Беседы с батюшкой. С прот. Димитрием Смирновым

20 мая 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии телеканала на вопросы телезрителей отвечает протоиерей Димитрий Смирнов, настоятель храма святителя Митрофана Воронежского на Хуторской, г. Москва.

(Расшифровка выполнена с минимальным редактированием устной речи)

– Начну с тех вопросов, которые пришли на наш блог. «Преподобный Арсений Великий просил Бога указать ему путь ко спасению и услышал голос с небес: "Бегай людей и спасешься". Он оставил все и ушел в пустыню. А как нам, живя в миру страстей, среди людей, спастись?»

– Для этого необязательно бежать в пустыню. Это все-таки удел единиц, потому что немного найдется людей, которые могут так дерзновенно обратиться к Богу, а Он конкретно ответит. Такого навыка нет у большинства людей, и большинство даже не знает, что так можно. И здесь тоже всякие существуют ошибки, потому что можно за голос Божий принять голос врага. Нужно очень твердо стоять на христианской почве, и душа должна быть чиста. Великому Арсению удалось. Но от всего того, чем закипают сердца людей, которые нас окружают, нужно, конечно, держаться подальше.

– То есть сам человек видит, что его соблазняет или отвращает от Бога, и должен держаться от этого подальше?

– Не должен, это ему такие советы. Ведь каждый делает то, что хочет. Один хочет, как Арсений Великий, спасти свою душу, а другие в течение всей жизни даже не поинтересуются, что это такое. Просто эта тема вообще вне внимания человека.

– Даже когда человек приходит в церковь и ведет церковную жизнь, он не ставит своей целью спасение души?

– Конечно.

– А зачем тогда приходит?

– Во-первых, каждый нормально устроенный психически человек религиозен. Лучшая форма религиозности, которая существует, есть православное христианство, самое чистое, самое совершенное. Поэтому если человек приходит в церковь и шаг за шагом осваивает какие-то вещи, что Церковь за две тысячи лет выстроила, в этом ничего плохого для него нет. Как нет ничего плохого для человека, который, допустим, берет уроки фортепиано. Но это же не значит, что он станет музыкантом. Музыкантом может стать только тот человек, который понимает, что такое музыка. Это большая разница.

– Не всякий человек, который говорит, что любит музыку, ее понимает.

– Не то что не всякий, а таких вообще очень мало. Многие за музыку принимают то, что ею не является, например. И аргументы: «А мне нравится». Некоторые же едят какие-то там сосиски, а это же не еда.

– Средство утоления голода.

– Да, средство утоления голода, но это совсем не еда.

– И так же с религиозностью?

– Абсолютно.

– То есть человек удовлетворяет некую религиозную потребность души?

– Да, таковых большинство. И вот такая церковная жизнь их вполне как бы устраивает, она их насыщает. В течение своей церковной жизни я замечал, что многие люди как-то начинают Устав изучать, почитать его, и он им заменяет вообще христианскую жизнь. Потому что богослужебный Устав Православной Церкви – это настолько совершенное сооружение, что туда погружаешься как в стихию африканских языков, разбираешь, изучаешь и находишь какие-то памятники, какой-то фольклор. Это огромное море интересных вещей для ума.

– Но именно для ума, а не для души?

– Да. Мы же так условно разделяем, но ведь ум и душа неразделимы, это все в одном человеке.

– Но порой душа к чему-то стремится, а ум сопротивляется.

– Вот так мы и различаем разницу. Но на самом деле это просто разорванные грехом свойства одного человека. Что называется целомудрием? Мудрость состоит в том, когда все это объединяется вместе: ум становится рабочей силой сердца.

– Вопрос телезрителя: «Я бы хотел, чтобы Вы истолковали мне слова из Евангелия от Матфея. В главе 11 говорится так: "Из рожденных женами не восставал больший, чем Иоанн Креститель, но меньший в Царствии Божием больше его". О ком говорится? Кто этот меньший?»

– Это не говорится о конкретной личности, это говорится о человеке, который сумел вкусить Царствие Небесное. Таких людей сотни и сотни тысяч.

– Следующий вопрос: «В каком случае причастие бывает в осуждение? Из-за страха быть осужденным уже не могу причаститься несколько месяцев. Помогите».

– Ну, например, из-за всяких страхований. Этот человек, который написал, уже побежден дьяволом.

– Через страх?

– Да.

– И что делать в этой ситуации?

– Надо изучать церковное Предание. Например, молитвы ко Святому Причащению: «Вем, Господи, яко недостойно причащаюся, и суд себе ям и пию». Это говорит великий святитель и учитель Церкви. И какой-то там человечек из Тульской губернии думает достичь того, чтобы ему быть выше великих учителей и святителей и причащаться не в осуждение.

– Страх повредить душе...

– Это нормальное явление. Это называется благоговение.

– И вот человек копается в своей жизни и видит множество несоответствий Евангелию.

– Совершенно верно.

– И его это останавливает перед причастием.

– Это не должно останавливать.

– Еще люди очень боятся, что грехи, в которых они исповедуются, повторяются. Они говорят: «Ну как же так? Я прошлый раз исповедовал грех, и вот опять он совершен, мне стыдно перед Богом, я к Чаше не могу идти».

– Не может – и не надо. Его же никто не заставляет.

– И без причастия не может, и причащаться боится.

– Большинству людей хоть говори, хоть нет. Исповедь не избавляет человека от греха. Поэтому исповедовался он или не исповедовался – избавляет от греха только благодать Божия, которая, возможно, придет к человеку через его покаяние. Исповедь и покаяние – это два разных слова, два разных понятия.

– Но из-за того, что люди как-то их объединили, так и говорят: «Я был в церкви, покаялся».

– Уже даже в этой интонации слышится, что никакого покаяния в этом нет. Здорово ты изобразил.

– Вопрос телезрителя из Оренбургской области: «В 2001 году митрополит Оренбургский освятил нам участок под строительство храма, поставили крест и положили закладной камень. Так как приход был маленький, храм не строили, не было средств, а вот на данный момент приход разросся и решили строить. Но почему-то решили строить в другом месте, а этот участок хотят продать. Это нормально? Мы обязаны построить храм на освященном месте?»

(Далее диалог с телезрителем.)

– Можно и другое освятить, если за это время появилось лучшее. А что такого?

– Понятно, спасибо.

– А на месте ныне существующего Храма Христа Спасителя вообще монастырь стоял, но так как это место выбрали, то монастырь упразднили и перенесли на другое место. Он сейчас вновь возродился.

– Большинству прихожан нравится этот участок, но новые люди говорят, что он стоит в слишком тихом месте, и хотят участок около стадиона, чтобы люди шли заниматься спортом и заходили в храм.

– И так бывает. У нас в Москве есть огромнейший новый храм в честь преподобного Сергия Радонежского рядом со стадионом. И как-то храм всю эту градостроительную ситуацию украшает, что он такой мощный. Мне нравится, что получилось в итоге.

(Окончание диалога с телезрителем.)

– Следующий вопрос: «В каких случаях человек отлучается от Церкви? Слышал, что если три воскресных дня без уважительной причины пропускаешь, то тоже отлучаешься. В чем это отлучение состоит и как вернуться?»

– Возвращаются в Церковь только через одно – через покаяние, которое совершается в Церкви перед правильно поставленным православным священником.

– А еще какие бывают причины отлучения от Церкви?

– Например, проповедь ереси.

– То есть создание предпосылок раскола.

– Необязательно создание. Можно просто к нему пристать. Любой человек, ставший из православного христианина, допустим, иеговистом, адвентистом, автоматически, сам этого не чувствуя, отлучается от Церкви.

– То есть Церковь не выносит каких-то постановлений по этому случаю?

– Нет, конечно. Таких людей очень много. У нас даже среди наших братьев баптистов, если совершить опрос, большинство – бывшие православные (по крайней мере, так было, когда я был молодой). Именно бывшие. Потому что они от Церкви отошли, а перешли в это сообщество. И более того, они его называют церковью.

– А когда люди, находясь внутри Церкви, критикуют священноначалие, церковные каноны, противопоставляют свое мнение церковному, они как?

– Тут по-разному, потому что разная может быть критика. Если критика направлена на церковное созидание, то в этом нет ничего плохого. А если критика направлена на разрушение, на злобу, то конечно... Как Лев Николаевич Толстой сам вышел из Церкви, хотя по-прежнему журналисты распространяют слухи по поводу того, что он отлучен, но его никто не отлучал. Просто Церковь обозначила, что он давно сам себя отлучил. То же самое, что происходит со всеми людьми. Он вообще буддизмом увлекся, Евангелие переписал, создал Евангелие от Толстого. Ну а журналисты – это вообще необразованная публика, как правило, очень поверхностная, поэтому они продолжают всякие такие мифы поддерживать.

– То есть отлучение – это сознательное действие самого человека?

– Да, может привести к отлучению. Например, есть такой гражданин в нашей родной Украине, как Мишка Денисенко, который когда-то был монахом, потом архимандритом, потом епископом, потом митрополитом, потом женился (или я не знаю, в какое время своей карьеры он  женился). А монах, давал обеты безбрачия. То есть нарушил обет безбрачия, а потом вообще совершил клятвопреступление. Он произнес клятву на Соборе Церкви, а потом ее нарушил. И вот за эти церковные преступления (он преступил) его лишили сана митрополита, лишили монашества, он уже не монах Филарет, а просто Мишка, и отлучили от Церкви. То есть он даже некрещеный. А он что сделал? Он взял и сам себя поставил в патриархи всея Украины. Видали? Так любой мужик в телогрейке захочет и сам себя поставит, особенно если снабдить деньгами это все, то будет как бы казаться, что это проще. Но Богу-то деньги не нужны, сколько ты сам себя ни посвящай куда-то. Ты можешь объявлять себя Церковью самой истинной-преистинной, или  катакомбной, или даже ниже, чем катакомбной, – это ничего не принесет совершенно. Из пипетки ни одной капли благодати так и не упадет на твои руки. Как ты был Васька или Мишка, так и останешься. Да хоть Машкой.

– Следующий вопрос: «В чем разница между душевным и духовным? Поясните, пожалуйста, если можно, на примере».

– Духовное – это то, что относится к деятельности духа человека. Это та часть нашего трехсоставного естества, которая устремляется к Богу. Душевное – это сфера, которая ниже уровня. Это всякая деятельность человека, которая связана с различными душевными переживаниями. Например, слушать музыку или ее сочинять. Даже наблюдение футбольного матча – это душевное переживание. Потому что человек может и возмущаться, и радоваться, причем очень сильные эмоции испытывать. Это эмоциональная сфера. Когда человек пишет книгу или сочиняет стихи, это душевная сфера. Театр тоже такая деятельность, которая затрагивает эмоциональную часть человеческой личности.

– То есть это состояния радости, печали, огорчения...

– Сопереживание может быть. Когда два человека беседуют, это есть душевное общение; две души общаются.

–  А духовное?

– Духовное – это когда они оба встали на молитву.

– Это общение души с Богом.

– Да, тогда и Христос посреди них. Это есть духовное общение. Это высшее общение. Это молитва, богослужение, это есть совершение какого-то поступка ради Христа и ради любви к ближним. Например, не так давно один офицер, чтобы не погиб солдат, накрыл своей грудью гранату, и она взорвалась. Это поступок духовный.

– Казалось бы, такое действие, а оно относится к сфере Духа Святого.

– Это высшее проявление духа человека или, можно сказать, духа Божия в этом человеке.

– Самопожертвование.

– Вопрос телезрительницы из Удмуртии: «У нас был батюшка в поселке, двадцать с лишним лет мы восстанавливали старую церковь, и перед праздником в прошлом году нашего батюшку вдруг перевели в деревню за 12 километров. Но там большая старинная церковь, снова надо было все это восстанавливать. Дело в том, что люди, которые ходили и которые стали сейчас ходить, разобщились. Тот батюшка, который у нас был, и десятину составил, и учебу организовал, и церковь восстановил – все это сделал, и мы не знаем причину, почему его убрали. И теперь народ не знает, куда идти, к кому обратиться? Куда мы ни писали, нам все говорят: вы должны смириться. А с чем мы должны смириться?»

(Далее диалог с телезрительницей.)

– Если вы хотите узнать, вы должны обратиться к вашему митрополиту.

– Мы писали туда, нам и ответили...

– Вы писали, а надо съездить, не полениться.

– Съездить туда? Хорошо.

– И вам расскажут. Я думаю так, что раз батюшка такой талантливый, способный, один храм уже восстановил, ему дали восстанавливать другой, потому что таких батюшек в Удмуртии не так уж много.

– Совершенно верно.

– А митрополит старается обо всей епархии...

– Но у нас там приход даже не освятили, мы уже три года сюда ездим, и никто не приезжает. И батюшка, как ни старается… Мы восстанавливаем там постепенно...

– Митрополит является епископом. Епископ в переводе с греческого на русский язык значит «наблюдатель», он поставлен Священным Синодом, чтобы наблюдать о церковных делах в Удмуртии. Все наши епископы – это самые умные и образованные люди, которых назначают из среды монашества на эти высочайшие должности. Они являются преемниками апостолов. Они перед Богом отвечают за то, как будут идти дела в Удмуртии во всех городах. Потому что, какой бы батюшка ни был, мы все, батюшки, не вечные. А митрополит смотрит на пятьдесят лет вперед. Поэтому он старается так определить батюшку, чтобы от него была наибольшая польза. Потому что чем больше пользы от батюшки, тем лучше для спасения его души. Вот и все.

– Это понятно, но почему у нас в поселке приход не хотят освятить?

– Так это надо обратиться к митрополиту, он с удовольствием объяснит. Потому что если вы пошлете письмо, митрополит его, может, и не прочтет; секретарь ответит за него.

– А к нему попасть-то можно?

– Конечно, можно. Если Вы подежурите там, он увидит, что женщина в годах и ждет. «Мне нужно к митрополиту, у меня короткий вопрос на пять минут». Вы все вопросы запишите, чтобы там четко: «Владыка, у меня к Вам три вопроса: почему батюшку перевели туда-то, почему в том храме не идет у нас восстановление?» И там еще какой-то...

– Все понятно, большое Вам спасибо.

(Окончание диалога с телезрителем.)

– Следующий вопрос: «К кому относятся слова Христа: "О род неверный и развращенный, доколе буду с вами, доколе буду терпеть вас? " К людям неверующим или к бесам?»

– К бесам.

– То есть Господь таким образом ответил на вопрошание отца бесновавшегося отрока?

– Да.

– Следующий вопрос: «В притчах Соломона есть слова: человек рассудительный скрывает знания. Почему должно скрывать знания, ведь они могут кому-то помочь?»

– Если человек рассуждает, что «кому-то», значит, он нерассудителен. Рассудительный человек строго распределяет свое знание по тем людям, которые его могут усвоить, и в такой дозе, которую они могут усвоить. И подбирает язык, на котором им говорит такое, чтобы человек понял и сказал «спасибо», но совсем не всем.

– То есть расточать всем неполезно?

– Сам Христос говорил это в притчах, а там – смотрите сами. А апостолам отдельно объяснял.

– Притчи – более запоминающаяся форма.

– Вот. И человек запомнит и будет дозревать. Глядишь, лет через пятнадцать-двадцать скажет: надо же, вот это, оказывается, что значит. Или начнет книги читать, пока не доберется до того, как некий рассудительный человек (допустим, Иоанн Златоуст – чрезвычайно рассудительный) ему там объяснит. И сам поиск ответа будет делать его несколько рассудительнее.

– Вопрос телезрителя: «У нас есть батюшка, который работает со старообрядческой верой, но очень нехорошо себя ведет, занимается поборами, ему квартиры отписывают старые бабушки... Как Вы считаете, это правильно?»

(Далее диалог с телезрителем.)

– У меня тоже есть квартира, кому хочу, тому и отпишу. А что тут такого-то? И Вы, если хотите, мне отпишите. Хотя у меня есть жилье, но я не откажусь; продам то, что Вы мне отпишете, и на это новую крышу сделаю в храме. Церковь живет на подаяние, поэтому пока бабушка пользуется квартирой – на здоровье, а потом кому она отдаст? Сыну, который ее матом посылает? Или отдаст церкви, которая ей жизнь дает... Все очень просто. Воля человека, его собственность – это священные вещи.

– Как-то все равно это не очень правильно, мне кажется.

– Но это Вам кажется, а Вы посмотрите законы Российской Федерации.

– Закон есть закон, а вера есть вера.

– А при чем тут вера? Вы что – специалист по вере?

– Нет, доверился Вам.

– Я Вам рассказываю, что тут никакого противоречия вере нет. Потому что Церковь состоит не только из служения. Вот мы, наш приход, тратим только на электричество полмиллиона каждый год. Спрашивается, где я возьму? Где взять? Или тогда будем в темноте служить. А у нас ночи, вечера очень темные зимой; часто летом хорошо, можно и без электричества, окна у нас большие. А топить? У нас была холодная зима. Ну что мне делать? Чтобы все прихожане у меня легли с воспалением легких? Значит, я должен топить. Чтобы топить – это еще дополнительные средства, до четырехсот тысяч в год доходит. И где взять? И вдруг кто-то раз – квартиру дарит, мы ее продаем и закрываем все долги за электричество. Что тут такого-то? Вам жалко, что не Вам, что ли? Так Вы возьмите бабушку, ухаживайте за ней, любите ее, а она скажет: «О, какой парень хороший, он мне и дров привезет, и все починит, и навещает, и с днем рождения поздравляет, и продукты мне возит, завещаю-ка я ему... Он мне гораздо ближе, чем сын родной». И все нормально.

– Да, спасибо, я примерно понял.

(Окончание диалога с телезрителем.)

– Людей смущает то, что жертвуют на Церковь.

– Один – на жертву, другой – на хоспис, третий – на театр, а некоторые – на спортсменов, на строительство стадионов. Деньги принадлежат человеку: куда хочет, туда и дает. А пятый мосты строит через Керченский пролив. Это ж тоже деньги. Ну вот. И что такого?

– Как Иуда еще некогда говорил: напрасная трата, можно было бы иначе распорядиться драгоценностью.

– Конечно, можно. Деньги сами по себе ничто. Это просто промежуточный эквивалент. Сами по себе – ну бумага и бумага. Дело в том, что они могут участвовать в обмене.

– И людям не нравится, куда они направляются.

– Не нравится? У тебя есть деньги? Вот твои деньги – это твоя прерогатива. Хочешь – нищему отдай, хочешь – отдай в какую-нибудь инвестиционную компанию, она у тебя все это прихватит. Хочешь – заключи договор с какой-нибудь строительной фирмой. Останешься и без денег, и без жилья. Что ты хочешь, то и делай. В МММ вступай, хотя туда уже не вступишь, потому что помер основатель.

– Вопрос телезрительницы: «Я сама – верующий человек. Если, допустим, пришел в компанию родственников, а там часть из присутствующих живут без брака. Естественно, я сижу с ними, они начинают что-то говорить, а я читаю религиозную литературу, не могу это все слушать. Начинаю им говорить истину, спокойненько так, и на меня идут нападки от родственников, знакомых, друзей. Это бесполезно, получается, я одна среди них верующая, а они нет. И как быть? После того как побудешь в такой компании, чувствуешь, словно с бесами посидел за одним столом и пообщался. И какое-то раздвоение душевное. Думаешь, Господь Бог – это наш маячок, мы за Ним должны идти...»

– Я Вам отвечу. Я уже давно все понял. Что с Вами происходит? Почему у Вас такой разлад? Потому что Вы нарушаете заповедь Божию. Заповедь Божия гласит: «Не мечите бисер перед свиньями». Вы зачем туда пришли? Вы еще в пивную сходите, где мужики пьяные пиво пьют и туда водку доливают. Что верующему человеку делать в такой компании? Вы приходите и начинаете еще их учить. Они Вас об этом не просили. Вы ведете себя совершенно неправильно. Поэтому и страдаете. Вы найдите себе друзей внутри церкви, они будут Вам и брат, и сестра, и мать, и все остальные родственники. Вот как надо. Поэтому Вы читайте Евангелие и учитесь у Евангелия, как Вам поступать.

– Эти родственные связи для человека просто священны, и он не может никак отойти от родственников, даже если те и Церковь хулят...

– Есть еще более священные связи: это связи церковные, и связь с Господом Иисусом Христом, и с Пресвятой Богородицей, и со всеми святыми. «Кто мне брат, и сестра, и мать?» – спросил Христос у апостолов. А они промолчали. Он говорит: «Тот, кто слушает слово Божие, тот мне брат, и сестра, и мать». Вот с кем надо водить компанию.

– Первый псалом начинается со слов: Блажен муж, иже...

...не иде на совет нечестивых и на пути грешных не ста. Она Священное Писание не читает и делает все наоборот. Жизнь приходит в расстройство, и начинает их обвинять. Каждый человек живет так, как он хочет.

– Следующий вопрос: «Господь говорит: и блажен, кто не соблазнится обо Мне. Как это понимать? Что значит соблазниться о Господе?»

– Это значит придать Ему то значение, которого Он не имеет. Это значит принять Его за кого-то другого. Например, как фарисеям казалось, что Он – сын Веельзевула. Это называется перетолковать Его поступки на свой лад.

– И видят в Нем того, кого они хотят видеть?

– Да. Не хотят, а им так кажется, представляется.

– Следующий вопрос: «Почему дети начинают исповедоваться с семи лет? И что делать, если ребенок очень боится исповеди?»

– И не надо, можно начать исповедоваться и в восемь, и в девять лет. Разный у деточек характер. Это такая условная цифра. Она соответствует среднестатистической, но есть отдельные детки, которым раньше десяти-одиннадцати лет и не надо исповедоваться.

– То есть это зависит исключительно от самого ребенка?

– Да. Сегодня я был на выпускном акте нашей воскресной школы. И какая-то мама привела с собой, помимо деточек, которые учатся в воскресной школе, еще маленького паренька. На вид ему два с половиной года. И что он сделал? Он встал в центр круга, наклонил голову и застеснялся. Совершенно вошел в ступор. То он ходил, всех рассматривал, а то вдруг головку наклонил. И зачем же обращаться к нему, что-то от него требовать? Он постоял, постоял, а когда деточки стали расходиться, он так раз – и тихонечко из круга вышел.

И мне очень понравилось, что никто не стал его ни за руку дергать, ни как-то к нему обращаться. Можно испугать и вообще заикой сделать человека. А все так деликатно к нему отнеслись. Мне это очень понравилось. Думаю: какие молодцы! Интуитивно так делали. Поэтому вовсе не в семь лет... Есть такие родители (это вообще свойство человека), для которых самое главное – инструкция.

– Да, нередко приходят и говорят: «Знаете, ему сегодня семь лет, вот он на исповедь...»

– А он смотрит, у него ужас в глазах. Я обычно такого обниму, поцелую, перекрещу и говорю: ему еще рано. И уже по его виду говорю: приходите годика через полтора или два. А это уже ему будет восемь, девять лет. И ничего страшного. Никакого ущерба для ребенка не будет.

– А когда ребенку пять, подходит мама и говорит: «Вы знаете, он хочет исповедоваться»?

– Такое тоже бывает, у меня есть такая девочка. Сейчас она уже выросла... Но она очень толково исповедовалась. А почему ей надо запрещать?

– То есть останавливать не надо, что, мол, рановато?

– Я в том случае не видел от этого ей какого-то вреда, наоборот: очень развитая девочка, мне и самому интересно с ней общаться; больше, чем с некоторыми взрослыми.

– Вопрос телезрительницы: «В прошлом году вместе с Болгаром по соглашению я стала молиться ангелу-хранителю за дочь. Я не разобралась; ангелу-хранителю должна была молиться сама дочь по соглашению, чтобы найти себе вторую половину. И когда я пришла в церковь (мы приболели), батюшка мне сказал: «Значит, это Богу не угодно». Я перестала молиться акафистом ангелу-хранителю, а потом  выяснила, что этот акафист именно она должна была читать. Что мне делать? Год уже прошел, дочь заболела...»

– Ваш вопрос простой как карандаш, причем со сломанным грифелем. Что Вам нужно делать? Вам нужно этот акафист отдать дочке, и пусть она читает в свое удовольствие. И все.

– Человек испугался, что нарушил некое правило.

– Да ничего она не нарушила.

– И видит в болезни дочери последствия этого нарушения.

– Это суеверия. А Церковь всегда борется против суеверий.

– Вот надо ей это принять, что это суеверие.

– Наше дело – отвечать на вопросы, а уж принимает человек, не принимает – это его дело. У нас только в Москве тысяча священников, можно взять адреса храмов и всех опросить.

– Такую статистику собрать. (Смеется.)

– Ну да, кто чего скажет.

– Это точно запутаешься.

– Ну прям. Если аккуратненько все делать...

– Спасибо за ответы.

– Всего вам доброго, до свидания.

Ведущий Александр Березовский, протоиерей

Записала Елена Кузоро

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы