Беседы с батюшкой. С прот. Дмитрием Смирновым

25 февраля 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии телеканала на вопросы телезрителей отвечает протоиерей Дмитрий Смирнов, настоятель храма святителя Митрофана Воронежского на Хуторской, г. Москва.

– Здравствуйте, дорогие братья и сестры! С праздником Торжества Православия всех вас!

– Батюшка, хочу начать передачу как раз с вопроса: «Почему сегодняшний праздник именуется Торжеством Православия? Ведь восстановление почитания икон, которое легло в основу этого праздника, произошло в VIII веке, когда Церковь еще не разделилась на Православную и Католическую, а была единой. И не было понятия Православной».

– Нет, понятие было, и Церковь своими оппонентами изнутри обвинялась в нехристианском учении, в почитании святых икон.

– В идолопоклонстве.

– Да. Отрицали сам факт многовековой традиции. И отрицали как раз истинность этого духовного явления. И это восстановление именно православия, что иконоборцы были побеждены.

– То есть православием именуется победа правды Божией...

– Да. Тот, кто почитает святые иконы, – правильно славит Бога. Таких, кто отрицает святые иконы, очень много, они называют себя христианами, но христианами не являются, потому что наглядный признак почитания святых икон является как раз истинным христианством.

– Хотя не все христианские конфессии имеют иконы...

– Очень многие, даже иеговисты, именуют себя христианами, но они вообще не почитают Святую Троицу даже.

– Видно, они совсем не понимают слово «христиане».

– Конечно. А те, кто не почитает Богородицу, разве они что-то понимают?

– Ну, у них свои измышления.

– У всех свои. Например, когда человек пьет, он говорит: «Я же на свои пью. Какой же это грех?» Мнения бывают различные, мы знаем это, но претензии к православному христианству просто нелепы.

 – В продолжение вопрос: «Почему сегодня, в Неделю Торжества Православия, на литургии читается Евангелие о призвании Филиппа и Нафанаила? Как оно соотносится с праздником?»

– Это очень любимый мною отрывок из Евангелия от Иоанна, в котором как раз святые отцы углядели, в чем состоит истинное православие. Истинное православие не в фарисейских формальных изысках – «Может ли быть что доброе из Назарета?» А  «приди и виждь» истину. Потому что Церковь взращивает в народе Божием святость. Пусть любая община (англиканская, баптистская, адвентистская) покажет своих святых. Что вы достигли, драгоценные наши, в вашем учении? Покажите плоды. Православная Церковь всегда покажет плоды, и все плоды можно сравнить.

Вот Нафанаил – истинный израильтянин. Потому что очень много израильтян – не очень много, а просто подавляющее большинство – не истинные израильтяне. Мы – Израиль, Церковь Божия. Мы – настоящий Израиль, мы – дети Авраама, Исаака, Иакова. А гены, еще что-то там – это формальный признак. Бог наш, в Которого мы веруем, Которого исповедуем, любим, – не формалист, Ему не это крохоборчество нужно, а поклонение в духе и истине.

– И вот дух истины прозрел в Нафанаиле.

– Бог не то что прозревает, Он видит Своих чад.

– Вопрос телезрительницы: «У меня есть родная сестра, мы с ней очень долгое время не общаемся. К сожалению, у нее такое закрытое сердце. И она со мной сейчас перестала общаться только потому, что я общаюсь со своими родственниками: с тетей, двоюродными братьями. Она решила по этой причине прекратить со мной отношения. Я христианка, и меня этот вопрос все время мучает. Я у нее первая прошу прощения, не знаю за что. Вот сегодня тоже звонила ей, хотела пообщаться, но она бросает трубку. Надо ли искать контакт с человеком, который не хочет тебя слушать? Мое сердце и душа болят, ведь все равно это близкий человек».

(Далее диалог с телезрительницей.)

– У меня к Вам один вопрос небольшой, всего пять букв: зачем? Для того, что вы родственники? Сам Христос говорит: вы знаете, кто мать, кто сестра, кто брат… Не слыхали никогда?

– Да, слышала.

– И на Вас это никак не отражается, что ли? У Вас какая-то своя вера?

– Нет. Но чтобы отпустить это от сердца...

– А почему у Вас это на сердце? Только от какого-то пристрастия.

– Нет.

– Как нет? Человеку Вы как таковая не нужны, не представляете для нее никакой драгоценности. Ну, по крови она Вам сестра. Ну и что? Что тут такого? С кем не бывает… Конечно, Вы можете продолжать за нее Богу молиться, в этом ничего плохого нет. Но зачем навязываться? Разве это христианство – навязывать свое общение, свое знакомство? Нет никакой нужды.

– Спасибо. Хочу задать второй вопрос. Скажите, пожалуйста, что значит иметь живую веру?

– Живая вера та, которая действует в нас не по закону, а по благодати. То есть Сам Господь Святой Дух указывает, как нам поступить. Вам сама жизнь ставит определенную задачу, и вы, вместо того чтобы склонить главу перед волей Божией, упорно хотите с ней договориться. Это совершенно невозможно.

– Спасибо. Я поняла.

– Слава Богу! Будьте счастливы!

(Окончание диалога с телезрительницей.)

– Человек заболел. Ему говорят: нужно лечь в больницу. Он всячески сопротивляется. Но все-таки родственники настаивают. И после лечения он всех благодарит: «Как хорошо, что вы не отступились от меня и все-таки настояли, я теперь вам признателен за это». Здесь вот не отстали, не оставили в покое.

– Нет, здесь если бы он упорно не хотел, ничегошеньки бы не сделали. А то, что их упорство дало возможность его взять, поднять на носилки, отнести к ногам Христа, – оказало свое действие.

– То есть порой такое упорство против воли человека приносит ему благо?

– Нет, не против. Дело в том, что всегда для сопротивления у человека есть какие-то основания. Например, боязнь, или стеснение неудобств, или психологическая невозможность раздеваться догола. Десятки могут быть причин чисто психологических. И если родственники это распознают, то определенный нажим возможен на человека. Если нет, – так все равно мы все умрем: и тот, кто заболел, и тот, кто здоров; это обязательно. А вопрос количества лет, сколько осталось – это уже в руках Божиих.

– Людей беспокоит, что можно умереть в ссоре со своими родственниками, например.

– Это правильное беспокойство. Но при чем тут родственники опять? А если с постовым милиционером? Это же то же самое: ты с человеком во вражде. Этого не должно быть у христиан, потому что вражда  направляет одного из двух враждующих в ад. Ты же не хочешь явиться причиной?..

– Вопрос телезрительницы: «В настоящее время параллельно на первом канале идет передача, в которой гипнотизируют наших так называемых звезд. Зрелище крайне неприятное и даже страшное. Даже если не хочешь видеть это, при включении передач приходится видеть фрагменты. Вопрос: а разве можно позволять кому бы то ни было внедряться в свое сознание и руководить им? И безопасны ли последствия для самих гипнотизируемых и для зрителей?»

(Далее диалог с телезрительницей.)

– Что значит можно? Люди никого не спрашивают, делают что хотят, лишь бы это приносило деньги. Вот и все. Что тут такого?

– А для тех, кто смотрит?

– Это опять же дело того, кто смотрит. Я вот не смотрю и хорошо себя чувствую. Посмотрите, как я улыбаюсь.

– Это вредно вообще?

– Это зависит от добросовестности гипнотизера, того, кто устраивает из этого денежный цирк. А говорят, там гонорары очень даже неплохие...

– Очень большие.

– Мы не знаем. Вам ведомость не показывали?

– Нет.

– И мне нет. Поэтому откуда Вы знаете, что очень большие? Для кого-то – очень большие, а для другого – это как коробок спичек. Что Вы нервничаете? Мало ли что у нас показывают по телевизору? Вот разве можно убивать людей? А по телевизору по всем каналам все время показывают, как убивают людей. Речь идет постоянно о трупах,  моргах, вскрытиях; целые сериалы. Ну так и что? Разве убивать можно? Нет, нельзя. А что ж показывают? Вот в таком мы положении.

– В общем, это аналог всему этому.

– Да, просто это более редкая мерзость, а есть более частая, к которой уже привыкли. Будут показывать каждый день и по всем каналам... Вот если сейчас увидят, что рейтинг этой передачи вырос, все каналы потянутся: найдут экстрасенсов, всяких гипнотизеров, будут показывать всякие шоу. Самое обычное дело.

(Окончание диалога с телезрительницей.)

– И что удивительно, огромное количество людей это смотрит, им это нравится.

– Потому что большему количеству людей больше нравится сатана, чем наш Отец Небесный. Им это все интересно. И детям тоже интересны всякие мерзости (потому что дети-то наши, от грешных родителей): все такое темненькое, с рогами, хвостами,  копытами.

– Да порой в детском саду праздники с этими атрибутами. Детей наряжают...

– Да, и детей наряжают, и сами воспитатели в этом участвуют, и родители это поощряют, да еще и смеются. Возродилась культура сатанизма. Что ж тут удивляться? Как будто человек не знает, где мы живем.

– Просто каждый раз, сталкиваясь с чем-то таким действительно вопиющим, человек в ужасе: неужели это происходит сейчас, в нашей стране, с нами?

– А что наша страна-то? Наша страна впереди планеты всей.

– Одно дело – фантастический боевик, в котором всякая нечисть. А другое дело – реальная жизнь.

– Обычно люди воспринимают то, что им показывают, как некую истину, как научную фантастику, как проникновение в будущее.

– Это очень нравится.

– Нравится. А алкоголь не нравится?

– Говорят, сейчас стали меньше пить, батюшка.

– Наркотиков стали больше употреблять.

– То есть просто поменялось…

– Я думаю, да.

– Потому что есть такие данные, что стали заметно меньше пить в нашей стране.

– Крепких напитков. А пиво стали пить больше.

– Сатана найдет, чем человека...

– …чем человеку угодить.

– Вопрос телезрителя из города Владимира: «Обращается внучка ко мне и к жене (ей семь лет): что такое секс? Я не знаю, как объяснить».

– Нет ничего проще. Сказать: все люди разделяются на два пола – мужчины и женщины. А «секс» в переводе с английского языка означает «пол». Девочка будет удовлетворена.

– Если с английского на русский перевести, это просто принадлежность человека к определенному полу…

– Да, просто у нас наша так называемая интеллигенция помешана же на англицизмах. У нас разные были увлечения в стране – допустим, французским, вся знать говорила только по-французски. Теперь – по-английски, это считается и правильно, и престижно. «Как это по-русски?» – Изображают себя плохо говорящими по-английски американцами.

– Вопрос: «Почему дьявол так легко разрушает то, что человек приобретает постом, молитвой, стремлением соблюдать заповеди Божии, и ввергает нас в еще худшие грехи?»

– Я бы не сказал, что очень легко, он – великий труженик, корпит долго над каждым, внушает всякие помыслы, экспериментирует. Нет, это непросто.

– Но порой человек действительно потрудится-потрудится, а потом в такое впадает – сам в ужас приходит.

– Порой все бывает. А порой, бывает, сатана над человеком трудился-трудился, а он взял и в монастырь пошел восстанавливать свою падшую природу.

– Дай Бог, чтобы с каждым так было, но редкость это большая. Чаще все-таки дьявол побеждает человека.

– Так дело же не в количестве. Количество – это когда мы заинтересованы в материальной прибыли: чем больше народу прошло через твой лоток, тем больше ты продал; тут количество играет роль. А здесь – только качество. Один святой стоит миллионов несвятых, которым цена – грош ломаный в базарный день, качества нет, никчемный человек, то есть только поедает кислород, белки, жиры, углеводы, микроэлементы.

– Но Господь его все равно хранит.

– Господь каждого хочет к Себе повернуть, это называется по-русски «обратить», чтобы он начал труд над своим восстановлением. Собственно, вся забота Господа о человеке – это восстановление его помутненного образа.

– А человеку это не надо.

– Ну, если кому уж очень активно не надо, то Господь его оставляет.

– Вопрос телезрительницы: «Как примириться с изменой мужа?»

(Далее диалог с телезрительницей.)

– Но это совсем необязательно. Это, так сказать, на Ваш вкус, что Вы считаете для Вашей дальнейшей жизни наиболее целесообразным.

– Я думаю, прощение.

– Тогда есть хороший метод, который описан в Евангелии: молитесь за обижающих вас. Вам нанесена обида. Если Вы молитесь от всего сердца за человека, который вас обидел, у вас обида проходит. Вот так. Вы спросили как – я Вам рассказал, не от себя, а от Евангелия.

– Спасибо большое.

(Окончание диалога с телезрительницей.)

– А когда, несмотря на молитву, эта обида не оставляет?

– Тогда надо молиться еще. Если лекарство не помогает, значит, надо продлить его прием. Или, может быть, подобрать другую терапию. Очень много всяких средств. Но в Евангелии указано это.

– То есть молитва за обижающего умягчает твое сердце. Может быть, не меняет его...

– Нет, почему? И его тоже. Молитва за человека воздействует на этого человека.

– Ох, как часто люди говорят: молюсь за непутевого сыночка, а он все за свое...

– А я очень часто слышу другое: один раз помолился – и Господь тут же дал. Тоже часто. Никто же не считает, что чаще.

– Почему одному дал, а другому нет? Какой-то есть признак, что эта молитва угодна Богу, а молитва другого – нет?

– Такого признака нет. Потому что я по себе знаю, все время священника просят о чем-то помолиться. Совершенно мимолетно попросили, мимолетно помолился – и потом вдруг: «Большое спасибо». А никто же не знает: это я молился или сам этот человек? А может, он еще кому-то сказал. Это только ангелы-хранители наши, которые возносят наши молитвы к Престолу Божию, может быть, знают, чья именно капелька наполнила сосуд. Нам главное – результат, мы все равно благодарим Бога; опять же, молимся.

– Вопрос телезрителя: «Я двадцать три года не видел мать, она у меня в Грузии жила. Мама умерла. Может ли грех сыновей отражаться на детях?»

(Далее диалог с телезрителем.)

– Обязательно. Например, папа пьет беспробудно. Может это отражаться на детях? Обязательно. И на жене, и на детях, на соседях, прохожих – на всех отражается. Любой грех отражается на всех, а на детях – в первую очередь. У нас, русских, есть такая поговорка: как аукнется, так и откликнется.

– А как можно замолить этот грех?

– Да никак. Можно поехать на кладбище, помолиться, устроить поминовение и каждый день за маму молиться. Есть еще одна русская пословица: лучше поздно, чем никогда.

– Спасибо большое.

(Окончание диалога с телезрителем.)

– Человек видит причину своего греха в наследственности: вот у меня дед пил, отец грешил, ну и я...

– Ну и пожалуйста. Но Бог принимает не объяснения, Бог принимает только покаяние. Я зарубил соседа топором. Приходит полиция, я им рассказываю: «Вы знаете, он меня очень рассердил, войдите в мое положение. Он меня достал, вот я его и зарубил». Но от этого мне как восемь лет назначат, так я и отсижу. Почему? А потому что объяснения давал. А нужно Богу не объяснение, а покаяние.

– Но если человек не видит в себе вины…

– Ну, не видит – что ж я могу сделать-то? Конечно, большинство людей не видят в себе никаких грехов. Живем как все.

– Нет, грех видят; вины за грех не чувствуют.

– Конечно, большинство таких. Кабы чувствовали, начали бы исправляться.

– А вот это чувство вины как приобретается?

– Оно приобретается воспитанием. И самовоспитанием тоже в большой степени. Сначала родители, могут дедушка с бабушкой помогать...

– То есть объяснить.

– Объяснить. И очень важно общество, в котором мы живем, среди какой публики человек общается. Публика же разная бывает.

– Люди говорят: вот, по телевизору показывают...

– Мы знаем, что по телевизору показывают, не надо нам рассказывать, поэтому мы и не смотрим. Почему? Потому что хорошему, доброму не научишься. Это антивоспитание. Наше родное телевидение, кроме каналов «Союз», «Спас», – это систематическое развращение народа.

– При государственной поддержке.

– Да, финансовой, всякой.

– То есть государство, можно сказать, заинтересовано  в таком развращении...

– Нет, даже не государство, а люди, которые его составляют, заинтересованы в деньгах; их это интересует.

– Вопрос телезрительницы: «У меня очень хорошая родственница, она поминает свою маму в храме. Но как-то сказала, что человек много раз рождается, приходит на землю. Как мне ей помочь? Я пытаюсь ее убедить в обратном...»

(Далее диалог с телезрительницей.)

– Зачем Вы пытаетесь? Это совершенно бесполезно. Это вопрос веры. Так что в следующий раз она явится в виде крокодила.

– Она говорит, что каждый только человеком рождается.

– Нет, нет. Это вам любой индус скажет, что рождаются и рыбкой, и крокодильчиком, и тигром. Потому что столько людей «не хватит». Количество народа-то растет все время.

– А как ее убедить?..

– Да никак. Нельзя же голову отпилить и другую приставить, а старую голову «Ванишем» промыть и пришить. Это бесполезно. Тем более вы же женщина, должны понять такую поговорку: женщину можно убедить в чем угодно, только не в том, что она не права. Поэтому Ваши усилия совершенно напрасны. Оставьте ее в покое и воспитывайте внуков.

– Может, можно ее к православию как-то привести? Никак, да?

– Смотрите, человек живет в России, куда ни глянь – золотые купола, кресты...

– И в Костроме у нас.

– Кострома – такой прекрасный город, стоит на излучине Волги, монастырь  роскошный начала нашей последней царственной династии. И, живя там, человек верит в эту ахинею. Значит, у нее с головой не все в порядке.

– Да в том-то и дело, что она нормальная. Ходит поминать маму в храм.

– Видите, в голове каша. Поминает. А что толку, что она поминает?

– Понятно. Ладно, спасибо.

– Пожалуйста. Я очень Вам сочувствую, но тут ничего не сделаешь. Вы лучше молитесь о том, чтобы Господь привел ее к покаянию от этой зловредной ереси, которая возникла в самом густопсовом язычестве.

– Батюшка, а можно еще вопрос? У нас земля называется еще юдолью, это плачевное место. А как это понимать? Ведь душа рождается чистая.

– Знаете, Вы начитались каких-то странных брошюр. Никогда земля не называлась юдолью. Юдолью называются некоторые обстоятельства, в которых оказался (может быть, вырос) человек. А земля – это то, что Господь создал для нас. И от нас зависит, превратим мы ее в райскую жизнь или она станет юдолью, где будет вокруг одна пьянь, верующая незнамо во что. Вместо того чтобы прийти в церковь, научиться, узнать, книги почитать (для детей, конечно, для взрослых – это бесполезно)... Потому что учились плохо, ничего не знают, логарифмировать не умеют, синус, косинус подсчитать не в состоянии, а начинают рассуждать... И вот такое получается. Понимаете, от невежества. Такое невежество, что просто страшно. А церкви открыты, любой человек XVII века мог бы Вам все объяснить. А мы уже живем в двадцать первом и ничего не понимаем в своей собственной религии, которую наши предки исповедуют тысячу лет. Мы как инопланетяне. Вот это наша беда.

(Окончание диалога с телезрительницей.)

– У нас так принято, что если человек ходит в церковь, постится и молится, то он православный. А если он ходит каждую неделю в церковь, то он – очень верующий. Вот эти три признака достаточны для свидетельства...

– Нет, признаки вполне солидные. Но еще очень важно, что у человека в голове. А еще важнее, что у человека в сердце.

– Во что он верит.

– Да, во что он верует и как; какого качества сердце. Может, он, как пес, злой? Есть же и мужчины, и женщины, которые в церкви на всех набрасываются. Ну и в кого они вообще веруют?

– Хотят научить православию тех, кто еще не знает.

– Но, к сожалению, они не знают, в чем православие состоит. Православие у таких, как Нафанаил.

– Сердце Нафанаила, его чистота – это же тоже Божий дар?

– А всё Божий дар. А картошка – не Божий дар?

– И вот одному Бог дал такое чистое сердце, которое могло Его узреть: ведь Нафанаил сердцем узрел Христа.

– Человек в течение своей жизни, большой или маленькой, сам выбирает. Каждый мальчик выбирает себе товарищей, выбирает себе игры, выбирает себе книги. Один мальчик идет на реку закатом любоваться, а другой идет подглядывать в женскую баню. Он же сам идет, он сам выбирает то зрелище, тех ребят...

– Вопрос телезрителя: «У меня есть приятель, он сейчас приболел, у него достаточно серьезная болезнь – туберкулез. Он молится, пытается получить исцеление, просит его у Господа, и здоровье его пошло на поправку. Он сейчас в больнице лежит, и врачи удивляются: ему стало намного лучше. В общем, слава Богу! И вот суть моего вопроса. Когда приходит такая нужда, к каким святым, каким иконам нужно обращаться и с какими молитвами, чтобы получить исцеление?»

(Далее диалог с телезрителем.)

– Я Вас, может быть, удивлю: на самом деле это не играет никакой роли. Можно молиться любому святому, можно читать молитвы абсолютно любые. Можно молиться и своими словами. Человек болеет. «Господи, очисти мои легкие от туберкулезной палочки». Вот такая молитва, пожалуйста.

– Слава Богу! Я никогда не думал, что с Вами вот так, вживую, поговорю. Я прочитал немалое количество Ваших книг, и мне очень приятно, что я дозвонился.  Даже не надеялся.

– Пожалуйста, звоните еще.

– Обязательно. Спасибо Вам. Слава Богу за ваш канал.

– Поэтому не в многословии будем услышаны, а услышаны будем настолько, насколько наше сердце откроется навстречу Богу. Вот что важно. Так что если наша молитва сопрягается с прославлением Бога,  покаянием (и обязательно нужно, если мы хотим у Бога что-то испросить, всем нашим обидчикам простить, чтобы наше сердце было легкое), то тогда Господь обязательно обратит на нас внимание.

– Спасибо Вам большое.

(Окончание диалога с телезрителем.)

– Вопрос: «Почему постом, особенно Великим, дьявол более нападает на людей, чем вне поста?»

– Потому что пост – это очень полезное для души дело, и дьявол хочет отвлечь человека от этого спасительного дела. Пост – очень простая, понятная и доступная дисциплина аскетики.

– И вот он пытается отнять у человека плоды.

– Да, отвлечь, отнять, ввести в какое-то раздражение.

– Или в тщеславие.

– Во что угодно, только чтобы оторвать от Бога. Он пробует разный набор средств.

– Часто люди говорят: когда что-то начинает получаться, само собой возникает чувство довольства собой.

– Потому что человек не привык бороться с тщеславием. А тщеславие – это, как говорили святые отцы, когда корабль уже в бухту приплыл по месту назначения и там, в бухте, терпит кораблекрушение. То есть уже доплыл: вот берег, вот рынок, вот торговля. И на риф – бах, и весь товар утонул. Настолько тщеславие – вредная вещь, оно делает все труды человека не только бесполезными, но, наоборот, вредными, потому что чем больше у него трудов, тем больше тщеславия. И тем дальше он удаляется от Бога. Потому что тщеславие – это родная и любимая дочка гордости. Растет тщеславие потому, что растет гордость. Растет гордость – ты удаляешься от Бога, потому что Бог гордым противится. И человек вместо труженика, который хочет угодить Богу, превращается в Его противника, незаметно для себя.

– Трудится, а бесполезно.

– Бесполезно-то ладно. Вредно.

– То есть тщеславному человеку и поститься вредно, и молиться вредно.

– И молиться, и поститься вредно, все вредно.

– А как тогда без поста и молитвы преодолеть в себе эту страсть?

– Надо, заметив ее, со слезами молиться Богу, чтобы оставила. И конечно, лучше всего пребывать в молчании. Тщеславие очень развивается от непрестанного говорения.

– Вольно или невольно, а человек начинает себя похваливать.

– И тут он пропал.

– А некоторые говорят: я не хвалюсь, я просто делюсь своей радостью с другими.

– Делись, но знай, что тебе это вредно: ты утонешь в этой радости, и плода не будет. Как на деревьях: много листьев, а плодов нет. Листики играют на солнышке, шуршат от ветра, а толку-то нет: яблочек-то нет.

– Вопрос: «Однажды я каялась в страхах перед жизненными ситуациями, и священник сказал: не бойся, Бог всегда поможет. А в чем помощь Божия, если зло против меня усиливается, а я все чаще впадаю в грех уныния и раздражения?»

– Нет, священник имел в виду, что Бог всегда поможет при условии, если человек к Нему обращается. А если человек обращается к своему унынию, которое происходит от того, что человек не верит ни в Бога, ни в Его милость, ни в Его свойства, то никогда ничего не поможет. Бог тут просто не может помочь. Неверующий не может Богу угодить, а унылый – это неверующий.

– Но, видя, что человек впадает в это неверие, Бог не помогает не провалиться в эту бездну?

– Нет, конечно. Все написано, все сказано. Читайте и разумейте.

– Ну, видите, не хватает у человека разумения.

– Ну не хватает. Пришел в ресторан, а денег не хватает. Возьми супчику и покушай без хлебушка – аккурат хватит.

– Люди ждут от Бога помощи: мне плохо, я в ней нуждаюсь. И вопрошают: Бог, видя, что мне плохо, почему мне не поможет?

– Потому что для Бога важнее всего общение с нами. А мы пренебрегаем этим общением. Вот мужчина звонил, двадцать три года мать не видел. Это о чем говорит? Не больно-то она нужна. Двадцать три года! Я вообще даже не представляю, как это возможно...

– Вы часто говорите: в жизни все бывает. Что-то там у людей в душе происходит.

– От того, что происходит, таков и результат. Теперь мамочка умерла, человек страдает. Надо же все вовремя делать: и детей вовремя воспитывать, и о мамочке заботиться.

– Вот люди и приходят с покаянием: тому недодал, этому не сделал.

– Если приходят, – хорошо; Бог-то слышит, что человек кается.

– И у каждого вопрос: а что я теперь-то могу сделать? Человек умер...

– Ничего, только молиться о упокоении его души.

– Вопрос: «Как очистить свою совесть?»

– Если придет в сердце Господь Святой Дух, Он может очистить от всякия скверны совесть человека.

– То есть нужно призывать Духа Святого, чтобы Он пришел...

– Да. Прииди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси, Блаже, души наша.

– Эту молитву, как «Отче наш», знают почти все.

– Нет.

– По крайней мере, из тех, кто ходит в церковь.

– Знают наизусть. Но большинство людей, я примечаю, молитвы читают автоматически, не понимая содержания. Поэтому они и спрашивают: «Какую молитву читать?» Да какая разница?..

– Верят, что некоторые молитвы имеют особую силу.

– Это большое заблуждение, ересь.

– Мне как-то нужна была молитва о болящем, молитвослова с собой не было. В Интернете на телефоне набрал, и сразу выскакивает список, а вверху этого списка: самая сильная, самая действенная, самая лучшая... Именно такая характеристика дается молитве.

– Ну так кто составлял этот текст? Это же необязательно человек православный. Молитва не может быть действенна вообще. Действенным может быть только действие человека и Бога.

– Если Бог действует в твоем сердце, значит, ты хорошо помолился.

– Да, конечно.

– А какими словами – это уже...

– Конечно. А люди думают, что дело в магии слов, что надо специальную молитву.

– Так проще, так понятнее.

– Понятие должно быть правильное – как в алгебре, тут не может быть двух вариантов.

Ведущий: протоиерей Александр Березовский

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы отвечает настоятель храма иконы Божией Матери «Отрада и Утешение» на Ходынском поле города Москвы протоиерей Иоанн Кудрявцев. Тема беседы: «Смысл Рождественского поста».

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы