Беседы с батюшкой. С прот. Дмитрием Смирновым

21 мая 2017 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии  телеканала на вопросы телезрителей отвечает протоиерей Дмитрий Смирнов, настоятель храма святителя Митрофана Воронежского на Хуторской, г. Москва.

– Сегодня день памяти святителя Николая, и хотелось бы начать нашу передачу с такого вопроса: «Господь святителя Николая наградил удивительными благодатными дарами. А почему нам такие дары не даются?»

– Вообще-то это потому, что мы не можем их в себя вместить. У нас большие проблемы с оценкой собственной личности. Есть старая семинарская поговорка: «У кого басок, у того и бесок». То есть от любого дарования у человека начинается головокружение.

– Мания величия.

– Можно и так сказать. Хотя не обязательно мания, но человек этому придает какое-то значение. А ведь это же не ему принадлежит, а Божий дар. Поэтому если человек как-то подготовил себя к тому, чтобы любым даром скромно, смиренно служить Богу, то Господь, конечно, дает этот дар, чтобы человек мог продолжать дела Христовы, совершенно ничем не кичась, помня, что Господь сказал: «Даже если все исполнишь, говори, что ты раб неключимый есть». Если человек придет в такое устроение, Господь даст всяких даров и больше того. Потому что мы знаем на примере преподобного Сергия Радонежского, Иоанна Кронштадтского, что Господь им помог даже и в учебе обоим. Отец Иван академию вообще как отличник окончил, а сначала ему учеба не давалась. Потом Господь, видя в нем ревность, смирение, дал ему этот дар, и он стал всероссийским батюшкой, никак от этого не повреждаясь.

– А желание даров Божиих вообще нормальное желание, или это опять же по гордости?

– По гордости, конечно, если человек думает как о даре.

– Хочется служить людям, а дара нет, и вот человек, может, даже и просит у Бога: «Господи, дай мне…»

– Все дело в устроении. Ведь тут надо понимать: что такое дар... К сожалению, люди – как маленькие дети (у них особенно это видно): «я», «я первый»… А сейчас еще само воспитание такое: «я лучший». Конкурсы разные…

– Человек обычно говорит: «Вот не хватает мне для счастливой жизни – этого, для служения ближнему – этого, для того чтобы я был верующим – этого».

– На самом деле тут ничего не может хватать. Если опять вернуться к отцу Иоанну Кронштадтскому (раз я его вспомнил), то скажу, что он вечером ходил по Кронштадту и если видел, что у людей ночью горел свет (значит, у них какая-то проблема), заходил и спрашивал: «Не надо ли чем помочь?» Это же каждый может. Какие дары нужны для того, чтобы быть добрым человеком?

– Постучаться в дом, где нужна помощь.

– Да. Точно так же делал и святитель Николай.

– Но нам хочется, чтобы сразу, без таких трудов.

– Про «хочется» уже сто раз говорили. Просто так хотеть, без основания, – это маниловщина. Должно быть основание.

– Вопрос: «Когда Господа спросили о наибольшей заповеди, Он указал не одну, а две: возлюби Бога всей душою и ближнего своего, как самого себя. Почему не достаточно любить только Бога?»

– Нет, достаточно. Один из древних святых сказал: «Люби Бога и делай что хочешь». Но, к сожалению, большинство людей не понимают, что такое любить Бога. Поэтому Господь по милости Своей это изъясняет: в чем проявляется любовь к Богу. Она проявляется в любви и служении Его любимому творению, которое есть человек.

– «Что сделали одному из малых сих, то сделали Мне».

– Да, совершенно верно. Накормил человека – оказывается, накормил Христа. Посетил человека в темнице или больнице – значит, посетил Христа.

– Но Бога где-то в глубине души любить легче, чем ближнего, который все время надоедает чем-то.

– Это во-первых. А во-вторых, человек даже и не задумывается, как эта любовь может выражаться, он живет своей жизнью, а к Богу обращается исключительно по своим нуждам. А любовь к Богу предполагает служение. Вот даже такая очень древняя простая форма: например, человек хочет жениться на некой юной барышне; он дарит ей подарки, каждый подарок есть некий символ, что он для нее ничего не жалеет…

– Выражение как раз того чувства…

– Да, это выражение. Сам подарок – это, конечно, не так важно. Не бывает же так просто: едут в троллейбусе молодые люди, вдруг один запускает руку в портмоне, дарит какой-то девушке сто тысяч рублей и выходит на следующей остановке. Предполагается, что если человек делает такой жест, за этим что-то стоит: желание оказать любовь, чтобы она себе что-нибудь купила, чему-то порадовалась, или он знает ее трудное положение, что ей приходится платить за съемную квартиру, на двух работах работать, что у нее мама болеет. То есть он хочет как-то поучаствовать в ее жизни, оказать бескорыстную помощь. Это такая древняя форма, она примитивная, конечно, но тем не менее до сих пор просуществовала. Ведь раньше послы, когда ехали к царю другой страны, готовили дары: гнали с собой коней, слонов, везли золотишко, всякие красивые камушки.

– Без этого посольство не бывало…

– Да. Когда убили Грибоедова, то шах подарил императору огромный драгоценный камень в знак примирения (не как с нашим военным самолетом: турки сбили – и как бы ничего), хотя не он был причастен к убийству Александра Сергеевича, а англичане, но это случилось на его территории, это его зона ответственности. Я сейчас не помню, что за камень был – то ли сапфир величиной с кулак, то ли бриллиант размером с грецкий орех, но что-то катастрофически огромное и дорогое, именно в знак вот этого: «простите, одного из величайших русских писателей убили». Так же как и Пушкина убили, и Лермонтова, и вообще все это связано с определенными заговорами центра, который был в Лондоне. Там все плелось и сейчас продолжает плестись, сейчас просто ФСО п о-другому работает.

– То есть если человек возжелал как-то отблагодарить Бога, то нужно просто взглянуть на своего ближнего: в чем он нуждается?

– Да, это практически. А еще посмотреть на себя, свою жизнь, потому что как Господь сказал: «Кто любит Меня, тот заповеди Мои соблюдет». То есть должно быть усердие в заповедях Божиих, а заповеди двух видов: одни описывают взаимоотношения человека и Бога, другие – взаимоотношения людей, человека к человеку. То есть Богу угодно, чтобы человек в результате своей жизни и воспитания приобрел некие качества, которые мы именуем христианскими, потому что они изложены в Евангелии. И трудясь над своими внутренними качествами, человек тем самым угождает Богу. Господь видит его усилия, даже тщетные, но Бог и намерения целует. Допустим, тебя раздражает какой-то человек, как в этом смысле послужить Богу? Взять и промолчать ради Христа. Это Бог не может не заметить, Богу угодно, что человек потерпел. Не сказал: «Ты мне “выел” уже мозг, оставь меня в покое», а потерпел, не стал говорить про мозг...

– Исправление собственных качеств души это еще сложнее, чем оказывать милость даже своему неприятелю.

– Конечно. Поэтому человеку говорится о том, как помочь ближнему, потому что это проще, нагляднее.

– С этого начинают воспитание детей: учат делиться, уступать…

– Да, конечно. Брать последним, брать не самое большое.

– С заповедями сложно...

– Еще как! Но то и дорого ценится.

– Вопрос телезрительницы: «Я вроде бы пытаюсь в Бога верить, но не могу до конца понять слово “смирение”, что оно означает. Например, грубят тебе дети, советов твоих совсем не слушают, грубят близкие, дальние. Как на это нужно отвечать – молчанием? Это называется смирение? Как это воспринимать?»

– Нет, это называется молчание. Смирение побольше, чем просто молчание. Хотя молчание – это шаг к смирению.

– Телезрительница: «А все-таки что же такое смирение? Объясните».

– Запоминайте хорошенько, что такое смирение. Во-первых, нужно их всех оставить в покое, это будет шаг к смирению. Ничему их не учить, потому что всему, чему Вы хотели их научить, Вы уже научили или не научили, и нужно это спокойно, мирно признать и на этом успокоиться. То есть Ваша задача как воспитателя уже давно закончилась, и надо с этим смириться. Например, человек – олимпийский чемпион, потом приходит возраст, и он уже перестает быть олимпийским чемпионом. Ему немножко обидно, ему кажется, что еще одни Олимпийские игры можно выиграть, а ему говорят: «Нет, дорогой». И ему приходится смириться.

Так же и Вам нужно смириться, что Ваши советы им уже не нужны. А чтобы поддерживать хорошие отношения, нужно только отвечать на вопросы, если спросят, а свои советы оставить в прошлом. Вот это уже будет смирение. Смирение – это ко всему относиться с мирным духом. Почему они грубят? Потому что Вы пристаете.

– Телезрительница: «Понимаете, я живу с ними, теперь и внуков еще воспитываю».

– Если Вам их дают воспитывать – слава Богу; очень многие и не дают. И с внуками надо учитывать Ваш предыдущий опыт, отрицательный тоже, и очень много нужно терпения. Для выработки смирения очень важно терпение, это как первая ступень. Без терпения у нас смирения не будет, терпение – первый шаг. Смирение – это ко всему относиться спокойно и благодушно, понимая, что происходит, что маленькие дети грубят потому, что они просто пока еще невоспитанные. А чтобы их воспитать, надо десять тысяч раз сказать на разные лады.

У меня сегодня произошел такой случай. Был я в школе, навстречу идут две девочки, взор потупили и по стеночке пытаются меня обойти. Я им говорю: «Здравствуйте, дорогие, самые воспитанные и всячески обученные вежливости девочки! Христос воскресе!» Вот и всё. Я надеюсь, что в следующий раз они скажут что-то вроде «здравствуйте». Этому же надо учить, причем очень много раз. У деток так устроен ум, что у них в одно ушко влетает, в другое тут же вылетает, а застревает то, что им интересно. А почему нужно здороваться, им непонятно, причем настолько непонятно, что некоторые дети готовы пятнадцать раз в день здороваться. Это для них сложно, и этому нужно учить, как учат понимать циферблат и многие, многие вещи. Взрослые должны с величайшим терпением, ласково, с юмором не стесняться им объяснять. Когда им объясняешь хорошим тоном, они не раздражаются. Когда мы сами раздражаемся, то вызываем раздражение и в них, и они отвечают грубостью. Поэтому не надо провоцировать их на грубость.

– Телезрительница: «Понятно, спасибо большое».

– Но даже при терпеливом напоминании нередко в ответ: «Я сам знаю». Как тут: отступиться?

– Смотря сколько лет, смотря какие отношения, какой период человек переживает.

Бывает так: я еду домой, уже смертельно устал… Вдруг кто-нибудь звонит и начинает: «трата-та-та-та…», потому что человеку нужно просто о чем-то вполне неважном поговорить, никакого дела у него нет. И он совершенно не принимает во внимание, что человек старый, больной и усталый; он думает только о себе. Понятно, что это может вызвать и раздражение, но оно связано не с тем, что человек тебе не нравится или ты его не любишь, а со смертельной усталостью, когда любой звук, любое напряжение ума вызывают боль. А выключать телефон тоже нельзя, вдруг что-то важное и человек нуждается. Священник, как и врач, не должен отключать телефон.

– Да, может ведь возникнуть ситуация совершенно внештатная.

– Конечно, сколько угодно.

– Вопрос: «Мучает страх за детей, за их будущее, особенно когда им посылаются какие-то испытания. Прямо паника в душе... Как победить эти страхи?»

– Надо научиться полагаться на Бога, тогда не будет никаких страхов. Всякие страхи – результат безбожия, маловерия, малодушия, отсутствия христианской любви. Вместо того чтобы впадать в панику, задайте себе два-три вопроса: есть ли Бог? Если Бог есть, знает ли Он все? Если Он знает все, а я к Нему обращусь на китайском языке, Он меня поймет? Поймет. Так зачем впадать в панику? Встань да помолись. Не можешь встать, сидя помолись, лежа помолись, разницы нет. Обратись к Богу, Отцу твоему, Который тебя создал и твоих детей. Что впадать в панику?

– Трудно принять то, что Господь им послал.

– Трудно, я понимаю. Почему? Маловерие, малодушие, отсутствие доверия к Богу, непонимание того, что Бог благ.

– Трудности с принятием…

– Так христианином вообще быть трудно. Это удел людей сильных духом, мужественных.

– Потому их и немного. «Не бойся, малое стадо», – сказал Господь.

– Тех, которые глубоко всё понимают и хотят действительно Богу послужить, так сказать – учеников Христовых, и не должно быть много.

– Почему не должно?

– Господь же сказал: «…малое стадо». Он не сказал: «Не бойся, Мое стадо». А так, конечно, Господь, раскинув руки на Кресте, приглашает к Себе все человечество. Но люди игнорируют не только призывы своей мамы, папы или учителей, но также и призыв Божий.

– Значит, малое стадо идет за Христом, а остальное стадо?..

– Кто куда.

– Вопрос телезрительницы: «Как Вы относитесь к роману Булгакова “Мастер и Маргарита”? Можно одним словом».

– Хорошо.

– Телезрительница: «Второй вопрос: завтра на дом надо священника пригласить, ничего, что я Вас смотрю и слушаю?»

– Я не против. Привет ему от меня.

– Вопрос: «Отчего возникает пустота в душе? В эти минуты так плохо становится!..»

– Этому могут быть десятки причин. Пустота на душе может возникнуть от излишне долгой болтовни по телефону, например, или после просмотра какого-то фильма, если человек понимает, что он зря потратил два часа своей жизни. Я сегодня уже один случай рассказал, расскажу второй. Первый раз за тридцать семь лет, что я исповедую людей, мне сегодня один раб Божий сказал: «Я согрешил, батюшка, простите: вместо того чтобы пойти на службу, я смотрел хоккей». Вот так оригинально, он меня просто рассмешил. Почему он принес это на исповедь? Потому что в душе образовалась пустота, он понял, что это как бы несравнимо. Это все равно что вместо обеда водички попить: на желудке через некоторое время будет пустота, это, как теперь модно говорить по-английски, дискомфорт.

– То есть можно сказать, что пустота в душе есть свидетельство совершенного греха?

– Это может быть таким свидетельством.

– Значит, стоит человеку поискать, в чем он согрешил?

– Нет, не обязательно. Грех может быть его обычным состоянием. Я сегодня был на одной выставке, собрание очень большое. И некоторые картины последнего периода жизни одного художника свидетельствуют о том ужасном состоянии, в котором он пребывал. Я даже не знал про эту страницу его творчества. Но это такая жуть, что всякая пустота покажется прогулкой по райскому саду. Вот каким может быть человеческое духовное состояние. Как художник он мастеровитый, и он изобразил всё так, что этот образ вообще не улетучится из головы. Но жуть страшнейшая!

Вы думаете, это отражение есть состояние его души, а не просто изображение?

– Конечно. Видно, что он иллюстрирует то, что у него внутри. Спаси и сохрани! Я намеренно не называю его имени, чтобы, не дай бог, кто-то пошел смотреть.

– О как!

– Да. Это не то что не полезно, а просто вредно, такие вещи видеть нельзя.

– Но может быть, они кого-то остановят во грехе, если тот увидит, к чему грех приводит человеческую душу.

– Это очень сложно.

– То есть скорее в тоске уйдешь...

– Ну не в тоске; я, конечно, более-менее человек подготовленный, вряд ли меня чем-то можно удивить, но пакость, конечно, очень серьезная.

– Вопрос: «В Таинстве венчания в одной из молитв услышал: “И будут два в плоть едину”. Объясните, что это значит?»

– Это значит, что два родившихся и выросших в разных местах земли человека образуют одно целое. И это осуществляется в браке. Они сливаются и умом, и сердцем, и телом. И как знак этого слияния от этого даже рождаются дети, которые как бы часть одного и часть другого...

– Дети похожи и на папу, и на маму.

– …что свидетельствует о том, что действительно эти люди, выросшие один в одном месте, а другой в другом, – одна плоть. Это чудо из чудес! Я когда об этом думаю, то просто не могу в себя прийти от восторга, что вот это существует.

– И вот порой восстает одна часть этого целого против другой части…

– Да не порой… Сейчас, в силу того что духовное состояние людей вообще разрушено, люди (в частности, эти картины, о которых я говорил, это отражают) перестают быть людьми. Я уже повторял, не постесняюсь повторить еще раз: чем человек отличается от зверей? Это разум, слово, религия, брак, стыд и совесть. При потере этих качеств человек перестает быть человеком.

– Всех качеств или хотя бы одного?

– Всех. Просто до конца это бывает нечасто. Поэтому святые отцы говорили, что образ Божий (его какие-то следы) продолжает оставаться в человеке, то есть это как почерневшая под олифой икона: она сохраняет очертания сюжета, но все равно ее надо реставрировать, чтобы увидеть, что там было раньше.

Так же и человек. Например, возьмем слово. Русский язык в обороте имеет полмиллиона слов (это огромный массив), а употребляют пятьдесят. Шимпанзе может употреблять (как модно было раньше говорить: «наука доказала») тридцать два слова максимум. Так что практически речь человека уже на уровне обезьяны.

А разум? Человек становится настолько тупой, что, даже читая на папиросах о вреде для здоровья, он все равно курит. Попробуй кошку заставь курить! Кошка, когда употребляет в пищу какую-то травку, нюхает ее, знает в зависимости от своего самочувствия, какая травка ей полезна, а какая как лекарство. Кошка очень разумно действует, лечится этим. А человек нет: он все подряд перемешивает, что-то еще наливает туда, в общем, это немыслимая гадость, всё себе во вред. Разума уже практически нет. Конечно, разума, может быть, побольше, чем у пчелы, но его совершенно не сравнить с разумом Циолковского, к примеру, или Чижевского.

Так же и брак. Если семьи нет, то это совершенно как у всех прочих млекопитающих. Сходятся на время и называют это «гражданский брак». При чем тут гражданский? Это брак животный. Надо было назвать «млекопитающий брак», потому что там как у млекопитающих: на какое-то время люди соединяются, потом расстаются. Даже дети от этого бывают, но и у всех млекопитающих бывают дети. Но брака все равно нет.

И конечно, нет ни стыда, ни совести, потому что обманывают и совершенно нет никакой жалости. Всегда во все времена, даже во время войны, подписывали разные хартии, например о том, что нельзя употреблять химические вещества, нельзя стрелять в летчика, который спускается на парашюте, нельзя убивать женщин, детей, стариков, нельзя их грабить. Сейчас творят все что угодно. Женщина, старик, младенец – не важно, поступают так, как обычные хищные животные. Вот, к примеру, гепард гонит антилопу. Он разве смотрит: антилопа юноша или девушка? Да он ест ее заживо – и всё. Ему ее жалко? Нет, он урчит, доволен, как будто ест мороженое «пломбир». Ни стыда, ни совести: животные…

– Вопрос телезрительницы: «Семь лет назад мой отец застрелился. Прежде чем его похоронить, мы брали разрешение. Ездили в Новодевичий храм, нам дали разрешение на его отпевание и сказали, что можно его поминать. Полтора года назад я стала воцерковляться и начала ходить к одному священнику. У нас зашел разговор по поводу этой ситуации, и священнослужитель сказал, что поминать отца нельзя.

Потом мне представился случай съездить в Израиль в паломническую поездку. В нашей поездке был другой священнослужитель, с которым я тоже разговаривала по поводу этого вопроса. Он мне сказал, что можно поминать отца. Теперь у меня сложилось к ситуации двоякое отношение. Скажите, можно ли все-таки поминать отца?»

– Очень просто. У нас в Москве (судя по всему, Вы в ней живете) тысяча священников. В году 365 дней. Вы за три года всех их обойдете. Все мнения соберите, разделите на тысячу и узнаете, что скажет большинство. Так и делайте. Потому что я тоже могу Вам задать несколько вопросов. Зачем отпевать? Зачем поминать? Что такое поминать? Что от этого меняется для человека, который застрелился? И так далее... Ходил ли человек в церковь? Был ли христианином? Знал ли он хотя бы «Отче наш»? Причащался ли он когда-нибудь? Какой смысл в отпевании, если человек не есть христианин? Массу вопросов вообще-то нужно разбирать. Формат передачи это не предполагает.

А мнения священников – пожалуйста, узнавайте, можно выборку сделать: обойти не тысячу, а сотню. Тут все очень просто. Так же и с врачами: один врач одно скажет, другой – другое, но у десятерых ведь нельзя лечиться. У троих ­– можно; и разладить полностью здоровье. Но лучше выбрать того, мнение которого для вас важно и которому вы верите. Все зависит от веры и от понимания, зачем я делаю то-то или то-то. Чтоб это было не вслепую, а осознанно. Очень важно осознание: для чего я папу поминаю, почему он застрелился, где взял пистолет, почему получилось разрешение? Ведь разрешение было не от Новодевичьего храма, а от епархии, значит, было какое-то разбирательство, и надо все это знать. А ничего этого не зная, я, к сожалению, ничего не могу Вам сказать. Тут могут быть совершенно разные ответы.

– Вопрос: «Не грех ли вымаливать у Бога то, что Он не дает? Не противлюсь ли я своими просьбами воле Божией?»

– Существует такой образец молитвы, чтобы не сомневаться. Нужно сказать: «Господи, твори волю Свою, пусть будет не так, как я хочу, а так, как Ты хочешь». И тогда можно продолжать молиться, потому что Богу приятно само обращение человека к Нему.

Как папе настолько приятно, когда маленький ребеночек к нему обращается и говорит: «Пап…», что он сразу: «Что, милый?»

– Но если с одним и тем же, то папа говорит: «Слушай, я же тебе уже объяснил».

– Папа должен знать, что ребеночек может чего-то не понимать и может играть. Вот моя крестница окликала своего отца и каждый раз, поворачивая к маме голову, удивлялась: «Откликается!» То есть у нее была такая игра. Она его называла, а он говорил: «Что?» По-моему, это чрезвычайно мило, и думаю, что они это никогда не забудут. Сейчас она его уже так не окликает, она уже большая девочка, но я сам был свидетелем этого и тоже никогда не забуду. Так и Богу тоже приятно, когда Его окликают.

– Человек, например, просит себе здоровья: «Господи, устал болеть, дай здоровья».

– Для Бога же важно, что человек с этим здоровьем будет делать.

– Ну, Бог-то знает, что он будет делать.

– Бог-то знает, в том-то и дело.

– А человеку кажется: «я уж точно все понял, грешить не буду».

– Вопрос: «У сына признали психическое заболевание, я в ужасе. Как понять, за какие грехи мне дано это наказание?»

– Я не могу это сказать, это можно только на исповеди постараться узнать, но не всегда может быть стопроцентный ответ. Если муж тяжелый алкоголик, тогда вполне такое может быть, тогда все ясно. Хотя может быть и в другом причина: дедушка был алкоголик. Этого никто не скажет.

– Вопрос телезрителя: «У меня вопрос по поводу пасхального приветствия. Иду я с пасхальной литургии, на скамейке сидят две бабушки, я мимо них прохожу и говорю им: ”Христос воскресе!”, а они на меня вытаращили глаза и говорят: “Ты ненормальный, что ли?” Бабушки!.. Так вот, почему наша Православная Церковь не производит и не продает в церковных лавках значок, например “ХВ” (“Христос воскресе!”). Как раньше был партийный значок, комсомольский значок… Сравнение, конечно, не очень, но примерно такого порядка. Чтобы видно было, что я подхожу к православному человеку, а не получал плевок от неверующих бабушек, которые говорят: ”Ты ненормальный, что ли?”»

– Так это все очень просто, возьмите фломастер и на лбу напишите «ХВ», только челку надо постричь. И не будете получать. Я еще ни разу в жизни такого не встречал, даже когда в тюрьму приезжал в пасхальный период и беседовал с ребятами или с женщинами, которые в тюрьме; говорил: «Христос воскресе!», и все всегда отвечали.

– Телезритель: «Хорошо, я понял Ваш намек. А медали, которые вручают по случаю Пасхи в епархиях, то есть которые вручают в Церкви, их тоже надо на лбу прикреплять или в карман прятать, чтобы никто не видел?»

– Нет, на лбу больно, потому что если на лоб вешать, надо же кожу прокалывать.

– Телезритель: «Тогда почему же мысль-то моя плохая, Вы мне скажете?»

– Понимаете, Лев Николаевич Толстой сочинил такую сказку про мышей. Собрались мыши и решают: что с котом делать, нет от него житья, не дает вылезть п осмотреть, не просыпали ли зерна какого. И вот один мышонок поднимает лапку и говорит: «Давайте подвесим бубенчик на шерсть коту, он будет идти, а бубенчик зазвенит, и мы будем знать, что пора убегать». Ему говорят: «Отличная идея, вот ты это и сделай».

Поэтому возьмитесь за это производство: нарисуйте «ХВ», с орнаментом, красиво и продавайте. Платите с этого налог, и все будут довольны. Потом создадите сеть, в каждом храме будете предлагать, все будут брать, если пойдет это дело. У меня идей миллиард, могу Вам рассказать. Займитесь сами, а то Церковь… Вы крещеный человек?

– Телезритель: «Конечно».

– Так Вы и есть Церковь. Давайте делайте, я Вас благословляю на изготовление этих значков.

– Телезритель: «А в моей церкви не благословляют».

– А зачем Вам в церкви? Производство делайте дома или на даче для начала.

– Телезритель: «Если меня батюшка не благословляет, как я могу?»

– Я Вас уже благословил.

– Телезритель: «Все понял, спаси Господи».

– Вперед и с песнями.

– Действительно, люди часто хотят, чтобы Церковь что-то для них сделала и уже как некое готовое…

– Да мы же советские люди и такими умрем. Что такое советский человек? Вот он через проходную прошел, ты ему наряды закрой. А работал он или не работал – это не важно. «Я на работе был, не прогулял, давай зарплату, пусть небольшую». А потом удивляются, почему в магазине ничего нет. Так что тут связано с тем, что человек сидит, мечтает, чтобы ему кто-то что-то сделал… Русский человек вообще творческий чрезвычайно, но дальше так, как Николай Васильевич Гоголь нам про Манилова рассказал… Хорошая русская фамилия, и термин есть «маниловщина».

Христос воскресе! И с праздником святителя Николая!

 

Ведущий протоиерей Александр Березовский
Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы