделать, потому что изменения в личности бывают глубокими,  органические изменения восстановить не получается.

Исходя из этого мы должны просто-напросто понимать, насколько велика опасность от употребления всех этих химических веществ, которые меняют состояние сознания человека. Рассказывать об этом, говорить, насколько они необратимы, – это тоже в какой-то степени является профилактикой и средством борьбы с этой зависимостью.

– Это же совершенно разные подходы профилактики и работы с теми, кто подвержен наркотическим или химическим зависимостям?

– Мы недавно проводили научно-практический семинар по нехимическим зависимостям. В нашей передаче мы этого не касались, но сейчас есть очень много форм аддиктивного поведения. Да, человек может не пить, не курить, не употреблять наркотики, но психические повреждения у него могут быть гораздо глубже, чем от употребления химических веществ. На этот семинар мы приглашали Карпова Анатолия Михайловича – доктора медицинских наук, врача-психиатра, заведующего кафедрой психиатрии в Казанском университете. Мы говорили как раз о природе, физиологии, можно сказать, о биохимии этого явления. Природа нехимических и химических зависимостей во многом схожа. Соответственно, если нет каких-то органических повреждений у человека и можно что-то компенсировать, тогда можно надеяться на исцеление, на возвращение человека в социум, к нормальной жизни. Но, к сожалению, современные химические вещества нередко приводят к непоправимым последствиям.

Эта проблема действительно очень серьезна, она актуальна в мире, в частности во многих экономически развитых странах, например в Китае. Там уже проблема не наркотики, а компьютерная зависимость. Как вернуть человека, который не пьет и не курит, но тем не менее находится в виртуальной реальности? Как вернуть такого человека к нормальной жизни – это очень большая задача, научная проблема, которая стоит в настоящее время. Я убежден, что группы самоубийств, те суициды, которые в настоящее время совершаются, – действительно очень серьезная проблема для нашего общества. Мне попадалась информация, что за прошлый год от суицидов в стране погибло порядка 1,5 тысячи подростков. Это, безусловно, очень большая трагедия. Мы должны это понимать и осознавать.

Гораздо проще решать эту проблему профилактическими мерами, чем потом пытаться компенсировать какие-то вещи, которые вряд ли поддадутся компенсации. В этом отношении воспитание трезвости – то, с чего мы начали сегодняшний разговор о трезвости как о ценности, о формах обретения личностью этих трезвенных убеждений, – в данный момент является одним из актуальных направлений; является и средством, как решить эту проблему, отвечает на вопрос, что нужно делать.

– Да, тема так называемых групп смерти (куда заманиваются чаще всего молодые люди, которых путем манипулирования сознанием доводят фактически до самоубийства) в последнее время вызывает широкий общественный резонанс. Тем не менее доведение до самоубийства – это статья Уголовного кодекса. Екатеринбургской епархией, насколько я помню, ведется разработка целого предмета, который называется «Основы духовной безопасности». Как можно обезопасить себя, своих детей, близких от этого бича нашего времени (зависимости от социальных сетей и тех же групп смерти, действующих в социальных сетях)?

– Все очень просто. Я в 2008 году побывал в Соединенных Штатах Америки. Мы были в Сан-Франциско, были в Силиконовой долине…

– …В месте научного прогресса.

– Да.  К удивлению своему, я обнаружил, что у тех, кто разрабатывает всевозможные информационные технологии, дома компьютеров нет. Детей своих они не приучают к компьютерам ни в каких видах – ни в качестве игр, ни в качестве каких-то интеллектуальных упражнений. То есть они понимают, насколько это опасная штука. В настоящее время нет способов обезопасить себя от этого. Я приведу еще такой пример. Мы в братстве занимаемся исследованием этой проблематики.

Один из членов нашего братства отец Григорий два года назад защищал свою докторскую по богословию. Она у него называлась «Грех как аддиктивное поведение». Одним из оппонентов у него был главный нарколог Российской Федерации Евгений Алексеевич Брюн. Когда ему дали на защите слово, он, во-первых, сказал, что с большим интересом ознакомился с этим научным исследованием. Но что больше его поразило и запомнилось?.. Он сказал: мы в настоящее время не знаем природу зависимости. Мы не знаем, что там происходит, как человек вовлекается в эту проблему, что меняется в психике. Обезопасить себя в этом отношении, то есть сказать нет, что это может быть опасно, – наверное, одно из самых действенных средств.

Как реально решить эту проблему, как практически ее осуществить уже в конкретной семье, с конкретным человеком – это второй вопрос. Наверное, вряд ли мы полностью сумеем исключить эти технологии из нашей жизни, но понимать опасность, говорить об этом и самое главное – говорить о том, как этому противостоять, сохраняя трезвость, – наш долг. Этим мы должны в настоящее время заниматься, прилагать много усилий, чтобы решить эту проблему.

– Опять-таки должна быть альтернатива, потому что если у ребенка забирают игрушку, ему надо где-то применить себя. Наверное, здесь очень важно направить человека в ту сторону, где этой альтернативой можно воспользоваться.

– Приходится читать очень много информации на эту тему. Мне недавно попалась такая информация, что в Германии  ученые нашли способ профилактики аддиктивного поведения, в том числе и компьютерных зависимостей: просто убирают у детей всякие игрушки. Ребенок не может не играть, тогда средством игры у него является стул, одеяло, подушка. Когда он играет предметами, которые предлагают ему определенную модель поведения, именно такой формат делает человека недоразвитым. У него определенные внутренние качества в душе не развиваются.

Я думаю, как мы можем масштабно об этом говорить? Та традиция воспитания, которая существовала в нашей культуре, в нашем Отечестве, является самым универсальным и действенным средством для того, чтобы противостоять этим зависимостям. Именно сейчас мы в педагогике говорим о том, что нужно возвращать систему воспитания, нужно проводить различные исследования. Конечно, очень печально, когда мы сталкиваемся с детскими суицидами, но, видимо, Промыслом Божиим должно было сему случиться, чтобы мы осознали, что школа – это не просто заведение, где людям дают знания,  школа (и в первую очередь личность преподавателя) воспитывает человека, и этому нужно отдавать должное значение.

– Вопрос телезрительницы Фотинии: «Я бы хотела поделиться радостью, что у меня сейчас нет зависимости ни от наркотиков, ни от алкоголя. Я и в центрах лежала, ездила в монастырь, знаю, что молятся за меня, и когда меня совсем прижало, я просто пообещала перед Богом, что пусть уж лучше к одному концу, чем так мучиться, что до конца дней никаких ходов-выходов, никаких праздников, ни капли спирта. Не поверите, зависимость как рукой сняло, ничего мне не надо. Выпивают люди, а я не хочу. Хожу в церковь, благодарю Господа, что так Он меня избавил от этого. Надо просто пообещать. Господь больше вынес, чем такие пустяки, как курево, выпивка. Это все такие мелочи на фоне того, какие Господь вынес страдания за нас».

Спасибо Вам за это свидетельство, слава Богу!

– Я бы хотел в этом отношении Фотинию поддержать и за нее порадоваться. Действительно, в своей практике мне нередко приходилось встречаться с такими случаями, когда человек дает обещание Богу, когда он действительно осознает, понимает всю пагубу этого состояния и обещает Богу, что приложит все свои усилия для исправления своей жизни; тогда Господь обязательно помогает. Даже хотел бы подчеркнуть, что у нас в Церкви и в наших приходских обществах трезвости есть такая практика, что люди дают обещание Богу, служится специальный молебен на изъявление обета трезвости. Собственно, с этого молебна и начинается для большинства людей трезвая жизнь.

– Один из наших зрителей спрашивал о том, что такое обет трезвости.

– Мы уже говорили о многом в нашей передаче. Если коротко ответить, я выразился бы словами епископа Петра Екатериновского, который сказал: что такое обет? Обет есть выражение богопочтения. Когда человек обещает Богу, что он будет жить жизнью Ему угодной; понимает, что пьяницы Царства Небесного не наследуют, а трезвость есть христианская добродетель, и обещает Богу жить трезво.

– Ксения в социальной сети пишет: «Батюшка, спасибо Вам за Ваш труд и за попечение о нас, спасибо Вам за нашу трезвость».

Спасибо, что пришли сегодня в нашу студию. Много лет Вы потратили этой теме, этой проблематике. Думаю, многие люди, которые приходили в том числе к Вам на занятия, те люди, которые за себя старались или старались помочь своим близким, нашли определенную помощь, поддержку в Вашем лице и в лице других групп трезвости, находящихся вокруг них. И сейчас они могут сказать: слава Богу за то, что эта страница их жизни в прошлом.

– Слава Богу, что таких людей становится все больше. Я убежден, что Господь всегда может помочь человеку встать на путь правильной, трезвой жизни.

– Дай Бог всем нам этого.

Ведущий Дмитрий Бродовиков

Записала Маргарита Попова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы