Беседы с батюшкой. С прот. Дмитрием Смирновым

20 августа 2017 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии телеканала на вопросы телезрителей отвечает протоиерей Дмитрий Смирнов, настоятель храма святителя Митрофана Воронежского на Хуторской, г. Москва.

(Расшифровка выполнена с минимальным редактированием устной речи)

– С праздником Преображения Господня, дорогие братья и сестры!

– С праздником! Добрый вечер, дорогие братья и сестры! После долгого перерыва мы снова вместе, чему я очень рад.

– Когда Господь преобразился перед тремя учениками на горе Фавор, Он повелел им не говорить другим о том, что они видели, до поры до времени. Почему было такое предостережение? Люди не могли воспринять, или это было вредно им? Может быть, сейчас не всем людям Преображение Господне ко времени?

– Разумеется. Это и вредно тоже. Младенцам же не дают гречневую кашу, потому что это для них вредно при всей ее пользе. Младенцу даже мед не дают. Только материнское молоко. Если такого нет, то заменители, но заменители молока. Поэтому Господь даже не всех апостолов с Собой взял на гору, а только тех, которые могли это вместить – «якоже можаху», то есть в ту меру, в которую их душа к этому времени была восприимчива к восприятию благодати Божией и созерцанию Божественной славы. Так же и мы, когда молимся перед причастием, говорим: «не бо врагом Твоим тайну повем». Даже в Древней Церкви, когда человека около года готовили ко крещению, тайноводственные беседы о таинствах Церкви ему предлагали только после крещения. Потому что он не был готов воспринять учение о претворении хлеба и вина в Пречистые Тело и Кровь Господни. Если это говорить человеку в трамвае, он обязательно будет глумиться. Так и бывает. На эту тему всякие безумные шуточки отпускать… А уж всем остальным – это категорически противопоказано. Действительно, до времени…

А сейчас существует книга – Новый Завет Господа Иисуса Христа. Если человек будет читать, у него возникнет интерес; он среди прочего прочтет и о Преображении. Это вполне может уложиться в его голове. А так обычно же люди не читают, им это совершенно неинтересно. Больше интересны цены на недвижимость или еще что-то такое. Кто как с кем сыграл…

– В праздник мне пришло немало поздравлений с Яблочным Спасом. С Преображением – нет.

– Нет, слава Богу, что есть какой-то такой вкусный эквивалент. И очень поэтичный, как Вербное воскресенье. Вербное воскресенье – все понятно. Воскресный день – понятно, хотя у людей это не ассоциируется с воскресением Христовым. Воскресенье – это как «спасибо». Человек не вникает, что это значит. И верба – какое красивое вообще растение, предвестник будущей весны, какая красота! А тут еще яблоки, груши, арбузы – вообще замечательно. Медовый Спас – тоже все понятно, гуляния, еще какая-то ерунда. И еще Масленица –  понятно. А уж «преобразился на горе Христе Боже»… Это ни «Христе», ни «Боже», ни «преобразился» – ни слова не понятно, потому что вообще в лексиконе этого нет. Но дорога проложена каждому. Если кто захочет, то может все это для себя уяснить постепенно. Нет никаких проблем с книгами.

– То есть здесь вопрос в интересе, да? Что интересно человеку…

– Да. Вот интересна ему духовная жизнь… Конечно, духовная жизнь с точки зрения христианской, потому что огромное количество людей интересуются всякой чернухой. Когда я был молодой, прочел где-то, что профсоюз ведьм во Франции – 50 тысяч человек. Неплохо так. Это целая армия.

– В древности это была огромная армия.

– Ну да, костры горели с утра до ночи. И так и не выжгли. Конечно, я против этого; просто говорю, как этого всего было много. Что человека интересует? Плюс или минус? Готов верить в полную ахинею. Все эти тексты, которые говорят люди, утверждающие, что им доступна какая-то запредельность… а там ни одного слова истины. Истина только и есть слово Божие. Конечно, у человека своя интерпретация иного мира… Откуда информация? Только от дьявола. Информация же противоречит тому, что говорил Христос и Отец Небесный, Который сказал: «Сей Сын Мой возлюбленный, Его послушайте». Людям это вообще неинтересно.

– Вопрос: «Стать христианином недостижимо трудно. Требования неимоверно высокие, они фактически описывают человека уровня Бога. Как же нам тогда стать христианами?»

– Ответ находим в Писании: станьте совершенны, как Отец ваш Небесный совершен есть (ср.: Мф. 5, 48).

– Станьте.

– Ну да. Это определенный путь, он не для всех, к сожалению. Не потому, что он какой-то замысловатый, а просто человек в этом мире очень рассеян. Очень многим интересуется, на очень многие вещи возникает мода. Последняя мода – штучку из трех лепестков крутят пальцами. Совершеннейше тупая вещь. Но покупают уже миллионы. В основном, конечно, дети. Но что за забава? Это забава для детей до полугода вообще-то (по развитию). А человек, который способен – уж не говорю про шахматы – в шашки играть… все-таки там что-то существует; надо думать, по крайней мере. А тут ничего. Просто крутишь – вращается, и от этого вращения человек испытывает какую-то душевную негу. Полная бессмыслица, но  интересно… И стоит недорого. Конечно, продают раз в сто дороже, чем стоит изготовление. Ну и так далее. То есть человек все время отвлекается; даже на такую ерунду, к сожалению.

А Евангелие предлагает человеку самый центр своей души – свой дух – возвысить до небес и приобрести такие качества, которые никогда не встречаются в обычной жизни. В отдельных эпизодах – бывает. Человек вдруг проявляет какие-то христианские качества. Вот в голову пришел пример, как мальчик сидел на подоконнике, а мужчина увидел. Он подбежал, поймал мальчика на руки (а этаж был высокий) и сломал себе обе руки. Поступок совершенно христианский, требует очень большого совершенства от человека. Но не каждый день такое бывает. То есть на глубине его души христианство лежит, и в острый момент он принимает единственно правильное решение – жертвенное служение этому мальчику, его родителям, всем, кто его любит. Он послужил ценой перелома обеих своих рук. А вот умирать ежедневно, как говорили преподобные отцы, – это требует того, о чем в Писании сказано: сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит. Человек сокрушает не кости, а именно свои страсти, свои неподобные желания. Постепенно, так упражняясь, совершенствует свой дух, он утончается. Человек способен вообще на большее.

– Вопрос: «Означает ли, что если человек еще живет, то Господь ждет от него покаяния и готов его принять? Может ли быть такое, что человек жив, но Бог до конца его оставил и что бы человек ни делал – все напрасно, покаяния Господь не примет?»

– Покаяние Господь примет всегда, если оно достигнет человека. Что такое покаяние? Покаяние – это таинство. Человек не знает, как оно приходит. Таинственным образом благодать Святого Духа приходит в сердце человека и очищает его от всякой скверны. Или от данной скверны, о которой человек размышлял и от которой отвратился, обратившись к Богу.

– То есть покаяние начинается с желания человека изменить что-то в своей жизни?

– Да. Правильно, это желание, а потом обязательно обращение к Богу.

– «Покаяния отверзи ми двери…»

– Да, пожалуйста.

– Очень поэтично.

– В Церкви все красота: и тексты, и иконы, и церковные здания, и утварь. Потому что все это – отражение красоты небесной в преломлении к человеческой культуре и традиции, много к чему.

– Опять же, к желанию человека измениться. Если любого человека спросить: ты хочешь стать добрым, терпеливым, сдержанным, рассудительным, – каждый скажет «да». Значит, желание есть?

– Ну, не каждый. Я помню одного своего одноклассника… В институте я, как все молодые люди, занимался усиленным миссионерством. Целую группу студентов водил в храм. Когда они спрашивали, я отвечал, а некоторым давал Евангелие (тем, кто хочет). Один мой приятель (мы до сих пор общаемся, хотя давно уже не молоды) попросил Евангелие. Потом мне возвращает: «Прочел с большим интересом». Я говорю: «Ну и как, тебя это к чему-то подвигло?» – «Нет, но если я буду так жить, как предписывает Новый Завет, меня же затопчут». То есть он сознательно это отверг. Сознательно. Как те люди, которые пасли свиней в стране Гергесинской. Вполне сознательный выбор. Сейчас он, конечно, жизнь прожил, знает – что почем, не так в себе уверен. Какой-то пиетет к Церкви… С радостью всегда приглашает на свои выставки. Продолжает искусством заниматься, достиг определенных результатов. В своем мире он известен.

– Но Евангелие осталось просто прочитанной книгой.

– Не знаю, я же об этом уже не разговариваю.

– То есть Вы с ним не беседовали?

– Если он захочет, я готов… А так я некоторых своих одноклассников уже отпел. Все знают, кого звать, когда умрешь. Им даже это очень приятно. Мне всегда сообщают, что такой человек умер, такой… Уже многие в нашем классе отошли в мир иной.

– Вопрос: «Я боюсь, что не устояла бы во время гонений и не выдержала бы пыток. Что это – маловерие или что-то другое?»

– Конечно, маловерие тут присутствует. Но нужно сказать, что пытки – это уже в прошлом. Никаких пыток скорее всего не будет. Человек будет прельщен. Люди сознательно будут принимать антихриста и его предложения и с раздражением отвергать христианство и его носителей. И сейчас уже есть такие люди, они даже на телевидении выступают. Они говорят о Христе с раздражением. Он им ничего не сделал, но Его присутствие в мире и в Церкви их раздражает. То есть если бы не было Церкви, им было бы гораздо легче. И вот это чувство отношения к своему Создателю завладеет людьми. Не надо никаких пыток. Многие жалуются, что ребенок ходил в церковь, а после 14 лет перестал. Ну, ему это совершенно неинтересно, его это раздражает.

– То есть мир ему предложил нечто более интересное.

– Да, конечно. Люди хотят быть как все. А христианин – это не как все, а как малое стадо. Христианин – человек, который всегда плывет против течения.

– Встречая неприязнь, раздражение…

– Да. Вот насчет быть добрым – любой человек скажет: я и так добрый. Я сюда ехал, говорил с одним человеком. Он мне рассказал про одного «доброго». Даже про целое семейство. Они как-то пришли домой, и оказалось, что у них к забору привязана собака. А была зима. Они ее приютили, выкормили, и она стала их домашним животным и членом семьи. Два раза в году она приносит щенят. И они их аккуратно носят в лес и живыми закапывают. Они очень добрые люди, пожалели собаку. Но дальше?.. И если им сказать, что вы не люди вроде… Как вот закапывать живых существ?.. Хотя можно собаку стерилизовать, например, и тогда не нужно будет этого делать. То есть они таким образом погубили десятки щенят. Очень интересно, что дружок их собаки, какой-то пес, несколько раз приходил в лес, откапывал щенят и их трупики опять приносил их маме. То есть у кобеля есть чувство, а у людей нет.

Каждый человек в полной уверенности насчет себя. Нас приучают с детства к скромности, поэтому никто не считает себя самым прекрасным человеком, но когда таких видишь, понимаешь, что они просто умирают от тщеславия и считают себя просто превосходными людьми. Они думают про себя, что они все делают правильно. Они рассказали про убийство щенят очень весело, ничего у них не поворачивается, у них нет чувства. Вот и все. Почему бывают всякие передачи про экстрасенсов, про инопланетян, бесов, монстров? Людям (и детям этих людей!) интересны монстры. Им интересны динозавры, убийства, воровство. Что смотрят? Детективы, всякие ток-шоу про людей, которые совершенно потеряли человеческий облик. Потому что это для всех родное. Сделали бы ток-шоу про такие поступки, как я в начале говорил, – как мужчина поймал ребенка. Но о нем же сказали по телевизору и забыли, проехали, пошли дальше. А про всякие уродства – постоянным потоком идет, потому что людям это интересно.

Востребовано.

– Да. Рейтинги показывают, что людям интересно, как смакуют теракты: и с какой скоростью, и какое количество полицейских, и есть ли россияне, как будто жизнь китайца или малайца чем-то дешевле. И так далее. И как это было, обязательно кровь покажут, все в подробностях – кто откуда; такая замечательная новость, все это бесконечно облизывается.

 (Далее диалог с телезрительницей.)

– Вопрос телезрительницы: «Мой сын и невестка крещеные, венчались, первого ребенка сразу покрестили. Вторую девочку они уже три месяца не крестят и не будут крестить; мол, подождем, когда вырастет, сама решит. Я переживаю, как мне за нее молиться. Какое Ваше мнение? Дождаться, когда вырастет, или уговорить их, чтобы крестили?»

– А зачем уговаривать, с какой целью?

– Как же, все крещеные, а одна девочка будет некрещеная.

– Вся Индия некрещеная, за исключением небольшой группы людей, принадлежащих Малабарской Церкви. Весь Китай некрещеный, в Японии…

– Ну, о крещении младенца я хочу услышать еще раз.

– Давайте. Я о крещении младенцев расскажу. Я всегда спрашиваю, когда люди хотят крестить: зачем вам это надо?

– Чтобы она была крещеная. Она же христианка, все мы верующие.

– Нет, крещение не делает человека христианином. Вот в чем дело-то. Вот они крестили одного, ну и что? Кто-нибудь его воспитывает в вере православной, христианской? Нет. Они поняли, что сделали незнамо что. Вот у отца Александра дети все крещеные, но он же их учит христианству, и не только на словах, а личным примером, служа в Церкви. Они в Церкви возрастают.

– Да.

– Да. И у меня 35 детей-сирот, я стараюсь их учить. У них родителей нет, я их замещаю и стараюсь научить детей христианству. Поступает мальчик некрещеный, и пока он не начинает у меня просить, чтобы его крестили, я этого не делаю. Потому что зачем? Человек должен хотеть. Не уговаривать надо, а он должен на коленях стоять и просить: я хочу быть крещеным. Тогда ему: ты вот это почитай, вот это; а пойдем в церковь, ты посмотришь, что мы там делаем. У нас мальчонку папа оставил в детском доме; татарчонок, такой замечательный мальчик. Я до сих пор о нем горюю, потому что папа потом его забрал. Но мальчик настоял, чтобы мы его крестили. Я его перед этим несколько раз в церковь водил со всеми ребятами, он видел, как люди молятся, как причащаются, как исповедуются. Потом папа пришел и забрал. То есть у него еще какая-то идея. Я спрашиваю: «А если мальчик захочет быть крещеным? У нас же есть крещеные татары». Он говорит: «Я не буду возражать, я же привел его в православный детский дом».

– Я поняла, Вы против того, чтобы крестить младенцев…

– Я не против вообще ничего. Вы не думайте. Многие великие люди были крещеные: Гитлер, Ленин, Сталин, Дзержинский. Ну и что? От того, что Карл Маркс был крещеный, что-нибудь у него в голове изменилось? Нет. Он был помешан на революции, на классовой борьбе. Что толку-то в этом крещении? Разве Карл Маркс или Фридрих Энгельс стали христианами? Да никогда. Потому что крещение предполагает научение в вере. А у нас очень многие люди крестятся, но ничего дальше не делают. В следующий раз этого христианина приносят ногами вперед в церковь. Ну так и что, это христианство? Так что, бабуля, я просто не понимаю; если Вы мне объясните, зачем крестить, тогда я совсем не против. Я никогда не отказывал. Хотят – пожалуйста. А тут не хотят. Уговаривать – это даже чудно.

– Я поняла.

– Ну, слава Тебе, Господи.

(Окончание диалога с телезрительницей.)

Вопрос: «У меня двое детей. В душе понимаю, что хочется больше, но, к сожалению, не все от меня зависит. С женой думали взять ребенка из приюта, но настораживает генетика. Как правило, в приюте дети из неблагополучных семей. Хорошие родители не бросают своего ребенка. Как Вы считаете, можно ли надеяться на то, что если такому ребенку дать правильное воспитание, он в жизни не пойдет по стопам своих родных? Или все-таки гены сильнее и дадут рано или поздно о себе знать?»

– Разговор о генах – это такое суеверие. За время существования детских домов, которые образовались на нашем приходе (в течение более чем пятнадцати лет), ни один ребенок не попал в тюрьму. В это время в государственных детских домах в тюрьму попадает до девяноста процентов воспитанников. Все зависит от воспитания. Конечно, гены сказываются, многим из ребят учиться трудно. Но многие дети преодолевают это. Один мальчик к нам поступил. Он три года не учился. Догнал. Сейчас за десятый класс экзамены сдал. Никто его силком не держал, он решил уйти из детского дома к маме. Тут же отпустили, пожалуйста. Поэтому если воспитывать, можно это преодолеть. У нас один мальчик есть. Сейчас мы уже нашли ему приемную семью: хорошие верующие православные люди. У него родители как раз по своей генетике оба больные люди, инвалиды психически. Мальчик абсолютно нормальный, неплохо учится, у него есть спортивные достижения, очень симпатичный.

А потом, еще неизвестно, кого ты вырастишь сам. А как насчет генов твоего прадедушки? Может, он вообще кровь из людей пил. Ты вообще знаешь, человек, откуда ты родом, что у тебя за предки? Гены – такая вещь… Они же у нас от Адама идут. В той цепи, которая привела к тебе, что были за люди? Может, каторжане какие-то были? У нас сейчас мало кто вообще занимается своим родословием. Поэтому если целенаправленно бороться со всевозможными отклонениями, то можно очень многое изменить. Люди выправляются и находят свое место в жизни. А бывает, что ничего не получается. Может быть, кому-то и надо в тюрьме отсидеть. Тюрьма – это как госпиталь, что ли. Человек сходит, поймет, что ему правду говорили, что в тюрьму не надо, и как-то начнет заниматься. И потом, есть же такая вещь, как голод. Если человек захочет поесть, то он и работу себе будет искать. Захочет интересную работу – учиться надо будет.

И нет ничего плохого, даже если мы возьмем ребеночка, а он (с точки зрения своих родителей) будет трудный, неудачный. Но посвятить ему жизнь – в этом же нет ничего плохого. Все равно его жизнь будет лучше, чем если бы он просто жил по казенным учреждениям, где нет такого внимания, как в семье. Семья-то может дать больше. Ну а если семья будет заключаться в  том, что все время ребенка куда-то отдают, в какие-то учреждения… А ему нужно личное общение. Оно очень эффективно исправляет, когда ребенок убеждается в том, что он нужен.

– Да, по-моему, это самое для него главное.

– Да-да, просто преображается.

– Дети частенько спрашивают: мам, ты меня любишь?

– Да. Ребенку это очень важно. Дело в том, что он может жить только в атмосфере любви. Он в ней вырастает… И дети ревнуют. Кажется, что другого больше любят. Поэтому поведение родителей должно быть в этом смысле безукоризненным. Но, к сожалению, бывают очень крупные ошибки.

– Вопрос: «Бог есть Любовь, а есть такое понятие, как гнев Божий. Гнев – это же страсть? Как эти понятия совместить?»

– Очень просто. Как дважды два – четыре. Одно дело гнев Ваш – это страсть. А другое дело – гнев Божий. Это не страсть, потому что у Бога гнева нет. Просто из-за того, что человек, в силу своей дебильности, не может понять, что испытывает Бог как Отец, используют такие глаголы и терминологию... В притчах есть как бы изображение, для того чтобы человек понял. Так же и здесь. Чтобы люди понимали, что такое «гневается». Прогневался – получил по башке. Но Бог же никому не дает по башке. Человек сам себе дает по башке. Ему говорят: не воруй, сядешь в тюрьму. Он все равно ворует. Раз – оказывается в тюрьме. Говорят: «Вот Бог наказал, меня посадил в тюрьму». При чем тут Бог? Ты сам сел. А мы: «Бог наказал». Почему? Наказать – это значит преподать урок.

Так же и с гневом. Как Бог может гневаться? Он сама Любовь. Поэтому Вы попались на эту удочку, приписываете Богу то, чего в Нем нет. Потому что не зря же сказано: если правая рука соблазняет тебя, отсеки ее. Лучше тебе без руки войти в Царствие Божие. Расскажите мне, пожалуйста, как рука может соблазнять? Никак. Соблазняет не рука, а сердце. А сердце уже дает сигнал руке, и она тянется к чужому. Ворует-то человек не сердцем, а рукой, но пристрастие к чужим вещам рождается в сердце. Разве можно человеку объяснить: вот твое сердце воровское. Он будет отрицать. Поэтому Господь, чтобы нам объяснить, в Евангелии использует эти термины.

– Про Господа еще говорят: страсть бесстрастная.

– Да, потому что люди, чтобы как-то объяснить, начинают слова подбирать. Можно так сказать. Имеется в виду страсть по силе чувства, но бесстрастная, потому что в этом нет греха. Что эта женщина говорит? Гнев – это грех, это страсть. Она не понимает. Если мы даем определение, Кто такой Бог, – это совершенное существо, начало всех начал; если есть страсть в боге, то это не бог, а бес. Все язычники поклоняются бесам, потому что их боги злые.

– Страсть есть господин.

– Всегда, когда этих богов изображали (исключение – только греки), получались очень страшные рожи. Начиная от наших древних славян, кончая… Не буду говорить, чтобы никого не обидеть. Но рожи довольно страшные.

– Вопрос: «Путь к вечной жизни с Богом – путь только через страдания. Как-то от этой мысли печально очень. Неужели нет другого пути к Богу?»

– Нет, страдание неизбежно. Например, я могу сказать: путь к олимпийским медалям – это путь страдания. Или: путь достижений в балетном искусстве – это страдание. Или: путь в скульптуре – это страдания. У Микеланджело спрашивали, почему он не женится. Он говорил: то, что я ночью отдам женщине, утром не смогу отдать искусству. Всего себя отдавал тому, чтобы заниматься живописью, рубить мрамор. Он его сам рубил. Обычно скульпторы делают только глиняные модели, а специально обученные рабочие из этого вырубают, потому что это тяжелейший труд – быть каменотесом. Вот, собственно, и все. Вот ребенок: да попробуй выноси, выкорми, попробуй обучи, дай образование. Это двадцать лет ни дня, ни ночи покоя. А потом еще приходит женщина пенсионного возраста и говорит: «Я очень переживаю за сына». Сколько ему? Тридцать семь. Переживает.

– Так сколько труда в него вложено…

– Да и покоя не дает до сих пор. Вот и спрашивается: зачем это все надо? Хочешь, я у тебя отберу детей? Нет, не хочу. Трудно, больно. Так что путь к совершенству для нас, людей несовершенных, лежит обязательно через известное страдание во всем. Как страдает поэт, когда пишет стихи? Это очень непросто; кто писал, тот знает. Редко так бывает. Александр Александрович Блок, когда создал «Двенадцать», потом в своей тетрадочке написал: «Сегодня я гений». Ведь нельзя же просто сесть и написать гениальное стихотворение. Это как-то получается таинственно. Действительно, гениальная поэма. Но даже сам поэт не знает, как это получилось. Литературный институт может помочь понять законы стихосложения или драматических произведений, все это изучается, помогает человеку. Но сам процесс творчества – таинственный. Все хотят попроще: как бы вот так лежать, в потолок поплевывать и достигать совершенства…

– Ну, можно мечтать, когда лежишь хорошо.

– Мечтать можно, но мечтать очень вредно. Поэтому все гении человечества говорили так (разные цифры называли, но обычно маленькие): талант, гениальность – это пять-десять процентов, а остальное все труд, труд, труд.

– И ведь отвергает себя человек, когда стремится к какой-то цели.

– К совершенству. Конечно. Но он становится в этом деле профессионалом. Один гражданин наблюдал, как Валентин Александрович Серов, гениальный русский живописец и рисовальщик, занимался творчеством, и заметил вот что. Два сеанса длилась работа. Вроде пейзаж Серов писал, не помню, но он был закончен. И вот тот человек посчитал: не то двадцать один, не то двадцать два раза Серов коснулся кистью бумаги. За два сеанса, которые длились по два с лишним часа. То есть художник смотрит, смешивает, потом – как выстрел в нужную точку. Это мастер, виртуоз. Чистяков их всех так научил рисовать… Врубель карандашом делал чудеса. А попробуй. Это же тяжелейший труд, постоянные упражнения, причем упражнения с любовью, а не из-под палки. А рисунок, бумага – кто в этом вообще что понимает? Маленькая группка искусствоведов? Один мой родственник недавно был в Третьяковской галерее и ужаснулся. Экскурсовод говорит: вот перед вами икона Георгия Победоносца. Говорит, он даже в школе не учился? Написано: Дмитрий Солунский! Икона домонгольского периода, этот памятник известен вообще всем. И это Третьяковская галерея! Господи помилуй.

Ведущий протоиерей Александр Березовский

Записала Маргарита Попова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы