Беседы с батюшкой. Как научиться радоваться

25 мая 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает исполнительный директор Епархиальных курсов имени Иоанна Кронштадтского священник Илья Макаров.

– Тема «Как научиться радоваться» очень сложная и многогранная. Когда я предлагал эту тему для обсуждения, то понимал, что Вы человек с образованием и опытом работы  в храме с ежедневным общением с прихожанами;  в том числе это Ваше общение с невоцерковленными людьми, только совершающими свои первые шаги в храме, у которых могут быть разные целеустремления... Ведь бывает так, что человек приходит в церковь и сначала просто боится сделать ошибку, не знает, как поступить, отчего, возможно, рождается какой-то страх. И уже потом, может быть, через несколько лет, к человеку приходит христианская радость. И это уже другая ступень веры в Бога.

Что же все-таки такое радость и умение радоваться в нашей христианской жизни?

– Научить радости кажется сложным моментом, вопросом, процессом, потому что такое впечатление, что радость приходит нежданно-негаданно. Так как тему разговора я знал, то поспрашивал перед нашим эфиром молодежь: «Что для тебя радость? Когда ты ее чувствуешь?» И в основном мне отвечали, что это что-то неожиданное, удивительное, невероятное, но также сказали, что это быстро проходит. «Хорошо, тогда расскажи мне обратное – что такое не радость? Когда ты грустишь?» И получилось так, что в жизни молодого человека радости – это некие вспышки, а все остальное – это как будто бы норма, но норма с налетом если не грусти, то какой-то обыденности. И мне стало от этого грустно: оказывается, та радость, к которой нас призывает Священное Писание (мы всегда можем процитировать слова Христа об этом, знаем, что об этом очень много говорил апостол Павел), которая должна сопровождать жизнь христианина, в нашем современном мире не такой частый гость. Как сегодня говорить с современным человеком о том, что нас должна сопровождать радость?

Конечно, Вы задаете правильный вопрос: мы должны понять, что же это за радость такая и как нам с ней ужиться.

Если позволите, я отвечу на этот вопрос на примере церковного пения. Я преподаю церковное пение в духовной академии и могу сказать, что это целая наука, причем наука богословско-литургическая, которая не только услаждает наш слух, приводит нас в умиление, дает возможность порассуждать, кого из композиторов мы любим больше, кого меньше, нравится ли нам знаменный распев или иное. Нет, это наука, которая на самом деле призвана к тому, чтобы во время богослужения сосредоточить человека на тех смыслах, которые в том числе раскрывают для нас и состояние радости.

Если пользоваться примером церковного пения, то в системе восьми гласов, на которой зиждется все богослужение Православной Церкви, есть так называемый четвертый глас, который в богословском понимании именуется на церковнославянском языке всепразднственным. Действительно, большинство праздничных тропарей, стихир двунадесятых праздников, в честь особо чтимых святых исполняется на четвертый глас. Но что же это за всепразднственный глас? Веселье ли? Нет. Безудержная радость? Нет. А какая радость? И вот когда мы вчитываемся в песнопения четвертого гласа, вслушиваемся в его интонации, когда пытаемся понять, о чем этот глас, то для нас открывается следующая перспектива – «глас всепразднственный, (запятая. – о. И. М.)  через крестоношение». Между прочим, песнопения, посвященные Кресту Господню, тоже имеют нумерацию четвертого гласа. Оказывается, мы – в нашей радости, нашем празднестве – обязательно должны иметь перед глазами Крест Христов.

Как же можно радоваться у Креста Христова? Стоим перед Крестом, смотрим Господу в глаза, плачем от того, что совершилось две тысячи лет назад, и от того, что мы каждый день совершаем своими ошибками, когда предаем Его, поступая не по Его заветам. И, всматриваясь в Его глаза на Кресте, мы видим перспективу Воскресения. Оказывается, крестоношение в перспективе для нас воскресение, а это нескончаемая радость, это счастье жизни будущего века.

Но когда мы пребываем в своей обычной человеческой радости, мы не должны забывать о том, какой ценой нам эта радость дарована. Как мудро повествует нам церковный опыт и к чему нас призывает Спаситель в Евангелии от Иоанна о совершенной радости, радость будет совершенной тогда, когда она будет наполнена всеми смыслами нашего бытия. Это не просто вспышка хорошего настроения, не просто удовольствие от полученного желаемого нами эффекта, но состояние постоянного следования за Христом. Оно радостное, но в то же время требующее от нас усилий, и эти усилия не всегда сопровождаются праздником.

– Что-то мне вспомнились слова «это радость со слезами на глазах» из текста одной песни.

Я понимаю, что радость действительно часто недоступна даже в нашей бытовой жизни, потому что кому-то жить тяжело. Как говорил Маяковский: «Любовная лодка (брака. – Г.И.) разбилась о быт». К сожалению, бывают серьезные испытания. Умение радоваться, находить радость в нашей бытовой жизни – это правильный, христианский поступок или это поиск другой жизни вне Церкви?

– Глобальный вопрос. Если позволите, попытаюсь кратко объяснить несколько моментов своего понимания этой перспективы. А это опять же перспектива, потому что мы все время в процессе – все время совершенствуемся, развиваемся духовно. Нельзя зафиксировать наше одномоментное состояние и думать, что так будет всегда, но и нельзя забыть о нем, и мы должны постоянно себя ободрять, развивать, впитывать в себя то, что нам предлагает Церковь и само Евангелие.

Я думаю, что потеря радости семейной жизни, разрушение семейной жизни, о чем Вы упомянули, сожаление, что не получилось, не удалось, как раз произошло оттого, что люди не находили в семейной жизни радости общения друг с другом. То есть это была не потеря радости, но изначально в эти отношения не была заложена радость от того, что мы видим глаза друг друга, от того, что мы общаемся, от того, что мы, в принципе, встретились. Эта радость должна быть глубоко прочувствована, только тогда она становится духовной радостью. Если мы развиваем этот импульс в наших отношениях, если не забываем его, если благодарим за это Бога, то, думаю, потери этой радости и ее внешнего выражения быть не может.

Как найти в себе эти силы, как их черпать и откуда? Если позволите, отвечу с точки зрения служения священника. Разбираясь в вопросах пастырского богословия, читая наших отцов и духовных писателей, в том числе святого праведного Иоанна Кронштадтского, встретил такие его слова к пастырям: если вы чувствуете, что в вас ослабевает любовь к пастве, к вашим прихожанам  (а ведь без любви невозможно быть священником), то вы заставляйте себя любить. Эти слова меня пронзили просто до мурашек...

– А можно заставить?

– Да, да, принуждать. Иоанн Кронштадтский говорит о том, что надо принуждать себя к любви, значит, в нас есть внутренний резерв этой любви. И, принуждая себя к этой любви, мы находим в себе этот внутренний потенциал. Естественно, инструменты для этого разные: и молитва, и добрые дела, и т.д. Мы вспоминаем все советы, в том числе святых подвижников, о том, как идти по пути совершенствования своей любви в глубине своего сердца. Но все-таки заставлять... Если мы не можем, не умеем находить радость в буднях нашей жизни, значит, нам нужно научиться этому. Значит, надо просто сесть, взять в руки учебник и вызубрить какой-то абзац. Это то, что нужно сделать. Сто слов на английском языке к завтрашнему дню, к зачету нужно выучить! Любым способом – уединись, закройся, возьми себе литр кофе, если он поможет тебе не заснуть, но заставь себя выучить, заставь себя найти внутренний резерв твоей радости. Потому что человек был сотворен для радости общения с Богом. Человек дает радость общения, значит, это точно есть. Это даже не должно приходить к нам извне, но мы часто развлекаем себя разными шоу, какими-то встречами, посиделками, в том числе концертами. Да, это может быть один из способов как-то развеяться и переключиться, но это не главный источник нашей радости. Главный источник нашей радости находится в глубине нашего сердца – Богом так задумано. Значит, заставлять...

– Божье нудится.

– Да, но нудится все-таки не человеческими усилиями, на самом деле нудится с Божьей помощью. Уж если Господь «подключился» к нашему желанию обрести Небесное Царство – эту вечную радость, я думаю, что у нас получится. Нам надо лишь правильно понять сигналы Бога, которые Он нам посылает постоянно.

– Это интересная мысль. Я вспоминаю момент, когда моя дочка совсем ребенком в первый раз была на исповеди. Помню, как она, выйдя с исповеди, просто веселилась и радовалась. Она просто сделала такой выдох: «Уф!» – и это было совершенно потрясающе. Я понимаю, что если мы на исповеди действительно исповедались, то чувство великой радости присутствует. То есть исповедь не должна превратиться в...

– …самоистязание.

– Думаю, что она и испытание, и метанойя. Расскажите, пожалуйста, немного об этом.

– В принципе, Вы уже обозначили главные моменты. Дело в том, что момент обретения этой радости мы можем реально прочувствовать в том числе и в момент исповеди. Ведь исповедь начинается тогда, когда человек уже задумался о своих ошибках, уже пожалел о них. И когда он собирается, думая, что в грядущее воскресенье пойдет в храм, когда пришел и стоит в очереди к исповедному аналою, тот самый момент, когда он должен раскрыться, на самом деле начал уже давно совершаться.  И перед аналоем он лишь только свидетельствует о том, что он ставит точку в этой ошибке и верит, что Бог простит его и даст ему силы больше не возвращаться к этой теме. И в этот момент очищения Бог Сам дарует нам эту радость. Причем, заметьте, она очень тихая. Я никогда не видел, чтобы, идя от исповедного аналоя, плясали.

– Думаю, что в Эфиопии это возможно.

– Или можно вспомнить царя Давида, когда он шел перед ковчегом. Наверное, в африканских православных церквях такое может быть. Но радость видна в тихом созерцании. Могут быть слезы, может быть состояние невероятной теплоты, и это необязательно, как можно предположить, эффект какого-то психологического состояния. Абсолютно нет. Доверьтесь священникам, которые видят у исповедного аналоя много таких слез и такой радости. Поверьте им, что невозможно эту радость как-то сыграть, ее невозможно поверхностно чувствовать только от какого-то психологического состояния: это сопутствующие моменты. Но то, что в момент, когда получаешь прощение от Бога, очистив свою душу покаянием, у тебя в сердце возникает тихая радость, действительно свидетельствует о том, что радость на самом деле уже заложена в нас. Она находится глубоко в нас, а Бог помогает нам, в том числе через исповедь, ее раскрыть.

– Вопрос телезрительницы Анны: «Вы говорите на тему радости. Я человек православный, стараюсь чаще исповедоваться и причащаться, помогаю при храме, но у меня очень серьезное заболевание – эпилепсия. У меня бывают приступы страха и нехорошего настроения, с которыми я борюсь и прошу Господа помочь мне, встаю на колени. Правильно ли я делаю? Какие мне молитвы почитать? Я молюсь многим святым, но, может быть, Вы мне посоветуете что-то еще? У меня бывают частые приступы. Мои батюшки, конечно, меня поддерживают. Я помогаю при храме, и мне там очень хорошо, я под защитой. Но бывает уныние, особенно когда близкие не поддерживают. Как научиться радоваться?»

– Помоги Вам Господь, Анна, справиться с Вашим жизненным испытанием. В действительности это нам нужно поучиться у Вас, как в Вашем состоянии находить силы на то, чтобы помогать людям, быть в храме, часто причащаться. А я уверен, что когда Вы причащаетесь, то чувствуете ту радость, которую Вам посылает Господь. И Вы хотите этой внутренней радостью, которой Вам самой-то не хватает, потому что жизненных, физических сил не так много, еще делиться с другими людьми, прося научить Вас улыбаться, когда Вам тяжело.

Анна, я думаю, что Вы все это умеете делать, вопрос действительно только в том, о чем Вы сказали, – мало людей, которые бы Вас понимали и поддерживали. А это уже наша общая – христианская, человеческая – проблема, когда мы не можем разделить боль другого человека. А именно разделяя тяготу, боль, страдание, какие-то будничные хлопоты другого человека, необязательно родного, но друга, прихожанина, знакомого по своей общине, мы на самом деле внутренне приближаемся к той радости, к которой нас призывает Сам Бог. И я думаю, что Вы это умеете делать лучше, чем мы. У Вас уже все есть: как Вы молитесь, что читаете, как сами себя вдохновляете. Думаю, что батюшки Вас понимают, и я только пожелал бы Вашим собратьям и сестрам по приходу обращать на Вас больше внимания.

Вы знаете, есть опыт соприкосновения с Вашим недугом, в том числе на Епархиальных курсах, которые я сегодня, по словам Глеба, и представляю. У нас тоже был слушатель с таким недугом, и мы находили возможность учитывать это, могли справиться с ним, в том числе когда он возникал неожиданно. И этот человек был нашим самым активным слушателем, ему все время хотелось что-то сделать, он бывал на всех наших внеурочных делах. Его, правда, очень любили и берегли. Говорю в прошедшем времени, потому что он уже окончил обучение. Мы не испытывали никакого дискомфорта, и я, глядя в его глаза, понимал, что у него есть напряжение, потому что ему всегда надо быть начеку, так как обострение может случиться в любой момент. Но я не видел, чтобы он был грустен, нет, он был очень активен. Анна, я уверен, что Вы найдете в себе еще больше таких сил. Я желаю Вашим знакомым и близким, чтобы они больше общались с Вами и получали от Вас этот заряд внутренней духовной бодрости.

– Как я понял, получается, есть еще один аспект христианской радости – забота о других людях. Это приносит невероятную радость. Казалось бы, можно возгордиться: ах, какой я хороший – помог человеку! Но когда это не просто привычка, а становится стилем и образом жизни, то эта радость, наверное, присутствует уже постоянно.

– Совершенно верно, помощь другим людям. Только так. А как иначе? Ведь Бог хочет, чтобы мы жили все вместе, хочет, чтобы мы друг от друга черпали источник нашего вдохновения и радости. Но тот аспект, который мы затронули, отвечая на вопрос Анны, касается, конечно, состояния человека, когда он болеет, а болезни бывают очень тяжелые, и сегодня много безысходных болезней, когда можно надеяться только на чудо. И вот в этом состоянии находить источник радости человеку очень сложно, потому что он полностью окутан мыслями о своем недуге или отдает все силы на то, чтобы справляться с ним. Слава Богу, если у него есть родные, которые помогают ему. Слава Богу, если есть люди, которые его поддерживают. Конечно, важно, чтобы как можно больше людей молились за него. Но именно в эти моменты и сам человек, и его окружающие могут увидеть чудо преображения, когда молитва большинства людей, молитва всей Церкви помогает человеку найти внутренний источник неиссякаемой радости, потому что христианину невозможно в ней не пребывать.

Как можно идти в унылом состоянии к Чаше? Если только с мыслью о том, что, отойдя от нее, ты будешь полностью исцелен. Но мы же говорим, что причастие не только в этом. Ведь причастие – это наше желание соединиться с вечным источником нашего бытия. И в этом источнике мы получим внутреннее состояние вдохновения, радости и ожидания того, что нас ждет. И на этой земле (а нас ждет в том числе исцеление) даже в больнице нас ждут невероятные встречи. Уже не говоря о том, что нас ждет за пределами земной жизни, когда мы увидим глаза Бога. Эту перспективу человеку, который много болеет, могут помочь увидеть и не забывать ее только близкие люди. Поэтому болезни – это не столько про больного, сколько про тех, кто рядом с ним. Поэтому радость – это не столько про того, у кого хорошее настроение, сколько про тех, с кем ты этой радостью должен поделиться. А иногда действительно достаточно улыбки.

Буквально недавно я был в паломничестве с нашим приходским активом в Дивеево. И монахини, причем разного возраста, когда я узнавал их личные жизни, позволили себе поделиться ими со мной как со священником (обычно ведь монашествующие не любят рассказывать то, что было). Многое я слышал на исповеди (конечно, я и не старик, но тем не менее какой-то опыт уже есть), и они меня учили радости, несмотря на свои тяжелейшие испытания только в одном монастыре, одной округе. Что уж говорить о людях, которые в течение одного дня бывают в разных местах и даже в разных городах. Они находят этот источник. Я спрашиваю: «Как? Где?» – «Ну, конечно же, – отвечают они, – Христос». Но как важно научиться Его слушать...

– Вопрос телезрительницы: «У меня сильно болят ноги, и я обращаюсь с молитвами к Господу Богу, Матери Божией, святым одновременно. Можно ли читать молитву ко всем одновременно или надо отдельно одному?»

– Думаю, произнести одновременно сразу несколько молитв невозможно. Как я понял, в одном молитвенном предстоянии идет обращение к нескольким святым. В этом нас никто не ограничивает. Чем и хороша келейная молитва в отличие от уставной, богослужебной, где невозможно отступить, иначе мы нарушаем благочиние – пропускаем смыслы, когда отвлеклись, что-то шепнули друг другу, даже когда в ненужный момент передали свечу. Я ни в коем случае не ограничиваю и не говорю, что у нас такая дисциплина, что всё только по команде. Хотя если бы эта уставная дисциплина действительно соблюдалась, мимо нас не проходили бы те смыслы, которые нам преподносит богослужение. А они иногда улетают, хотя, конечно, мы получаем ту благодать, которую должны получить. Но наша домашняя, как мы говорим, келейная молитва очень творческая, и тут – как только пожелает душа. И можно прочитать подряд несколько молитв нескольким святым.

Есть потрясающий канон всем святым, в завершение которого – небольшая, но очень емкая молитва, просто всеобъемлющая, вселенская. Я бы посоветовал всем этот канон почитать, и там можно вспоминать всех своих любимых святых. Вы как будто бы обнимаете весь христианский мир, всю Церковь – и тех людей, которые когда-то жили, и тех, которые живут сейчас и которые, Бог даст, еще будут жить, и Церковь земную, и Церковь небесную. Рядом с вами и ангелы, и Богородица, и Иоанн Креститель, и ваши любимые святые, и местночтимые; да и вы прямо среди них стоите.

Когда я читаю эту молитву в небольшом храме или, например, в нашей часовне-реликвии, находящейся при Епархиальных курсах, у меня возникает такое впечатление, что стоишь прямо посреди этих святых, что все стены расписаны ликами святых – и сейчас ты предстоишь вместе с ними. Ты даже находишься уже в таком состоянии, что не им молишься, а с ними молишься. И это состояние нам дается в нашей келейной молитве дома. Мы из дома делаем храм. У нас дома вдруг начинается Царствие Небесное, когда мы начинаем разговаривать с нашими святыми.

Да как заблагорассудится: хоть прочитать молитву всем любимым святым сразу, хоть эту общую всем святым, хоть утром – Пантелеимону, днем – Ксеньюшке, вечером – Иоанну Крестителю. Почему нет? Тем более что, как я понял, у Антонины Дмитриевны, которая, как я понял, больше всего пребывает дома, есть возможность устраивать себе такие домашние богослужения. Она просто наполняет свой дом невероятным счастьем.

– Когда Вы говорили о святых и причастии, я вдруг вспомнил, как священник после окончания богослужения обязательно говорит: «Поздравляю всех, кто причастился». А поздравляют всегда с очень важным и радостным событием.

Каждый день мы вспоминаем святых мучеников, но все равно празднуем. То есть Православная Церковь не горюет о каком-то святом, а празднует его.

Вспомним Иова, который перенес столько испытаний, но, сохранив любовь и преданность Господу, получил величайшую радость, причем не только духовную, но и в своей жизни.

– Мы часто думаем, что история Иова о том, как терпеть. Конечно, и об этом тоже – тем и прекрасно наше богословие, что в нем множество смыслов, и явных, и сокрытых, и чем больше мы их открываем, тем невероятней становится для нас все, что уготовал нам Бог. Я думаю, что Книга Иова в большей степени о том, что нас ждет – о доверии Богу и уверенности, что впереди вечное счастье. Думаю, несмотря на свои ветхозаветные категории, Книга Иова не только прообраз страданий Христа и Его терпения, но еще и прообраз Апокалипсиса, то есть той границы, за которой начинается жизнь будущего века. Поэтому так всегда любил эту книгу русский народ. Потому у нас так много ассоциаций, связанных с ней, в том числе и с нашим государем-императором страстотерпцем Николаем II, 150-летие со дня рождения которого мы совершаем в этом году.

Но ведь параллель с Иовом – это не только страдание. Это мучения и терпение, но это, как Вы правильно заметили, постоянное, неизменное предвкушение хоть и грядущей, но все-таки радости бытия с Богом, общения с Ним. И действительно, мы поздравляем с Причастием даже тех, кто не причастился в этот день; я поздравляю. Вот здесь можно сказать от себя, не стесняясь, потому что это очень личное поздравление каждому. Поэтому даже тех, кто просто дошел до храма, я поздравляю. Жалко, что они не смогли приступить к Чаше, но то, что они были на богослужении, посмотрели на тех, кто соединился со Христом в Евхаристии, то, что они молились вместе с нами и в том числе о нас (о тех, кто соединялся со Христом), – это на самом деле праздник. И я всех и всегда поздравляю.

Да и вообще одно то, что мы встречаемся, – это уже такое счастье! Потому что сегодня наш виртуальный мир позволяет нам общаться друг с другом на расстоянии через какой-нибудь контент. Но по внутренним ощущениям это все равно что переговариваться друг с другом через закрытую дверь. Радости мало, хотя порой от sms начинаешь испытывать подъем настроения. Но надо уметь написать sms; и чтобы в ней не было двойных смыслов. Иногда смайлики помогают, а иногда только смущают и портят впечатление от диалога. Но когда ты говоришь один на один, никогда не ошибешься. А когда еще посмотришь в глаза – разве может хоть какая-нибудь sms сравниться с радостью общения вживую?

– Вопрос телезрителя: «Батюшка упомянул о часовне-реликвии. Что это за часовня, где она находится, когда можно прийти на литургию?»

– Я рад, что Вы обратили на это внимание. Глеб сказал, что я несу послушание на Епархиальных курсах религиозного образования и катехизации имени Иоанна Кронштадтского. А эти курсы находятся в семинарском корпусе Александро-Невской лавры. Это то место, где когда-то обучались священнослужители, а потом семинария и академия переехали в свои теперешние здания.

На этих курсах обучаются слушатели Епархиальных курсов, миряне, которые хотят деятельно послужить Церкви, быть грамотными, активными, понимающими. Слава Богу, что уже несколько лет у нас есть возможность совершать богослужения на Епархиальных курсах в храме священномученика Серафима Петроградского, покровителя всех возможных искусств и знаний, если учитывать его разносторонность, описанную в житии. Этот домовый храм в том числе является часовней-реликвией, где мы собираем святыни со всего мира, точнее, они приходят к нам сами. Но есть один аспект – все находящиеся у нас святыни имеют историческое подтверждение, и мы свидетельствуем об их достоверности. Мы выносим их на богослужениях. На нашем сайте есть расписание богослужений, которое вы можете прочитать.

Вопрос телезрителя: «Насущный вопрос – как научиться пребывать в радости, когда вокруг столько печали? И многие книги мудрости говорят, что печали много на земле и все проходит. Как в этом преходящем научиться улыбаться и радоваться каждому моменту?»

– Раз уж мы вспомнили премудрого Соломона, то, думаю, в его собственном житии и других книгах, авторство которых в церковном сознании принадлежит ему, можно найти не только упоминание о печали, не только слова о том, что нужно своевременно разбрасывать и собирать камни и что приходит время давать ответ, но также можно найти и вдохновение. Потому что иногда мы через кажущийся внешний пессимизм наших будней  (который, думаю, дается нам не случайно и даже посылается Богом, несмотря на то, что большинство ошибок мы совершаем сами), мы как раз идем по дорожке, где обретаем маленькие огоньки. Это как светлячки, которые вдруг появляются на листьях растений вдоль пути, по которому мы шествуем. И когда эти светлячки прилетают к нам и сопровождают нас, они постепенно аккумулируются в светящийся шар. Мы продолжаем идти, и этот шар уже освещает нам дорогу, между тем как мы еще в серых буднях, кругом темный лес и т.д. А потом, доверяя этим светлячкам, доверяя тому, что Бог ведет нас по этому пути, и не унывая  (повторюсь, что надо заставлять себя не унывать), мы все-таки дойдем до такого момента, когда этот светящийся шар воспарит на небо и окажется луной или солнцем – тем, что уже освещает все вокруг. И тогда этот темный лес не окажется таким темным.

Конечно же, рисуя такие красивые иносказательные вещи, мы понимаем, что источник нашей самой главной радости – это Сам Христос (и когда мы в горе, унынии, печали или болезни, когда мы в непонимании). А сегодня у молодежи больше непонимания: вроде бы они знают, где потусоваться, где получить какие-то внешние вспышки радости. В том числе и церковная молодежь знает, как им провести время в хорошем настроении. Богослужение для них, естественно, тоже праздник. Они еще молодые, еще многого не знают, но постепенно, узнавая многое, мы понимаем, что надо прибегать к единственному источнику всего нашего бытия.

Поэтому как найти ответы, как не потеряться в этом мире, как себя правильно настроить – на все эти ответы нам отвечает Христос. Но только тогда, когда мы спрашиваем Его лично, когда наше общение с Ним становится буквальным, личностным. Помните, как митрополит Антоний Сурожский понял в свое время, по какому пути ему надо идти? Он стал читать Евангелие и понял, что Христос находится рядом с ним. И с этого момента он стал с Ним разговаривать. И разговаривал с Ним до тех пор, пока не стал нашим учителем современной духовной жизни. Кого сегодня ни спроси, все знают Антония Сурожского. Его кто-нибудь не любит? Ни про одного такого человека не слышал. Он отвечает на многие вопросы. Как? Да он просто разговаривал со Христом. Он не только служил, не только проповедовал, не только читал умные книги, он буквально разговаривал со Христом. Посмотрите фильмы Валентины Матвеевой об Антонии Сурожском, загляните в его глаза – вы там точно увидите Христа. Митрополит Антоний сам говорил, что если во взгляде христианина другой человек не увидит искорки божественной любви, он никогда не придет в Церковь и ко Христу. Вот эти искорки у нас точно есть. Эти светлячки есть в нашей жизни. Просто со Христом надо разговаривать буквально. Как мы, Глеб, сидим и разговариваем, так можно и нужно разговаривать со Христом. Не нужно бояться впасть в прелесть – наши умные товарищи по Церкви нас вовремя остановят, подскажут. Не надо бояться этого разговора.

– Вопрос телезрительницы: «У меня большие проблемы с зятем. Хотя он и крещеный, но в храм не ходит, злобный, снял крестик с сына, не дает водить его в храм, очень резко на все реагирует. Как мне за него молиться, как ему помочь?»

– Надо сказать, злость сопровождает многих из нас, в том числе возникает и в нас, когда мы испытываем и праведное недовольство по отношению к каким-то неправильным действиям. Наше требование справедливости граничит с раздражением, а иногда даже с озлоблением. И мы иногда оправдываем себя праведным гневом – мы же за правду, за истину. И сегодня эта злоба даже выплескивается на улицу. Многие сравнивают нынешнее наше состояние с тем, что было сто лет назад, а мы знаем, чем это закончилось в 1917 году. Это вспышки нашей внутренней злобы, исходящей из нашего внутреннего неудовольствия. Можно много рассуждать о социальной несправедливости и так далее. Но Христос уже давно рассказал нам о том пути, который единственно способен восстановить мир, воспитать в нас любовь и изменить этот мир.

Против злобы, как мне кажется, есть только один способ – это ответное беззлобие, сосредоточенность на той мысли, что только Бог способен преобразить этого человека. Как? Бог ведь может послать обстоятельства, Он может изменить человеческий ум. Он может встретиться на пути этого злобного человека, как встретился апостолу Павлу, так что он вообще поменяется и станет совершенно иным человеком. Но тогда надо сосредоточиться на молитве, надо действительно молиться, чтобы злоба этого человека прекратилась.

Как молиться и где молиться? У нас есть потрясающая икона Пресвятой Богородицы «Умягчение злых сердец». Знаю из свидетельств многих людей, что молитва перед ней действительно смягчала сердца уж, казалось бы, самых озлобленных людей. Просто не теряйте веры, не теряйте уверенности, что Бог в состоянии изменить внутренний мир того, о ком Вы будете молиться. Ну и просто запаситесь терпением.

– И это тоже надо делать с любовью, потому что без любви не будет Бога и не будет молитвы.

– Любви нам еще надо научиться, но хотя бы не отвечать злобой на зло – это уже повод к тому, чтобы начать просить Бога об изменении ситуации.

– Вы сказали о митрополите Антонии Сурожском. У него есть удивительная фраза о том, как узнать христианина среди других людей – «по отсвету Евангелия в его глазах». Если мы действительно научимся читать Евангелие, а не просто вычитывать его, наверное, что-то может измениться в нашей жизни.

И еще один короткий пример из жизни митрополита Антония. К нему пришел один из его друзей-священников и сказал, что у него очень большая беда – он разлюбил жену. А для священника это потеря всего, он даже не может больше быть священником. И митрополит Антоний спросил у него: «А какого цвета глаза у твоей жены?» Тот ответил: «Я не помню». И митрополит Антоний сказал: «Вот сейчас, когда ты придешь домой и жена откроет тебе дверь, внимательно, внимательно посмотри, какого цвета у нее глаза». Он так и сделал и увидел ту девушку, которую встретил много лет назад, – и влюбился в нее заново. То есть увидеть рядом с собой именно человека, а не просто кого-то в форме или рясе, – это очень и очень важно.

Давайте попробуем подвести итоги нашей передачи. Итак, что такое радость, христианская, православная радость? И может ли эта радость быть грустной, может ли быть безумной?

– Она может быть разной, другой вопрос, какая радость делает нас лучше и какая радость устремляет нас в небо. Действительно, разговор о христианском понимании радости и благодарный, и очень трудный. Ведь сегодня были вопросы и о боли, и о трудностях, о том, как в нашем современном состоянии найти источник этой радости. Но мы не можем не сказать о том, что мы черпаем слова нашего Господа, Его вдохновение из Евангелия. Само Евангелие – это благая, радостная весть. Первое восклицание о том, что наше спасение уже началось (им и начинается Новый Завет), – «Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою!» Ведь раньше друг друга приветствовали восклицанием «Радуйся!» Значит, радость – это то, что всегда желаемо, ожидаемо, и то, что считается для нас нормой жизни. И если мы уходим от этой нормы, надо искать пути, чтобы быстро восстановиться. То есть радость – это не сиюминутная вспышка какого-то настроения, это норма христианской жизни. Ведь в Новом Завете мы читаем: «Всегда радуйтесь! Непрестанно молитесь! За все благодарите!»

Если позволите некий небольшой рецепт, то наша радость черпается в нашей способности благодарить прежде всего Бога за то, что мы здесь, за то, что мы есть, за то, что мы такие, какие сейчас. Может быть, униженные и оскорбленные, может быть, убогие, может быть, сироты, а может быть, даже какие-то очень могущественные люди, но мы начинаем благодарить Бога – и это дверь к источнику Его благодати и Его любви. И, значит, через благодарность мы будем способны обрести и радость. Я нам всем желаю, чтобы мы научились благодарить Бога. И, конечно же, высшая степень благодарности – Евхаристия, то, к чему мы должны прибегать, в чем черпаем это радостное состояние.

Дай Бог, чтобы потом мы несли его как можно дольше, как можно дальше и как можно большему количеству людей. Когда мы действительно будем миссионерствовать с улыбкой на лице, а не угрюмо, когда мы действительно будем возвещать людям: «Радуйтесь!» Когда мы будем действительно учиться и учить (почему нет? – начнем со своих родных детей)  благодарить, тогда состояние радости будет для нас не только по церковным праздникам, а нормальным, обычным состоянием. И вот тогда, как говорит Антоний Сурожский, лишь посмотрев на жизнь христианскую, другие люди захотят в ней поучаствовать.

– Вспоминаются еще слова: «Христос воскресе, радость моя!»

– Конечно же, преподобный Серафим нам это показал.

– Радость действительно существует. «Ад, где твое жало? Смерть, где твоя победа?» Неужели мы теперь, зная это, не имеем повода для радости?..

Тема сложная, и, думаю, мы могли бы говорить об этом еще несколько часов. Прошу Вас, отче, теперь уже с радостным чувством благословить наших телезрителей.

– Я начал с церковных гласов и напомню нашим телезрителям, что третий церковный глас – это тоже глас тихой, небесной радости. Послушайте какие-нибудь песнопения третьего гласа, наполнитесь этой радостью, и пусть радости нашего Бога пребывают с нами до скончания этого века и в жизни будущего века.

Ведущий Глеб Ильинский

Записала Ксения Сосновская

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы