Беседы с батюшкой. Помощь наркозависимым

25 апреля 2016 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма Вознесения Господня г. Кимры Тверской митрополии протоиерей Андрей Лазарев.

– Видимо, не случайно так совпало, что в начале Страстной седмицы у нас тема – помощь наркозависимым. Сегодня мы будем говорить о страстях человеческих. Тема действительно очень серьезная. Расскажите, из каких глубин страданий Вам приходится доставать, вытаскивать людей.

– Да, наркозависимость – это, наверное, самая опасная, самая крайняя страсть, которой может подвергнуть себя человек, потому что при ней он попадает в ад уже в этой земной жизни. А возвращение из ада очень и очень непростое, это долгий и мучительный процесс. И нужно много сил, умения, желания, чтобы вернуть человека в прямом смысле с того света.

– Люди сами обращаются за помощью, то есть у самих наркозависимых возникает желание спастись, или они приходят по чьему-либо совету, из-под палки? Как это происходит? Они сами изъявляют желание приехать в центр, начать реабилитацию, или это все-таки какое-то влияние со стороны?

– Все очень непросто. Конечно, без желания человека, попавшего в беду, помочь ему очень сложно. Но дело в том, что это желание появляется уже в самый последний момент, чаще всего в реанимации, когда наркозависимый побывал на том свете от передозировки, бывало даже, что после клинической смерти, когда последний выбор: или жить, или умирать. Вот когда человек предстает перед таким выбором в жизни, он обращается за помощью чаще всего к своим близким, родителям, ближайшим родственникам. Он просит их о помощи, и они помогают ему найти способ спасения.

– Насколько я знаю, тема помощи наркозависимым дискредитирована. Говорят, что уже ничто не может помочь такому человеку, что есть множество центров, которые ничего толком не делают, что это профанация. Это правда?

– В нашей стране мы попали в эту страшную беду уже почти двадцать лет назад, и за эти годы появилось очень много сектантских центров, так называемых коммерческих центров, в которых действительно получить помощь было очень сложно. И те, кто обращался за эти годы в такие центры и не получил помощи, разочаровались в том, что можно вообще как-то выбраться из этой страшной беды.

– А почему эти центры не помогают людям? В чем причина, в чем их ошибка?

– Потому что там цель – не помощь людям, а совершенно иные цели. И к счастью, в последнее время стали появляться центры в Русской Православной Церкви, где действительно можно получить профессиональную помощь.

– Чем ваш центр по сути, в корне отличается от тех коммерческих центров, которые не оказывают настоящей помощи?

– Лечение наркозависимости основано на честности и ответственности. Все наши специалисты побывали на обучении в Европе, в одном из самых лучших и успешных европейских центров – в центре «Фамилия» в городе Гливице в Польше. Получив там опыт, они объединили свои усилия в нашем городе Кимры при Вознесенской церкви и начали свою работу честно и ответственно.

– Если установить рейтинг, то можно ли сказать, что эта программа занимает какие-то передовые места по сравнению с другими?

– Программа называется «Терапевтическое сообщество», она является самой успешной в мире. Этой программе мы научились в центре «Фамилия», которому, кстати, в начале июня исполняется 25 лет. Недавно мы получили приглашение от президента центра, доктора пана Анджея Май-Маевского, побывать в Польше на этом юбилее.

– Почему именно в Польшу Вы обратились за опытом?

– Это очень интересный вопрос: действительно, почему Польша? И ответ очень интересный: потому что руководит этим центром Анджей Май-Маевский – внук царского генерала Маевского, который возглавлял освободительную армию на юге нашей страны. Он гордится тем, что его дед, по его словам, не предавал русского царя Николая II. У него особое отношение к России, он профессионал своего дела, и опыт своей работы он решил передать нам в Россию. Вот такая интересная связь с Польшей.

– То есть он любит Россию. И говорит по-русски, наверное?

– Да, говорит по-русски. Он – патриот России. Вот поэтому Польша, поэтому Гливице, поэтому центр «Фамилия».

– Как вы вышли на этот центр? Вы искали различные программы?

– Мы с 1999 года пытались найти какой-то центр, опыт которого могли бы применить у нас в Кимрах. В России я побывал во многих центрах: и под Санкт-Петербургом, и в Екатеринбурге в фонде «Город без наркотиков» у Ройзмана. Потом посчастливилось поехать в Польшу в центр «Фамилия», чтобы посмотреть, как работают профессионалы своего дела.

– Чем все-таки программа центра «Фамилия» отличается от других, в чем ее особенность?

– Это надо видеть, за несколько минут очень сложно объяснить. Если проще сказать, это групповая психотерапия на разных уровнях: большие и малые группы, индивидуальная психотерапия. Программа, в принципе, светская, но она естественно работает у нас при православном приходе на православной территории в нашей православной культуре. То есть ребята, которые приходят к нам, обретают веру, приходят в храм, они становятся православными людьми, когда проходят нашу программу.

– По каким критериям Вы отбирали ту программу, которую хотели бы перенести в Кимры, на что обращали внимание?

– На профессионализм и результат.

– Все-таки есть реальный результат?

– Конечно. Этот результат я увидел еще 12 лет тому назад, когда был на обучении в центре «Фамилия». Я увидел результат и сам поверил в эту программу. И во что я уверовал, то и хотелось сделать у нас в стране. К сожалению, много лет ничего не получалось, но в 2012 году, то есть через восемь лет после того, как я первый раз побывал в «Фамилии», начал работу наш центр. Первых воспитанников мы взяли в начале 2013 года. В феврале этого года нам исполнилось уже три года. Три года мы работаем по этой программе, у нас уже есть свои выпускники и свои результаты.

– Значит, программа реально приносит свои плоды и реально работает – в этом главное ее достоинство.

– Да, реально работает при православном приходе.

– Без профанации, коммерции.

– Да. Наш центр находится в центре города, что хотелось бы особенно подчеркнуть. У нас нет никаких заборов, решеток. Наши воспитанники общаются с прихожанами, посещают богослужения, помогают и работают в храме и на территории, занимаются полезным трудом при православном приходе. Если наркозависимый, это не значит, что его нужно отправить куда-нибудь в лес, пустыню или на болото, как мы раньше думали изолировать их от общества. У нас амбулаторная программа – наверное, можно употребить такое выражение. То есть человек находится в программе, но и находится в обществе, среди людей, в городе. Ребята, которые участвуют определенное время в программе, выходят в город, посещают два раза в неделю спортзал, театры, музеи. К нам приезжают гости из Москвы, актеры, музыканты. Мы находимся в жизни, в гуще событий.

– Нет духа казенного, больничного, все очень живо, по-человечески…

– Да.

– Думаю, у наших телезрителей сразу напрашивается такой вопрос: какова стоимость этой программы? Я знаю, что коммерческие центры запрашивают очень большие суммы. Что у вас?

– Конечно, без пожертвований нам не обойтись. Мы посчитали себестоимость затрат на воспитанника, она составляет 45–50 тысяч рублей в месяц. Конечно, сумма немалая. Но мы просим пожертвования только на питание. Сумма, конечно, в разы меньше, чем это на самом деле нам обходится. То есть мы ребят не кормим, когда они находятся в программе, они кормят себя сами. Поэтому лечение и проживание получается бесплатное.

– Фактически получается программа бесплатная.

– Фактически так, лечение бесплатное. Хотя, конечно, это очень дорого, потому что в центре работают специалисты высокого уровня, у всех семьи, дети, мы должны платить зарплату этим прекрасным людям, которые отдают делу, можно сказать, свои жизни, свое время и силы, вкладывают в этих ребят свою любовь, и мы должны быть им благодарны. На самом деле это очень дорого. В мире, например в Европе, это происходит так: наркозависимый имеет статус инвалида, получает от государства тысячу евро в месяц на свое лечение и использует эти деньги для того, чтобы проходить реабилитацию в одном из центров, который он сам выбирает. В Израиле эта сумма составляет тысячу долларов в месяц. То есть это довольно-таки большая сумма, которой действительно хватает на то, чтобы лечиться и возвращаться в жизнь. У нас, к сожалению, этого пока нет, но мы к этому идем. Принимаются законы и у нас в стране, не так быстро, как хотелось бы, но тем не менее мы надеемся, что ребята, попавшие в эту страшную беду, будут получать сертификаты, обеспечивающие их лечение в хороших центрах, которые они сами будут выбирать.

– Количество мест в центре ограниченное? Все ли желающие пройти реабилитацию могут попасть в центр?

– К счастью, места у нас пока есть. Оптимально в центре может находиться 25 человек. У нас сейчас в программе находятся около 20 человек. Программа стала смешанная, мы к этому шли. Программа «Терапевтического сообщества» и для ребят, и для девчат. Сейчас у нас пять девушек проходят лечение, реабилитацию.

– Я знаю, что вы расширяетесь, у вас открылся филиал. Расскажите, пожалуйста, немного о нем.

– Филиал – это звучит громко. Дело в том, что один из наших воспитанников, который успешно закончил программу, теперь принимает участие в открытии нового центра на юге нашей страны, на Северном Кавказе в Ставропольском крае, в поселке Ясная Поляна. Этот открывающийся центр тоже будет работать по программе «Терапевтического сообщества». Специалисты из центра были у нас в гостях довольно длительное время, смотрели, как работает наша программа. Там целый коллектив: директор центра, с которым мы знакомы давно, опытный психотерапевт, наш выпускник, психолог, которая тоже была на практике в Польше в центре «Фамилия», – все эти люди имеют большой опыт работы с наркозависимыми. Я думаю, что их центр тоже будет успешно работать на юге нашей страны. Поэтому те, кому ближе поехать в Ставропольский край, например, из Ростова-на-Дону, Воронежа, теперь могут поехать на Северный Кавказ в этот центр. Мы можем озвучить адрес сайта, где есть информация о работе вновь открывающегося центра, в который уже можно обращаться за помощью.

– Адрес сайта Ставропольского филиала в Интернете: http://centr-ostrov.ru/ Адрес: Ставропольский край, Предгорный район, поселок Ясная Поляна, улица Согласия, дом 36, телефон 8-928-347-77-45.

Этот филиал открылся совсем недавно?

– Да, совсем недавно собрался хороший, профессиональный коллектив, что очень важно. Нужно еще раз всем напомнить, что химическая зависимость – страшная болезнь, это смертельное заболевание. И как при любой болезни, здесь нужна профессиональная помощь. Очень важно, чтобы серьезным делом занимались профессионалы. Конечно, с Божией помощью, с верой, в благодати, но обязательно нужны профессионалы.

– Вопрос телезрительницы из Курска: «Выходя из храма после Причастия, можно ли подавать милостыню людям? Ходят такие разговоры, что благодать и милость Божия, полученные при Причастии, раздаются людям. Или это суеверия?»

– Матушка, я Вас попрошу задать этот вопрос Вашему духовнику. Простите, вопрос не по теме. Ваш духовник ответит Вам лучше.

– Мы сегодня будем принимать вопросы только по нашей теме, потому что тема очень большая и насыщенная. Думаю, телезрительница разрешит свой вопрос, найдет на него ответ. Если уж зашла речь о Причастии, о посещении храма, скажите, ведется ли работа по духовному воспитанию с теми, кто проходит реабилитацию, и если ведется, то как? Приобщают ли их к храму? Или ведется только светская работа?

– Волею судьбы так случилось, что центр находится прямо на территории нашего храма. До храма 50–60 шагов, и ребята волей-неволей принимают участие в жизни нашего прихода. В воскресные и праздничные дни они посещают богослужения. День у нас обязательно начинается с молитвы. Кто хочет поститься – начинает поститься, кто пока не готов, мы не заставляем. Но мы пытаемся показать нашим воспитанникам жизнь с Богом, в Его любви, Его благодати. Когда есть возможность духовного исцеления, это очень важно. Мы только предлагаем этот путь.

– Значит, у вас нет жестких требований, чтобы люди ходили в храм?

– Нет. Мы убеждены в том, что невольник – не богомольник. Человек сам должен выбрать. Даже Господь не заставляет, Он нам только предлагает путь: «Кто хочет идти за Мною, возьми свой крест и следуй». А кто не хочет – может не брать и не следовать. Мы только предлагаем, наша задача – показать ребятам, что с Богом легче преодолеть эту страсть, эту болезнь. Они сами (подчеркиваю это) готовятся к исповеди, Причастию, сами соблюдают пост: кто хочет – постится, кто не хочет – не постится. Например, когда был Рождественский пост, все воспитанники, кто находится у нас в программе, сами подготовились к исповеди и Причастию. И Великим постом на Страстной неделе они начали поститься. В субботу будут исповедоваться, а на Пасху все причастятся. Всё – сами, это очень важно.

– Интересно, видна ли разница между теми, кто только-только пришел в центр на реабилитацию и в храм, и теми, кто у вас давно? Можно ли, взглянув на человека, сказать: вот этот пришел недавно, а вот этот уже давно в центре?

– Это сразу видно. Это видят и наши прихожане, потому что парень или девушка, которые только что пришли в центр, не могут стоять в храме спокойно: их крутит, их ломает, эта сила выгоняет их из храма, им очень тяжело.

– Настоящее беснование получается?

– Да, что-то в этом есть, очень похоже. Они не могут спокойно стоять. Но обычно после исповеди и Причастия становятся спокойнее. А потом, когда человек находится в программе уже довольно длительное время, он любит посещать богослужения, ему это нравится, душа начинает открываться, очищаться… Их перестает «крутить». Даже прихожане замечают: новичок ли это центра, или человек, который довольно длительное время в нем находится.

– Скажите, какая внутренняя жизнь происходит в центре? Ведь это не только лечение, но и что-то проводится кроме лечения?

– Жизнь у нас очень интересная, разнообразная, насыщенная, очень сконцентрирована. Как я уже сказал, само лечение заключается в групповой психотерапии. Но у ребят очень интересный распорядок дня: в семь часов подъем, молитва, завтрак, потом идут самые разные занятия в больших, средних, малых группах. Ребята посещают богослужения, посещают спортзалы. Мы организовываем для них различные поездки, занятия. Они смотрят интересные фильмы, встречаются с интересными людьми – певцами, артистами, которые приезжают в наш центр.

Что очень важно, у них есть возможность пожить в большой семье. Сейчас очень мало больших семей, а в центре они живут в одной большой семье, где есть старшие, которых нужно уважать, любить, почитать, есть средние по возрасту, к которым тоже нужно относиться с уважением, на равных, есть младшие, которых нужно любить и помогать им. Это бесценный опыт большой семьи. И лечение заключается в том, что мы людей перевоспитываем, даем им то, что они не смогли получить в своей жизни в младенчестве, детстве, юности, молодости. Мы даем эту возможность, даем им Любовь с большой буквы, показываем Божественную любовь, что значит жить в любви Божией. Мы им показываем, что значит жить в любви родителей, братьев и сестер, хотя и не родных, но все равно это искренняя любовь. И мне кажется, что любовь, которую они получают в нашей программе, как раз и преображает человека.

– Это не просто лечение, это, можно сказать, перестройка человека.

– Да, создание новой личности.

– Вопрос телезрительницы из Псковской области: «Когда-то, в сороковые годы, в городе Кимры жила моя бабушка, она была прихожанкой Вашего храма. И в этом храме в начале сороковых годов она меня крестила, когда мои родители привезли меня из Псковской губернии в Кимры, где они жили. Несколько лет назад я приезжала к Вам, мы с Вами встречались, но в это время в храме был ремонт. О том, какую милосердную помощь Вы оказали населению города Кимры, я прочитала в журнале «Русский дом», где о Вас была большая статья. Батюшка, я так счастлива: сегодня у меня такой радостный день, что я увидела Вас и могу высказать Вам свою благодарность. Спасибо Вам за то, что Вы привели в такое чудесное состояние храм, в котором меня крестили и где долгие годы моя бабушка была певчей. Ведь эта работа требовала мужества. Мои родственники, кимряки, с восторгом рассказали мне, как Вы оказали большую помощь молодежи, которая попала в такую беду. Спасибо Вам большое и низкий Вам поклон!

– Спасибо, матушка, за добрые слова. Я Вам хочу ответить, что ремонт храма мы завершили. 2013 год у нас был юбилейный – мы отмечали 200-летие нашего храма, поэтому за один год сделали капитальный ремонт, приложив неимоверные усилия, с Божией помощью, конечно, и еще успели построить трехэтажное здание реабилитационного центра. Спасибо за Ваши святые молитвы.

– Если вы построили новое здание, значит, была в этом такая необходимость? Центр ваш развивается, расширяется?

– Да, условия у нас комфортные. Как я уже сказал, реабилитационный центр находится в центре города, на берегу реки Кирмки. Место очень красивое, уединенное, в парковой зоне. Здесь уже четыреста лет стоит православный храм: двести лет стоял деревянный, который был разобран, и двести лет тому назад благочестивые кимряки построили Вознесенскую церковь, юбилей которой мы отметили. На этом месте находилось кладбище, уничтоженное в 1941 году, и храм был закрыт. Но теперь он восстановлен, и в этом святом месте мы оказываем помощь людям, попавшим в самую, наверное, страшную беду – беду химической зависимости.

– Не могли бы Вы рассказать об истории программы: как она появилась, почему появилась именно в Польше, какие ее корни?

– Эта программа появилась не в Польше. Все лучшее появляется в России. Конечно, этот бесценный опыт появился у нас в стране в самый тяжелый период нашей истории, после революции, когда на улицах оказались тысячи и тысячи беспризорных детей. Бог послал величайшего из педагогов Макаренко, который является основателем первого «Терапевтического сообщества» и который благодаря своей гениальной идее ввел самоуправление в своих коммунах. Результат оказался колоссальный. Через его программы, через его коммуны прошло около трех тысяч воспитанников в 20-е годы, и потом не было ни одного рецидива. Ребята занимались серьезным делом. Я сейчас, наверное, открою очень интересный факт истории: они занимались выпуском электродрелей в 20-е годы и первыми начали выпускать фотоаппараты «ФЭД», которые пользовались спросом в свое время в Советском Союзе.

Американцы потом заметили этот уникальный опыт (у нас он, к сожалению, был утрачен в тридцатые годы) и применили его для реабилитации своих солдат после Второй мировой войны. Потом этот опыт они стали применять для алкоголиков, а в 60-е годы – для химически зависимых. И опыт успешно развивался. Позже, когда в Польшу пришла перестройка вместе с солидарностью, поляки столкнулись с этой бедой, и доктор Анджей Май-Маевский, один из ведущих психотерапевтов Польши, поехал в Америку, изучал эту программу в течение года и привез ее в Европу. Он открыл свой первый центр в начале 80-х годов, а мы уже из Польши привезли назад, в Россию. То есть это наш уникальный опыт, нашего великого Макаренко.

– Корни русские.

– Да, корни русские. Но вот пришлось пройти такой круг, через Америку, потому что, к сожалению, этот опыт был утрачен у нас в стране в 30-е годы, но, к счастью, он не был утрачен в мире. И теперь мы работаем, используя этот уникальный опыт нашего великого педагога.

– Вопрос телезрителя из Вологды: «Когда я выхожу из храма, то всегда у храма стоят люди, которые просят милостыню. Конечно же, раздаешь копеечки, рубли. Но очень часто попадаются люди, которые явно имеют наркотическую зависимость, и точно знаешь, что они истратят деньги на дозу. Стоишь и борешься: не дать – грех; и дать – тоже грех, потому что человек истратит деньги на очередную дозу... Как правильно поступить? Что человеку сказать, когда не даешь ему деньги, зная, что он истратит их на наркотик?»

– Вопрос хороший, спасибо. Хотелось бы ответить как Вам, так и родителям наркозависимых и их родственникам: ни в коем случае нельзя давать деньги на наркотики – это точно. Пока вы будете давать им деньги, они будут относиться к этому потребительски. Если нужно помочь такому человеку поехать на лечение – помогите как-то. Например, найдите достойный центр. Помощь должна выражаться только в этом. А давать деньги, конечно, нельзя, не стоит этого делать.

– Если уж мы заговорили о родителях, ведется ли у вас какая-то работа с родителями наркозависимых? Может быть, вы оказываете помощь и родителям – созависимым?

– Конечно, мы обязательно проводим занятия с родителями. У нас есть родительские дни: это последняя суббота каждого месяца. На таких встречах я провожу беседы с родителями, потом наши специалисты, психологи, проводят специальные занятия с созависимыми, Вы правильно их назвали. Также мы проводим беседы с родителями ребят, которые живут в нашем городе, то есть с родителями кимряков, попавших в беду от наркотической зависимости. Это обязательно, эта работа необходима. Мы будем перевоспитывать детей, но если мы не перевоспитаем их родителей, появляется огромная опасность, что все может вернуться на круги своя: родители старыми отношениями могут опять затянуть детей в это страшное болото.

– В чем главная ошибка родителей?

– Они становятся зависимыми от этой болезни своих детей. Простой пример: если в семье человек заболел, например, воспалением легких, это не значит, что вся семья должна заболеть воспалением легких. Близкие пытаются оказать помощь, найти хороших врачей, следят, чтобы был правильно поставлен диагноз, чтобы было правильно назначено лечение. И человек получает помощь, начинает выздоравливать. А здесь получается, что вся семья заболевает, и в результате – беда, в которую попадают все близкие родственники и часто даже знакомые.

– К вам приходят люди из такой сложной агрессивной среды; наверно, очень трудно идут на контакт, как вы находите с ними общий язык?

– Это, наверное, уже не агрессивная среда. Как мы отметили в начале нашей беседы, они возвращаются с того света, возвращаются из ада. И если уж человек приходит в центр, он просит о помощи, хочет эту помощь получить. Наверное, самое главное, чтобы человек, который к нам пришел, уверовал бы в эту программу, уверовал в успех своего собственного лечения, в результат, в то, что если он заканчивает программу, то становится здоровым, свободным и счастливым. Главное – вера, нужно привести человека к вере в успех выздоровления. Это самое сложное. Главное – замотивировать, убедить человека в том, что он должен пройти лечение, и тогда он вернется в жизнь.

– Вопрос из Санкт-Петербурга: «К какой категории греха относится наркомания: наверное, не создай себе кумира? И в этой связи что касается курения: не равнозначно ли это получается? Ведь что курение, что наркомания занимают первое место».

– Химическая зависимость – это уже тяжелое заболевание. Какая страсть привела к химической зависимости, к этой болезни – сказать трудно; наверное, у всех по-разному. Возможно, это и неправильное воспитание, и те ценности, которые предлагает общество, в котором мы сейчас живем, типа «возьми от жизни все», «в жизни все нужно попробовать», «жизнь – это удовольствие, наслаждение». И это идет по нарастающей, как снежный ком, одно за другим: сначала легкие алкогольные напитки, потом что-то более серьезное, потом наркотики могут прийти в жизнь человека. У всех по-разному, конечно. Но если говорить о страстях, то, наверное, все-таки это гордость, самолюбие. Когда человек ставит себя в центр всей Вселенной: «Моя жизнь, что хочу, то с ней и делаю. Как хочу, так с этой жизнью и экспериментирую, и мне совершенно все равно, что будет с моими родителями, друзьями, как они будут страдать, взирая на меня потом». Наверное, все-таки гордыня приводит к этой страшной безответственности по отношению к самому себе, своему здоровью, по большому счету – к своей жизни.

– Вопрос телезрительницы из Краснодарского края: «Скажите, как Вы относитесь к самоутверждениям, которые нужно писать девять дней, как я читала в книге (не помню автора) «Избавление от алкогольной и никотиновой зависимости»?

– О самоутверждении я ничего не слышал, к сожалению. Могу только сказать, что химическая зависимость – страшная болезнь, и никакие заклинания здесь не помогут. Нужна профессиональная помощь. Никакие самоутверждения или самовнушения здесь не помогут. Это долгий путь возвращения в жизнь. Долгий, трудный и тяжелый.

– Только помощь профессиональная, квалифицированная.

– Да, только серьезная программа.

– И слава Богу, что существует такая уникальная возможность, что есть такой центр в городе Кимры.

– Я не побоюсь дальше сказать матушке, что даже воцерковление не помогает. Бывает, больной человек воцерковляется, начинает ходить в храм, молиться Богу, исповедоваться, причащаться, но продолжает потреблять наркотики. У нас было несколько ребят даже из семей священников, например.

– Даже так?

– Да. Умные, прекрасные, талантливые, духовные ребята, но тем не менее попали в эту беду. Это серьезное заболевание, соответственно здесь нужны серьезные меры.

– То есть, как Вы уже сказали, перестройка человека, абсолютное перевоспитание.

– Да, перевоспитание. Это долгая, трудная, кропотливая работа.

– А новый центр в Ставропольском крае, видимо, только-только начинает свою работу?

– Да, но мы думаем, что его работа будет успешной. Там серьезный коллектив, очень ответственные люди, профессионалы своего дела. Поэтому те, кто живет на юге, обращайтесь в этот центр. А кто живет ближе к Москве, – к нам в Кимры. Наш сайт http://www.vozneseniekimry.ru/ Заходите на сайт, смотрите информацию о нашем центре и обращайтесь к нам за помощью.

– Действительно уникальный центр, где квалифицированная помощь профессионалов, такое глубокое серьезное отношение к делу и люди почти не платят за эти квалифицированные и необходимые им услуги. Удивительно, что это центр, который не делает акцента на православии, а открывает свои двери людям вне зависимости от того, православный человек или нет, и жизнь в нем не похожа на жизнь больных, а жизнь насыщенная…

– Да, полноценная, интересная жизнь.

– Помогай Вам Бог, отец Андрей, в Вашем деле.

– Со Страстной неделей всех! Помоги, Господи!

 

Ведущий Денис Береснев
Записала  Нина Кирсанова

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель Князь-Владимирского собора протоиерей Владимир Сорокин. Тема беседы: «Тюремное служение. Чем помочь заключенным».

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы