Беседы с батюшкой. Самые частые вопросы священнику

23 ноября 2017 г.

Аудио
Скачать .mp3
В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма во имя святого Спиридона Тримифунтского на территории предприятия ООО «Нева-Реактив», клирик храма святого пророка Илии на Пороховых священник Константин Морозов.

– Батюшка, мы с Вами сидим на фоне изображения небольшого, но очень приятного храма в честь святителя Спиридона Тримифунтского. Как его настоятель Вы, наверное, уже ощутили, что какие-то вопросы повторяются чаще остальных. Можете ли Вы сказать из Вашего опыта, какой вопрос Вам задают чаще других?

– Вопросы у людей самые различные,  самые частые касаются таинства Причастия: надо  соблюдать пост перед Причастием или не надо, как часто причащаться, что значит «достойное Причастие» и что значит «недостойное Причастие». И, конечно, это вопросы, связанные с жизнью христианина в миру. У всех есть идеал христианской жизни, заключенный в образе монашества, но так как человек живет в миру, подражать ему он зачастую не может, да и на самом деле не должен. Но большинство людей этого хотят, поэтому часто задаваемый вопрос – как спасаться в миру? Он может задаваться в разных видах, например: я редко молюсь; у меня не совсем правильная в том или другом плане духовная жизнь; как мне настроиться на духовную жизнь, как чаще молиться, я охладел к молитве. То есть вопросы, касающиеся молитвы и духовной жизни, того, как спасаться в миру, задаются чаще всего.

– Мы уже почти тридцать лет живем в стране, где Церковь стала легальной и каждый может исповедовать ту веру, которую хочет. Церковь получила свободу. Как Вы считаете, за эти тридцать лет количество суеверных вопросов или связанных только с обрядовой стороной уменьшилось? Или по-прежнему много людей, которые сводят религиозность только к обряду?

– Я бы сказал, что такие вопросы не могут уменьшиться, они остаются на том же уровне. По крайней мере, пока с ними сталкиваешься, потому что большинство наших соотечественников приходит в храм только тогда, когда что-то случается. Поэтому обрядовость веры, состоящей в том, что человек пришел в храм и поставил свечку, остается у большинства людей. Отсюда и те вопросы, которые они задают: мне приснился мой почивший родственник, что делать? Я потерял свой крестик, что мне за это будет; и могу ли я носить чужой крестик? Все эти вопросы остаются, и на них тоже приходится часто отвечать. Может быть, это связано с тем (хотя за тридцать лет, конечно, построено огромное количество храмов, построены новые монастыри и восстановлены старые), что до последнего времени у нас не было катехизации перед крещением. Поэтому, приходя в храм креститься, многие не были научены тому, что значит – быть православным христианином и в чем заключается православная вера. И сейчас катехизация носит в большей степени формальный характер. Мы можем «уловить» людей, которые приходят либо креститься сами, либо крестить своих детей, поставив вопрос о длительной катехизации, хотя бы на протяжении полугода, когда бы люди целенаправленно изучали свою веру, в чем состоят их обязанности как крестных, и только потом крестить. Тогда бы в нашем народе в конечном итоге не было обрядовости в вере.

– Наверное, нередко случается, что часто задаваемые вопросы слышит не столько настоятель или священник, сколько свечница. Скажите, пожалуйста, каким образом должно происходить такое взаимодействие? Допустим, приходит человек и задает элементарный вопрос свечнице, но ведь не всегда старушка может ответить на вопрос. Как провести прямую линию между священником, настоятелем, служащим и человеком, который просто зашел в храм поставить свечку?

– В некоторых епархиях, как я знаю, проходят курсы для церковных работников, в том числе для тех, кто отвечает на те или иные вопросы. В нашей епархии большинство храмов пошло по другому пути. Например, наш храм Илии-пророка, клириком которого я являюсь, был одним из первых, где появились консультанты. Так как в храм приходит много народу, огромная очередь к свечнице, она не может всем уделить достаточно времени, да это и не ее задача, есть отдельный стол консультанта, за которым находятся люди, прошедшие курс обучения в воскресной школе. Свечница или прихожане могут указать на этот столик, где во время богослужения находятся консультанты, и наши прихожане, получившие образование в воскресной школе, пусть на минимальном уровне, но способны ответить на какие-то бытовые вопросы. У них есть литература, которую может посмотреть пришедший, они могут провести его в здание воскресной школы, где есть библиотека, в которую он может записаться и взять ту или иную книгу.

То есть это консультативная служба для прихожан, точнее – «захожан», которые приходят в храм, чтобы получить ответ на тот или иной вопрос. С другой стороны, если это сложный вопрос или он носит духовный характер, консультант может подвести человека к священнику, потому что основная проблема в том, что человек не решается сам в первый раз подойти к священнику и заговорить с ним. Тогда за него это делает консультант – подводит, объясняет ситуацию, и священник начинает спокойно общаться с человеком. Я думаю, это очень хороший, правильный путь.

– Вопрос телезрительницы из Санкт-Петербурга: «У меня бывают такие периоды, когда я не могу молиться. Месяц или два, бывает, молюсь, а потом три-четыре дня не могу молиться. Затем с новой силой начинаю молиться и вхожу в нормальный режим. Нормально ли это, у всех ли так? Не оскорбляю ли я своей немощью Господа?»

– Думаю, что периоды ослабления молитвы бывают у каждого христианина, каждый через это проходит, и бояться этого не стоит. Я всегда вспоминаю историю преподобного Антония Великого, который сидел со своими учениками на поляне, они пели песни, о чем-то разговаривали, улыбались. На эту поляну вышли охотники и смутились, увидев, что монахи довольно праздно проводят время. Подойдя к ним, святой Антоний сказал:

– Можете натянуть лук?

Охотники натянули.

– А можете натянуть еще сильнее?

Они натянули еще сильнее.

– Ну, а еще сильнее, и еще?

– Лук сломается, если мы будем тянуть еще, – сказали охотники.

– Так и человек, – ответил святой Антоний. – Если он будет постоянно находиться в натянутом состоянии, то рано или поздно может сломаться.

Поэтому молитва должна сменяться каким-то деланием. С другой стороны, в Новом Завете мы слышим от апостола: непрестанно молитесь. Он говорит именно о том, чтобы мы регулярно молились. Если Вы замечаете, что оставляете молитвенное правило только на два-три дня, – это один момент. Но мне всегда вспоминается история владыки Антония, который рассказывал, что молился с упоением, погружался в молитву, она очень нравилась ему, и он сказал об этом своему духовнику архимандриту Афанасию  (Нечаеву). И тот вообще запретил ему молиться на протяжении полугода или какого-то иного длительного срока,  а каждый вечер, ложась спать, говорить: Господи, молитвами ... (и вспоминать тех людей, которые тебя любят, о тебе молятся, действительно дороги тебе). И митрополит Антоний рассказывает: каждый вечер, ложась спать, я вспоминал людей, которые за меня молятся, обо мне памятуют, помогают мне и любят меня, – таким образом я ощущал, что покрыт их молитвами. Этот опыт был дня него очень важен, потому что упоение молитвой тоже опасный момент, не должно быть такой радужности, хотя иногда это бывает.

Поэтому то, что происходит с Вашей молитвой, с одной стороны, естественно. С другой стороны,  духовная жизнь невозможна без дисциплины. Проявление волевых усилий в духовной жизни очень важно. Мы не всегда ощущаем близость Господа, и Господь ждет от нас, чтобы мы сделали первый шаг. В первые два-три года после крещения, когда дается дар веры, бывает так называемая призывающая благодать, и человек окрылен. Потихоньку этот дар отнимается, и человек сам должен делать первые шаги, подобно тому, как мамочка сначала водит ребенка, держа его обеими руками, а потом руки отнимаются – и он должен сам сделать первые шаги. Это действительно довольно тяжело, он должен совершать какие-то усилия. Точно так же в духовной жизни: Господь дал человеку подержаться за Свою ризу, и тот ощутил благодать пребывания с Господом, которая будет поддерживать его на протяжении всей его жизни.

Не случайно в Евангелии Господь после воскресения говорит ученикам идти в Галилею: там на Галилейском озере произошла их первая встреча, и они должны вернуться туда, чтобы заново пережить эти чувства. Точно так же христианин, когда его покидает ощущение близости Христа, возвращается в первые годы своей веры и вхождения в Церковь, чтобы заново ощутить чувство пребывания рядом со Христом и уже самостоятельно делать эти шаги.

– Вопрос телезрителя из Бобруйска: «Говорят, материнская молитва достает со дня моря. Моя дочка с моей бывшей первой женой живет в Финляндии, я ничего не знаю о ней, о том, как она. Имеет ли силу отцовская молитва? Молиться мне за нее о здравии или за упокой, я не знаю. Сейчас ей 28 лет, я не знаю, жива ли она, есть ли у нее дети. Имеет ли моя молитва какую-то силу от Господа? Получить бы от нее какой-то знак».

– Мы всегда приводим начало хорошей русской пословицы о том, что молитва матери со дна моря достанет, а ведь у нее есть и продолжение: а отцовская молитва не дает туда упасть. Конечно, отцовская молитва очень важна. Вообще молитва отца как родоначальника, главы семьи очень важна и не связана с расстоянием. Ведь духовная жизнь, благословение не имеют расстояния, благословение можно преподавать, находясь в любой точке мира, даже если людей разделяет огромное расстояние. Благословению и молитве отца не мешает расстояние. Может быть, благодаря тому, что Вы молитесь, жизнь Вашей дочери будет более успешной.

Помню, когда мы поступили в первый класс семинарии, к нам пришел очень почетный преподаватель, ныне уже покойный, Игорь Цезаревич, и сказал нам: «После семидесяти лет безбожия это чудо Божие, что вы находитесь в стенах духовных школ. Видимо, в вашем роду был какой-то молитвенник, который вымолил вас». И еще он говорил: «Мы все живем кого-то ради». Надо понять, ради кого мы живем. Видимо, в роду был молитвенник, благодаря которому сердца человека из атеистической или светской семьи, абсолютно нецерковного из-за семидесятилетия безбожия, вдруг коснулся Господь. И не только коснулся, но и привел в духовные школы и он стал священнослужителем, хотя два-три года назад он и помыслить не мог, что будет сидеть за семинарской партой. Молитва прадеда, прабабки свершилась сейчас. Поэтому очень важный момент, что Вы молитесь за свою дочь. Неважно, какие у вас отношения, как далеко вы находитесь друг от друга, это Ваша непосредственная обязанность как отца. Помните и о том, что Ваша молитва налагает благословение на весь Ваш род и на род Вашей дочери.

– Вопрос телезрительницы из Ленинградской области: «Я самостоятельно воцерковляюсь, читаю Евангелие и обратила внимание на то, что в некоторых местах есть слова, выделенные курсивом. С чем это связано? Допустим, Евангелие от Иоанна, глава 20, стих 1: В первый же день недели Мария Магдалина... (и так далее, слово «день» выделено курсивом).

– Некоторые слова в Библии выделяются курсивом. В зависимости от того, какое издание вы читаете, эти слова могут поясняться; либо это слова, связанные с параллельными местами. Если у вас Библия с комментариями, то это слово может иметь там толкование. Мы с вами читаем перевод Священного Писания, и некоторые слова могут не совсем точно отображать сущность первоисточника. Вы зачитали фрагмент о Марии Магдалине, а я всегда акцентирую здесь внимание на то, что когда она видит воскресшего Христа, Он говорит ей: «Не прикасайся ко Мне, ибо надлежит Мне идти к Отцу Моему». А дальше идет история о том, как Он является ученикам – и Фома абсолютно спокойно и прикасается, и вкладывает в раны Его пальцы свои. Возникает вопрос: почему Марии Магдалине Он не разрешает прикасаться, а Фома абсолютно спокойно касается Его? Ответ на этот вопрос заключается как раз в не совсем верном переводе слова в синодальном тексте. Потому что на самом деле в оригинале сказано «не удерживай Меня», то есть «не думай, что Я с тобой останусь здесь, Я воскрес, но чтобы идти к Отцу Моему». Поэтому слово «не прикасайся» не соответствует слову «не удерживай». В некоторых текстах Священного Писания это слово выделяется и есть сноска, его пояснение. Слово «день» выделено курсивом, потому что имеет параллель с первой книгой – Книгой Бытия.

– Мне вспоминается лекция отца Ианнуария (Ивлиева) «О  дарах духовных», где  «дарах» выделено курсивом, то есть это некий комментарий переводчика; в оригинале этого слова нет. То есть речь о тех, кто обладает дарами духовными.

– Это момент переводческой деятельности; мы должны понимать, что читаем Библию в переводе.

– Позвольте задать Вам вопрос, который попал к нам через группу в социальной сети «ВКонтакте». Наш телезритель спрашивает: «Скажите, пожалуйста, каким должен быть учитель в воскресной школе? Какими моральными, духовными и иными качествами он должен обладать? И какова ответственность учителя воскресной школы перед Господом, детьми и обществом?»

– Учителя воскресной школы должны быть разными, но самое главное, как мне кажется (это мое мнение), – учитель воскресной школы должен быть интересным человеком. В моральном плане он должен быть хорошим, благочестивым христианином, регулярно причащающимся Святых Христовых Таин, чтобы дети регулярно видели его на службе. А с преподавательской точки зрения, думаю, в первую очередь он должен быть интересным. Потому что воскресная школа – это не зубрежка или занятия за партой. Ребенок и так отсидел пять-шесть дней за партой, а сидеть за партой еще и седьмой день и слушать, как учитель воскресной школы рассказывает о Евангелии, готовы не все. Это дополнительная нагрузка на ребенка.

Следовательно, это «факультативные» (говорю именно в кавычках) занятия, которые дополнительно предлагаются ребенку его родителями. Сейчас я чаще всего сталкиваюсь с тем, что родители спрашивают у детей (что на самом деле правильно), хочет ли ребенок ходить в воскресную школу. Понятно, что в семь лет ребенок уже может дать ответ, есть ли у него желание посещать воскресную школу. Хотя иногда родители вообще забывают спрашивать у детей, хотят ли те посещать воскресную школу. На мой взгляд, будет верно задать ребенку вопрос, хочет ли он ходить в воскресную школу. Потому что если у  ребенка есть мотивация – он сам хочет, это самое важное. Либо на первых двух-трех уроках педагог должен сформировать у ребенка желание приходить на эти занятия.

Форм работы в воскресной школе очень много: это и экскурсионные поездки, и поездки по ближайшим храмам в районе. Это могут быть занятия, связанные с творчеством. Сейчас есть так называемые педагогические мастерские, основанные на опыте и Толстого, и Руссо, и многих других известных педагогов, которые позволяют находиться в активной форме детям, через постановку вопросов и поиск ответов на них. Дети сами вовлечены в то, чтобы найти ответ на тот или иной вопрос. Например, Господь – Вседержитель, а как проявлялось то, что Он Вседержитель, где в Священном Писании встречаются эти места? Или в чем вообще заключается термин «Вседержитель»? Учитель может предложить им словари, энциклопедии, «Симфонии» для Библии, где подобраны те или иные слова, чтобы в конце урока дети сами сформулировали определение Господа как Вседержителя, проведя  небольшую исследовательскую работу.

Когда дети более вовлечены, это перестает быть монотонным уроком, а становится встречей, и учитель для них становится другом. Но здесь опять же важно, чтобы это не было панибратством, так как это может привести к проблемам и к тому, что учителя перестанут воспринимать. Надо быть именно хорошим другом-наставником, тогда и уроки будут проходить иначе. Потому что для ребенка это, безусловно, нагрузка. Дети занимаются в школе, где у них большая нагрузка, плюс еще кружки, факультативы, музыкальная школа... И появляется еще одна нагрузка – воскресная школа. Мы должны сделать так, чтобы ребенку хотелось прийти в воскресную школу, и это зависит от учителя.

Мы должны помнить, что учитель наравне со священником сообщает детям основы веры. И рассуждения о вере очень и очень важны. Я преподаю в светской школе и всегда радуюсь, когда дети приходят и говорят о том, что прочитали «Детскую Библию», или начинают петь колядку, которую выучили в музыкальной школе, – это значит, что им это нравится, что они на что-то откликнулись, это всегда плюс. Поэтому я бы не зацикливался на форме обычной лекции в воскресной школе, но это мое мнение.

Учителя могут быть разные, но самое важное – это, безусловно, личность учителя, с которым встречается ребенок. Поэтому священники и настоятели храмов основательно подходят к выбору учителя для воскресной школы, а не так, как это бывало раньше: Мария Ивановна у нас учитель, вот она и будет преподавать. А Мария Ивановна, может быть, совершенно не готова к тому, чтобы преподавать законоучительные дисциплины, потому что это преподавательская деятельность особого рода. Здесь подходы обычной школы не всегда позволяют реализовать то, чтобы ребенок вырос верующим. Помощь ребенку в том, чтобы у него произошла встреча со Христом, – это основа работы любого учителя. И, конечно, учитель должен молиться за своих учеников. Если учитель не молится за своих учеников, тем более в воскресной школе, то какой он учитель? У него должен быть список, и на службах он должен молиться за своих учеников. Он должен подавать записки о своих учениках.

Учитель должен понимать проблемы семьи своего ученика: почему Вася пришел сегодня грустный, почему он ведет себя так, а не иначе. Это важный момент. Если речь идет о возрасте 7–11 лет, то дети рассказывают сами. У меня был довольно страшный опыт, когда ребенок пришел и сказал: мы сегодня с мамой всю ночь бегали от папы по улице. Как я понял, папа пришел пьяный и начал гонять их вокруг дома в течение всей ночи. Я понимаю, почему у меня на уроке ребенок сидит никакой, потому что он целую ночь провел непонятно как. Учитель воскресной школы должен понимать, что семьи бывают разные. Бывает неполная семья, когда мать-одиночка приводит ребенка в воскресную школу, и для такого ребенка важно, чтобы учитель, если это мужчина, стал для него и образцом мужчины. То есть от учителя зависит очень многое.

– Вопрос телезрительницы: «Моей маме 96 лет, и со мной она ведет себя так, как будто ничего не понимает, а когда появляются другие люди, она понимает буквально все. У меня не хватает терпения, и я кричу на нее, хотя сказано: чти отца и мать. Как мне с ней поступать правильно?»

– Можно только смиряться, и болезнь наших близких в большей степени не для них, а для нас, чтобы мы могли проявить чувства любви, сострадания, милосердия. Уход за больными в большей степени необходим для нас, для преображения нашей души. Иногда бывает так, что пожилые начинают играть, как-то манипулировать близкими. Бывает это не только с пожилыми, но и со взрослыми, и с детьми, когда ребенку попустительствуют. Я думаю, что здесь человеку придется воспитывать в себе смирение. Если болеет мать и возраст у нее серьезный (происходят старческие деменции в той или иной форме, когда человек не вполне адекватно реагирует на те или иные жизненные явления), мы должны относиться к ней с любовью. А если видите, что в чем-то происходит заигрывание, надо посоветоваться с духовником, как лучше поступать с мамой, потому что я не знаю всей Вашей ситуации.

– Вопрос телезрительницы из Краснодарского края: «У меня взрослый сын; он запойный пьяница. Я молюсь за него день и ночь, и плачу перед иконами, и свечки ставлю, и молебны в храме заказываю у «Неупиваемой Чаши», но пока ничего не меняется. Можно ли его закодировать или отправить в наркологический центр?»

– Если Ваш сын не считает себя пьяницей или что ему требуется какая-то помощь, то какую бы помощь Вы ему ни оказывали, это будет напрасно. Как лошадь, которую подводят к водопою, но она не хочет пить, невозможно заставить пить, так невозможно решить проблему человека, особенно находящегося в алкогольной зависимости, который не воспринимает это как проблему своей жизни. Ее не способен решить никто. Некоторые советуют – и это очень верно – «холодную любовь», когда ты отстраняешься от человека, позволяешь ему упасть на дно, чтобы он мог оттолкнуться от него и всплыть. Потому что реабилитировать в этой ситуации надо не только Вашего сына, но и Вас, так как у Вас больше психологические потрясения и трудности, связанные с тем, что Ваш близкий человек находится в такой зависимости.

– Это называется созависимостью.

– Да. Безусловно, если у него идет исправление, очень важно, чтобы рядом были люди, которые его поддерживают. «Общества анонимных алкоголиков» очень активны, они распространяются и при храмах. Например, человек звонит другу, который тоже когда-то пил, и говорит: «Вот я иду мимо ларька и хочу выпить»…И пока с ним общаются, это состояние у него как-то проходит, его поддерживают на плаву. Но те или иные центры реабилитации и формы лечения возможны только тогда, когда человек сам понимает, что у него есть проблема, и сам хочет от нее избавиться. Понятно, что и здесь бывают срывы. Человек не сразу отходит от этого, бывает, что он пройдет реабилитацию, приходит домой, устраивается на работу, проходит полгода, год – и он срывается. Такие падения тоже бывают. Это путь долгий, трудный, но идти по нему надо. Однако только тогда, когда Ваш сын сам обратится к Вам за этим.

– Батюшка, как Вы считаете, может ли человек в такой трудной ситуации, когда он молится, заказывает молебны, рассчитывать на то, что произойдет чудо: подал записку, а на следующий день раз – и человек не пьет.

– Чудеса в жизни бывают. Может быть, и бывает, что человек подал записку, утром проснулся – и у члена его семьи началась новая жизнь; либо его молитва настолько горячая, что творит чудеса. Мы этого отрицать не можем, но я думаю, что чаще, когда мы просим Господа даровать нам милосердие, Господь посылает нам ситуации, где мы могли бы это милосердие  проявить. Когда мы просим Его о том, чтобы мы были более сострадательны, Он посылает нам те ситуации, где мы эту сострадательность можем проявить. Поэтому в таких ситуациях, когда человек пьет или у него какие-то иные зависимости, очень важно осмысление этой ситуации самим человеком, о котором мы молимся. Мы должны в первую очередь просить о его вразумлении, чтобы человек понял, в какой ситуации он оказался. Потому что многие алкоголики говорят: нет, я не алкоголик, это все неправильно думают обо мне, я могу не пить, вот захочу – и не буду пить. В первую очередь мы должны молиться о вразумлении такого человека.

– Отец Константин, нам предстоит поприще Рождественского поста. Наверное, самыми частыми вопросами к священнику при наступлении поста становятся вопросы гастрономические. Как Вы считаете, какое место они должны занимать в духовной жизни?

– У поста есть два крыла: одно касается всех ограничений в скоромной пище, то есть в пище животного происхождения; второе крыло – это молитва и какое-то духовное делание. Я думаю,  одно не должно преобладать над другим, потому что очень часто мы соблюдаем внешнюю форму, при этом не заполняя ее внутренним содержанием. В первую очередь, думаю, во время поста надо увеличить свое молитвенное правило, больше читать Священное Писание, пусть во время поста мы прочтем хотя бы четыре Евангелия. За неделю вполне можно прочитать одно Евангелие, а поскольку пост сорокадневный, то получается, что еще больше, чем за неделю. Вот это мы должны накладывать на себя во время поста.  Потому что у нас, как я часто говорю, пост – это рекомендации врача, имеющие подкрепление благословением батюшки. Каждый приходит и говорит: знаете, мне доктор сказал, что у меня то-то и то-то, поэтому это и это я не могу, благословите меня вот на то. Действительно, в большей степени пост у нас – это рекомендации врача, которые батюшка закрепляет своим благословением. Поэтому физический пост – по возможностям своих физических сил.

С другой стороны, духовный пост никто не отменял, тут никакие рекомендации врачей не рассматриваются. Поэтому я считаю, что в первую очередь человек должен уделить  внимание духовному деланию. Если у него пропала регулярность молитвы, то это как раз хорошее время, чтобы возобновить регулярное молитвенное делание – утром и вечером. Если человек перестал читать Священное Писание, то это хорошее время, чтобы начинать заново регулярно читать Священное Писание. Если человек перестал регулярно посещать храм, то это подходящее время, чтобы начать снова регулярно посещать его.

Мы понимаем, что еда в той или иной мере влияет на наше состояние, и психологическое в том числе: съели мясо – расслабились, не едим мяса – более собранны и так далее. Мы чувствуем, что организм как-то реагирует на то, что мы потребляем, в том числе на духовном уровне. Поэтому ограничение в пище имеет в виду именно эту категорию.

– Вопрос телезрительницы из Владимира: «Первый вопрос – могут ли быть крестными родителями муж с женой? И второй вопрос – я крестила детей и когда-то могла проследить за ними, а сейчас крестнику почти 18, и я чувствую, что навязываю себя, общаться он не хочет. Стоил ли продолжать проявлять себя в роли крестной или оставить его в покое и молиться?»

– С точки зрения канонов крестный один. И имеет значение пол ребенка: если мальчик, то мужчина; если девочка, то женщина. В русской традиции два восприемника: мужчина и женщина, и опять же по традиции, именно по русской традиции, они не должны быть супругами. Но это именно момент традиции, не более того. Мы знаем, что в Румынии крестным может быть целое село или город, а в Сербии все поселение приглашается на крещение и у одного ребенка может быть несколько восприемников – это уже традиции Поместных Церквей. Если же смотреть по канонам,  то крестный один, по полу ребенка. Могут ли крестный и крестная быть супругами? С точки зрения канонов могут; в традиции Русской Православной Церкви – не могут. Поэтому когда Вы будете подбирать крестных, учитывайте и момент традиции, так как в храме Вам могут сказать, что если два восприемника, то они не могут быть мужем и женой. Священник будет опираться на традицию, которая существует в нашей Церкви, и здесь уже не поспоришь.

Если говорить о Вашем восемнадцатилетнем крестнике, то я думаю, Вам пока стоит ограничиться молитвой. Потому что это возраст, когда человек начинает реализовывать себя, а все мы плохо учимся на чужих ошибках, мы всегда учимся на своих. Особенно если он не готов, как Вы говорите, идти с Вами на диалог. Основное, что он должен ощущать, – это то, что Вы всегда готовы помочь ему, в какой бы ситуации он ни оказался, кем бы он ни был, ходит он в храм или не ходит. Вы как крестная всегда готовы ему помочь. И чтобы эта мысль была у него крепкая и сильная. Вы можете ему напрямую об этом сказать. Настаивать на том, чтобы он ходил в храм, исповедовался, причащался, в восемнадцать лет уже не стоит. Уже не тот возраст, чтобы его на это как-то уговаривать. Все, что Вы как крестная могли сказать ему, я думаю, Вы уже сказали до этого возраста, буквально в младенчестве привили ему, что в храме его ждут, он там желанен, что причащаться и исповедоваться для него важно. Но если у него это не сформировалось, единственное, что он должен на данный момент ощущать от крестной, – это то, что крестная ему всегда поможет, что это тот человек, к которому он может прийти за помощью в любой ситуации.

Ведущий диакон Михаил Кудрявцев

Записала Ксения Сосновская

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы